home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава четырнадцатая

Брезан сам не знал, чего ждал от шелкомота, но точно не изящества, пусть даже фракция Андан славилась своей утонченностью. Прямо сейчас новоиспеченный верховный генерал находился на транспортном судне, которое должно было встретиться с шелкомотом «Под сенью орхидеи». Командование Кел выделило ему личную охрану. Сперва он подумал, что это шутка. Потом отговорил начальство от этой идеи. Композит, с которым пришлось иметь дело, выглядел сбитым с толку настойчивостью Брезана, но тот знал: будь он проклят, если позволит повышению, которое состряпали для одноразовой специальной миссии, вскружить себе голову.

– Почти на месте, сэр, – донесся из стены голос пилота. – Сейчас я устрою так, что вы сможете им полюбоваться.

– Спасибо, – машинально ответил Брезан.

Самым странным в шелкомоте было то, что он не имел клиновидного профиля, общего для боемотов Кел, но он ещё и не напоминал другие анданские моты, которые случалось видеть Брезану, с их завитушками вдоль краев и выгравированными цветочными мотивами, укрупненными деталями, от которых не было никакой практической пользы. Вместо этого «Под сенью орхидеи» выглядел серебристо-синим кружевом, очертаниями напоминающим звезду, подвешенную в пустоте. Пришлось приглядеться, чтобы удостовериться: в дырах на «кружеве» не просвечивают звёзды.

– Нам разрешили выпустить челнок, чтобы перевезти вас, сэр, – сказал пилот через некоторое время. Брезан был так занят, глазея на шелкомот, что позабыл обо всем. – Следуйте за золотыми метками и прибудете куда надо.

Брезан выпутался из ремней безопасности, взял свой вещмешок.

– Спасибо за всё, – сказал он.

Перелет на челноке прошел без происшествий. Он поначалу думал, что приземление на шелкомоте будет ощущаться как-то по-особенному, но потом посмеялся над собой. А вот с выходом из челнока действительно вышла совсем другая история. Когда люк открылся, Брезану показалось, что он оказался в саду – если, конечно, бывают сады, где повсюду порхают огни, похожие на хвосты комет, и осыпаются лепестки… а это что такое, миниатюрный водопад? Хотя он уже встречал пару анданских мотов, ни один из них не был столь экстравагантным. Надо было помнить, что Андан часто принимали гостей, иногда из-за пределов гекзархата. Им было важно создать видимость могущества и роскоши.

Андан Тсейя стояла на вершине искусственного холма, сопровождаемая тремя птицеформами с каждой стороны. Да уж, любой Андан не упустит возможности забраться повыше. Это был один из тех тактических принципов, которые даже эта весьма далекая от войны фракция усвоила очень хорошо.

Тсейя была высокой, почти такого же роста, как сам Брезан. Её длинные черные волосы струились до талии. Кожа у нее была фарфорово-бледная, а лицо могло бы остановить сердце тому, кто забудет, кто она такая, однако у Брезана не было подобного намерения. Сейчас её глаза были карими – он проверил, но отвел взгляд на всякий случай, как только смог.

На агентессе была голубая шелковая блуза, сшитая точно по фигуре. На женщине с менее впечатляющей осанкой она выглядела бы жесткой и неудобной. Брюки были более темного оттенка, а туфли – почти черными. На горле сверкала брошь с голубым драгоценным камнем – по всей видимости, сапфиром.

Брезан низко поклонился, вспомнив уроки этикета.

– Агент, – произнес он очень вежливо. Анданская иерархия сбивала с толку, но лучше уж ошибиться и польстить, чем наоборот. – Я к вашим услугам по приказу Командования Кел.

– Честно говоря, не думала, что мне пришлют настоящего верховного генерала, – проговорила Тсейя. У неё был приятный, ироничный голос, альт, и Брезану сразу захотелось ей доверять. – Я Андан Тсейя, как вам уже известно. Буду откровенна, генерал. В последние годы наши с вами фракции не стремились играть друг с другом по правилам. Эта миссия станет для вас проблемой?

Что ей выдает его язык тела? Генерал Кируев однажды сказала, с веселым блеском в глазах, что он постоянно выглядит раздраженным.

