home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава девятая

На следующий день после совета гекзархов Микодез просмотрел кучу отчетов, изучая реакцию Джедао на действия Хафн и обоснованные предположения о том, что он предпримет дальше. Больше всех отличилась аналитик, которого Зехуни пытались уволить. Зехуни были правы, но этот аналитик придумала лучшие сценарии. Ее последнее предположение состояло в том, что Джедао заставил армию призраков овладеть роем, и за этим последует атака на законы энтропии. Женщина впустую тратила свой талант в разведке. Ей следовало бы писать драмы, но Микодез был слишком эгоистичен, чтобы отпустить ее.

Ни в одном из отчетов не говорилось о том, что сам Микодез считал очевидным следующим шагом. Как отметили Зехуни, он собирался действовать по собственному усмотрению, так что никто и не пытался его разубеждать. Пока гекзарх читал отчеты, уведомление о вызове по третьей линии продолжало колдовски мигать. Он велел Зехуни и Истрадезу не мешать, разве что если повод для вмешательства посулит первоклассное развлечение. Зехуни ответили на это очень терпеливым взглядом. Истрадез рассмеялся и пригрозил, что нарочно заявится в середине дела, чтобы все пошло кувырком.

– Ну ладно, я готов, – сказал Микодез сети. – Включай.

На терминале появилось женское лицо, обрамленное аккуратной стрижкой. Микодез не позволил себя обмануть. Похоже, тело Джедао похудело с той поры, как временный генерал Черис в последний раз докладывала о ходе своей миссии, но, учитывая обстоятельства, этому не стоило удивляться. Он подумал, не напомнить ли Джедао о необходимости получше кормить украденное тело, но Зехуни и Истрадез рассмеялись бы при мысли о том, что нравоучение о правильном режиме питания пришло в голову именно ему. Мундир Джедао был в полном официальном режиме; ненужная, но трогательная деталь.

– Доброго дня, Джедао, – сказал Микодез на давно забытом языке. Он надеялся, что не ошибся с произношением. Давно не случалось практиковаться.

Джедао моргнул.

– Я очень давно не слышал, чтобы кто-то говорил на шпарой, Шуос-чжо. – Он говорил на высоком языке с тем же протяжным шпаройским акцентом, что и при их первой встрече, десятилетия назад, на станции, где содержалась «черная колыбель».

Микодез всегда подозревал, что Джедао может избавиться от акцента в любой момент – судя по оценкам его языковых навыков из Академии, – но не было необходимости копаться в этом вопросе. И, кстати говоря, использование – чжо, архаичного почетного обращения, предназначенного для гекзархов (или гептархов, в былые времена) – было чистой прихотью, напоминанием о возрасте Джедао.

– Я всего лишь хотел быть вежливым, – сказал Микодез.

– Очень тактично с вашей стороны, Шуос-чжо, но не уверен, что я сам теперь в состоянии говорить на родном языке. Но попытаюсь, если вам будет угодно.

– Говорите, как пожелаете. Я как-нибудь разберусь. Всегда держу под рукой переводчиков, которые говорят на всех языках, какие вы когда-то знали, включая тлен-гва.

– Должен признаться, – сказал Джедао, – я не совсем понимаю, почему вы захотели со мной поговорить. Для вас ведь не секрет, что я не намерен отдавать рой Командованию Кел. Это единственный рычаг, который у меня остался.

Все, вплоть до «я не намерен отдавать рой», было почти дословным воспроизведением разговора, который состоялся у Микодеза с Джедао тридцать пять лет назад. Если Нирай Куджен в тот раз сказал правду, сам Джедао этого не помнил. Изменилось только слово «тактично» – в прошлый раз он подобрал более ироничный синоним; поразительное отсутствие отклонений. В кои-то веки Микодез был склонен поверить Куджену, который был немыслимо увлечен всем, что касалось контроля над воспоминаниями мертвецов. Существовала вероятность, что Куджен облажался, и Джедао нашел время, чтобы рассказать Черис про старый разговор, или же немертвый генерал сейчас морочил голову гекзарху, но Микодез в этом сомневался.

