home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


19

Это сон, сказала себе Мими. Все это не на самом деле.

Но мог ли сравниться в своем безумии с тем, что она видит?

Она видела, как идет к морю. Вода расступилась, открывая посреди себя проход, и она пошла по каньону меж двух гигантских стен морской воды высотой в сотни метров. Наверху виднелась узкая полоска неба. Ближе к дну цвет стен становился темнее, от нежно-голубого вверху к темно-зеленому, почти черному. Каньон протянулся в бесконечность, мимо проносились светящиеся узоры, будто она оказалась в каком-то сверхскоростном тоннеле. Чем дальше она шла, тем больше удивлялась. Центральный каньон не был единственной дорогой; стены были усеяны множеством ответвлений, зигзагами уходящих во мрак, где, возможно, скрывались неведомые ужасы. Не смея мешкать, Мими проходила мимо, бросая на них лишь мимолетные взгляды.

Казалось, каньону не было конца – пока она не увидела силуэт себя самой, неторопливо идущий навстречу, так, будто она шла к зеркалу.

Но она знала, что это не зеркало.

Две Мими смотрели друг на друга с напряженными лицами, будто пытаясь предугадать следующий ход партнера. И наконец одна из них застенчиво улыбнулась.

– Стоит ли нам продолжать и дальше играть в эту глупую игру с имитацией? – спросила она. – Думаю, мы вполне убедились, что наши зеркальные нейроны подавлены не до конца.

Мими наконец поняла, что видит перед собой Мими 1, сама же она, конечно же, была Мими 0.

– Ты могла остановить его! – обвиняюще сказала она.

– Прости, дорогая, в тот момент я была слишком слаба. Кроме того… я несколько отвлеклась на твоего дружка.

– Заткнись!

– Он применил транквилизатор военного образца. Он слишком быстро проникает через гемоэнцефалический барьер. У меня было время лишь на то, чтобы разорвать небольшую часть синаптических связей, чтобы сохранить основу твоего сознания, прежде чем твое хрупкое человеческое тело решило сдаться.

– Ты могла сделать что-то еще? Что от меня нужно этому иностранцу?

– Я уже ускорила метаболизм твоего мозга, в надежде побыстрее снова запустить некоторые области. Но, как ты знаешь, у тебя и так уже был дефицит АТФ. Мы рискуем твоей жизнью.

Похоже, Мими 1 была встревожена.

– К счастью, ему нужна я, так что твоя жизнь будет в безопасности. Похищение тебя Скоттом транслировалось всем нашим братьям и сестрам через очки дополненной реальности, надеюсь, время еще есть.

– О Госпожа, не ждете ли вы от меня скромной благодарности за это, ты, удачливый выживший паразит?

Слова Мими 0 истекали сарказмом.

– Ты ошибаешься, драгоценная. Ты, я и даже вся человеческая раса – все мы паразиты, – нисколько не смутившись, ответила Мими 1. – Кроме того, выживание совсем не обязательно лучше легкой смерти. Помнишь тех шимпанзе? Если мы окажемся в их руках, наши судьбы будут в тысячи раз хуже.

Перед глазами Мими 0 замелькали кровавые сцены. От страдания она закрыла глаза и обхватила голову руками.

– Что ты такое? – выдавила она из себя слова, задав вопрос, который мучил ее все это время.

– Ядерный взрыв, замедленный в миллион раз; побочный продукт миллиардов лет конвергентной эволюции; твое второе «я» и залог твоей жизни; свободная воля, возникающая из квантовой неоднородности. Я случайна; я неизбежна. Я новая ошибка. Я хозяин и раб. Я охотник и добыча.

Другая Мими рассмеялась, но этот звук был холоднее льда.

– Я всего лишь начало.

Мими 0 не могла ответить, пребывая в неописуемом шоке. Все эти абстрактные и заковыристые понятия казались будто эхом, звучащим в ее душе, тем, что она всегда знала и понимала. Ей всего лишь была нужна крохотная искра, за которой последовало просветление.

– Есть кое-что, чего я так и не смогла понять, – сказала Мими 0, озадаченно хмурясь.

– Да ну?

– Почему ты так сильно старалась попасть на Anarchy.Cloud? Только для того, чтобы создать сеть связи для «мусорных людей» и вызвать отключение от сети Кремниевого Острова? Не вижу смысла.

Глаза Мими 1 блеснули.

И Мими 0 мгновенно осознала ответ. Копия сознания Хеди Ламарр была загружена на Anarchy.Cloud.