– Послушайте, – сказал Брезан. – Кел бывают сильными, преданными и тупыми, но ни одно из этих определений не является синонимом фанатизма.

– Или тактичности, – сказала Тсейя с внезапной веселой улыбкой. – Я заметила, что обстановка вам не нравится, так почему бы мне не проводить вас в апартаменты? Сервитор прихватит ваш багаж.

Брезан предпочел бы нести его сам, но не было вежливого способа возразить. Он протянул машине свой вещмешок.

– Рад служить, – сказал сервитор.

Брезан чуть не подпрыгнул: он забыл, что анданские сервиторы иногда разговаривают.

Коридоры шелкомота не были прямыми и даже не изгибались разумным образом. Скорее, они блуждали. Брезан уверился, что Тсейя ведет его живописным маршрутом. Понятно, что даже такой маленький мот может иметь переменную компоновку, если у него передовое энергетическое ядро, но зачем целенаправленно делать интерьер менее эффективным?

– Мы объединим сады на время путешествия, чтобы сберечь энергию, – сказала Тсейя, подтверждая его подозрения. – А вы не из тех, кто любит цветы и каллиграфические свитки, да? – Она приостановилась возле одного такого свитка, искусным образом прикрепленного на низкой ветке дерева. Брезан понял, что опасается, как бы его не унесло ветром, хотя ветра в этих садах не было.

Будь это мимолетная встреча на каком-нибудь официальном приеме, он бы попытался ее развлечь, пустившись в лживые разглагольствования, но в таких обстоятельствах, как сейчас…

– Хороший образец каллиграфии, – сказал Брезан. – Но если вы ожидаете, что я сумею определить стиль, то вам нужен другой Кел.

– По крайней мере, вы знаете, что существуют разные стили, – с улыбкой заметила Тсейя. – Осмелюсь предположить, что в моей фракции многие не в силах отличить кинжал от зубочистки.

– Нет, это вы про нас, – невозмутимо ответил Брезан. – Совершенно уверен, что никогда не слышал о зубочистках.

– Думаю, мы поладим, генерал.

Они повернули и оказались перед чистым, ярким прудом, в котором плавали самые большие карпы из всех, каких Брезан когда-либо видел. Он чертовски надеялся, что карпы были иллюзией, потому что чем они питались? А если они проголодаются? Могут ли они выпрыгивать из пруда и атаковать прохожих?

Через пруд был перекинут аккуратный арочный мостик с эмблемами фракций, вырезанными на перилах. Тсейя ступила на него, не подавая вида, что обстановка её хоть как-то беспокоит. Миг спустя Брезан последовал за нею, бросив на карпов последний нервный взгляд.

Тсейя это заметила – впрочем, он и не пытался скрывать свои эмоции.

– Вы считаете подобное экстравагантным, не так ли? Лично мне медитации во время поминальных церемоний кажутся куда более приятными, если ими заниматься в красивой обстановке. – Персонал мота, находящегося в пути, освобождался от соблюдения поминальных церемоний, но некоторые настаивали на их необходимости.

Брезан призадумался.

– Наверное, я бы мог приказать сети проецировать мне что-нибудь красивое, – сказал он. – Но не понимаю, зачем мне бы такое понадобилось. Это бы слишком меня отвлекало.

– А пустые стены вас не отвлекают?

Что это такое они миновали? Какую-то водяную птицу с мудрыми глазами?

– Я привык к ним, – сказал Брезан. Он вырос на станции, которая предпочитала не притворяться миниатюрной планетой. Там были парки, но не такие роскошные, как этот.

– Ну как скажете.

К счастью, вскоре они прибыли в отведенные ему апартаменты. По обе стороны двери стояли небольшие деревья в кадках. Брезан ожидал, что его поместят в какой-нибудь маленькой, уютной, укромной комнате. Он не учел, что у Андан особое представление о «маленьких» и «укромных» помещениях.

Каюта была люксовая, похожая на ту, в которой жила генерал Кируев на «Иерархии пиршеств», и откуда говнюк Джедао должен был её вышвырнуть. Брезан надеялся, что эти покои не больше, но все намекало на то, что так оно и есть. Наверное, здесь жили почетные гости. Предусмотрительная Тсейя украсила гостиную нарисованным тушью изображением пепельного ястреба, сжимающего в когтях стрелы. Про генерала Андан Чжэ Наво, которая так блистательно служила в войсках Кел, говорили, что она ко всем прочим талантам ещё и умеет стрелять из лука. Напоминание было не очень-то деликатным, но его это не побеспокоило.

