home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмбер

Парой часов позже я обнаружила Гаррета в бизнес-центре отеля.

Я оставила Райли и Уэса проверять состояние своих пристанищ, их внимание переключилось, и я выскользнула из комнаты. Меня немного мучило чувство вины от понимания того, что Райли все еще хочет поговорить, но не могла встретиться с ним прямо сейчас. У меня перед глазами все еще стоял Архивариус, древний неодолимый змий, сжимающий свои пальцы на горле Гаррета, и я ничего не могла поделать с этим. Меня охватывал полнейший ужас при мысли о том, что я бы его потеряла. Он был больше, чем другой, я это осознала, больше, чем стойкий, непоколебимый солдат, на которого я всегда могла рассчитывать. Я была драконом, а Кобальт моим Sallith’tahn, но я более не могла игнорировать свои чувства по отношению к Гаррету. Даже если и не имела понятия, что это такое.

Я вгляделась в дверь бизнес-центра, и мое сердце учащенно забилось, когда я увидела его, сидящего в компьютерном кресле спиной ко мне. Я не знала, что хотела сказать, если мне следовало что-то говорить. Но все же, прошла через комнату и уселась рядом с ним. Он перевел на меня свои серые глаза, настороженные и недоумевающие, и я с трудом сглотнула.

– Привет, – поздоровалась я, глядя на экран перед ним. Тот был пустым, все окна свернуты, никаких подсказок об их содержании. – Ты связался с Тристаном? – спросила я. Он коротко кивнул.

– Отправил ему личное сообщение, – ответил солдат. – Используя старый секретный канал. Он должен увидеть его и понять, от кого оно.

– Думаешь, он согласиться встретиться с тобой?

– Не знаю. – Он указал на маленький черный телефон, лежащий рядом с ним на столе. – Я дал ему номер одноразового мобильника. Как только он свяжется со мной, по какой бы то ни было причине, я уничтожу его, и мы сможем покинуть это здание. Уверен, Райли уже не терпится выдвинуться.

– Да, – кивнула я. – Мы ждем только ответа Тристана.

Он погрузился в молчание, уставившись на телефон, словно ждал, что его бывший напарник позвонит в эту самую секунду. Белки его глаз покраснели, а обычно коротко остриженные волосы слегка растрепались. Он выглядел… уставшим. Больше, чем уставшим. Уставшим от жизни. Это было что-то вроде глубокого, проникающего до костей изнеможения, когда у тебя нет выбора и все твои варианты оставляют желать лучшего.

Я понимала. За последние несколько дней мне удавалось спать только урывками, то там, то тут. Между паршивыми кроватями в отелях, стоя на карауле каждые несколько часов, с опасением, что в любой момент Орден снесет двери. Я провела больше ночей на ногах, чем во сне.

Конечно, такой темп помогал избегать ночных кошмаров. Я снова убивала: казалось, теперь этого не избежать. Те люди в хранилище, те незнакомцы, которых я никогда прежде не встречала, они погибли так легко. Вот они стояли там и кричали на меня, а в следующий момент уже лежали мертвыми. Живые, а затем мертвые. Так просто.

«Жизнь такая хрупкая вещь, – подумала я, поежившись. – Кто угодно может погибнуть, исчезнуть в мгновение ока». Меня это приводило в полный ужас, что очень скоро я могу увидеть, как это случится с кем-то, кто мне небезразличен. Добавить к этому постоянное напряжение от преследования, жизнь в одной комнате с двумя людьми, заставляющими мои инстинкты разрываться в разные стороны, нависающий будущий разговор с Райли – все это не добавляло жизнерадостности. Я изнемогала от постоянного бегства и страха быть застреленной. Скучала по Кресент-Бич, где у меня остались друзья, брат, настоящий дом. И размышляла, чувствовал ли Гаррет то же самое.

