home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


20

Штурвал в руках Скотта внезапно стал жестким и неподатливым, будто заросший ракушками риф. Он в шоке смотрел, как замигали огоньки на пульте. Включился автопилот. Катер изящно сменил направление и понесся на одну из опор, не снижая скорости.

Огромное прочное сооружение становилось все больше, нависая над катером и подавляя Скотта. Что-то нечленораздельно пробормотав, он непроизвольно скрестил руки перед лицом. Катер врезался в опору, раздался душераздирающий скрежет. Свернутый набок нос катера, ударившийся в опору, поднялся в воздух. Потом катер перестал задирать нос, останавливаясь; перевернулся в воздухе и упал обратно в воду с мощным всплеском. Перевернувшийся катер покачивался на волнах, будто мертвая рыба фугу.

Скотт пришел в себя, слыша, как стих рев двигателя. Инстинктивное защитное движение в последний момент спасло ему жизнь, но он заплатил за это иссеченными осколками стекла предплечьями и вывихом правого плеча. Катер еще был на плаву, но быстро набирал воду. Скотт ошеломленно увидел, что девушка, сокровище человеческой расы, все так же пристегнута ремнями к креслу. И теперь ее голова свисала вниз и погружалась в воду.

Превозмогая боль, он подплыл к ней и поднял голову Мими из воды, одновременно расстегивая ремень безопасности. Девушка, все так же без сознания, соскользнула в воду и потянула за собой Скотта.

– Нет! Ты не можешь умереть! Ты не можешь умереть здесь! – заорал Скотт, и у него перед глазами появилось лицо Нэнси, бледное. Прижав Мими к коленям, он нажал ей на спину, чтобы выдавить воду из ее дыхательного горла. Потом перевернул на спину и стал делать искусственное дыхание изо рта в рот.

– Не умирай! Не… – умолял он, срывающимся голосом. Перетащил ее на сломанный стол, укладывая на твердую поверхность и, скрестив кисти, принялся надавливать ей на грудь. После каждого надавливания ее грудь медленно подымалась, но сердцебиения не было.

– Не поступай так со мной, проклятье…

Скотт не выдержал и разрыдался. Стал стучать кулаком по тыльной стороне ладони, и эти удары передавались через нее в грудь Мими.

– Я умоляю тебя…

И тут же умолк. Ему казалось, что он слышит рокот подземного течения.

Мими дернулась в судороге и извергла поток морской воды. А потом закашлялась. Ее грудь начала тихонько подыматься и опускаться, а на ее бледном лице стал проступать румянец.

На лице Скотта была смесь радости и страха. Он понимал, что пришло время провернуть его последний фокус.


– Блин! Блин! – ругался Ли Вэнь, не переставая. Робот затормозил и врезался в металлическое ограждение моста, оставив в нем глубокую вмятину.

– Она услышала меня. Услышала!

Кайцзун спрыгнул с робота и вместе с Ли Вэнем перегнулся через ограждение на краю моста. Огромная опора уходила прямо в море, пугающее зрелище. Внизу подпрыгивало на волнах белое брюхо катера, но в воде рядом с ним не было видно выживших.

– Нам надо спуститься и спасти ее, – сказал Кайцзун, оборачиваясь к Ли Вэню. У того было испуганное лицо.

– У меня акрофобия, боязнь высоты. Каждый раз, как смотрю вниз, будто муравьи мне яйца отгрызают. Я… я не смогу.

– Бестолочь! – бросил Кайцзун и снова посмотрел на воду. Ему сдавило сердце. Его правый глаз принялся за дело, вычисляя расстояние, скорость ветра и конечную скорость, когда ударится о воду. Замигал красный огонек.

– Слишком высоко. От удара я погибну. Но если мы сможем опустить меня на десять, нет, восемь метров, может получиться.

Ли Вэнь нахмурился, раздумывая. И его глаза загорелись.

– Приятель, нырнуть вместе с тобой я не смогу, но у меня есть идея.

Кайцзун схватился за железный кулак робота и повис над водой на холодном ветру. Заставил себя не глядеть вниз. Влажный холодный воздух будто обволакивал его кожу ледяной пленкой, по ней пошли мурашки. Отделенный от руки металлический кулак медленно опускался на стальном тросе. Кайцзун приближался к поверхности моря.

– Еще! – крикнул Кайцзун, борясь с головокружением.

Трос лязгнул о металл и резко остановился.

– Больше трос не выйдет! – крикнул ему Ли Вэнь.

– Недостаточно! Нужно еще немного.

Кайцзун покрепче ухватился за кулак робота. Крутясь и раскачиваясь на ветру, сглотнул, пытаясь снять напряжение.

– Держись как можно крепче!

Стальной кулак резко дернулся и упал. Кайцзун инстинктивно зажмурился, сжимая пальцы на кулаке. Ли Вэнь заставил робота лечь на мост и свеситься через край, добавив к длине троса длину манипулятора.

– Еще чуть-чуть!

Правый глаз сигнализировал Кайцзуну, что он все еще на тридцать сантиметров выше безопасной зоны.