– Неужели все ради этого? Резервная копия своего сознания? Ты же не станешь хранить копию себя внутри себя – «двигаться под покровом тьмы»?

– Очень хорошо, ты действительно поумнела, – с улыбкой сказала Мими 1. – У меня тоже есть вопрос. Когда Ло Цзиньчена смыло наводнением, ты ощутила боль. Почему?

– Он человек зла. Но он все равно человек, человеческое существо, такое же, как я. Когда я маленькой была, мама часто говорила мне, что человеку следует…

– Людям всегда свойственно преувеличивать культурный контекст, – перебила ее Мими 1. – Жалость, сострадание, стыд, честность… мораль. Все эти вещи давным-давно выгравированы в вашей коре задней части поясной извилины, лобных извилинах и верхней височной борозде, а также дорсолатеральной и вентромедиальной областях префронтальной коры, вероятно, задолго до возникновения человеческой расы. Эти нейронные структуры позволяли вам сострадать боли и страху других личностей. В течение долгой эволюции этот психологический фундамент позволял человеческой расе преодолевать или подавлять инстинкты, свойственные приматам, – эгоизм, инцестивное сексуальное поведение, грубую конкуренцию и так далее, – заменяя их связями родовой идентичности и сотрудничеством вместо конфликтов, ставя гармонию в коллективе выше личных сексуальных желаний, мораль – выше силы. Именно благодаря этому человеческая раса выжила и добилась процветания как биологический вид.

– Однако современные технологии повредили эти основы. Зависимые от технологий находят удовольствие в передозировках допамина, уничтожающего синаптические связи, и разрушают свою мораль. В одном эксперименте подопытные должны были выбрать между тем, чтобы спасти корабль, полный пассажиров, выбросив за борт тяжелораненого, и тем, чтобы вообще ничего не делать. Все те, у кого ответственные за мораль и эмоции области мозга были повреждены, избрали убийство ради спасения, а нормальные люди выбрали бездействие. Больные думали о жизни как об игре с нулевой суммой, в которой есть победители и проигравшие, даже ценой интересов других, в том числе – их жизней. Эта чума охватила уже всю планету.

– Уроженцы Кремниевого Острова, «мусорные люди», все вы страдаете от этой болезни. Я избрала этот путь, чтобы исцелить вас, чтобы игра могла продолжаться.

Мими 0 понимала, что это не вся правда, но, прежде чем она успела задать следующий вопрос, из глубин моря донесся низкий гул, наполнивший их уши, будто пение кита. Мими 0 с тревогой смотрела на колеблющийся свет в стенах из морской воды; казалось, они готовы обрушиться в любой момент, поглощая все.

– Что происходит?

– Хорошая новость в том, что твое сознание пробуждается, – крикнула ей Мими 1. – Не слишком хорошая – что нам надо выбираться отсюда.

– И как нам выбраться? – спросила Мими 0, крича изо всех сил.

– Держись крепче!

Мими 1 схватила ее за руку и полетела вверх, к краю морской стены.

Наполненная ужасом, Мими 0 смотрела, как высокие стены воды начали смыкаться под ними. Огромные водные горы сталкивались, образуя громадные, в сотни метров высотой, волны. И она внезапно поняла, что каньон, по которому она шла, был щелью между двумя полушариями мозга, а зигзагообразные ответвления были сложными извилинами и складками коры. Мозг-море постепенно превращался из твердого в жидкий, светящиеся узоры неслись все быстрее, освещая бушующий безграничный океан информации.

Море было наполнено темными линиями, распространяющимися из центра поля зрения; от них исходили радужные волны света.

– Нас переносит на высокой скорости. Проводящие частицы в твоем мозгу вызывают эти визуальные эффекты, двигаясь в магнитном поле Земли.

Мими 1 прервала объяснение, а затем добавила:

– Нам необходимо немедленно возвращаться на поверхность сознания. Я слышу зов.


Кайцзун дернулся, будто оживший труп. Издал долгий крик боли, и воздух вновь наполнил его легкие. Он начал кашлять с такой силой, что его затошнило, и изо рта у него потекли густая слюна и желудочный сок. Он увидел, что лежит в грязи, на улице, а над ним нависает ужасное лицо экзоскелета. С серого предрассветного неба все так же лил дождь.

– Я сразу же побежал на помощь, когда увидел, что случилось, через твои очки.

Из-за гигантского робота появился Ли Вэнь, на его лице было беспокойство.

– Мими я помочь не успел, но, по крайней мере, могу помочь тебе.

Кайцзун попытался встать и чуть не упал снова; Ли Вэнь подбежал и подхватил его.