– Ты когда-нибудь скучаешь по этому? – ласково спросила я. Его глаза цвета металла метнулись ко мне, и я кивнула на телефон. – Той жизни? Когда ты был частью Ордена Святого Георгия. Ты когда-нибудь задумывался о том, что случилось бы… если бы ты никогда не приехал в Кресент-Бич?

– Не встреться мы? – спросил он лишенным эмоций голосом. – Постоянно думаю об этом.

Я отвернулась от него, ошеломленная. Его слова ранили меня сильнее, чем я могла предположить. Хоть и не знала, каков будет ответ. Гаррет был изгнанником, убегал от Ордена, который когда-то называл семьей, преследуемый и одинаково ненавидимый «Когтем» и Святым Георгием. Потому что повстречал дракона в крошечном городке под названием Кресент-Бич и его мир начал разваливаться на части.

– Но мне не нужно гадать, – продолжил Гаррет, прежде чем я смогла сказать что-нибудь. – Я знаю наверняка, что произошло бы. Я бы все еще состоял в Ордене, охотился и убивал драконов. Находился бы там, пристреливая отступников, возможно, гонялся бы за самим Райли, потому что не видел разницы. Все еще убивал бы без разбора. И… никогда бы не встретил тебя.

Я осторожно подняла глаза. Солдат встретил мой взгляд устало улыбаясь.

– Я не вернулся бы назад, – тихо и отчетливо сказал он. – Не после того, что мне известно сейчас. Не сомневайся, стоит ли оно того, Эмбер. Стоит. Даже после всего случившегося я бы все равно не променял это ни на что иное.

Мое сердце сжалось. Он смотрел на меня тем взглядом. Тем спокойным, немного грустным взглядом, от которого я превращалась в лужицу под его ногами. Который как бы говорил, что его не волнует, что я являюсь драконом, а он – солдатом Ордена Святого Георгия. Я ранила его так сильно, растоптала его чувства, отогнав прочь, а он все же нашел в себе силы вернуться и помочь девушке, которая даже не была уверена, что сможет ли полюбить его в ответ.

Но теперь он был осторожен, не приближался, предоставляя мне выбор. Часть меня знала, что мне следует уйти. Удалиться сейчас и абсолютно точно удостоверить его в том, что, как он и считал, драконы не могут испытывать подобные чувства.

Даже несмотря на то, что это была совершенная ложь.

На мгновение между нами повисла гнетущая тишина. Затем солдат выдохнул, словно, наконец, принял некое решение.

– Я хотел забыть тебя, – пробормотал он, пока стук сердца отдавался у меня в ушах в ответ на его присутствие. Я обнаружила, что подалась вперед, сокращая расстояние между нами, когда голос Гаррета зазвучал еще тише: – Убеждал себя, что ошибся, что никак не мог чувствовать что-то к тому, кто даже не является человеком. – Он замолчал, и я прикусила уголок рта, понимая, что сама натолкнула его на эту мысль. Заставляя решить, что после всего, я все же оставалась монстром.

– Но не смог, – пошептал он, наконец. – Вы были теми, кто научил меня жить и рисковать. Некоторое время я убеждал себя, что мы слишком разные и лучше позволить тебе уйти. Но сейчас пришел к пониманию того, что моя жизнь, вероятно, будет очень короткой. И я желаю провести ее, делая нечто полезное. С тем, кто для меня важен. Я не хочу потом сожалеть, что сдался без боя.

Казалось, мое сердце остановилось. Гаррет замолчал, словно собирался с мыслями или мужеством, затем сделал глубокий вдох. – Я знаю, что совершал ошибки, – продолжил он, покачав головой. – Но у меня еще есть возможность их исправить. Мне не следовало уходить в ту ночь. – Его брови изогнулись, и вспышка боли и сожаления промелькнула в его глазах. – Эмбер, знаю, ты не можешь чувствовать то, что чувствую я, – сказал он. – Я это понимаю. Но… хочу быть с тобой. И если это невозможно, то буду довольствоваться простым присутствием рядом. Сражаться против «Когтя» с тобой и Райли, помогать людям, спасать других драконов от Ордена – большего мне не нужно. И не хочу находиться где-либо еще. – Он коснулся кончиками пальцев моей руки, посылая разряд молнии через все мое тело. – Мне надоело прятаться, – прошептал он. – Ничего не изменилось. Знаю, у нас, возможно, не так много времени, но то, которое нам действительно отведено, я хочу провести прямо здесь.