– Твою мать… – послышалась ругань Ли Вэня сквозь шум ветра.

Железный кулак снова рухнул. Ли Вэнь заставил робота наклониться набок, насколько это было возможно, и его ноги оторвались от земли. Робот опасно балансировал на краю моста. Еще немного, и стальная конструкция опрокинется. В кабине нет подушки безопасности – хотя от нее вряд ли была бы польза.

Красный огонек в глазу Кайцзуна наконец-то стал зеленым. Сделав глубокий вдох, он посмотрел вниз, на воду, выбирая правильный момент. Нельзя удариться об опору или упасть на какой-нибудь риф. Правый глаз оценил глубину под поверхностью воды и угол входа и поделил поверхность моря координатной сеткой, пометив квадраты разными цветами, чтобы облегчить ему выбор.

Вот! Кайцзун отпустил стальной кулак. Словно настоящий ныряльщик, выпрямил тело и сложил руки над головой. Освобожденный от лишнего веса, робот с громким лязгом упал на бок, ударяясь в мост своими ногами.

Кайцзун вонзился в воду, будто стрела, и исчез в облаке брызг. Спустя пару секунд появился на поверхности, будто огромная рыба, жадно хватая ртом воздух. После недолгого отдыха принялся мощно грести руками и поплыл к перевернутому катеру.

С трудом услышал радостные крики Ли Вэня наверху.


– Не приближайся!

Скотт приставил к затылку Мими пистолет странной формы.

– Мне нужен катер. Сейчас же.

– Отпусти ее.

Кайцзун попытался найти ногам опору в полузатопленной рубке.

– Не причиняй ей вреда. Я найду тебе катер, о’кей? Только не причиняй ей вреда.

– Неужели ты не понимаешь, что я единственный человек в мире, который может спасти ее? Больше никто! Очень плохо, что ты мне не веришь, как и все остальные. Полагаю, этому пистолету все равно найдется применение, как бы то ни было; в конце концов, таково его предназначение.

Скотт зловеще улыбнулся.

– Это миниатюрная электромагнитная пушка. Пусть она и не слишком мощная, ее более чем достаточно, чтобы поджарить контуры в мозгу твоей подруги. Если я не могу ее заполучить, то и никто ее не получит. Так что не пытайся со мной в игрушки играть.

– Не думаю, что ты это сделаешь, – сказал Кайцзун, глядя на Скотта. – Слушай, ты же не злой человек.

Скотт пошатнулся, как будто слова Кайцзуна попали по больному месту. Но у него не было выбора.

Мими была в ужасе. Качалась из стороны в сторону, ее удерживала лишь правая рука Скотта с вывихнутым плечом. Она смотрела на Кайцзуна, руки которого были пусты, безмолвно предостерегая его, чтобы он не делал глупостей. В ее сознании зазвучал другой голос.

Его сердце, прошептала Мими 1. Я схвачу его за сердце.

Мими закрыла глаза, ее зрачки быстро дергались под веками. А ее сознание проникло в грудь стоящего позади нее мужчины и достигло крохотной коробочки. Протокол синхронизации информации оказалось очень легко взломать, и она получила управление кардиостимулятором Скотта, будто держала в руках его больное сердце.

И ускорила его ритм. Хрупкий орган начал разгоняться, будто форсируемый водяной насос: сокращение, расслабление, сокращение, расслабление… Кровь с силой хлынула по артериям, нарушая функции тела, словно наводнение.

Выражение лица Скотта переменилось, у него на лбу выступил пот. Он пытался переждать приступ, ждал, когда кардиостимулятор сделает свое дело, не зная, что он и является источником проблемы. Тело пронзило болью, будто стальной иглой. Его руки и ноги обессилели, и он выпустил Мими. Рука, держащая пистолет, оказалась у его груди, он оперся о стену рубки, хватая ртом воздух. Дыхание стало неровным, в его глазах появилось отчаяние.

– Нэнси, – сказал он. – Нэнси.

Кайцзун оттащил Мими и стал между нею и Скоттом. Осторожно приблизился к нему и вынул из его обессилевших пальцев электромагнитную пушку, аккуратно, будто отравленное яблоко.

Мими остановила сердце Скотта. Кровь перестала циркулировать в его теле. Потребление кислорода привело к закислению крови. Запах смерти.

Скотт ощутил озноб по спине, будто в рубку позади него вошла некая сверхъестественная сила. Обернулся и увидел, что это стальная стенка рубки. Его тело стали бить судороги, из его горла вырывались хрипы, будто он тонул. Потеряв равновесие, он упал в воду. Его бледное лицо осталось на поверхности, глядя в пустоту, будто мраморное лицо статуи.

Кайцзун разобрал его последние слова, произнесенные одними губами. Прости.

Хватит уже, с отвращением сказала Мими 0. Я сказала, хватит!

Твои человеческие слабости когда-нибудь тебя погубят, ответила Мими 1, уходя во мрак.

Мими 0 некоторое время молчала. Она поняла, что время пришло.