– Нет, – сказал Микодез и подумал, что, если бы его запихнули в черный ящик, где и поговорить-то не с кем (исключая, может быть, Куджена), и оставили там почти на четыре столетия, он бы тоже не горел желанием туда возвращаться. – Я на такое и не рассчитывал.

– Вам повезло, что я не рядом, не в Цитадели Глаз, – ледяным тоном произнес Джедао. – Если вы хотели застрелить меня, ну и ладно. Не было необходимости убивать весь рой, чтобы это сделать. Солдаты, техники, медики – они не заслуживали смерти.

– Пытаетесь пробудить во мне чувство вины? – недоверчиво спросил Микодез. – Такое возможно только с людьми, у которых есть совесть, так что у нас обоих иммунитет.

Джедао начал говорить. Микодез поднял руку, и Джедао умолк.

– Я понимаю, что вы сумасшедший, – сказал Микодез, – но взгляните на ситуацию с позиции здравомыслящего человека. Каждый школьник знает, что вы устроили при Адском Веретене. Не говоря уже о вашем идеальном послужном списке.

– Уже не идеальном.

– Хватит скромничать, дорогой. Хафн были разбиты наголову, пусть и не уничтожены подчистую. Так или иначе, мы засекли признаки того, что вы вот-вот ускользнете из-под контроля Командования Кел. Сама мысль о том, что вы сбежите и наугад прикончите ещё миллион – или больше, если захочется, – беспокоила меня. В этом смысле принести в жертву восемь тысяч человек, чтобы наверняка прикончить безжалостного и умелого убийцу, казалось небольшой платой.

– Тогда почему вы не оставили меня гнить в «черной колыбели»?

– Потому что надо было отвоевать Крепость Рассыпанных Игл, и ещё… только не говорите об этом Кел Тсоро, она и так меня здорово недолюбливает. – Тут он не соврал. – Ещё, по общему признанию, только один генерал Кел мог взломать щиты из инвариантного льда и разобраться с ситуацией. Кел Инессер. Но Командование Кел не хотело вручать ей эту победу на блюдечке, потому что она и так слишком популярна среди своих войск, и её считают потенциальной угрозой.

Губы Джедао скривились.

– Не то чтобы мы были на одной стороне, Шуос-чжо, но… Командованию Кел ни разу за последние четыреста лет не приходило в голову, что отправлять на поле боя генерала, которому не доверяешь, нехорошо?

– Я не солдат, поэтому мне нечего сказать, – солгал Микодез. – Решение хорошим не назовешь, но лучше уж так, чем допустить, чтобы Крепость Рассыпанных Игл перешла к Хафн. И лучше, чем позволить вам после всего вырваться из плена благодаря своему обаянию. Должен признаться, найденное вами решение застало нас врасплох, пусть даже все мы понимаем, что Кел, по сути, расходный материал.

Джедао не клюнул на приманку. Но, с другой стороны, во время предыдущего разговора его самообладание было в меру хорошим, и Микодез пробирался к более сложным вопросам.

– Что вы хотите получить от этого разговора, Шуос-чжо? – спросил Джедао.

– Я не собираюсь говорить вам, что принимаю ваши интересы близко к сердцу, потому что это не так, и вообще – не стоит верить пустым словам, услышанным от Шуос. – Он заметил, как Джедао воздержался от саркастического замечания в ответ. – Но факт остается фактом: вы Шуос, пусть даже Командование Кел считает, что в этом мундире вы неплохо смотритесь. Значит, вы один из моих людей. И всякий раз, когда вы сбиваетесь с курса, я несу за это ответственность.

– Шуос-чжо, не надо объяснять на пальцах. Вы же знаете, таким вещам четыреста лет назад уже учили.

Микодез приподнял бровь.

– Что ж, сойдемся на том, что мы оба бегло говорим на шуосском, и двинемся дальше.