– Гаррет… – У меня внутри все перевернулось, и проходивший через руку электрический импульс мешал думать. Было так много всего, что мне хотелось ему сказать. Моя драконья сторона никогда не примет его, она уже требовала кое-кого другого. И этот кое-кто предположительно являлся моим спутником жизни, только он этого еще не знает.

«Ничего не изменилось», – сказала я себе. Но это было неправдой. Я уже не та девушка, которую он встретил в Кресент-Бич. Я убивала. Не только в целях самозащиты. Я нападала с полным осознанием того, что собираюсь убивать людей. Райли называл это войной и сказал бы, что либо мы, либо они, но это не отменяло того факта, что я бросалась в бой с четким намерением сжигать, яростно кусать и уничтожать людей. Прямо как и хотел «Коготь».

«Нет, – внезапно осознала я. – Не как хотел «Коготь». Они хотели, чтобы я была безжалостной, бессердечной убийцей, гадюкой, как Лилит». Организация ожидала, что меня не станут мучить угрызения совести, когда придет время обманывать и убивать людей, манипулировать ими. Даже Данте, мой близнец, который, как я думала, был лучше остальных, также ожидал этого. Эмоции являлись человеческими штучками и не имели места в жизни дракона – вот чему «Коготь» учил нас. Та самая организация, которая утверждала, что люди – низшие существа, инструменты, которые используют, а потом выбрасывают. Та самая организация, которая подавляла малейшие проявления независимости и уничтожала – в буквальном смысле – любые мысли о неповиновении. Представление о том, что драконы не могут чувствовать и любить подобно людям, так глубоко проросло во мне, но кто научил меня этому? Кто вдалбливал эту мысль в мою голову, пока она не стала правдой? О чем я больше даже не спрашивала?

«Коготь».

– Эмбер. – Голос Гаррета звучал тихо и спокойно, пока я смотрела на него, внезапно озаренная этой мыслью. – Все в порядке. Ты не должна ничего отвечать. Я просто… хотел, чтобы ты знала. – Он медленно поднялся, не издав ни звука. Я посмотрела вверх на Гаррета и увидела, что его глаза все еще оставались добрыми, хотя тень накрыла его лицо. – Просто подумай об этом, – ласково сказал он, отступая назад. – Я все еще буду здесь, что бы ты ни решила.

– Подожди. – Я взяла его за руку, прежде чем Гаррет смог уйти, и он совершенно застыл. «Выбирай, Эмбер. Прямо сейчас. Дракон или человек? Которая сторона тебя? Кем ты хочешь быть больше?»

– Прости меня, – сказала я ему и почувствовала, как напрягся каждый мускул под моими пальцами. – Я тоже совершала ошибки, и от этого пострадали люди. Но должна прекратить убегать и встретить их с высоко поднятой головой, и не важно, насколько будет больно. В конечном итоге так будет лучше для каждого из нас. Мне следовало осознать это раньше.

– Эмбер…

– Там в отеле, в Вегасе, – продолжила я, торопясь, пока не струсила. – Прямо перед тем, как ты покинул Англию. Когда ты сказал мне… – Я затихла, не желая произносить это вслух. Гаррет едва дышал, словно боялся, что любое движение разрушит этот момент. Я больше не могла смотреть на него и опустила взгляд на стол. Даже тогда я знала, чего хочу. Просто позволяла «Когтю» и моим собственным сомнениям убеждать меня в обратном.

