home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Гаррет

– Вот проклятье, – выдохнул Уэс, роясь в разнообразных документах. – «Коготь» определенно не совершает бестолковых поступков, правда?

Мы выбрались из библиотеки пару часов назад, без происшествий покинув хранилище и древнего Змия. Никто не попытался остановить нас, когда мы выходили, хотя я все же видел, как секретарь за стойкой уставилась на нас, и на меня в особенности, когда мы направлялись к выходу. И сейчас, вернувшись в номер отеля, все столпились вокруг кровати, наблюдая, как Райли начал вытаскивать содержимое картонной коробки и выкладывать листы на матрас один за другим.

Банковские выписки. Магазинные чеки. Напечатанные транскрипции диалогов. Изображения Патриарха вместе с мужчиной, которого я видел в парке, в различных местах по всему Лондону. Все обличающее. Все раскрывающее, не оставляющее сомнений, что Патриарх встречался с людьми за пределами Ордена и получал деньги.

Я стиснул зубы, глядя на его фотографию, на которой он принимает конверт от агента «Когтя». Хотя я больше и не являлся солдатом Ордена, ощущение злости и предательства все еще уязвляло меня. Он был Патриархом, якобы неподкупным лидером Святого Георгия. И все-таки я стою здесь, разглядывая страницы компромата, доказательств, что, в конце концов, тот просто человек. Меня мучил даже не факт того, что он принимал деньги от «Когтя». Я уже знал, что Патриарх вовлечен в это. Я лишь желал знать почему.

– Гаррет? Ты в порядке?

Я взглянул на Эмбер, которая сидела на кровати с кипой фотографий в руках. Райли с Уэсом перешли к столу и внимательно изучали другую пачку документов, переговариваясь и качая головами. Я был единственным, кто не изучал доказательства, указывающие не только на то, что я был обманут Орденом, но также на то, что человек, которого ранее чтил превыше всего, оказался в действительности таким же плохим, как и «Коготь».

Вздохнув, я обошел столбик кровати и сел рядом с Эмбер, упершись локтями в колени. Ее рука коснулась моей, и сердце учащенно забилось.

– Бывало и лучше, – тихо признался я.

– По крайней мере, все мы еще здесь.

– Верно. – Я взглянул на нее и почувствовал, как в груди нарастает боль. Ее глаза были грустными, тень чего-то мрачного таилась за ними. Она больше не та веселая, беззаботная девчонка, которую я встретил в Кресент-Бич. Смерть изменила Эмбер, сделала суровее, чего, как я знал, и следовало ожидать. Я мог ощущать непроходящее чувство вины и сожаления за то, что она сделала, и мог предположить, что она время от времени страдает от ночных кошмаров, если драконы могли видеть сны. Прежде мне уже доводилось видеть подобное выражение лица у солдат, которые пережили свою первую битву и начинали осознавать, что на самом деле представляет собой война.

У меня пересыхало в горле, когда я вспоминал ее лицо в тот момент, когда Змий, наконец, отпустил меня. То, как она на меня смотрела, испуганно и с облегчением… Она еще что-то чувствует? Может ли она чувствовать или я снова обманываю себя?

– А что насчет тебя? – в ответ спросил я. – Знаю, это было нелегко. Как ты держишься?

Эмбер поддержала мой вздох, и на мгновение мир замер. Я мог видеть свое отражение в ее глазах, чувствовать касание наших рук, заставляющее покалывать кожу. Затем она слабо улыбнулась, и все снова пришло в движение.

– Под Чикаго живет громадный древний дракон, Гаррет, – с трепетом произнесла она срывающимся голосом. – Подобное заставляет задумываться, что еще затаилось там. Я, наверное, никогда не буду снова спать.

– Это позорит легенду об «аллигаторах в канализации», не правда ли?[4] – сказал Райли, возвращаясь назад к кровати. Он бросил на нас взгляд, и в его глазах был нескрываемый намек предупреждения, прежде чем он повернулся и снова начал рыться в коробке. Эмбер, как я заметил, не двинулась со своего места рядом со мной, но я отказывался надеяться, что это может что-то значить. Прежде уже посмел понадеяться, и оказался раздавлен в лепешку между клыками дракона.

– Так-так, – пробормотал Райли, вытаскивая конверт. «Записи встреч» – гласила небрежная надпись на нем с нижеследующим списком из дат. – Что тут у нас? – Он перевернул конверт, и ему на ладонь упала флешка.