Сервитор осторожно положил вещмешок на пол и удалился. Тсейя не обратила на него внимания.

– Даю вам час на обустройство, – сказала она, как будто прогулка была утомительной. – Пообедайте со мной, когда будете готовы. Один из сервиторов будет дежурить на всякий случай. Но даже без него вы не заблудитесь, если будете следовать за желтыми цветами.

– Буду иметь в виду, – ответил Брезан. Он заметил цветы, которые были не только желтыми, но не понял, что они служат не для одних лишь декоративных целей. Милая альтернатива указателям, если только у гостя нет какой-нибудь редкой и неизлечимой аллергии.

– О, и у нас есть все виды чая, с которыми вы, возможно, захотите расслабиться. Я серьезно. Сеть вам все расскажет. Но если вы предпочитаете алкоголь, сперва поговорите со мной на эту тему. Запасы «Орхидеи» составлял мой кузен, и его вкусы слегка трудны для понимания.

– И это я тоже буду иметь в виду, – сказал Брезан, хотя его вкусы в том, что касалось алкоголя, сводились к напиткам, которыми можно было напиться и которые не оценил бы утонченный эстет.

Тсейя вопросительно взглянула на него, пробормотала извинение и вышла. Когда дверь закрылась, Брезан позволил себе расслабиться на целых шесть секунд. Потом окинул взглядом бестолково огромную гостиную, красиво нарисованную картину. Мазки кисти не выглядели ни слишком вольными, ни слишком выверенными – он узнал на уроках каллиграфии, что добиться этого куда сложней, чем кажется. Наступили несколько мгновений тихой паники. В любую секунду мог появиться настоящий генерал и вышвырнуть его вон.

«Заткнись», – приказал Брезан внутреннему голосу. Командование Кел было непредсказуемо, но оно не проделывало такие трюки ради забавы. Он должен помочь спасти генерала Кируев и рой от Джедао.

Минут двенадцать он распаковывал и раскладывал свои вещи. Ну и чем ему заполнить все это пространство? Некоторые офицеры таскали с собой много личных вещей. Генерал Кируев – коллекцию безделушек. Коммандер Джанайя – фигурки осьминогов. (Она отказывалась объяснять, почему осьминоги.) Майор-аналитик Шуос Иградна – флейты, большинство из которых были не настроены для совместной игры. И всякое другое… А вот Брезан оставил большую часть своих вещей родителям. Он не понимал, почему хотел разделить свою жизнь надвое. Когда он был молод, разделение казалось ему очень важным, и он так и не избавился от этой привычки.

Брезан с сожалением посмотрел на единственный предмет, который положил на самый большой стол в тщетной попытке сделать его менее пустым. Сестры-близнецы Миузан и Ганазан подарили ему эту штуку, когда он окончил Академию Кел: миниатюрная модель планетной системы. Стоило признать, прекрасная работа – серебряные и золотые орбиты, сверкающие шестерни и кружащиеся планеты, усыпанные драгоценными камнями. Когда Брезан смотрел на модель слишком долго, то почти слышал, как она поет. Все луны отбрасывали тени в виде водопада перьев, бесконечного пепельного потока. Модель не соответствовала ни одной системе, которую могла бы опознать какая-то из мот-сетей. Близнецы делали вид, что ничего об этом не знают; он склонен был им верить. В самые мрачные моменты Брезан думал, что модель представляет собой какую-то тихую процессию миров и лун, не тронутую гнилью гекзархата, – если, разумеется, не принимать во внимание нескончаемый поток перьев, который мог символизировать прикосновение ястребов-завоевателей.

Он потянулся к модели, но потом решил ее не трогать. Что ж, если он не собирается бродить из угла в угол, лучше заняться одеждой. В Академии Брезан, как и все остальные, брал уроки протокола, но почти всё успел забыть. А переподготовка запутала его ещё сильнее.