Джедао откинулся назад.

– Вам нужны гарантии? Отметьте, что мои орудия постоянно нацелены на Хафн, а не на ваши моты или города. Шуосский комендант должна была вам сообщить, что я выгрузил все свои пороговые отделители. Я знаю, что люди к ним относятся, скажем так, чувствительно. Впрочем, наверное, не стоит ожидать прямоты от человека, чья карьера развивается глубоко под прикрытием. – Он коротко, иронично улыбнулся.

– Нет, она была откровенна по этому поводу, – сказал Микодез. Он поручил Зехуни подыскать для Мазерет пост, какой она пожелает, в обмен на блестящую службу. – Но, Джедао, вы не могли не заметить, что единственные люди, которые вам «доверяют», – те, у которых нет выбора. Не рассчитывайте убедить меня в своей искренности. Я не Кел, и нас обоих учили быть параноиками.

– Знаю, – очень тихо сказал Джедао. – Но это не имеет значения. Я отказываюсь возвращаться в «колыбель». Там темно. Если мне придется удрать из гекзархата и стать наемником, так и быть. Это я и сделаю.

– Тогда вы прикончите гораздо больше людей. У вас к этому талант.

– Знаю.

– Вы такой оценки не просили, – сказал Микодез, – но я её все равно дам. Вам никогда не приходило в голову, что если бы вы были типовым беззаботным социопатом вроде нас, прочих лис, а не визионером, Коронованным Очами, очень многие люди были бы живы, и мир познал бы куда меньше зла?

Девятихвостый лис, Коронованный Очами, был сигнификатом Джедао. При жизни этот символ толковали как признак его гениальности. Но он проявлялся как у визионеров, так и у психов, и все знали, чем закончилась та история.

– Если бы вы сами были «типовым беззаботным социопатом», – парировал Джедао, – вам было бы наплевать, сколько жизней спасено или утрачено. – Его взгляд перебежал с лица Микодеза на что-то сбоку. – Клянусь лисой и псом, Шуос-чжо, вы выращиваете овощи на своем столе? В Цитадели нехватка продовольствия? Лично я порекомендовал бы кое-что более питательное.

Неприкрытая смена темы, чего и ожидал Микодез. Кроме того, было приятно видеть, что Джедао проявляет интерес к чему-то, не связанному с артиллерией. Может быть, отправить ему пару черенков?

– Мой помощник говорит то же самое. Время от времени я срезаю листья и добавляю в суп. Кстати, как вам нравится еда Кел? Она сильно отличается от того, что вы ели раньше?

– Не понимаю, что они сделали с огурцами, – сухо сказал Джедао, – и боюсь спрашивать про кое-какую рыбу. Если это вообще рыба. Ну и скольким гекзархам служил ваш помощник?

По крайней мере, Джедао все еще признавал властные структуры Шуос. Шуос, которые пытались занять место гекзарха, почти всегда были лисами. И даже среди них только тщеславные, отчаянно честолюбивые или страдающие от смертной скуки утруждали себя таким занятием. (Микодез относил себя к третьей категории.) Нет, человек, который желал добиться долгосрочного влияния, отказывался от всей этой драмы и становился бюрократом, слишком ценным, чтобы его увольнять.

– Я третий гекзарх, которому служат Зехуни, – сказал Микодез небрежным тоном. – Конечно, мой предшественник продержался всего три года, прежде чем на его пути появился я.

– Пуля? Яд? Удар вязальной спицей в упор?

Даже по меркам пехоты Шуос, воображение у Джедао всегда было небогатое.

– У него случился нервный срыв, – сказал Микодез. – Он хотел поселиться где-нибудь в тихом месте, изменить лицо и пол и, я это не выдумываю, разводить попугаев-корелл. Я навестил ее однажды, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Милые птички, кореллы. Я часто думаю, что сделка оказалась для неё более выгодной, особенно когда мне приходится иметь дело с бюджетными ассигнованиями, а мои агенты ноют, дескать, им игрушек не додали. Так или иначе, помощнику пришлось уговаривать меня не брать одну из птиц домой в качестве питомца. Зехуни иногда такие зануды.

