home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Глава 16

До седьмой Гвардейской улицы отсюда ехать всего ничего, поэтому решил проехаться и глянуть, что там и как. Перешёл дорогу, сел на троллейбус и проехал три остановки.

Уже с остановки можно различить какие-то чары над зданием. Подойдя ближе, сумел понять, что эти чары призваны контролировать магические воздействия в радиусе сотни метров. Это что, способ уберечь себя от магической атаки? А как сами волшебники пользуются магией? Хотя, скорее всего, у них есть регистрирующий артефакт, в котором фиксируются волшебные палочки сотрудников и на их магию сигналка не срабатывает, а вот если кто другой захочет поколдовать, то об этом станет известно.

В здание попал без проблем. На первом этаже расположились офисы коммерческих фирм и магазин по продаже семян, этажи со второго по четвёртый сдаются в аренду, а на пятом этаже находится Арбитражный суд. На лестницу и лифт наложены чары, и простым людям кажется, что кнопок в лифте всего на пять этажей вверх, а кнопка шестого доступна лишь магам или по случайности. На лестничной клетке пятого этажа обычные люди увидят иллюзию. Естественно, на шестой этаж не стал соваться.

Кроме как на этаже с судом, охраны нигде не было, поэтому прошёлся по этажам с первого по четвертый. На всех этажах кроме первого одинаковая планировка. В крыле слева по правую руку располагается большой кабинет руководителя с предбанником для секретаря с видом на Волгу, по правую руку пара небольших кабинетов и туалеты. Естественно, по кабинетам я не ходил, достаточно было посмотреть на пожарный план и пройтись по коридорам.

Это здание разделено на несколько корпусов, у которых уже другой адрес, то есть 4 6, и так далее. Перечисленные мною помещения находятся в крайнем корпусе, загибающемся буквой «Г», и этот торец с видом на реку Волгу. В первом же корпусе под адресом 7-й Гвардейской дивизии, дом 6 на первом этаже расположился продуктовый магазин. Обхожу дом и захожу во двор. Во дворе все лавочки заняты молодыми людьми, в основном, парни. Кто-то пьёт пиво, кто-то курит, некоторые просто общаются.

Выйдя из двора, зашёл в продуктовый магазин, купил пива, чипсов, сухариков. Несмотря на возраст, мне без проблем продали алкоголь, а в Великобритании или Австралии так просто купить пива бы не вышло.

Вернулся во двор и оглядел компании, после чего подошёл к трём парням, пьющим одну полторашку пива на троих.

— Привет, парни. Пиво будете?

Один из них, белобрысый и худощавый парень низкого роста. На нем надеты синие шорты, резиновые шлепки и черная майка. Он мне ответил:

— Пиво? Будем. А ты что, угощаешь?

Я молча достал из рюкзака восемь банок холодного напитка и пакетики с соленой закуской.

— Жарко сегодня, — говорю и с громким пшиком открывая пиво. — Я Джон, в смысле Иван.

Второй парень из компании принял банку пива. Высокий, худой с длинными волосами до плеч. На нем надеты длинные до колен шорты, сделанные из джинсов, и футболка с надписью «Ария».

— Приятно познакомиться, — с улыбкой произнёс второй он. — Меня Артём зовут. Это Саня.

Артём показал на белобрысого. Затем перевёл руку, указывая на третьего, бритого наголо накаченного парня без верхней одежды. Ростом тот под метр девяносто сантиметров. Саня, в отличие от остальных бледных парней, сильно загорелый, словно с начала мая каждый день проводит без одежды на улице, на нём надеты лишь темно-синие спортивные штаны и резиновые шлепки.

— А вон тот здоровяк — Андрей, — продолжил Артём. — Ты не пугайся его вида, он не бандит, а деревенский.

— Тоже рад знакомству, — отвечаю с улыбкой.

Парни моментально с отвращением допили тёплое пиво в полиэтиленовой таре, расхватали холодные банки и присосались к напитку.

— Ах! Блаженство, — закатив глаза, со счастливой улыбкой произнёс здоровяк Андрей. — Ух, Ванёк, спасибо, просто выручил. У нас ни копья не осталось, а тянуть эту теплую кислятину невозможно.

— Всегда пожалуйста. А откуда тут столько молодёжи?