«Прости, Райли. Но мы стоим перед выбором, и, по крайней мере, в этом моменте я выбираю человеческую сущность».

– Я оказалась не права, – тихо произнесла я. – Отпустить тебя… было самой большой глупостью, которую я когда-либо совершала. Мне следовало сказать «да». – Рука Гаррета подрагивала в моей, и я закрыла глаза. – Мне стоило попросить тебя остаться.

Всего на долю секунды мы оба застыли. Не стене тикали часы, робкий звук в абсолютной тишине.

Затем Гаррет схватил руку, которая все еще держала его собственную, притянул меня вверх и поцеловал. Я обвила руками его шею, когда он подался вперед, прижимая меня к стене крошечной комнаты. Его поцелуи были жадными и настойчивыми, ошеломляющими меня своею пылкостью. Словно это напряжение долгое время копилось, прежде чем, наконец-то, смогло вырваться. Мой дракон заревел, протестуя и вопя, что это неправильно, но огонь внутри лишь вызвал отчаянное желание прижаться ближе. Я вздохнула и откинула голову назад, впиваясь пальцами в его плечи и покрываясь мурашками, пока его губы следовали по моей шее. Меня не волновало, что мы находились в общественном месте, что люди могут войти и увидеть нас, и Гаррета, похоже, тоже. Мои руки скользили по его спине и плечам, поглаживая кожу и чувствуя стальные мускулы. Он наклонился вперед, целуя меня в плечо, и я покусывала ему шею, слыша его неровное дыхание, когда он едва не упал на меня. Его губы снова искали мои, и я зарычала, когда наши тела соединились, пораженная тем, как сильно я этого хотела.

Казалось, прошло много времени, прежде чем мы отступили назад. Наши сердца безумно колотились, наше дыхание было отрывистым и сбивчивым. Гаррет взглянул на меня: эти серые глаза цвета металла смотрели так открыто и доверчиво, что я ощутила в груди боль.

– Что теперь, девочка-дракон? – прошептал он.

Я с трудом сглотнула. Сейчас мы столкнемся с проблемой, как сказать жуткому собственнику и по совместительству вспыльчивому дракону, что мой выбор пал на человека.

– Я должна поговорить с Райли, – пробормотала я. О многом. – Возможно, будет лучше, если он не… увидит нас вместе. По крайней мере, сейчас.

Гаррет погладил мою щеку большим пальцем, заставляя вздрогнуть.

– Он попытается убить меня? – спросил он с легкой улыбкой. – Я очнусь в реанимации с ожогами третьей степени и группой совершенно сбитых с толку докторов?

У меня непроизвольно вырвался короткий смешок, хотя я не была уверена, есть в этом доля шутки или он говорит абсолютно серьезно.

– Не знаю, – сказала я, пока дракон внутри меня свирепствовал, яростный и возмущенный. «Что ты делаешь? – рычал он. – Ты принадлежишь Кобальту. Он твой Sallith’tahn! Просто этого пока не знает, потому что ты не сказала ему».

Я укрощала его. «Прекрати, – приказала я. – Это мой выбор. Не хочу быть с кем-то только из-за инстинктов». Быть может, это неправильный выбор, но человеческая часть меня не может больше этого игнорировать. То, что драконы не способны на любовь, вероятно, являлось еще одной ложью «Когтя», которую они проповедовали. А если и не так, что бы я ни чувствовала сейчас, эмоции, инстинкты или что-то другое, мои чувства невероятно близки к этому.

Телефон Гаррета зазвонил.

Он неохотно подался назад. Подойдя к столу, поднял телефон и взглянул на экран. Я наблюдала за тем, как его плечи дрогнули от напряжения, и затаила дыхание.

– Это Тристан. – Он повернулся, и его глаза смотрели мрачно. – Он согласился встретиться со мной. Наедине.


* * * | Ночь драконов | Райли







Loading...