home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Гаррет

Две черные бронированные машины поднимались вверх по узкой горной дороге.

Я устроился в ветках сосны, свободно удерживая в руках штурмовую винтовку «М-4», наблюдал, как приближается Орден Святого Георгия, и сделал тихий вдох, а потом медленно выдохнул. В лесу вокруг стояла тишина, моих товарищей нигде не было видно. Уэс оказался единственным из нашей компании, кто остался в монастыре и, вероятно, поступил разумно, прячась в самой глубокой и темной лазейке, которую только смог найти. Монахи, в свою очередь, когда им сказали, что происходит, отказались убегать или находить убежища, а вместо этого колонной прошли в главный зал для медитации. Они не боятся смерти, объяснила Джейд раздосадованному Райли. И не будут сжиматься и прятаться в своем собственном святилище. Если Орден пришел за ними, они встретят его с достоинством и уважением, как встречают все в жизни.

Что означало – если мы потерпим неудачу здесь, целый монастырь будет вырезан за связь с драконами.

Я слегка поежился на теплом солнце, осознавая, что собираюсь сделать, что в действительности представляет собой эта засада. Сегодня черта перейдена. Я больше не стану убивать моих бывших братьев из соображений самозащиты. Сейчас дела обстоят не так, как когда я пробивался через Орден, чтобы спасти драконов, за которыми однажды охотился. Настоящее решение было взвешенным: я буду убивать солдат Ордена и не остановлюсь, пока вся ударная группировка не окажется мертва или выведена из строя.

Я внезапно вспомнил лицо Тристана, презрение в его глазах, когда он пытался убить меня. И отчаянно надеялся, что его не будет в этом отряде. Если бывший напарник там, мне придется застрелить его. Он был слишком опасен, чтобы игнорировать его присутствие, способен убить любого из моих товарищей с одного выстрела. Если я увижу Тристана Сент-Энтони через прицел своей винтовки, у меня не будет выбора, кроме как нажать на курок. Если только тот первый меня не уложит.

Навалилась тяжесть, и я встряхнулся, крепче сжимая оружие. Сторона выбрана. Даже если бы я смог вернуться в Орден, то не стал бы. Не с тем, что знаю сейчас.

Фургоны приближались, шум двигателей гремел над деревьями. Я нажал кнопку на телефоне, поднося его к уху, и пробормотал:

– Сейчас.

Одну секунду затишья ничего не происходило. В лесу стояла мертвая тишина. Я вскинул винтовку и навел дуло на лобовое стекло первой машины. Поставив палец на курок, я задержал дыхание.

Внезапный порыв ветра зашатал ветви сосен, и молния сверкнула в прежде безоблачном небе. Я бросил быстрый взгляд наверх, и моя кожа покрылась мурашками.

Черная стена туч поднималась над кронами деревьев, застилая лазурь неба. Ветер, тяжелый от запаха дождя, зашатал ветку, на которой я сидел, и солнце тотчас исчезло, погрузив все во тьму. Подо мной сверкнули фары грузовика, в то время как зловеще загремел гром и снова вспыхнула молния, подобно стробоскопу.

Небеса с ревом разверзлись, и вода хлынула вниз сплошным потоком. Я тотчас промок, моя одежда прилипла к телу, и пелена дождя накрыла грузовики, замедлив их движение. Неожиданно стало сложно разглядеть что-либо дальше трех метров, поскольку буря превратила все в размытые пятна.

Последовала еще одна ослепительная вспышка молнии, раскат грома затряс деревья, когда двенадцатиметровый восточный дракон с рыком приземлился на вторую машину.

Я подпрыгнул, даже несмотря на то что ожидал этого. На мгновение просто уставившись на дракона, который, по-видимому, возник из сверкающей молнии. Джейд в своей истинной форме крайне отличалась от своих западных собратьев – длинное и стройное, ее тело в два раза превышало длину Эмбер или Райли, а хвост оказался еще длиннее. Чешуйки были бледно-зелеными, и серебристо-белая грива тянулась от рогатой головы вниз по извивающейся шее и спине, заканчиваясь на кончике хвоста. У дракона не было крыльев, но он двигался по воздуху, как в воде, и казалось, практически парил над землей. Вонзив когти в крышу, дракон заревел и потянул грузовик, ударяя хвостом по дверям. Стекла разбились вдребезги, и машину замотало из стороны в сторону под неумолимым напором дракона.

