home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

– Только ты, Искорка, – вздохнул Райли.

Я скорчила ему рожицу. На столе лежала открытая аптечка, бинты и крем от ожогов. Повсюду были разбросаны дезинфицирующие салфетки. Мой костюм гадюки валялся на полу в ванной. Вместо него я надела шорты и свободный топ, который не натирал кожу. Райли наклонился вперед, он заканчивал бинтовать мою руку. Его длинные пальцы время от времени касались моей кожи, и каждый раз тело отзывалось вспышкой тепла на его прикосновение. Гаррет вышел из номера несколько минут назад. Он молча выскользнул за дверь, вероятно, чтобы стоять на охране или осмотреть парковку на предмет «подозрительных личностей». Мы с Райли остались наедине.

Ну, почти. В комнате все еще был Уэс.

– Вот, – Райли завязал бинт и с печальной улыбкой покачал головой. На моей щеке, прямо под левым глазом, была квадратная повязка. Она неприятно стягивала кожу. – Не трогай бинты, Искорка, – приказал Райли. – Надеюсь, раны заживут через пару дней, хотя раньше я никогда не лечил ожоги у драконов. Как я и сказал, ты единственная в своем роде.

– И хорошо, – саркастично пробормотал Уэс.

Он сидел на кровати, его ноутбук лежал у него на коленях. Я не обратила внимания на его слова, хоть в крошечной комнате это было и сложно сделать. После того как мы встретили Райли и Уэса возле грузовой станции, мы уехали подальше от центра Вегаса и будьвара Стрип, стараясь убраться как можно дальше от огромных сияющих казино. Мы остановились в маленьком отеле на окраине города. Тараканов здесь было больше, чем игровых автоматов, и мы жили вчетвером в одном номере, как сардины в консервной банке. Но Райли не хотел задерживаться здесь надолго. Уэс сказал, что в двух кварталах отсюда есть магазин подержанных автомобилей. Там можно было купить что угодно, и никто не стал бы задавать нам лишних вопросов и проверять нашу кредитную историю. Райли рассчитывал быть там ко времени открытия, через несколько часов. Я не представляла, куда мы отправимся, но знала, что Райли хочет поскорее уехать из Вегаса. Мне тоже не терпелось поскорее попрощаться с этим местом – после того, через что мы сегодня прошли.

Прощай, Город греха… Прощайте, «Коготь» и Орден… Прощай, Данте.

У меня в горле появился комок, и я сглотнула его, зарычав. Я отказалась оплакивать моего брата-предателя, неважно, насколько мне от этого было плохо. Данте сейчас – часть «Когтя». Часть организации, которая хочет меня убить. Он отправил против меня гадюку, а против Райли – василиска и приказал им уничтожить нас. Я больше его не знаю. Райли был прав.

– Вот, – Уэс нажал на клавишу и поднял глаза. – Я отправил инструкции во все наши гнезда с приказом немедленно изменить местонахождение и не выходить на связь, пока от тебя не будет вестей. Они экстренно эвакуируются до получения дальнейших распоряжений.

– Хорошо, – сказал Райли, потирая руки. – Надеюсь, у нас – и у них – будет немного времени, пока мы не разберемся, в чем дело. Посмотрим, получится ли у нас найти того, кто слил информацию организации, и закрыть ему рот. Если «Коготь» поставил себе цель убить нас, я не собираюсь облегчать им задачу.

Я слушала его вполуха, все еще размышляя о «Когте», Данте и всей этой дурацкой ситуации. Поэтому нежное прикосновение к моей руке застало меня врасплох. Я посмотрела Райли в глаза.

– Искорка? Ты в порядке? Тебе не больно? – он не сводил с меня напряженного взгляда золотых глаз.

– Нет, – прошептала я, когда во мне снова поднялся уже знакомый жар, который притягивал меня к нему. Я осторожно встала, проверяя мышцы. Порезы и ожоги пульсировали, но медленно немели от действия мази и болеутоляющих. Сейчас больше всего саднили мои душевные раны. Эту боль не утолить аспирином. – Я задумалась… о «Когте» и об Ордене и размышляла о том, какой же все-таки урод мой брат. Теперь ты смело можешь говорить: «Ну я же говорил…»

Райли подошел ближе ко мне и очень осторожно заключил меня в объятья. Я застыла. Не ожидала от него такого жеста.