Джедао выглядел озадаченным.

– Я понимаю, что с моей стороны дерзко о таком спрашивать, Шуос-чжо, но почему вы решили стать гекзархом? Почему бы не посвятить себя ландшафтной архитектуре, укрощению тигров или анестезиологии?

Микодез ухмыльнулся:

– Потому что у меня хорошо получается, и это весело. Необязательно в таком порядке. Честно говоря, даже некоторые из Кел понимают, что этот долг может быть забавным. У вас имеется какой-то странный психический выверт, который сводит все к страданию. Впрочем, если учесть, что вы практически наполовину Кел, неудивительно, что вы реагируете, как ястреб.

Джедао многозначительно поднял левую руку и уставился на свою перчатку без пальцев.

– Это всего лишь форма, Шуос-чжо. У вас ведь есть данные о моей учебе в Академии Шуос, не так ли?

– Да, а еще я знаю, как вам пришлось потрудиться, чтобы сдать математику. Но я не шучу. В какой-то момент у вас был формационный инстинкт. – Микодез внимательно изучал лицо Джедао. Прошло тридцать пять лет, и они вернулись к той части разговора, которую Нирай Куджен так сильно не одобрял. Потом они поссорились, и Зехуни накричали на Микодеза за то, что тот устроил стычку с гекзархом Нирай на его родной станции. Но оно того стоило.

Джедао усмехнулся.

– Это абсурд. Я бы знал, если бы меня превратили в поддельного Кел. Даже углубленная обработка не может подавить воспоминания, которые… – Он замолчал, и его взгляд от подступившей неуверенности помрачнел.

Значит, и в этот раз он ничего не вспомнил.

– Никаких подделок, – сказал Микодез. – Вы были прототипом. Откуда, по-вашему, взялась идея?

Джедао посмотрел Микодезу в глаза. Его лицо сделалось совершенно непроницаемым, и это само по себе говорило о многом. Он долго молчал.

– Вы не лжете.

– Мой дорогой друг, – проговорил Микодез, – неужели я должен напомнить вам, что иной раз от правды больше толку, чем от лжи?

На этот раз тишина продлилась ещё дольше.

– Зачем им избавляться от формационного инстинкта, если они сумели внедрить его мне? Я-то думал, они хотели привязать меня как можно крепче. – Краткая пауза. – По крайней мере, теперь я понимаю, почему они смогли… не смогли просто убить меня. Если думали, что им такое по силам. Если это и впрямь так. – Джедао судорожно вздохнул и взял себя в руки.

– Я не знаю, почему вас избавили от инстинкта, – сказал Микодез. Это тоже было правдой, хотя Джедао вряд ли ему поверит. – Но вы сами знаете, у кого эти сведения есть и возможно ли его выследить.

Существовал шанс, что коллективная память Командования Кел, никогда не отличавшаяся совершенной надежностью, со временем искажалась. А вот Нирай Куджен, как понимали Микодез и Джедао, прекрасно помнил всё. Заставить Джедао вернуть беглого гекзарха – дело рискованное, но Микодезу нечего было терять.

– Думаю, – сказал он, – они отказались от инстинкта, потому что результаты были ненадежными. У вас изначально задатки паршивого Кел, так что даже с современными методами стандартная инъекция не подействует. Кто знает, сколько времени потратил психохирург… – Он имел в виду Куджена, – для выполнения заказанной ими работы.

– Вы сейчас дали мне ещё одну причину избегать Командования Кел, а их и так уже с избытком, – заметил Джедао.

– Я не поэтому поделился с вами своими мыслями.

Почти правда.

– Так почему же?..

– Потому что вы заслуживаете знать.

Джедао широко распахнул глаза. Потом рассмеялся.