Крики и стрельба эхом разносились в шуме дождя, когда дверь другой машины отворилась, и солдаты хлынули наружу, паля из оружия. Без промедления я поднял свою винтовку и выстрелил, поражая нескольких, прежде чем те поняли, что происходит. Некоторые из них повернулись, вглядываясь в шторм и пытаясь определить, откуда стреляют.

С кожистыми крыльями, вся в алых прожилках, Эмбер с ревом пикировала вниз, обрушивая огненную воронку на ряды солдат. Она не остановилась, а направилась к деревьям, исчезнув в ветвях, пока выстрелы раздавались позади нее. В то же время с противоположной стороны вылетел Кобальт, направил огонь на другую группу и скрылся из виду.

Растерянность охватила ряды врага. Несколько солдат сканировали взглядом небо с поднятым оружием, ожидая еще одной партизанской атаки налетающих драконов. Некоторые присели за фургоном, чтобы скрыться от выстрелов из леса. Но б'oльшая часть внимания была прикована к огромному дракону, все еще свирепствующему на второй машине. Пули проходили сквозь крышу, минуя или с искрами отлетая от ее груди и пластин на животе, отчего Джейд гневно зарычала. Просунув голову сквозь разбитое стекло, она вытащила из окна вопящего солдата и швырнула его в лес. Тело пролетело по воздуху с тошнотворным треском ударилось о дерево и после уже неподвижное упало на землю.

Оставшиеся солдаты приближались к ней, паля из штурмовых винтовок. Поднимая свою собственную, я уложил троих со стремительным успехом, заставляя себя стрелять в их менее защищенные спины. Пока они падали, Эмбер устремилась вниз с дерева, бросившись на одного солдата и опалив еще двух струей огня. Я выстрелил в солдата, целящегося ей в спину, прямо когда Кобальт спикировал с деревьев и прыгнул на капот второго грузовика, ввергнув машину в огненный шторм через выбитое лобовое стекло. Из машины раздались вопли, и зловоние обуглившейся плоти донеслось до меня через ливень.

И затем, довольно неожиданно, больше не в кого стало стрелять. Дождь молотил по грузовику, от которого валил пар, разносясь по воздуху, пока буря тушила огонь драконов. Повсюду валялись тела, они были рассеяны вокруг грузовиков, переломанные и обожженные дождь медленно смывал кровь и тушил остатки очагов.

Сглотнув подступающую к горлу горечь, я взглянул на троицу драконов, окружившую машины. Мой взгляд мгновенно отыскал красного дракона, стоящего на краю дороги. Эмбер на пару шагов отошла от солдат, которых убила, и сейчас осматривала поле боя. Сложно так сказать о драконе, но она выглядела болезненно. Ее крылья были плотно прижаты к телу: она съежилась от страха, а не просто собралась в стойку. Эмбер все еще не привыкла к убийствам, даже если это были солдаты Святого Георгия. Или, возможно, причина крылась в массовом уничтожении и бойне, которую мы устроили, осознание чего пришло только сейчас.

По правде говоря, даже несмотря на все мое сочувствие и вину, в равной мере я ощущал облегчение. Она осталась прежней. Эмбер, которую я знал… девушка, в которую я влюбился, упрямая, вспыльчивая и слишком отчаянно рвущаяся в бой, если наступал критический момент. Но даже в теле дракона, она никогда не была бессердечной убийцей. Ее сострадание, отказ убивать знакомых врагов заставили меня осознать, что Орден не прав. Из-за нее я сейчас здесь, рискую жизнью ради защиты существ, которых когда-то так усердно стремился уничтожить. Потому что дракон пощадил жизнь солдата Святого Георгия и все изменилось.