— Ты чего, не в курсе? — спросил удивленный Саша. — Тут же общага политеха, — он показал на вход в здание. — Скоро начнутся приёмные экзамены в Универ, тут сейчас абитуриентов валом. Но внутри сидеть вообще невозможно, духота страшная. Я думал, ты тоже поступаешь.

— Да, нет. Я только десятый класс закончил, рано ещё поступать.

— Э, брат! — Андрей с улыбкой хлопнул меня по плечу. — Да ты среди нас самый мелкий!

— Ну, как-то так, — пожал я плечами. — И сколько этажей в общаге?

— Сколько видишь, столько и есть — шесть, — сказал Артём.

— На жопе шерсть! Ха-ха-ха! — Андрей сам пошутил, сам посмеялся, но больше никто даже не улыбнулся.

— Прикольно, — протянул я для поддержания беседы. — И что, девушки у вас там есть?

— Да, какие девушки в политехе? — со скептическим выражением лица выдал Саша. — Это в педовскую общагу надо идти или в медовскую. Девушек тут раз-два и обчелся, и к ним очередь за километр.

— А что, парни, если вдруг захотим бухнуть, то к вам в комнату попасть можно?

— Проблема… — протянул Артём. — Тут комендантша злобная. Пропускает только по пропускам. Нам-то, как абитуриентам, их сделали, а тебя могут не пустить.

— Я смотрю, тут плоская крыша. Вы туда не пробовали вылазить?

— Мы нет, — покачал головой Артём, — а пацаны из соседней комнаты лазили. Говорят, вначале на чердак попали, там грязюки завались. А выход на крышу не сразу. Вначале нужно дальше по чердаку пройти. Они жутко измазались, потом полдня в душевой отстирывали вещи.

— Понятно. А что, там даже замка нет?

— Пф-ф… — чуть ли не засмеялся Саша. — Это же общага, какой замок? Так, висит финтифлюшка, чисто для вида. Этот муляж даже на ключ не закрывают.

— Большой чердак? — продолжил я задавать вопросы.

— По идее он один на всё это здание, — Андрей обвёл пальцем все корпуса. — Как видишь, он не просто большой, он огромный!

Немного посидел с парнями, пообщался на разные темы, выслушал пару новых анекдотов и поехал домой. План мести магам, ставшим причиной бед нашей семьи, потихоньку зрел. Да, большинство проблем я создал себе сам, но дементоров и внушение родным о моей смерти не готов простить. Пусть я терпел воздействие этих тварей недолго, но этих умников самих бы заставить испытать те жуткие муки, что доставляют эти демонические твари.

Следующие три дня продолжал заряжать философский камень.

Вечером четвертого июля изготовил двенадцать доз Эликсира Жизни, одна доза которого рассчитана прекратить процесс старения на полгода. Создал столько же доз Эликсира Здоровья, который позволит не заболеть на протяжении аналогичного периода времени. Этого семье хватит на два года жизни без болезней и старения. Процесс сливания праны меня так достал, что большего количества эликсира не стал делать.

Утром пятого июля напоил родителей и бабушку эликсирами, рассказал, как применять, какие эффект.

— Сынок, мы с мамой собираемся на рынок закупить фруктов на закрутки, — спросил отец за завтраком. — Ты с нами?

— Да, с удовольствием. А то уже надоело дома сидеть. А куда поедем?

— На Мирок, сегодня же суббота, туда колхозники должны приехать, — ответил отец.

В итоге мы поехали на рынок, до которого ехать на машине оказалось совсем недалеко. Ну да, если я пешком туда ходил, что уж говорить о транспорте. А вот припарковаться на месте оказалось негде. На дороге висел знак «Остановка запрещена», при этом вдоль ряда машин ходил гаишник и всех штрафовал. Продавцы разложили товар прямо на земле. Между ними сновала плотная толпа покупателей. Из-за этого проехать во дворы было невозможно. В итоге отец развернул автомобиль и припарковался на другой стороне дороги.

До машины пришлось переть мешки фруктов. Поклажа досталось всем. Багажник забили доверху. Самое поганое — волгоградские дороги — то яма, то колдобина. А ведь деньги на их ремонт выделяют огромные. Когда мы свернули на улицу, ведущую в сторону родительского дома, дорога порадовала не просто ямами, а провалами в асфальте. У меня сложилось стойкое ощущение, что эту дорогу со времен бомбёжки Сталинграда не чинили. Реально, ямы такие, словно после взрывов снарядов. Езда по такому шоссе превратилась в объезд препятствий. Отец не успел объехать одну из ям, отчего влетел правым колесом в неё. Пробило правую стойку, раздался удар и скрежет. От жутких звуков все пассажиры поморщились. Машина проехала ещё метров пятьдесят и громко зарычала.