Верховный генерал несколько раз перебрал свою гражданскую одежду, потом покачал головой. К черту всё – он останется в униформе. Если это и не лучший вариант, то, по крайней мере, не неправильный. Тсейя сочтет униформу скучной, ну и что с того? Если она отнесется к его наряду с презрением, он утешится тем, что не сам придумал эту чертову тряпку. Впрочем, поддавшись порыву, он надел два кольца, чтобы не выглядеть совсем педантом.

Сел и пнул ногой пол, сожалея, что чувствует себя таким напуганным. Иметь дело с другим офицером Кел – это одно. Там бы он понял, как себя вести. Но здесь? Тсейя руководила операцией, и она сочтет его ненадежным, если он выкажет страх при виде – допустим – каких-нибудь причудливых столовых приборов.

«Будь справедлив», – сказал он себе. До сих пор Тсейя вела себя вполне вежливо. Пока они вынуждены работать вместе, он обязан ей тем же.

Брезан спросил сеть, сколько времени понадобится, чтобы добраться туда, где Тсейя хочет встретиться с ним за обедом. На всякий случай добавил к ответу восемнадцать минут. Потом нервно ждал момента, чтобы выйти из каюты. Интересно, легко ли здесь заблудиться? Жаль, что он не прихватил с собой ничего, на чем можно было бы нарисовать карту, пусть карты и не могли помочь при переменной компоновке или потенциальном враждебном…

«Ну хватит уже!»

Как оказалось, желтые цветы услужливо склонялись на своих лишенных шипов стеблях, указывая дорогу, стоило ему приблизиться. Наверное, какая-то лаборатория Нирай получила немало денег, чтобы заставить их вести себя таким образом. Он миновал ещё несколько длинношеих птиц – почти все были белыми, некоторые щеголяли причудливыми разноцветными гребнями. Казалось, его присутствие их не беспокоило. Он мог лишь предположить, что никто им не сказал, как много среди Кел любителей охоты. Брезан этим не занимался, главным образом из-за брезгливости. Может, птицы почувствовали, что им нечего бояться.

«Я могу и пристраститься к жизни на станции», – подумал Брезан и поспешил дальше, не обращая внимания на тревожную трель лягушек. Ему даже удалось проскочить мимо карпов. Он был почти, но не совсем уверен, что это тот самый пруд, мимо которого раньше вела его Тсейя.

Сбивающая с толку садовая дорожка с ее желтыми цветами вела в более нормальный коридор и открытую арку, задрапированную занавесками.

– Войдите, – крикнула Тсейя.

На одиннадцать минут раньше: не так уж плохо. Брезан с трудом удержался, чтобы не оглянуться на последний желтый цветок и посмотреть, не указывает ли он теперь в другую сторону. Собравшись с духом, он вошел в комнату. К его удивлению, обстановка была сдержанной. Примечательной оказалась единственная ваза в углу – в половину его роста, какая-то разновидность селадона[4]. На низком столике их ждала еда. Тсейя уже сидела на полу. Напротив нее лежала голубая подушка для него. Интересный нюанс: в центре стола стоял контейнер с зубочистками. Анданский юмор?

– У вас такой вид, словно вы думаете, что еда вот-вот взорвется, – заметила Тсейя. – Увы, по части разрушений я всего лишь посредственность, к вящему разочарованию моих инструкторов. Присаживайтесь! Нет смысла голодать, пока мы оцениваем друг друга.

– Конечно, агент.

– Не надо быть таким официальным. У меня ведь есть имя. – Она улыбнулась одними глазами.

Он вовремя спохватился и не запротестовал, а потом занял свое место.

– Полагаю, вас предупредили о том, чтобы вы не играли в джен-цзай.

Не то чтобы он признавался в слабости, о которой она раньше не догадывалась.

– Да, я избегаю этого, – подтвердил Брезан. – Однажды я присоединился к генералу Кируев и некоторым другим штабным офицерам для игры. Она обчистила нас всех, хотя постоянно вытаскивала ужасные расклады.

Тсейя налила чай сперва ему, потом себе. Она не стала устраивать церемонию. В ответ на его удивленный взгляд, агент скорчила гримасу.

– А вам никогда не приходило в голову, генерал…

Его очередь.

– Просто Брезан, пожалуйста.

