home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Гаррет

Глядя, как Эмбер отходит от тела мертвого дракона, я опустил пистолет. Напряжение понемногу покидало меня. Все кончено. Она оставалась одна: остальные агенты «Когтя» лежали в другом помещении склада. Все они сражались до последней капли крови, как будто им было нечего терять. А может быть, так и было. Возможно, «Коготь» давал своим агентам установку: возвращаться с победой или не возвращаться вообще. Но в любом случае это неважно. Сегодня в «Коготь» не вернется никто.

Внезапно Эмбер пошатнулась и застонала, и я снова встревожился. Убрав пистолет в кобуру, я бросился к ней и внимательно осмотрел изящное чешуйчатое тело на предмет полученных ранений. Разглядеть их на ее темно-красной чешуе было непросто, но по тому, как Эмбер передвигалась, я понял, что она ранена. Мне не доводилось видеть, как сражаются драконы, но я знал, насколько смертоносными могут быть их когти и клыки. Драконы способны запросто перекусывать кости и отрывать двери от машин. Их чешуя устойчива к воздействию огня, но два дракона и без того могли причинить друг другу серьезный урон.

Я подошел ближе, и моя догадка подтвердилась. На спине у Эмбер зияли открытые раны, ее чешую рассекали четыре длинных следа когтей. Но края узких порезов выглядели обожженными, черными, а плоть – болезненно-розовой.

Я зашел ей за спину и аккуратно поднял ее крыло. Под ним было еще больше ран, все в том же самом состоянии: обожженные следы когтей. В воздухе витал слабый запах дыма и химических веществ. Казалось, что он исходит от хромающего дракона.

– Эмбер, что случилось? – нахмурился я.

– Приняла неудачное решение, но тогда мне казалось, что это отличная идея, – тяжело выговорила она и повернулась ко мне. На ее морде кровоточили четыре тонких красных царапины. Они выглядели очень неприятно. Мои внутренности болезненно сжались. – Ты убил ее, – прошептала она. Она не обвиняла меня, но все равно глаза ее сердито сверкали. – Не надо было.

– Нет, надо, – я посмотрел прямо в глаза сердитому дракону и увидел свое отражение в ее зеленых зрачках. Она прищурилась, но я не чувствовал и намека на страх. Странно это, стоять совсем рядом с разъяренным и к тому же раненым драконом и знать, что она никогда в жизни не причинит тебе боль. – Мне пришлось стрелять на поражение. Ты это знаешь. Она бы не успокоилась, пока не убила бы тебя.

– Я знаю. Черт, – Эмбер осела у стены, глядя на безжизненное тело на земле. Она выдохнула от боли, и из ее рта вырвалась струйка дыма. – Но все же она была одной из нас. Когда-то она была такой же, как и я. Кто знает, как бы сложилась ее жизнь, если бы Лилит и «Коготь» не вцепились в нее мертвой хваткой, – она задрожала, закрыла глаза и отвернулась. – Как бы мне хотелось, чтобы все было по-другому.

Я положил руку ей на шею. Мое сердце заколотилось от одного осознания того факта, что я запросто могу прикоснуться к дракону.

– Нам нужно заняться твоими ранами, – сказал я. Насколько они окажутся серьезными, когда она превратится обратно в человека? – Ты можешь принять человеческую форму?

– Нет, – Эмбер покачала головой и, пошатываясь, пошла прочь. – То есть да, могу, и я это сделаю, но… Как же Райли? Нам нужно его отыскать.

– Эмбер, ты ранена. И серьезно, судя по тому как выглядят твои раны, – я встал перед ней, не давая ей пройти. – Нам нужно вернуться в отель и рассказать Уэсу, что произошло. Может быть, он уже сумел связаться с Райли.

– В таком случае, он бы нам позвонил! – она ударила хвостом по полу и упрямо подняла голову. – Со мной все в порядке, Гаррет. Мы должны продолжить поиски.

– И куда мы пойдем? Мы все еще не знаем, где он. Сейчас он может быть где угодно. Где ты собираешься его искать? – Эмбер прищурилась, и я постарался говорить спокойно, понимая, что я не смогу остановить эту огромную рептилию, если она вознамерится пойти напролом. Однако меня не покидало ощущение абсурдности ситуации. Я стоял в темном складе и спорил с драконом.