Я слез с дерева и направился к ним, безмолвно прося прощения, когда проходил мимо тел на дороге – вооруженных оболочек моих бывших братьев. Более дюжины из них растянулось на асфальте, обожженные, почерневшие или застреленные в спину. Нападение было стремительным и жестоким и сработало лишь потому, что мы застали их врасплох. И потом, конечно, буря сыграла свою роль, невероятно помогла, поскольку преследовать цели на ветру и в ливень было трудно, особенно если ты не предполагал, откуда те появятся. Орден определенно никогда не думал, что погода может ополчиться на него, но, очевидно, многого о драконах мы все еще не знали.

«Словно восточный дракон с востока способен призвать бурю». Я в изумлении покачал головой, вспоминая недоверие, которое почувствовал, когда она впервые рассказала нам свой план. Прямо как в древних преданиях. Полагаю, магия не полностью исчезла из нашего мира.

Все еще стоя на крыше грузовика, Джейд внимательно наблюдала, как я приближаюсь. Взгляд серьезных светло-зеленых глаз был направлен на меня, а грива развевалась на ветру. Дождь понемногу утихал, молнии прекратились, и основная ярость бури исчезла вместе с солдатами.

– Закончилось, – подытожила она, ее голос при этом звучал то ли радостно, то ли печально. – Я должна возвратиться в храм и сообщить настоятелю Лангу, что мы одержали победу. Скоро увидимся там.

Запрокинув голову, азиатский дракон поднялся с крыши. Ее змеевидное тело извивалось из стороны в сторону, пока она набирала высоту и «поплыла» прочь над кронами деревьев.

Как только Джейд улетела, дождь прекратился, облака медленно разошлись, и через ветви снова засветило солнце.

Все еще стоя на капоте грузовика, Райли фыркнул, на его лице одновременно отражалось удовлетворение и отвращение, пока он оглядывал кровавую бойню.

– Что ж, было ужасно, – заключил он, хотя в его голосе не слышалось особого недовольства. – Не могу поверить, что мы действительно справились с ними. И что восточный дракон и правда вызвала чертов шторм. – Он вытянул шею в направлении, в котором исчезла Джейд. – В Ордене будут рвать и метать от злости, когда узнают.

Я прошел рядом с Эмбер, крепко вцепившись в свою «М-4» и сдерживаясь, чтобы не подойти и коснуться ее. Чешуйки дракона отливали металлическим красным на свету, и места, на которые падали прямые лучи солнца, сверкали настолько ярко, что смотреть на них было почти больно. Но зеленые глаза оставались мрачными, когда она смотрела поверх тел, и, потемнев, стали практически черными.

– Ты в порядке? – ласково спросил я, и она порывисто выдохнула.

– Нет. Не совсем. – Повернувшись, Эмбер остановилась передо мной: ее узкая мордочка оказалась почти на уровне моего лица. – Я так устала от всего этого, Гаррет, – сказала она, хотя злость в ее голосе была направлена не на меня. – Больше смертей, больше убийств, больше вероятности того, что кто-то, кого я знаю, может умереть в любое время. Знаю – идет война, и понимаю, либо мы, либо они, но… когда это прекратится? – Она снова посмотрела на тела, вздрогнула и закрыла глаза. – Я не боюсь драться, – тихо произнесла она, – но в данный момент у меня такое ощущение, что мы боремся с каждым.

– Так и есть, – сказал я, и взгляд изумрудных глаз Эмбер переключился на меня. – Сейчас, возможно, мы сражаемся с Орденом, но именно «Коготь» дергает за все ниточки. Как только мы разорвем эту связь, мир снова придет в норму.

– Норма. – Эмбер скривила губы и блеснула острыми как бритва клыками. – Нормально не то же самое, что хорошо. Мы все еще будем убивать друг друга, битва за битвой, бегая и сражаясь по бесконечному кругу. Это кажется таким бессмысленным. – Она уселась, закрутив хвост вокруг ног, и вздохнула. – Даже если мы выстоим против Святого Георгия и «Когтя», наступит ли когда-нибудь конец всему этому? Или я буду заниматься ровно теми же вещами спустя три сотни лет?