– …Брезан, значит. Вам никогда не приходило в голову, что не все Андан в одинаковой степени влюблены в правила этикета? Иногда мне просто хочется выпить этот чертов чай.

Если это была уловка, рассчитанная на то, чтобы вызвать симпатию, она сработала превосходно.

– Боюсь, единственный значительный контакт с вашими собратьями по фракции у меня случился во время официальных мероприятий.

– Уверена, эти мероприятия показались вам очаровательными, – пробормотала Тсейя. Она взяла палочками кусочек чего-то в темном соусе, прожевала, проглотила. – Мне попробовать все, чтобы доказать отсутствие яда?

– В этом нет необходимости, – сказал Брезан. И это бы все равно ничего не доказало. Он принялся за еду. Темный соус был сладковатым, с ноткой лемонграсса и, возможно, рыбного соуса. Что до мяса, то он не смог его опознать. Но было довольно вкусно. Он решил позже попросить рецепт.

– Вы ужасно молчаливы, – сказала Тсейя через некоторое время. Брезан почти доел рис, а она опустошила свою миску всего лишь на четверть. – Наверное, вам было трудно расстаться со своими товарищами из-за всего, что случилось.

Брезану захотелось рассказать ей, что он думает о решении Командования Кел сделать Джедао бессмертным, но это была плохая идея.

– Мне стоит быть благодарным, – сказал он, не чувствуя и намека на благодарность. Сидя напротив агентессы Андан, он лишь острей осознавал, как сильно скучает по офицерскому столу. – Мне дали понять, что Джедао, по крайней мере, не взорвал рой. – У него было время, чтобы ознакомиться с донесениями, пока они не догонят беглецов.

– Он – Шуос, – сказала Тсейя. – А это значит, что он такой же, как Андан, только хуже работает с общественным мнением.

Брезан чуть не подавился овощем. Старая шутка заиграла новыми красками.

– Если он и не уничтожил рой, то лишь потому, что нуждается в нем. И, к несчастью, у любого роя есть лишь одно применение. – Она вздохнула. – Если бы он взрывал наши станции без разбора, я бы меньше волновалась. Но нет, он отбивается от вторжения. Это не может быть ничем иным, как уловкой для завоевания симпатий среди населения.

– Он – массовый убийца, – запротестовал Брезан.

– Вы – Кел, – сказала Тсейя, – поэтому смотрите на ситуацию с келской точки зрения. У Шуос на него зуб, что неудивительно. Для всех остальных, особенно для широких масс, которые не принадлежат ни к одной фракции и большей частью заняты тем, чтобы не быть замеченными такими людьми, как мы, он больше похож на ожившую фигуру из сказки, чем на угрозу. Адское Веретено случилось несколько поколений назад. Многим людям попросту наплевать, или, по крайней мере, их это не сильно волнует. Возьмем, к примеру, бомбежку, которая убила гекзарха Нирай Хавреказ триста семьдесят три года назад. Даже если бы вы о ней знали… – Брезан покачал головой, – разве стала бы она вас больше волновать?

Брезан призадумался.

– Я чувствовал себя спокойнее до того, как вы привели этот довод, – наконец сказал он, – но вы правы.

От этого их миссия лишь сделалась важнее. Они обязаны остановить Джедао. Они обязаны остановить Хафн. И, в качестве бонуса, им ещё надо помешать Джедао остановить Хафн и сделаться героем.

Они продолжили есть в молчании. Брезан заставил себя сбавить темп. Он не привык трапезничать ради удовольствия. Его старший отец, в прошлом Кел, считал ненужным медлить с едой. К тому времени, когда Брезан стал достаточно взрослым, чтобы запоминать происходящее, означенный отец вышел в отставку, но от келских привычек так просто не избавишься.

– Я знаю, почему Командование Кел послало вас, – сказала Тсейя, когда сервитор принес к столу маленькие пирожные. Они были украшены ломтиками фруктов, бледно-зеленых, оранжевых и сочно-красных, расположенных в форме цветов. – И в этом смысле, похоже, я ставлю вас в невыгодное положение. Полагаю, вы обо мне не знаете ничего. Ну, не больше, чем о каком-нибудь произвольном жителе гекзархата.