– Мне жаль насчет Данте, – пробормотал он, положив одну руку мне на талию, а другую – на волосы, избегая множества повязок. Я прижалась щекой к его футболке и через ткань почувствовала тепло его тела, а его голос грохотал в моем ухе. – Мне жаль, что мы не забрали и его. Но он сделал выбор, Искорка. А теперь выбор надо делать и тебе. Ты все еще хочешь остаться со мной и продолжить борьбу с «Когтем»? Даже несмотря на то, что ты однажды снова можешь столкнуться с братом?

Я положила свои ладони на его руки и отстранилась. На меня смотрел не Райли. Человек по-прежнему стоял передо мной, но сейчас я смотрела в глаза темно-синего дракона. Кобальта. Его призрачные крылья были расправлены и отбрасывали тень на нас. Я сглотнула и попыталась сдержать свои собственные крылья.

– Почему сейчас? – прошептала я.

– Я же сказал, я устал с этим бороться, – пробурчал Кобальт и поднес обжигающе горячую руку к моей щеке. – Сегодня я почти потерял тебя. Больше я этой ошибки не совершу, – его пальцы скользили по моей коже, и я задрожала. – Необязательно решать сегодня, – сказал Кобальт. – У меня есть время, – уголок его рта дернулся, и он отступил назад, снова больше похожий на Райли. – В конце концов, я дракон.

– Черт возьми, – полный отвращения голос Уэса раздался из угла комнаты. – Может быть, вы перестанете? Меня сейчас стошнит. Райли, ты должен это увидеть.

Райли отстранился, закатив глаза. Секунду я смотрела на них, мое сердце колотилось у меня в груди, а мой дракон вздымался у меня под кожей. Внезапно в комнате стало слишком жарко, душно, а стены начали давить на меня. Мне нужно на воздух.

В последний раз взглянув на Уэса и Райли, все еще увлеченных разговором, я выскользнула за дверь, в теплую ночь. Я убеждала себя, что мне нужно было побыть наедине с самой собой, проветриться, но это была ложь. Мне не пришлось долго искать того, с кем я хотела побыть на самом деле. У террасы, облокотившись на перила, стоял худой и бледный человек. Он смотрел на парковку. Я пошла к нему, но заколебалась. Неожиданно я поняла, что я разрываюсь между желанием заговорить с ним и вернуться в номер. Почему мне страшно? Это же Гаррет.

Я сглотнула и заставила себя идти вперед. Он все равно уже услышал мои шаги.

– Эй, ты, – сказала я, когда дверь щелкнула за моей спиной. Я говорила легко, и мой голос резко контрастировал с моей внутренней неуверенностью. – Есть ниндзя на горизонте? Обнаружил в кактусе секретного агента?

– Нет, – тихо сказал он, все еще не сводя взгляда с линии горизонта. Солнце вставало. – Но возле парковки стоит очень подозрительная скамейка. Я слежу за ней. А то мало ли что.

Я улыбнулась и встала рядом с ним, полностью повторив его позу. Несколько секунд мы смотрели на далекие горы. В этот ранний предрассветный час было тихо и спокойно. Хотела бы я в полной мере насладиться тишиной и покоем, но это было невозможно. Слишком много вопросов сейчас крутилось в моей голове. Куда мы отправимся дальше? Где сейчас Данте, что он делает, что собирается делать? Перестану ли я когда-нибудь бежать? Перестанут ли агенты «Когтя» и члены Ордена убивать друг друга и остановится ли когда-нибудь эта война?

– Эмбер.

Нежный и нерешительный голос Гаррета разрушил тишину. Он смотрел вдаль, но было видно, что он очень напряжен.

– Ты так и не ответила мне вчера ночью.

Мой живот сжало, мир вокруг нас застыл. Гаррет выпрямился и повернулся ко мне, продолжая держаться за перила. Он посмотрел на меня, и взгляд его металлических глаз прожигал дыру в моей голове. Меня снова начала охватывать паника. Я не сводила взгляда с далекого уличного фонаря. Глядя, как он мерцает в свете рассветного солнца, я чувствовала, как тишина становится хрупкой и жуткой. Мое сердце бешено колотилось. Оно требовало, чтобы я сказала то, что он хочет услышать. Но я не знала… Действительно ли я это чувствую. С ним я была счастлива. Когда мы прикасались друг к другу, мое сердце билось быстрее, а в животе порхали бабочки. Когда его не было рядом, я постоянно думала о нем, а рядом с ним была довольна. Но я не знала, любовь ли это.

И как я могу любить его, когда часть меня жаждет Кобальта?

– Что ты хочешь услышать, Гаррет? – наконец прошептала я.

Секунду Гаррет молчал, а потом сделал глубокий вдох, как будто собирался с силами.

