home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эпилог

Снова наступил июль. Море к югу от Алеутских островов оказалось в зоне пониженного давления, и густой туман висел месяцами, уходя на запад до самых Курильских островов. Оттуда холодное субарктическое течение Оясио, берущее начало в Беринговом проливе, двигалось на юг, встречаясь с идущим на север теплым течением Куросио в Тихом океане чуть севернее сороковой параллели. Результирующее течение двигалось дальше на восток.

Стоящий на мостике научного судна «Клосо» мужчина глядел в безбрежное море. Кожа вокруг его глаза была покрыта шрамами от ожогов. Такие повреждения можно было легко устранить косметической хирургией, но ему, похоже, было на них плевать.

– Мистер Чень, не хотите чаю? – спросил капитан, Уильям Катценберг, выходя на мостик с чашкой крепкого ароматного кофе.

– Спасибо. Сам пойду возьму, – ответил Кайцзун, улыбаясь. – Вы когда-нибудь видели такой туман?

– Конечно. Для меня ничего необычного, как чай после обеда. Когда проживешь подольше, тебя уже ничто не поражает.

– Ничего не могу сказать об этом. Год назад…

Кайцзун замолчал.

– Что случилось год назад?

– О, ничего особенного.

Кайцзун решил сменить тему, и, поняв намек, капитан принялся рассказывать алеутские истории про полярных лис.

Тот золотой дельфин.

События, произошедшие год назад, оставили его наполовину слепым. Врач предложил заменить протез глаза на новый, но Кайцзун отказался и заплатил еще больше денег за ремонт поврежденного. По его настоянию вызванные высокой температурой оптические дефекты – бочкообразное искажение и желто-зеленый оттенок – не стали исправлять. Теперь его глаз видел все сквозь светофильтр Кремниевого Острова, в оттенках, принадлежащих Мими, с красотой несовершенства. Он надеялся, что никогда не забудет то, что случилось, подобно шрамам на его лице.

В конечном счете «ТерраГрин Рисайклинг» подписала соглашение с администрацией Кремниевого Острова на строительство в течение трех лет индустриального парка по переработке отходов. Вследствие безвременной кончины главы клана Ло против проекта почти никто не возражал. Линь Йи-Ю убедил членов клана Линь более не полагаться на связи с чиновниками и не манипулировать рынком, честно конкурировать с кланом Чень и продвигать современные методы организации переработки отходов, не препятствовать миграции рабочей силы и создать лучшие условия труда, наряду с социальными гарантиями.

Он всегда помнил зажигательную речь Мэра Вэна на церемонии официального подписания соглашения: «Победа для всех! Совершенно новое будущее Кремниевого Острова».

Отважные деяния «мусорных людей» во время тайфуна были оценены и вознаграждены по достоинству. В результате разрушения множества домов и гибели людей, отчасти вызванной отказом сетей связи, правительство под сильным нажимом прессы объявило о пересмотре правил мониторинга Сети и ограничения скорости доступа. «ТерраГрин Рисайклинг» учредила специальный фонд для использования части прибыли на оказание помощи рабочим-мигрантам, утратившим здоровье в результате работы по утилизации отходов. И первым получателем помощи от фонда стала Мими.

Мими. Сердце Кайцзуна сдавило болью. Он никогда не забудет, как последний раз виделся с Мими.

Это было туманное утро. Он вошел в больничную палату и увидел Мими, спиной к нему, в кресле-каталке. Она смотрела на деревья за окном. Кайцзун подошел и стал перед ней, присел и осторожно оглядел ничего не выражающее лицо, тихо зовя ее по имени, поглаживая ее длинные волосы теми же пальцами, которые спустили курок. Мими глядела на него, словно на неодушевленный предмет. Что-то исчезло из ее взгляда навсегда, оставив после себя лишь бездушную оболочку. Она открывала рот, но из него не выходили слова или голос. На ее лице не было никакого выражения, будто у машины, которую вернули к заводским установкам.