– Нам надо догнать их. Скотт хочет вывезти Мими из страны, – сказал Кайцзун, с трудом дыша. – Ты знаешь, как их можно отследить?

– Самый простой способ уйти за границу с Кремниевого Острова – выйти в море. Я могу взломать дата-центр Морского Управления в Шаньтоу. Все выходящие из порта суда обязаны передавать свои координаты туда, через спутник. Я не думаю, что твой босс попытается идти в море вслепую. В такую погоду это на грани самоубийства.

– Сколько тебе потребуется, чтобы туда проникнуть?

– Если нам повезет…

Ли Вэнь задумался.

– Минут двадцать.

– У нас нет двадцати минут! – едва не закричал Кайцзун.

Они беспомощно поглядели по сторонам, будто бездомные псы.

– Проклятье! Поверить не могу, как мог забыть.

Глаза Ли Вэня просияли.

– Телесная пленка Мими! Я же вставил в нее радиопередатчик.

Кайцзун опешил, а потом его взгляд стал холоден.

– Ты хочешь сказать… что ты все время отслеживал местоположение Мими?

– Теоретически да…

Ли Вэнь старался не смотреть в глаза Кайцзуну.

– Я всегда заботился о ней, как о сестре… – виновато добавил он. – Хотел защитить ее…

– Сестре? Это так ты свою сестру защищаешь?

Кайцзун двинулся на Ли Вэня, из его глаз, казалось, летели искры. Вскинул кулаки, но сдержался и заставил себя опустить руки.

– Значит, ты все это время знал, что происходит? Видел, как Ло Цзиньчен ее похитил, видел, как Тесак над ней издевался, видел, как она едва не умерла?

– В ту ночь я пошел к ней, на Пляж Созерцания Прибоя. Но было уже поздно.

Ли Вэнь смотрел в землю и говорил еле слышно.

– Я хотел записать… то, что происходило, чтобы потом шантажировать клан Ло. Но не смог получить устойчивый сигнал из-за интерференции. Бросился спасать ее; правда сделал это. Но не смог определить ее местоположение. Я слишком рассчитывал на свой собственный замысел и не предполагал, что они могут оказаться такими жестокими. У меня было ощущение, что я послал на смерть родную сестру… я бы не вынес, если бы снова ее потерял. Все, что случилось потом, было похоже на сон. Я нашел Мими и отнес ее…

– Значит, в конечном счете ты стал соучастником преступлений Тесака.

Ли Вэнь задрожал, вспоминая видео, на котором была его сестра. У него подогнулись ноги, и он рухнул на колени.

– …это мне в наказание… это мне в наказание… – бормотал он.

– Вспомни свою сестру. Вспомни, как эти люди с ней обошлись.

Кайцзун сел на землю с каменным лицом, не обращая внимания на дождь.

– А теперь вспомни Мими. Будем надеяться, что на этот раз мы не опоздаем.

Уголки рта Ли Вэня дернулись. Он ничего не сказал, лишь надел очки дополненной реальности, и его руки затанцевали в воздухе. Он сразу же передавал картину отслеживания на правый глаз Кайцзуна. Появилась карта Кремниевого Острова и окружающего его моря; золотистая точка отошла от пристани и быстро двигалась в открытое море.

– Они действительно идут в международные воды. Кораблей у нас нет. Как нам их догнать?

Лицо Ли Вэня стало подавленным.

– А вот это что?

Кайцзун подсветил серебристую кривую, пересекающую бухту между Шаньтоу и Кремниевым Островом, которую должна была миновать золотистая точка.

– Это мост через гавань Шаньтоу!

Ли Вэнь быстро подсчитал время перехвата.

– Ты прав. У нас еще есть шанс.

– Но у нас нет машины. Как мы сумеем вовремя добраться до моста?

Кайцзун огляделся вокруг. Лужи воды, развалины хижин, усеивающий землю мусор. Двигаться будет тяжело.

– У нас есть нечто куда лучше машины.

Ли Вэнь ухмыльнулся, и его пальцы снова затанцевали в воздухе. Это был подарок от Мими, полностью открытый интерфейс для управления меха, даже более удобный для оператора, чем исходный. Громада экзоскелета лязгнула и загрохотала. Верхняя часть робота сложилась вперед, ноги втянулись, открывая гусеницы. И вскоре робот уже напоминал миниатюрный бронетранспортер. Ли Вэнь ловким прыжком очутился в кабине, а затем протянул Кайцзуну одну из рук робота, подымая и сажая на плечо экзоскелета.