– Я просто хочу знать правду, – сказал он. И его голос не был полон злости или холода, он ничего не требовал. Он просто послушно ждал моего ответа. – Я никогда… ничего подобного не чувствовал. И я знаю, что не заслуживаю этого, но… Я не врал, когда говорил, что люблю тебя, – на последних словах его голос дрогнул, а потом окреп, стал почти вызывающим. – Я люблю тебя, Эмбер, – сказал он снова, и я закрыла глаза. – Мне не стыдно, я не боюсь того, что это значит. Но… я хочу знать, чувствуешь ли ты то же самое.

Он выложил на стол все свои карты и теперь стоял передо мной совершенно беззащитный. А я, скорее всего, сейчас вырву сердце у него из груди. Я хотела сказать. Хотела сказать, что чувствую то же самое, но при этом я не хотела ему лгать. Мои чувства сейчас были хаотическим водоворотом сомнений и смятения. Гаррет. Кобальт. Желание. Любовь. Какое чувство сильнее? Как вообще понять, влюблен ли ты?

– Гаррет, – промямлила я, – я… не знаю. Я не человек. Я даже не знаю, способны ли мы на… такие чувства.

– Я в это не верю, – сказал Гаррет. – Когда-то я в это верил, но уже нет. Я видел тебя, Эмбер. Я наблюдал за тобой с того самого дня, как мы встретились в Кресент-Бич. Ты заводила друзей, привязывалась к ним. Даже сейчас ты скучаешь по ним. Ты злишься на брата, потому что он выбрал «Коготь», а не тебя. Ты отказалась становиться такой же, как твоя наставница, гадюкой, бесчувственной убийцей. Именно ты показала мне, что драконы, может быть, совсем не отличаются от нас. Ради тебя я отрекся от всего, во что верил, – он остановился, а когда заговорил снова, в его голосе было слышно отчаяние. – Не говори мне, что не способна на любовь, – прошептал он. – Что тебе мешает на самом деле?

Я вздохнула и посмотрела на него, наконец, признаваясь в этом и себе и ему.

– Райли.

Он не удивился. Он просто кивнул, медленно, как будто я сказала именно то, что он ожидал услышать. Наконец я повернулась к нему. Мне нужно было, чтобы он понял.

– Гаррет… Ты мне нравишься. Правда. Когда я с тобой… Я чувствую себя человеком больше, чем за всю свою жизнь. Я не знаю, должна ли я это чувствовать, и не знаю, хорошо это или плохо, но мне плевать. Я хочу быть с тобой. Знаешь… Иногда я жалею, что я дракон, потому что тогда мы смогли бы жить как все нормальные люди, – я горько усмехнулась. – Конечно, если бы я была человеком, мы бы никогда не встретились. Такой вот парадокс…

Гаррет ничего не ответил. Он все еще смотрел на меня, и от мрачного взгляда его серых глаз мне хотелось опустить взгляд и спрятаться. Я подавила импульс и продолжила смотреть на него.

– Но, – продолжила я, – я не могу игнорировать чувства, которые испытываю к Райли. И я не хочу лгать ни тебе, ни ему. Я честно не понимаю, что происходит между нами, и пока я не буду уверена… Я не смогу дать тебе ответ. Прости меня, Гаррет, – я больше не могла выдерживать его взгляд и отвернулась. – Думаю… мне нужно время, чтобы во всем разобраться.

– Хорошо, – его спокойствие меня удивило. Я ожидала злости, презрения, обвинений в том, что я его соблазнила, но никак не эту решимость. – Это все упрощает.

Я быстро повернулась к нему.

– Что упрощает?

Теперь отвернулся он. Только тогда я заметила, что у двери лежал рюкзак, уже собранный, и у меня внутри все застыло.

– Ты уходишь?

– Мне незачем оставаться, – спокойно сказал Гаррет и забросил рюкзак на плечо. – Я вернул свой долг, как минимум тебе и Райли. Сейчас оставаться рядом с вами небезопасно. Рано или поздно Орден найдет меня. И тогда лучше будет, если я буду далеко от вас.

– Куда ты пойдешь?

– Пока не знаю, – он оглянулся на меня, взгляд его был мрачен. – Может быть, уеду в Англию, если у меня получится туда добраться. В Ордене что-то не так, та засада с Мист и Фейт была не просто совпадением. Они знали, куда мы направляемся. У меня есть предположение, что это может значить, но мне это совсем не нравится, – он прищурился, выражение его лица не предвещало ничего хорошего. – Если между «Когтем» и Орденом есть связь, она изменит все, во что Орден верил сотни лет. Все, что мы знали, может оказаться обманом. А теперь, когда я видел обе стороны, мне нужно знать, есть ли что-то большее в этой войне, чем то, что выдает каждая из сторон. – Он вздохнул, и в первый раз его лицо омрачилось тенью сомнения. – Надеюсь, я не прав, – пробормотал он. – Но мне нужно удостовериться, – одна последняя пауза, короткая, как удар сердца, последний шанс уговорить его остаться, пока он не ушел. – Прощай, Эмбер, – сказал он, и внутри меня что-то оборвалось. – Спасибо тебе… За все.