Кайцзун крепко обнял ее. Два мокрых дрожащих тела прижались друг к другу, пытаясь согреться. Они жадно целовались, так, будто это был их последний поцелуй. Вода уже поднялась выше пояса, пахло морем.

– Давай выбираться отсюда. Катер скоро утонет, – сказал Кайцзун и потянул за собой Мими, но та не шелохнулась.

Взяла Кайцзуна за руку и наставила электромагнитную пушку на свою голову.

– Спускай курок.

– Ты свихнулась?

Кайцзун не мог поверить своим ушам.

– Зачем?

– Я уже больше не та Мими, которую ты знал. Я убила многих…

Лицо Мими перекосилось, будто она боролась с иной личностью, глубоко скрытой внутри нее.

– …я не хочу превратиться в чудовище. Я не хочу совершать убийства. Я не хочу стать подопытным животным…

– Это была не ты! Не ты. Мими, мы найдем способ. Поверь мне…

Кайцзун попытался отвести пистолет в сторону, но девушка, которая, казалось, могла в любой момент упасть в обморок, вдруг оказалась наделена невероятной силой. Пистолет даже с места не сдвинулся.

– Ты не понимаешь! – сказала она, плача.

В правом глазу Кайцзуна пронесся калейдоскоп образов: подопытные Проекта «Мусорный Прибой»; Ева, шимпанзе, которую порвали на куски; столбы дыма и тела, лежащие на поле боя; тысячи и тысячи картин, из которых складывается изображение города; истекающие кровью мужчины и женщины, в отчаянии ползающие среди разбитых машин… картины мелькали все быстрее и быстрее, накладываясь одна на другую, превращаясь в ослепительный световой шар, обжигающий взгляд Кайцзуна так, что он уже не мог на них смотреть.

– Немедленно! Пока она не пришла в себя!

Тело Мими дернулось, будто она была марионеткой, из последних сил борющейся с невидимыми нитями. Внезапно ее лицо переменилось, и из ее горла вырвался грубый хриплый голос.

– Не смей! Если попытаешься, я убью ее, потом тебя, а потом всех!

Правый глаз Кайцзуна начало жечь, будто ему в череп вонзился раскаленный уголек. Он чувствовал, как горят нервные окончания, обугливаясь, дюйм за дюймом. Ощутил запах горелой плоти. Затрубили миллионы труб, заголосил миллиард птиц. Его дрожащий глаз был будто бомба, готовая взорваться в любое мгновение.

– Я не могу… не могу убить тебя…

Кайцзун завопил от боли и рухнул на колени, в воду. Кожа вокруг правого глаза краснела и покрывалась пузырями, загоралась, ее куски с шипением падали в воду, поднимались струйки белого дыма. Боль была такая, будто в его череп вонзалось сверло дрели, включенной на полную мощность.

А потом боль и шум исчезли на мгновение. Кайцзун будто плыл в сладком и безмятежном вакууме, напомнившем ему ту ночь, когда он и Мими лежали на Пляже Созерцания Прибоя, глядя на звезды. Но боль вернулась почти мгновенно, с удвоенной силой, захлестывая его сознание, будто волна.

– Ты не можешь убить меня! Ты не можешь убить меня!

Пронзительный, как бамбуковая флейта, голос Мими перемежался с демоническими воплями в зловещем дуэте. Голоса смешивались, пытаясь подавить друг друга.

– Я лишь начало! Лишь нач…

Голоса смолкли.

Рука Кайцзуна дрожала, повиснув в воздухе. Он наконец-то спустил курок.

Приборная доска катера ярко сверкала, изо всех щелей и отверстий сыпались искры, словно фейерверк на шумном празднике. Гудел электронный сигнал, пронизывая стены рубки, но затем постепенно умолк. Снова стало тихо. Все светящиеся приборы гасли, медленно, словно гигантский зверь из последних сил пытался доказать, что еще жив.

На лице Мими застыло изумление, будто она не верила своим глазам. Она попыталась коснуться деформированного правого глаза Кайцзуна. Ее рука дрожала в воздухе, но, прежде чем она смогла сделать это, ее тело одеревенело, и она рухнула навзничь в воду, с громким плеском.

Пистолет выпал из пальцев Кайцзуна. Он двинулся сквозь воду и подхватил на руки бесчувственную Мими. Крепко держа ее, нырнул под воду, и перегретый правый глаз затрещал от холода воды и короткого замыкания. Свет исчез, на смену ему пришла пронизывающая боль. Полагаясь лишь на оставшийся, несовершенный глаз, он пытался найти выход. Выбрался из рубки, выплыл на искрящуюся поверхность моря и, с силой загребая, поплыл к опоре.

Позади него бурлила вода, остатки воздуха выходили из тонущего катера со всех сторон. Подобное айсбергу белое брюхо катера ушло под воду, унося с собой все амбиции Скотта и оставляя на поверхности лишь неровный водоворот. Тайфун «Вутип», ослабший до тропического шторма, ушел к Шаньтоу, оставив за собой безмятежное море вокруг Кремниевого Острова, так, будто ничего и не произошло.


предыдущая глава | Мусорный прибой | Эпилог







Loading...