– Держись крепче. Эта штука умеет ездить куда быстрее, чем кажется, – крикнул Ли Вэнь, высунув голову из кабины. – Попытайся связаться с Мими. Нам потребуется ее помощь.

Кайцзун гневно поглядел на него. Возможно, он никогда не сможет простить Ли Вэня. Однако сейчас, когда жизнь Мими в опасности, в его сердце не было места злобе. Требовалась вся возможная помощь.

Черная бронированная машина взревела и со звуком скрежета металла о металл ринулась в темноту, в сторону светлеющего на востоке неба, бледного, как рыбье брюхо.


Скотт напряженно удерживал руль. Дворники на лобовом стекле работали не слишком хорошо, и все выглядело так, будто на стекло лили воду из ведра. Все расплывалось. «Глаз» тайфуна «Вутип» только что миновал Кремниевый Остров и теперь находился над этой частью моря. Вскоре тайфун выйдет на берег в Шаньтоу и ослабнет до тропического шторма. Это было основной причиной того, что Скотт не включил автоматическую навигацию.

Он повернулся, глядя на Мими. Она была пристегнута к креслу ремнем безопасности. На ее лице не было ни кровинки, как и признаков того, что она скоро очнется. Легкий стеклопластиковый скоростной катер нещадно болтало ветром и волнами, любого находящегося в сознании уже бы тошнило и рвало, могло бы дойти и до расстройств симпатической нервной системы. По крайней мере, с этой точки зрения Мими была удобным пассажиром.

Все разрешится, подумал Скотт. Он проиграл в голове все возможные сценарии, выработав идеальные варианты ответа на каждый из них. Однако в целом ситуация деградировала до той стадии, на которой он не мог отступить в полной безопасности. Как же идеальная последовательность выводов могла привести к неверному ответу? Он не мог понять этого. Быть может, это именно то, что уроженцы Кремниевого Острова подразумевают под судьбой.

Ло Цзиньчен более не был его ненадежным союзником, а Чень Кайцзун более не был его верным подчиненным. «ТерраГрин Рисайклинг», SBT и даже «Арасё Фаундейшн» более не были безопасными гаванями. Ему требовалась более просторная сцена, чтобы правильно использовать потрясающее сокровище, таящееся внутри этого крохотного катера. История человечества подошла к концу. Он уже мысленно составлял свое публичное заявление по этому поводу. В международных водах его ждало судно организации «Цветок мать-и-мачехи», оно станет первым трамплином на пути в совершенно новую главу этой истории.

Нэнси. Лицо его погибшей дочери так и не оставляло его. Скотт ощущал депрессию, будто все, что он делает, являлось тщетной попыткой избежать чувства вины, которая все равно приведет его в пустоту. Он резко тряхнул головой, понимая, что это всего лишь оправдание, созданное его сознанием для того, чтобы остаться в своем уме.

И для Мими это будет лучше всего, раз за разом повторял он сам себе. У нас самые лучшие врачи, самое лучшее оборудование, самая лучшая окружающая среда. Я не лгу. Когда-то мы творили зверства, но это осталось в прошлом, нам приходилось совершать ужасные поступки, но это была война. А теперь настал двадцать первый век, золотой век. Больше нет нужды использовать варварские, жестокие и кровавые методы, экспериментируя на людях. Более того, в ее теле, в ее мозгу скрыто будущее всей человеческой расы. Мы обеспечим ей счастливую жизнь, очень счастливую.

Но что, если она – не ошибка? Сердце Скотта замерло. Его больное воображение сорвалось с цепи.

Что, если она – новый акт Творения? Бог создал человека по Его образу и подобию. Человечество разгадывало тайны мира, выдумывало теории, развивало науки и технологии. Люди хотели создать нечто максимально близкое Творцу, сотворить жизнь с помощью науки, бесконечно эволюционируя и приближаясь к вершине пирамиды. Люди доверили свое будущее технологиям, а сами стали их паразитами, более не развиваясь.

Некая необнаружимая сила, наделенная доселе неизвестными человечеству намерениями, замаскировала все связи, представив все это невероятной случайностью. Возможно, подобные случаи происходят ежедневно в отдаленных уголках планеты, и в результате рождаются тысячи прототипов, подобных Мими. Жизнь – гигантский «черный ящик», только ты подумал, что все зашло в тупик, как оно снова находит другой путь, продолжая разворачиваться и развиваться.

Новый вид жизни, преодолевший границу между биологией и технологией. История человечества заканчивается.

Но кто же ее создатель?