И он ушел.

– Гаррет, стой.

Он повернулся, его глаза расширились от удивления. Я подлетела к нему, обвила руками его шею и поцеловала. Гаррет обхватил мою талию, прижался ко мне, а я зарылась пальцами в его волосы. Он застонал, прижал меня к столбу, его язык скользил по моим губам, он целовал мою шею. Наши губы снова встретились, голодные и жаждущие, и мой желудок сделал сальто. С моих губ сорвался низкий стон, я прижалась к нему, всем своим существом стремясь почувствовать его тело.

Гаррет резко отстранился, прервав поцелуй, и нежно опустил меня. Я посмотрела ему в глаза и увидела в них замешательство, неуверенность и недоверчивую надежду. Мое сердце затрепетало. Солдат смотрел на меня еще секунду, а потом закрыл глаза.

– Одно слово, – хрипло прошептал он, – скажи, и я останусь.

Меня пробрала дрожь. Я сделала вдох, чтобы ответить… и с моих губ не сорвалось ни звука. Я знала, что сказать, чтобы убедить его… но я не могла произнести это слово, даже сейчас. Особенно сейчас. С моей стороны это было бы еще более жестоко, сказать ему то, что ему нужно было услышать, просто чтобы он остался со мной, когда я сама не была уверена.

Почувствовав досаду, я отстранилась, выскользнув из объятий Гаррета. Он открыл глаза, но не шевельнулся. Он был очень расстроен, но через секунду этого уже не было заметно. Маска безучастного, отстраненного солдата снова вернулась на место, его глаза стали холодными и равнодушными.

Он развернулся и снова зашагал прочь, в этот раз уверенно. Я беспомощно смотрела, как он уходит и спускается по лестнице. Он так и не оглянулся.

Я сглотнула, быстро сморгнула слезы и вернулась в номер.

Райли и Уэс все еще склонялись над компьютером, но теперь они перешли за стол. Райли стоял за стулом, а человек согнулся над экраном. Уэс не двигался, но Райли поднял голову, когда я вошла, все еще пытаясь свыкнуться с мыслью, что Гаррет действительно ушел навсегда.

– Искорка? Ты в порядке? – Райли нахмурился и шагнул ко мне. – Где орденец?

– Он… ушел, – ответила я, и брови Райли взлетели вверх. – Только что. Сказал, что собирается навести справки об Ордене, что-то вроде того. Он… не вернется.

– А, – как я и ожидала, Райли не расстроился, услышав эту новость. – Ну, я бы сказал, что расстроился, это не так. Не смотри на меня так, Искорка, – сказал он, пересекая комнату. – Ты знала, что это неизбежно, как и я. Он человек, солдат Ордена. Ты действительно думала, что он остаток дней проведет с драконами?

– Нет, – прошептала я, мой голос сорвался. Конечно, нет. Гаррет – человек. Его место там, с остальными людьми. Может быть, теперь он сможет жить нормально. – Я знала, что рано или поздно ему придется уйти, – признала я. – Просто я… буду скучать по нему, вот и все.

Райли шагнул вперед и без колебаний прижал меня к себе. Мой пульс подскочил, в животе стало тепло, от тоски не осталось и следа. По крайней мере, пока.

– Забудь о нем, – пробормотал Райли, прижавшись головой ко мне. – Тебе не нужен этот человек. У тебя есть я. А когда ты будешь готова, когда мы достигнем точки, когда оба будем сами собой, я покажу тебе, что это значит на самом деле.

«Да», – согласился мой дракон, и я закрыла глаза, наслаждаясь теплом его тела. Это правильно. Я хочу этого. Мне не нужны люди и их запутанные чувства. Я дракон, настала пора наконец-то это принять.

Я отстранилась и посмотрела на Райли, увидела свое отражение в его золотых глазах и попыталась улыбнуться.

– Так, – спросила я, глядя в сияющие глаза Кобальта, – куда теперь?

– Теперь? – спросил Райли, и в его голосе была мрачная уверенность. Он отвернулся. – Теперь нам нужно найти предателя.


Данте | Сердце дракона | Эпилог Данте







Loading...