У меня внутри все перевернулось от последней фразы. Еще одно напоминание о том, что Эмбер абсолютно другого вида и смотрит на жизнь совершенно другими глазами. Измеряя ее веками, а не десятилетиями. Если с ней ничего не случится, она увидит, как возвышаются и падают нации, пройдет через несколько войн и станет свидетелем глобальных перемен. Спустя долгое время после того, как я умру и обращусь в прах.

– Возможно, я изменю это, – мягко сказал я ей. – У тебя есть время, и за несколько сотен лет многое может произойти. Заговор «Когтя» и Ордена, не может продолжаться вечно. Все это превратится в критическую массу, и затем, кто знает, что произойдет? Возможно, однажды ты своими глазами увидишь, как война подойдет к концу. – Тем или иным образом.

– Возможно. – Эмбер посмотрела на меня, и сейчас в ее взгляде появилось нечто другое. Вспышка осознания, мрачной перспективы. – Ты правда считаешь это возможным? – спросила она. – Что мы увидим окончание этой бессмысленной бойни?

– Ты – наверное, – сказал я. – Но не думаю, что я увижу.

Она склонила голову, разглядывая меня любопытными драконьими глазами.

– Почему нет?

– Потому что солдаты Святого Георгия долго не живут. – Я бросил взгляд на тела мужчин, окружающие нас. – Даже если они на другой стороне.

Она выпрямилась, крылья затрепетали, когда Эмбер осознала, что я имею в виду.

– Гаррет…

С металлическим скрежетом когтей Райли спрыгнул с грузовика и побрел к нам, осторожно перешагивая через тела и оружие. Его поза не выглядела слишком дружелюбной, пока он приближался, но в ней читалась тревога. В том, как его взгляд скользнул между Эмбер и мной, возможно, слегка покровительственный, и в том, как раздувались ноздри, словно он втягивал воздух для клубка пламени.

Вздрогнув, я осознал, как неправильно вел себя до этого. Читать драконий язык тела, наблюдая за поведением, за отражением эмоций и мыслей, было довольно просто. Это не сильно отличалось от распознавания языка человеческого тела, правда, когда ты знал, куда смотреть. Или, возможно, я просто узнавал больше. Там, в Ордене, мы обстоятельно изучали, как наши противники ведут бой, распознавая малейшие изменения, которые сообщали нам, что драконы собираются атаковать, отступать, улетать прочь и – вероятно, наиболее важное – выдыхать огонь. Но дальше этого никто не продвигался, поскольку считалось, что драконы не выказывают настоящих эмоций. Но проведите с ними некоторое время, и их эмоции становятся ясными, как день. Был ли я единственным членом Ордена Святого Георгия, кто это заметил? Настолько ли Орден слеп, что просто не видит этого, или их неведение умышленно, ведь факт того, что драконы – кровожадные монстры, а не люди, принять легче?

– Нам нужно убираться с открытого пространства, – сказал Райли, когда подошел ближе. И хоть я и не был до конца уверен, но подумал, что видел, как Эмбер содрогнулась, когда синий дракон присоединился к нам. – Мне некомфортно стоять здесь, где любой случайный человек может нас заметить. – Он взглянул на беспорядочно валяющиеся трупы и скривил губы. – Есть идеи насчет того, сколько времени у нас есть, прежде чем Орден снова объявится, солдат?

– Не много, – устало ответил я. – Кто-то, вероятно, радировал в главный офис, как только началась атака. Они сопоставят случившиеся события и вернутся даже в большем количестве, возможно, уже завтра. Нужно отбыть как можно скорее, и монахи также должны убраться отсюда. Если мы сможем убедить их.

– Да, так я и думал. – Райли с ухмылкой покачал головой. – Надеюсь, наша азиатская подружка сможет уговорить их бежать, а не сидеть там, рискуя стать решетом от пуль. – Фыркнув, он кивнул мне и отступил прочь. – Вперед, Искорка. Нам стоит вернуться, найти Уэса и остальных, подготовить их к отъезду.