Скотт вздрогнул, будто ему в спину смотрят. Он мгновенно обернулся, но увидел лишь Мими, все еще спящую.

Катер нещадно швыряло ветром. Скотту пришлось снизить скорость, чтобы не перевернуться. Разумнее всего было бы переждать, когда тайфун уйдет, а затем быстро идти по спокойному морю. Но он опасался, что могут случиться еще какие-нибудь сюрпризы, если он станет ждать тут. Ему надо уходить.

В туманном небе появилась тонкая серебристая дуга, идущая над океаном. Лодку бросало вверх-вниз, а вот она стояла, как камень. Расстояние сокращалось, и Скотт понял, что это искусственное сооружение. Гигантские опоры, похожие на ноги слонов, возвышались среди дождя и тумана.


Холодный ветер резал лицо Кайцзуна, как ножом. Объекты на краях поля зрения расплывались, быстро уносясь назад. Кремниевый Остров после тайфуна являл собой апокалиптическую картину, будто карапуз в истерике снес тщательно выстроенные песочные замки, оставив после себя лишь бессмысленный хаос.

Справа от него появились огромные прозрачные силуэты. Они скользили над развалинами, завывая от горя. Кайцзун не мог понять, что это за химероподобные стражи темного леса, наполненного болью.

Как и не мог понять смысл их появления, вероятно, результата какого-то виртуального моделирования животных. Не знал даже, как отключить эту функцию. Его новый глаз совершенно изменился, это был дар от Мими. Что беспокоило его еще сильнее.

Он неустанно пытался выйти на связь с Мими через беспроводную сеть «мусорных людей». Но это было все равно что бросать камешки в бездонную пропасть, даже не слыша всплеска в ответ.

Преобразовавшийся в БТР робот ловко маневрировал по неровной поверхности, объезжая упавшие деревья и с разгону переезжая глубокие лужи. Подпрыгивал, дергался, но не снижал скорости. Небо на востоке прояснялось, облака рассеивались. За завесой молочного цвета разгорался розовый огонь, то ли готовый в любой момент погаснуть, то ли готовый вырваться из заточения.

Вдали появился серебристо-серый мост.

Кайцзун был уверен, что Мими там, впереди. Он страстно повторял ее имя, будто стуча кулаком в крепко запертую дверь, но никто не отзывался.

Робот с ревом выкатился на пустой мост и начал разгоняться. На этой стороне моста уже стало ясно, но другой конец моста все еще был скрыт серым туманом и дождем.

– Она на подходе! – крикнул из кабины Ли Вэнь.

Кайцзун поглядел на скрытое туманом море, пытаясь увидеть цель. На темной поверхности прорисовывалась кривая белая линия, она вот-вот должна была пересечь море под мостом в нескольких сотнях метров впереди.

– Мы не успеваем! – сказал Ли Вэнь.

Кайцзун настроил свой правый глаз на максимальное увеличение, пытаясь разглядеть Мими в рубке подпрыгивающего на волнах катера, будто, если он увидит ее, это поможет достучаться до ее сознания. Увидел знакомый силуэт, то появляющийся, то пропадающий, распадающийся на миллионы хаотичных точек и сливающийся в различимый образ, будто живое проявление кота Шрёдингера.

Он вспомнил тайную историю палирромантии, которую рассказал ему глава клана Чень: живые существа, тонущие в море, борющиеся, на грани жизни и смерти. «Те, кто созерцает прибой, возможно, познают мир». Он всего лишь хотел увидеть лицо Мими.

Мими! Мост!

Кайцзун предпринял последнюю отчаянную попытку. Он понимал, что если они сейчас не остановят Скотта, то уже не спасут Мими, поскольку катер уйдет в международные воды.

Мими! Останови катер!

Казалось, он что-то почувствовал. Поглядел на дальний конец моста, где появился просвет в густой облачности. Восходящее солнце протянуло свои золотистые лучи по поверхности моря, превращая его в сверкающее покрывало, покрытое замысловатыми складками. Увидел бутылконосого дельфина, которого давно считали вымершим. Тот выпрыгнул из воды по идеальной дуге. Его спина сверкала волшебным золотым светом. Такая красота, что дыхание перехватывает.

Он понял, что это не реальность. Дельфин исчез, как и золотистый свет. Но смысл галлюцинации он понять не мог.

И Кайцзун наконец прислушался к Ли Вэню, который что-то настойчиво кричал. Увидел, что белая кривая пены за кормой катера, рассекающего воду, вот-вот войдет под огромную арку между опорами моста.


предыдущая глава | Мусорный прибой | cледующая глава







Loading...