– Вы один из моих людей, – продолжил Микодез. – Я ненавижу, когда с моими людьми плохо обращаются, но до недавнего времени вы находились под юрисдикцией Кел – и я мало что мог сделать.

– Да… – Лицо Джедао сделалось отрешенным. – Помню, как мне сказали, что Хиаз-чжо отдала меня в Арсенал Кел. Не знаю, почему меня это так потрясло. Но меньшего я не заслуживал. – Опять тишина.

– Что бы ни было у вас на уме, лучше спросите.

– Это правда, что вы убиваете шуосских кадетов?

Интересно. Джедао пытался оценить его моральные качества. Командование Кел сошлось бы на том, что в этом нет ничего смешного. Или, возможно, отправилось бы вместе напиться. (Они когда-нибудь так делали? Шпионы так и не сумели предоставить однозначный ответ на этот вопрос.)

– Мой дорогой, – сказал Микодез, – я бы с радостью поведал вам всю подноготную, но вы не сможете определить, лгу я или нет.

– А вы всё равно попробуйте.

– Ответ – да. Я специально нацелился на двух кадетов, которых мои агенты успешно уничтожили. Побочных жертв не было. Кадеты были частью еретического заговора с целью взорвать Третью Академию Шуос. Это запутанная история. У меня было мало времени. Поскольку паники мне не хотелось, я приказал своим агентам застрелить их, пока они выпивали друг с другом на спор. Заговор был гораздо ближе к успеху, чем мне хотелось бы признать.

– Почему бы не рассказать правду после того, как дело было улажено? Ваш комендант академии должен был суметь сдержать легкую панику.

– Вы не спросили, когда это случилось. – Микодез поморщился. – Мне было двадцать семь. Это был мой второй год в качестве гекзарха, и я не пользовался большим доверием. Интуиция подсказала, что переломить ситуацию в мою пользу можно, если заставить людей бояться меня.

Джедао криво усмехнулся.

– Не могу сказать, что завидую вашей работе, Шуос-чжо. Никогда не испытывал желания попробовать.

Микодез поверил ему, и это было к лучшему. Сама мысль о том, что во главе фракции мог оказаться кто-то с психологическими проблемами Джедао, ужасала его. Если кто-то не соглашался с немертвым генералом, тот пускал в ход оружие. Хотя даже Джедао не мог перестрелять всех в гекзархате, имеющиеся на сегодняшний день свидетельства говорили о том, что он причинит фантастический вред, если попытается.

У Джедао действительно имелся рой – беспокойство Шандаль Йенг не было совершенно необоснованным, – но Микодез надеялся, что Хафн обеспечат немертвому генералу знакомое и успокаивающее занятие, пока его состояние не стабилизируется. В любом случае настала очередь Микодеза.

– Скажите мне что-нибудь, чтобы я мог разрешить несколько пари из тех, которые заключают в Цитадели, – сказал он праздным тоном. – Как Кируев в постели?

Джедао побелел как мел.

Вот черт. Значит, он об этом думал. При жизни Джедао табу не было таким уж строгим. Однако после внедрения формационного инстинкта, из-за возможности злоупотребления, Кел, которые занимались сексом с другими Кел, ждала смертная казнь. Даже Командование Кел признавало, какие проблемы с боевым духом это может создать. И Джедао, который провел почти всю свою взрослую карьеру и несколько жизней на службе у Кел, считал себя ястребом.

– Нельзя сказать, что вы целиком и полностью виноваты в том, что тяготеете к ястребам, после того, как над вами поработала Хиаз, – сказал Микодез. На самом деле ее записи обо всех жертвах находились в его архивах. (Гептарх Хиаз была очень хорошо организованной хищницей.) В случае с Джедао она сделала дополнительный шаг, позволив ему перевестись из ее офиса, когда он был молодым человеком – так, чтобы он подумал, будто избежал преследований с ее стороны. Она ждала его повышения до бригадного генерала, чтобы нанести удар.