Врач сказал ему, что ей еще повезло. Проникнув в ее мозг, электромагнитный импульс вызвал мгновенный нагрев тканей вокруг металлических частиц. Однако импульс длился считаные миллисекунды, поэтому повреждения оказались не смертельными. Минное поле в мозгу Мими было уничтожено ковровой бомбардировкой, но причиненный логическому мышлению, эмоциональным центрам и памяти вред был серьезен. В настоящее время с точки зрения состояния мозга она была подобна трехлетнему ребенку.

Но надежда есть, прошептал врач. Мы работаем с экспериментальными лекарствами. Требуется терпение, очень много терпения.

Экспериментальные лекарства были наследием Проекта «Мусорный Прибой», как узнал Кайцзун. У истории частенько оказывается очень странное чувство юмора.

Кайцзун поцеловал Мими в лоб. В ответ Мими что-то забормотала, будто животное. Казалось, на кратчайшее мгновение в ее глазах что-то вспыхнуло, но тут же исчезло. Кайцзун встал и вышел из палаты, не оборачиваясь. Он не смел обернуться. Боялся, что если обернется, то уже никуда не уйдет, навсегда останется рядом с ней, живя лишь несбыточными надеждами. Надеждами, которые разрушат то немногое, что осталось между ними, если он позволит им вырасти и процветать, лишая их обоих настоящего будущего, лежащего впереди. О чем бы он ни мечтал когда-то, думая о них двоих.

– Кайцзун! Смотри, что мы обнаружили! – радостно окликнул его помощник с палубы.

Кайцзун оставил воспоминания и спустился на мокрую палубу. Члены экипажа окружили предмет, который только что выловили из моря.

Механизм простой, но гениальной конструкции, напоминающий цветок лотоса из металла и пластика.

Помощник продемонстрировал, как он работает. В обычном режиме устройство плавало на поверхности, опустив в воду гибкую трубку со светодиодами, чтобы приманивать рыбу. Обнаружив в пределах досягаемости что-нибудь живое, цветок лотоса схлопывался, подобно мышеловке, и переворачивался вместе с добычей. Затем он отправлял сигнал со своими координатами в ожидании рыбака, который заберет улов.

Чудесное подражание. Кайцзун вспомнил протез руки, ползущий по земле в деревне Сялун.

– Всем внимание! Полагаю, эта штука поблизости!

Кайцзун свистнул, потом отдал приказы, и члены экипажа спешно заняли свои места.

– Мистер Чень, вы ищете это с самого начала, с тех пор, как мы отплыли из Калифорнии. Что именно вы ищете? – с любопытством на лице спросил капитан.

– Сами увидите. Предупреждаю, старайтесь особо не волноваться.

После событий на Кремниевом Острове Кайцзун оставил работу в «ТерраГрин Рисайклинг» и некоторое время путешествовал сам по себе. Через некоторое время вернулся в Бостон и стал писать статьи для небольших веб-сайтов. В нынешнюю эпоху особой нужды в историках не было. Социальные сети, интернет-СМИ, вычисления в реальном времени – все это обеспечивало более глубокий анализ, основанный на больших массивах данных, результаты которого, кроме того, стали понятнее. В каком-то смысле история действительно закончилась, по крайней мере, как повествовательная система, полная неточностей. Иногда Кайцзуну даже хотелось написать письмо ректору своей альма-матер с рекомендацией упразднить кафедру истории.

Он в спокойных тонах изложил родителям случившееся с ним на Кремниевом Острове – ну, по крайней мере, рассказал то, что ему разрешили рассказывать. Впервые за много лет обнял отца. Отец пару раз хлопнул его по спине твердой рукой, словно они наконец достигли некоего взаимопонимания.

Кайцзун ощущал, что в нем пропало некое стремление. Когда-то он думал, что способен что-то изменить. Теперь же понял, что это всего лишь фантазии. Мир не переставал меняться, но, с точки зрения каждого конкретного человека, ничего не менялось.

Он все так же вспоминал слова, которые сказал ему на прощание глава клана Чень. «Люди всегда думают, что это они играют волнами, но в конце концов понимают, что это волны ими играют».

А потом ему позвонили из Гонконга.