– Нам нужно перегруппироваться, – сказал я, надеясь, что она прислушается к голосу рассудка, что беспокойство за Райли не перевесит логические аргументы. От этой мысли где-то на задворках сознания начала клокотать ярость, но я отмахнулся от нее. – Давай вернемся в отель, обработаем твои раны и узнаем, не получил ли Уэс вестей от Райли. Сейчас это будет самым логичным решением.

Эмбер махнула хвостом и набрала в грудь воздуха, чтобы поспорить, но нахмурилась.

– Погоди… – сказала она, поднимая голову. – Ты это слышал?

Я молча вытащил пистолет и встал спиной к ней. Мгновение солдат Ордена Святого Георгия и дракон стояли, прикрывая друг друга. Мы с Тристаном тысячу раз вставали так же, спина к спине. Странно, но сейчас ощущения были те же самые.

Где-то из глубин лабиринта доносилась знакомая тихая мелодия.

– Мой телефон! – ахнула Эмбер.

Она бросилась вперед, но пошатнулась и чуть не упала, зашипев от боли. Я поспешил к ней и аккуратно ухватил ее за крыло. Она остановилась и оглянулась на меня.

– Подожди секунду, – сказал я. Как же я жалею, что не знаю какой-нибудь фокус, который мог бы заставить дракона лечь на землю. А особенно этого дракона. – Эмбер, подожди, ты поранишься, – она зарычала и посмотрела на меня. Я вздохнул. – Будь здесь, не шевелись. Если нужно, можешь лечь. Я сейчас его принесу.

И не дожидаясь ответа, я устремился в лабиринт.

Мне пришлось еще раз пробежать мимо тел нескольких агентов «Когтя». Они лежали в углу или за ящиками по дороге в помещение, в котором на нас устроили засаду. Но большая часть агентов все-таки погибла там, где они выстроились в расстрельную линию. Кто-то из них умер, когда дракон выдохнула в них струю огня, а кого-то убил я тем пистолетом, который мне бросила Эмбер.

Она должна была застрелить меня из этого пистолета.

Я стиснул зубы. Мне ведь действительно показалось, что она убьет меня. Я знал, что они с Данте были близки, что между ними была связь, неслыханная между представителями их вида. Данте дракон, ее брат, и других членов семьи у нее не было. Меня же она знала всего несколько недель, и это уже не говоря о том, что я человек. Она бы сделала все, чтобы вытащить Данте из «Когтя». Она сама мне это сказала.

Почему она выбрала меня?

Когда я добрался до того места, где мог лежать ее телефон, он уже перестал звонить. Телефон перестал звонить, когда я дошел до места, где он мог лежать, но через несколько секунд зазвонил снова. Я увидел, что он лежит рядом с погрузчиком, схватил его и приложил к уху.

– Уэс?

– Ох, ты ж, боже ж ты мой, – голос на другом конце провода, был полон сарказма, но принадлежал он не Уэсу. – Ты все еще жив.

– Райли.

Я почувствовал странную смесь облегчения и разочарования. Облегчения – потому что, несмотря на его отношение ко мне, отступник был грамотным лидером, стратегом и очень хорошим солдатом. И очевидно, его очень беспокоила судьба отступников его сети, детенышей, которых он вытащил из «Когтя». Несколько месяцев назад я и не думал, что драконы способны на такое. Я не желал ему смерти и был рад, что он выжил.

А разочарования – потому что видел, как Эмбер иногда смотрит на него, и видел, с какой опекой Райли относится к ней. Он дракон – умный, проживший много лет. Он понимает Эмбер так, как я никогда не смогу ее понять. До этого я не испытывал ревности и презирал себя за то, какие чувства Эмбер у меня вызывала. Но все равно это ничего не меняет.

– Где Эмбер? – спросил Райли, и чувство презрения вспыхнуло еще сильнее, чем прежде. Я подавил злость, понимая, что сейчас в этом нет никакого смысла, и спокойно ответил:

– С ней все в порядке. Она ранена, но с ней все будет в порядке. Мы… попали в неприятности с «Когтем».