– Шуос-чжо, – произнес Джедао ядовито-вежливым тоном, – ни для кого не секрет, что я один из величайших монстров гекзархата, но изнасилование – за гранью того, на что я способен.

– Это чертовски смешно, учитывая, в каком теле вы разгуливаете, – заметил Микодез.

Лицо Джедао постепенно обретало цвет.

– Кел Черис уже умерла, – сказал он. – Я не видел ничего плохого в том, чтобы выжать из её тела хоть какую-то пользу напоследок. Мертвым такое без разницы.

– М-да, вы точно один из нас.

– Весьма рад, что получил ваше одобрение, Шуос-чжо, но не стесняйтесь переходить к сути.

Сексуальные заскоки Джедао не были проблемой, пока он оставался ревенантом, но тот факт, что теперь у него было тело, всё усложнял.

– Ладно, забудем про Кируев, – сказал Микодез. – В какой-то момент, когда вы закончите колошматить Хафн, вам надо расслабиться и заняться сексом с кем-то не из Кел. Говорят, некоторым такое нравится. – Истрадез всегда хохотал, когда слышал, как Микодез дает такой совет. Но смущение на лице Джедао стало достойной платой за весь разговор. – Разве что у вас какие-то архаичные проблемы с тем, что вы теперь женоформа?

– Шуос-чжо, – терпеливо сказал Джедао. – У меня члена не было четыреста лет. Я к этому быстро привык, честное слово.

– Меня все же расстраивает, что я не могу прислать вам лицензированную куртизанку – впрочем, не уверен, что мне по карману такая, которая справилась бы с вашими особенными проблемами.

– Вас послушать, так у меня будет время для досуга. Этот гребаный рой сам по себе не функционирует, знаете ли.

– Скажите, – раздраженно спросил Микодез, – что бы вы делали, не случись войны?

Джедао запнулся. На мгновение в его лице проступило нечто болезненно-молодое.

– Не знаю, – ответил он. – Я больше ничего не умею.

А значит – хоть Джедао и не был готов признаться в этом самому себе, – он начал бы войну сам, лишь для того, чтобы не страдать от безделья.

– Я и так слишком вас задержал, – сказал Микодез, – но есть ещё один вопрос. – Самый важный. – Термин «мвен-денерра» вам что-нибудь говорит?

«Дом мвеннин». Сплетающиеся в единую нить маленькие общины, связанные кровью и обычаями.

Джедао склонил голову набок.

– Я даже не могу сказать, из какого он языка. Это что-то из гекзархата? Или из-за его пределов?

– Гекзархи хотят это уничтожить, – сказал Микодез.

На этот раз он ожидал реакции, но ничего не произошло.

– Это оружие? – продолжал гадать Джедао. – Скульптура? Какая-нибудь ужасная разновидность закусок?

– Ладно, неважно, – сказал Микодез. – Я просто надеялся, что вы мне об этом расскажете.

– Значит, я провалил испытание, – с печалью ответил Джедао. – В свою защиту скажу, что там, где нет света, особо не почитаешь.

– Это действительно не важно, – сказал Микодез. Похоже, Черис мертва или недоступна, или что там ещё происходит с одержимыми. Кроме того, ни Джедао, ни Черис не могли ничего полезного предпринять по поводу затеянного гекзархами геноцида. Сам Микодез, конечно, не нуждался в разрешении Джедао, чтобы в сложившейся ситуации поступить, как ему заблагорассудится. – Попытайтесь не убить больше людей, чем необходимо.

– Буду иметь это в виду, – сказал немертвый генерал. – Прощайте, Шуос-чжо.

Его изображение исчезло, оставив на своем месте двойку шестерней, золотую на багровом фоне. Потом символ тоже исчез.

– Могло быть и лучше, – признался Микодез своей зеленой луковице. Но он и не надеялся исправить четыре столетия оплошностей за один разговор. Для начала, пожалуй, сгодится.


Глава восьмая | Стратагема ворона | Глава десятая







Loading...