– О-о-о, – воскликнул Уэс, мгновенно оживившись. – Я это возьму, спасибо.

Выхватив флешку из рук Райли, он поспешил к своему компьютеру. Мы двинулись следом, окружая стол, пока Уэс усаживался, открывал ноутбук и вставлял флешку в боковой слот.

Как только черный прямоугольник вошел в отверстие, экран вспыхнул, зашумели помехи. Затем из динамиков раздался звук шагов и шорох материала – кто-то присел.

– Спасибо, что встретились со мной подобным образом, – произнес незнакомый мне голос. – Полагаю, вы получили мое сообщение? Была ли наводка, которую я послал вам об… определенных целях, верной?

– Кто вы? – ответил второй голос, низкий и мгновенно узнаваемый. Я тут же выпрямился и почувствовал, как каждый в комнате затаил дыхание, словно они в действительности были там, наблюдая за происходящим.

– Обеспокоенный гражданин, – произнес первый голос. – Который, к сожалению, знает немного больше. Человек, который хочет спасти наш вид от тирании монстров.

– Как вы о нас узнали? – спросил Патриарх, его голос внезапно стал ледяным. – Вы на них работаете?

У меня по коже побежали мурашки, постольку я знал, что случилось бы, ответь тот мужчина положительно. Орден не торговался со служащими «Когтя», даже если те были людьми. Даже если хотели уйти оттуда. В Святом Георгии верили, что человеческая душа прислужника драконов безнадежно развращена. А «Коготь» был достаточно коварным, чтобы попытаться подослать шпионов внедриться в Орден.

– Нет, – быстро ответил другой, словно тоже об этом знал. – И никогда на них не работал. В «Когте» обо мне даже не знают. Давайте просто скажем, что я… вольный сыщик, у которого есть кое-что ценное, украденное у монстров. Конечно, вы можете это понять. После всего, вам это может быть близко, я прав? – Он замолчал, как будто взвешивая слова, прежде чем продолжить. – Послушайте, знаю, у вас нет причин доверять мне. Я могу оказаться их шпионом или кем-то еще. Но я докажу вам, что это не так. Мне довелось узнать, где вы можете найти одного из мерзавцев. И если вы сможете разобраться с ним, мне будет приятно сделать Ордену щедрое пожертвование.

– Мне жаль, – сказал Патриарх, – но наш Орден не имеет дел с посторонними, которые просто стремятся отомстить. Мы не обычные убийцы. Я сочувствую вашей утрате, но если вы свяжитесь со мной снова, я должен буду применить по отношению к вам решительные меры.

– Это не убийство, раз они не люди, Патриарх, – ответил мужчина, его голос звучал очень низко. – И я полагал, ваш Орден обязан убивать этих существ, когда бы и где бы те ни появлялись. Что ж, я говорю вам, где один из них объявился. – Последовал шелест бумаги, как если бы он пододвинул через стол конверт или развернутое письмо. – Я могу сильно облегчить вашу войну с этими созданиями, – продолжил он. – Просто подумайте об этом.

– Разговор окончен, – отрезал Патриарх и встал. Но был еще короткий шорох, когда он взял что-то с поверхности стола. – Хорошего вам дня, сэр. – Мы услышали его удаляющиеся шаги, но запись не закончилась. Спустя примерно минуту тишины Уэс перемотал вперед, когда голос снова зазвучал, тихий и осторожный, как будто говорили по телефону.

«Это Уокер. Патриарх заглотнул приманку. Переходим к фазе два».

– Черт возьми, – заключил Уэс, когда запись закончилась. – Значит, вот как они это делают. Чертовски остроумно, да. Предложить единственное, что Орден Святого Георгия не может проигнорировать, – местонахождение дракона – и убедить Патриарха, что ему одному об этом известно.

– Возможно, одного из наших драконов, – прорычал Райли. – И это обеспечивает информатору полное доверие, поскольку в Святом Георгии не видят разницы между нами и «Когтем». Для них все драконы одинаковые. Итак, Орден отправляется убивать дракона, отступник уничтожается, и «Коготь» в выигрыше со всех сторон.