– Да что ты говоришь, – вздохнул Райли. Он говорил одновременно сердито и с подозрением. – Думаю, теперь вам известно, что Фейт – гадюка?

По его голосу было слышно, что он не хочет знать ответ на этот вопрос.

– Да, – просто ответил я.

– Она?..

– Она мертва, – ответил я, и он снова вздохнул.

– Я так и понял. Чертов «Коготь», – теперь в его голосе четко слышалась боль. Это удивило меня. – Они же просто дети. Одно дело отправлять против нас гадюк, но они даже не подростки. Черт, – раздался звук глухого удара, как будто он стукнул кулаком по стене или столу. – Отправлять драконов, чтобы убить драконов. Это бессмысленно.

– Где ты? – спросил я.

– Направляюсь к вам. Старая грузовая станция? Я был там, когда Мист дала вам фальшивую информацию, – Райли остановился, а потом спросил тише: – Как она?

Конечно, он мог спросить только о ней.

– Она получила телесные повреждения при сражении с гадюкой, – ответил я, и он выругался. – Раны сами по себе не очень глубокие, но края серьезно обожжены. Ожоги третьей степени, если я не ошибаюсь, – я подавил судорогу. Я на собственном опыте знал, какую боль могут причинять ожоги третьей степени. Однако я продолжил говорить с сухой отрешенностью. – Я могу оценить ее повреждения как незначительные.

– Черт, Эмбер, – прорычал Райли. – В одиночку пойти сражаться с гадюкой. Вот ведь глупый детеныш. Где сейчас Фейт? Это… была Эмбер?

– Нет, это сделал я.

– Хорошо, – он снова замолчал. На этот раз молчание затянулось. Он как будто пытался заставить себя говорить. – Слушай, давай кое-что проясним. Ты мне не нравишься. Я считаю, что ты мерзавец и убийца, и то, что ты недавно поменял свои убеждения, не отменяет того факта, что у тебя руки по локоть в крови. Этого ничто не изменит. Я также считаю, что ты глупец, раз веришь, что Эмбер выберет человека, а не представителя своей расы. Она дракон, даже если сама еще этого не сознает, драконы и люди не могут быть вместе. Ты должен это знать, орденец. И если ты действительно любишь ее, то ты отпустишь ее и дашь ей быть с представителем своего вида. Ради вашего же блага. Но, – продолжил он, и у меня скрутило живот, – я знаю, на что способен «Коготь». Я знаю, на что способны гадюки, даже если они еще детеныши. Эмбер, может, и не в состоянии убить дракона, но Фейт бы прикончила ее не моргнув глазом. Я презираю тебя за то, что ты убил ее, но этим поступком ты, возможно, спас Эмбер жизнь. И поэтому… – он вздохнул. – Ты не такой мерзавец, как я думал.

– Спасибо, – сказал я сухо. Я понимал, что другого выражения благодарности от отступника мне не доведется услышать.

Он фыркнул.

– Не пойми меня неправильно. Если бы сегодня гадюка перерезала тебе горло, я бы не очень расстроился. Где сейчас Эмбер?

Я услышал позади тихие шаги и резко обернулся. Из лабиринта вышла фигура в черном костюме. Разумеется, Эмбер упрямо пошла вслед за мной. Ее зубы были сжаты от боли и решимости, когда она с трудом ковыляла ко мне.

– Райли? – спросила она, когда я торопливо подошел к ней и взял ее под руку. На ее щеке было четыре красных пореза. Но ее глаза горели надеждой, которую было видно даже через пелену боли. – Это Райли?

Сначала мне захотелось солгать, положить трубку и сказать, что это был Уэс. Я злился, потому что Райли удалось выжить, а мысль о нем так озаряла ее лицо. В моих мыслях появилась мрачная неуверенность, и все замешательство и сомнения, которые я подавил до этого, снова всплыли на поверхность. Может быть, я просто обманываю себя? Будет ли Эмбер смотреть на меня так же, как на отступника?

– Гаррет? – она посмотрела на меня, в ее умоляющих глазах было нетерпение и замешательство. – Ты бросил трубку? С кем ты разговаривал?

Я молча отдал ей телефон.


Эмбер | Сердце дракона | Райли







Loading...