Брезан попробовал пирожное. Сладость уравновешивалась кислинкой плодов. Он надеялся не пристраститься к такой еде, потому что рано или поздно придется вернуться к нормальному меню Кел. Может, стоит попросить и этот рецепт, если, конечно, он не секрет фракции.

– Если вас беспокоит моя способность выполнять приказы…

– Я лишь хочу сказать, что мы лучше сработаемся, если вы будете знать, какова моя ставка в этой игре и почему выбрали меня, а не кого-то другого. – В голосе Тсейи слышалось какое-то чувство – не горечь, но что-то очень похожее.

– Тсейя, – сказал Брезан, гадая, к чему все это приведет. – Вы не обязаны мне ничего объяснять.

Она поймала его взгляд, прежде чем он понял, что происходит, и улыбнулась. Это была безразличная улыбка, а не теплая или милая, и это его испугало. Он не мог отвести взгляд. Впрочем, он уже знал, что анданское порабощение действует именно так. Он просто не ожидал, что она нанесет удар столь быстро – ведь при повторном использовании способности на той же мишени, воздействие ослабевало. Наивно с его стороны. Ее глаза все еще были карими, а не темно-синими, розово-синими. Как только цвет изменится, он будет принадлежать ей до тех пор, пока она сможет удерживать его в плену.

Тсейя прервала зрительный контакт. Брезан вновь обрел способность дышать. Он сунул руки под стол и сжал кулаки, борясь с дрожью. Она могла понимать, что происходит, но видеть это ей незачем. Придется обойтись этим.

– Может, я и не обязана вам что-то объяснять, – сказала Тсейя, – но нам придется полагаться друг на друга. Вы должны знать, что я не заставлю вас делать то, что противоречит вашему долгу. Я должна знать, что «падающий ястреб» будет следовать приказам. Мне проще, откровенно говоря. Что бы ни думало Командование, я считаю, что вы на самом деле преданный Кел.

Брезану не очень-то понравилось, что его свели к такому простому выводу. Теперь, справившись с потрясением, он начал злиться.

– Это была пустая угроза. – Рука Тсейи сомкнулась на чашке с чаем, замерла.

– Да уж, – сказал Брезан.

– Я не смогу вас поработить.

Её губы сжались в ниточку. Ей не нравилось признаваться ему в таком. Но зачем миссию поручили дефектному агенту? Он знал, что такие существуют, как и «падающие ястребы». Он слышал, что выживать им удавалось примерно столько же.

– Это не то, о чем вы подумали, – сказала Тсейя. – Дело не в способности как таковой – она действует нормально. Просто раньше меня звали Андан Неже. Проблема в том, что я в опале, а вы – нет.

Брезану не потребовалось много времени, чтобы понять, что она имеет в виду, даже если имя ничего ему не говорило.

– Никогда о вас не слышал.

Ее глаза загорелись каким-то циничным весельем.

– О, это необычно. Вам придется поверить мне на слово: я нажила могущественных врагов среди Андан.

– Так с Джедао у вас не будет никаких проблем?

– Совершенно верно.

Формационный инстинкт зависел от звания. Порабощение – от социального статуса. Или, как средний отец Брезана объяснял ему в детстве, «всё дело в том, что так они не позволяют анданским малышам обрести власть над теми, кто выше их по статусу, и заставить их отдать критически важные инвестиции». Любой Андан мог поработить лишь того, кто находился ниже в иерархии доминирования.

Тсейя скорчила гримасу.

– Я хочу сказать, вдумайтесь. У Джедао больше нет никакого звания, пусть он и контролирует рой. Он полагается исключительно на свою дурную славу. Только представьте себе, как трудно будет пригласить его на ужин. У любого Андан, если поручить ему рассадку гостей, случится мигрень.

Брезана это не позабавило.

– Значит, вы здесь, потому что вы тоже расходный материал.

– Я здесь, потому что у меня есть особая мотивация искупить свою вину перед начальством, – возразила она. – У нас случились серьезные разногласия по политическим вопросам. Оно плохо это восприняло.

– Полагаю, я не в том положении, чтобы судить, – сказал Брезан.

В наступившей тишине он доел пирожное, все ещё не понимая, нравится оно ему или нет.


Глава тринадцатая | Стратагема ворона | Глава пятнадцатая







Loading...