– Вы двое идите. А я здесь приберусь. – Два дракона замерли, и я жестом указал на грузовики и валяющиеся по всей дороге тела. – Мне нужно спрятать тела и грузовики, на случай, если горожане будут проходить мимо и увидят это. Если тела обнаружат, органы правопорядка окажутся здесь повсюду.

– У нас нет времени хоронить их, орденец, – нетерпеливо возразил Райли. – Мы должны двигать отсюда. Через несколько часов Орден уже будет дышать нам в спины.

– Я их не похороню. – Я отложил винтовку и направился к одному из солдат, лежащему на спине и безучастно уставившемуся в небо. – Просто положу в грузовики и отвезу в монастырь. Нет необходимости прятать их хорошо или надолго. – Мой голос звучал как-то странно безучастно и методично, когда я взглянул вниз на солдата и увидел знакомое лицо, смотрящее на меня в ответ. Не Тристан, слава богу, но тот, кого я знал. Некто кого опознал. Я проигнорировал тошноту и склонился, взяв его за запястье. – Когда Орден Святого Георгия выяснит, что налет провалился, после того, как обследуют местность в поисках драконов, они пришлют команду и сделают так, чтобы все исчезло. Орден любит внимание не больше чем «Коготь».

Драконы хранили молчание, когда я перекинул тело через плечо, стиснув челюсть. Я чувствовал, как они наблюдают, пока я направляюсь к грузовику и бережно укладываю тело на спину. Голова перекатилась набок, глядя на меня обвиняющим взглядом. Солдат был всего на пару лет старше меня. Я устало вздохнул.

– Мне жаль, Эдвин, – тихо прошептал я и закрыл ему глаза.

– Ты знал его? – спросил голос у меня за спиной. Я оглянулся через плечо и увидел Эмбер. В человеческом обличии, в своем костюме гадюки, она смотрела на меня из-за края кузова. Ее зрачки все еще светились зеленым в сумраке, когда она легко запрыгнула внутрь. – Знал кого-то из них?

– Да, – просто ответил я. – Некоторые из них из других казарм, но… – Я посмотрел назад на тела, вспоминая далекий монастырь, монахов в коричневых робах с суровыми глазами, лица моих приятелей-новобранцев. – Его звали Эдвин Джеймс, – пробормотал я. – Мы вместе проходили базовое обучение.

– О, Гаррет. – Девушка опустилась на колени сбоку от меня, положив свою теплую руку на мое колено. – Это… Мне так жаль.

– Все в порядке. – Я отвернулся от нее, приказав себе оставаться отрешенным, не чувствовать ничего. – Это больше не он. Мы… Орден верит, что, когда солдаты умирают в битве, их души двигаются дальше к своей заслуженной награде. Это просто оболочки, которые остались позади.

Внезапно я задумался, где находятся все остальные мои школьные приятели. Нас разослали по разным капитулам после выпуска, и с тех пор я видел только пару из них, и то каждый раз времени хватало только на то, чтобы поздороваться. Питер Мэттьюс, мой старый мучитель, был переправлен в Восточный капитул Ордена Святого Георгия на другой край страны. С момента выпуска я не видел его и ничего о нем не слышал. Я размышлял, жив ли он все еще. И если да, гадал, что он сказал бы мне, пересекись наши пути когда-нибудь снова.

Нас прервали шаркающие звуки. Мы с Эмбер обернулись и увидели, как Райли тащит одного из солдат по дороге, вцепившись тому в лодыжку, прежде чем швырнуть его к грузовику. Солдат безжизненно плюхнулся на землю, его руки и ноги криво раскинулись на асфальте. Синий дракон скривился и, повернувшись, зашагал за другим. Я поморщился, и Эмбер с хмурым видом спрыгнула на землю.

– Что ты делаешь, Кобальт?

– А на что похоже то, что я делаю? – выкрикнул в ответ синий дракон. Подцепляя тело за броню, он вытянул его из кустов на дорогу. – Решил помочь, или мы останемся здесь навечно. Если ты не слишком привередлива, хватайся за ногу или что-нибудь еще, ладно? Эти мерзавцы – тяжеловесы.


Райли | Ночь драконов | Эмбер







Loading...