Звонящей оказалась Суг-Йи Чю-Хо, руководитель проекта в организации защитников окружающей среды «Цветок мать-и-мачехи». Она интересовалась прошлым Кайцзуна, особенно его работой с «ТерраГрин Рисайклинг» на Кремниевом Острове. И предложила ему необычную работу.

Шанс изменить мир, по ее словам.

Кайцзун покачал головой и горько улыбнулся.

Каждый год сотни миллионов тонн непереработанного мусора выбрасывалось в океан из прибрежных городов. Неразлагающийся мусор путешествовал по всему миру, несомый течениями. Куски мусора слипались между собой, сплавлялись, реагировали и превращались в гигантские плавучие острова, которые уже стали представлять угрозу для навигации. В «Цветке мать-и-мачехи» внимательно наблюдали за этими островами. Используя технологии радиочастотной идентификации, они составили карту перемещения самых крупных в мире мусорных островов, которую бесплатно предлагали судовым компаниям, чтобы предотвратить катастрофы.

Однако кто-то должен был за это платить в конечном счете. Деловая женщина-азиатка улыбнулась и добавила: «Мы отслеживаем некоторые перспективные направления. Происходят странные вещи, например, над мусорными островами совершенно невероятная частота появления молний. Вы нам нужны, и, возможно, вы нужны людям».

– На этих островах есть люди? – спросил Кайцзун.

– Мы не знаем. Но мы знаем, что они не такие безлюдные, как Марс.

И Кайцзун вернулся в море. От бесконечной качки его тошнило, но, казалось, это стало и навязчивой привычкой. Мусорные острова не просто дрейфовали вместе с течениями. Казалось, они пользовались сложными механизмами взаимодействия разных течений, будто играя в кошки-мышки с «Цветком мать-и-мачехи». Кайцзун и его команда преследовали их по всем уголкам Мирового океана, следуя постоянно меняющимся командам из штаб-квартиры. Малейшая перемена ситуации порождала бесчисленные догадки, а дедуктивные рассуждения приводили к абсурдным выводам.

Кайцзун часто ложился спать на палубе, глядя на звезды, чтобы волны убаюкивали его. Когда он оказывался на границе между сном и явью, в его правом глазу возникали фантастические образы, так, будто гигантский глаз смотрит на него из глубин Вселенной. Этот ясный взор пронизывал его насквозь и возносил его в рай. Подобно взгляду Мими.

«Я лишь начало».

Всякий раз, как он вспоминал последние слова Мими, его пробирал холод до костей, будто какая-то неизлечимая аллергия.

Прежде чем покинуть Кремниевый Остров, он специально поехал посетить Ло Цзысиня, младшего сына Ло Цзиньчена. Помимо исключительно правильного Стандартного Мандарина, на котором тот говорил, мальчик, похоже, ничем не отличался от других местных детей, играющих и скачущих на спортивной площадке. Правда, иногда мальчик внезапно останавливался и смотрел вдаль, в никуда, с задумчивым видом.


Время от времени Кайцзун позволял себе помечтать о том, как снова встретится с Мими. Эти видения были очень подробны, в точности отражая время года, освещение, температуру, растущие вокруг растения, надетую на них одежду, выражения их лиц, пение птиц, первые слова, которые они говорили друг другу. Затем они предавались воспоминаниям и, как обычная пара, женились, заводили детей, спорили по пустякам, причиняя друг другу боль, начинали друг друга раздражать и наконец расставались или, напротив, вечно жили в счастье. Однако он понимал, что по крайней мере в этом подлунном мире они больше не встретятся никогда.

Туман над океаном, казалось, стал темнее, будто в кружку молока лили какао, постоянно ее взбалтывая, и какао неравномерно растворялось. Кайцзун забрался на носовую часть корабля и глядел, как перед ним возникает нечто огромных размеров, будто чудовище, выплывающее из тумана. Постепенно объект приобрел отчетливые формы и стал осязаемым, нависая над судном своей громадой. В небе поблескивали росчерки бледно-голубого света. Мусорный остров.

Пора сойти на берег, сказал он себе.


предыдущая глава | Мусорный прибой | Благодарности







Loading...