– А Патриарх теперь вступил в союз с организацией, – тихо подытожил я. На флешке имелись и другие записи, но мне не нужно было их слушать, чтобы знать содержимое. Патриарх, не имеющий возможности отказаться, продолжит встречаться с загадочным агентом, который продолжит предоставлять разведданные о местонахождении других драконов. И Патриарх пошлет Орден за ними, убивая отступника или другого дракона, которого «Коготь» хочет убрать со своего пути. Не осознавая того, что с каждой новой смертью он втягивает себя все дальше в манипуляции «Когтя». До одного дня, когда агент раскроет, на кого он в действительности работает, и Патриарх окажется в ловушке. В Святом Георгии не заботились бы о том, что «Коготь» использует Патриарха для убийства большего количества драконов. Их не станет волновать, что тот обманут и никогда не принял бы предложение, зная правду. Все, что они увидят, это продажность Патриарха. Он работал на «Коготь», принимал деньги от главнейшего врага Ордена. Величайшее из предательств. Если эти сведения станут известны Ордену Святого Георгия, они убьют его.

И это было именно то, чего мы должны добиться.

– Ну, – сказал Райли, и послышавшееся в его голосе скрытое ликование заставило меня поморщиться. – Я бы сказал, у нас есть весьма смертоносная улика против Патриарха, ты не согласен, орденец? Если только Орден не обделается от страха, когда это обнаружит, тогда мы все облажаемся. Единственный вопрос состоит в том, как мы собираемся доставить им это? Сомневаюсь, что они позволят нам прогуляться до их дверей и постучаться.

– Я, возможно, смогу послать им это в электронном виде, – предложил Уэс.

– Нет. – Я покачал головой. – Внутри Ордена слово Патриарха – закон. И все, что поступает снаружи, попадает под немедленное подозрение. Орден знает «Коготь» и как тот работает. Мы не можем рисковать: они способны уничтожить доказательства, кто-то может успеть предупредить Патриарха. Нужно удостовериться в том, что информация станет известна всему Ордену Святого Георгия. А это означает, нам понадобится кто-то изнутри. – Я замолчал, зная, что Райли это не понравится, затем добавил: – Мы должны встретиться с Орденом один на один и сами предоставить им все сведения. Таков единственный способ быть уверенными, что они поймут.

– И как конкретно предполагается это сделать? – спросил Райли. – Орден не станет нас слушать, и уж тем более не согласится встретиться на чужой территории. Группа драконов и парень, в настоящий момент находящийся на первом месте в их списке розыска? Мы могли бы предложить им Ковчег Завета, и они все равно изрешетили бы нас пулями в ту же секунду, как увидели. Если только у тебя нет совсем безумного решения проблемы, то я не понимаю, как мы собираемся удержать их от убийства на столько времени, чтобы успеть привлечь их внимание.

Я вздохнул. Размышляя об одном человеке в Святом Георгии, который, возможно, захочет слушать. Это будет рискованное предприятие: сейчас он меня ненавидит, считает, что я отвернулся от него и Ордена и перешел на сторону драконов. Драка в лаборатории определенно не помогла. Он смотрел на меня как на врага, и я был вполне уверен, что тот бы тогда убил меня, перерезав горло, позволь я это сделать. Даже если бы позже пожалел о содеянном, он являлся солдатом Святого Георгия, и долг был для него всем. Я не был до конца уверен, что не двинусь прямиком в западню и не буду насмерть застрелен прежде, чем хотя бы взгляну на своего бывшего напарника.

Но у меня осталось мало вариантов, а дело должно быть сделано. Эндрю говорил, что в Ордене есть те, кто сочувствует мне, но нас с ними разделяют океаны, слишком далеко, чтобы что-либо сделать. И он так же открытым текстом заявил, что не станет иметь дело с чем-либо, касающимся Патриарха. Тристан оказывался единственным достаточно близким, чтобы помочь. Если он решит помочь. Я лишь надеялся, что наша дружба в прошлом, братство и времена, в которые мы спасали жизни друг друга, – все это окажется достаточным, чтобы удостоить меня чести поговорить и не пустить пулю мне в голову сразу же.

– Я кое-кого знаю, – сказал я, чувствуя, как на меня взваливается тяжесть того, что нужно совершить. – Будет рискованно связываться с ним, но лучшего предложения у меня нет. Он единственный в Ордене Святого Георгия, кто, возможно, согласится на встречу.

– Возможно? – эхом отозвался Райли, скрещивая руки. – То, что ты в действительности говоришь, это – он, возможно, согласится на встречу, – но он так же может сообщить об этом всему Ордену, так что они, возможно, будут сидеть в засаде, когда мы объявимся.

– Не мы, – поправил я его. – А я. В противном случае он никогда не согласится на подобное. Мне придется встретиться с Тристаном один на один.


Эмбер | Ночь драконов | Себастьян







Loading...