— Пап, глуши! — кричу ему. — Слышишь, как движок рычит?!

Отец заглушил мотор, и дальше мы покатились накатом на нейтральной передаче. Наката хватило, чтобы доехать до поворота на нашу улицу, а дальше нужно было подняться наверх. Отец завёл двигатель, который зарычал очень громко, затем он резко утопил газ в пол, и мы быстро доехали до дома.

Вылезаю из машины и вижу за транспортом тоненькую струйку масла. Ложусь на землю и заглядываю под мотор.

— Ну что там? — спросил отец.

— Дырища в картере размером почти с мой кулак. Он ещё вмят внутрь.

— Блин, я так и знал! — раздраженно выдал отец. — Надеюсь, головку блока цилиндров не повело!

— Кажется, этому городу нужен супергерой, который исправит проблему с воровством чиновников и строительством некачественных дорог! Супергерой, который заставит милицию ловить преступников, а не получать от них взятки! — пафосно выдал я.

— Да этих гадов, что воруют бюджет на строительство дорог, на кол сажать надо! — выдал батя. — Ёперный Балет! Только и умеют, что воровать!

Реально задумался, а могу ли я сделать это — стать супергероем. Но не тем глупцом, что надев обтягивающее трико, бьёт морды хулиганам, а творить настоящие дела? Ведь у меня есть силы, которые могу пустить на благо родного города! Да, это будет незаконно, но если действовать аккуратно, если это поможет хотя бы на год-другой выправить ситуацию в лучшую сторону, то разве имею право пройти мимо лишь из-за страха наказания? Бояться сделать мир лучше и сидеть, засунув голову в кусты — разве это выход? Естественно, я не собираюсь решать все проблемы за всех, но сделать один раз доброе дело, показать путь тем, кто поймёт и сможет сделать точно так же, почему бы и да? А если никто за мной не повторит, значит, всех устраивает такая жизнь и не стоит марать руки из-за подобных обывателей. Что меня ограничивает? Мораль? Страх?

Мы затолкали машину во двор, разгрузили.

— Так, я пошёл переодеваться, а ты поддомкрать передок пока и на пеньки поставь, — отдал команду отец и пошёл в дом. — Полушпалки за домом сложены.

Я поддомкратил автомобиль и нашёл во дворе кучку, сложенную из небольших квадратов, напиленных из железнодорожных шпал. Должно быть, отец специально заготовил их для подкладывания под автомобиль. Папа вышел в рабочей одежде, лёг под машину и открутил картер.

— Ну что, масляный насос целый, — сказал он, как только вылез из-под машины. После чего осмотрел двигатель. — И головку не повело, что просто замечательно. Записывай.

Я сбегал домой, взял бумагу и карандаш.

— Масло минеральное десять нерусская двойная буква «В» сорок, любое, самое дешевое бери, большую тару. Поддон картера и прокладку на ВАЗ 2108-09, — начал перечислять запчасти отец.

Обращаю внимание на стойку. Беру в руку отломанный виток пружины и демонстрирую отцу.

— Пап, посмотри.

— Блин! — экспрессивно выдал отец. — Да что за день такой? Да чтобы эти козлы сами по этим дорогам сто раз на дню ездили на личных автомобилях! Чтобы они жили на одну зарплату и их руки отсохли от воровства! Записывай ещё: съёмник пружины, две штуки… — отец набрал полную грудь воздуха и резко выдохнул. — И пружину переднюю. Сейчас дам тебе денег.

— Не надо, у меня есть. Пап, ты лучше скажи, где ближайший автомагазин?

— На Тулака, — задумавшись, выдал отец. — На том месте, где в позапрошлом году рэкетиры сожгли пиццерию.

— А, понял. Тогда меня минут сорок точно не будет.

В итоге запчасти купил, машину починили, но осадок на душе остался неприятный.

На следующий день установил привязку порт-ключа к своей комнате в доме родителей, затем начал покрывать стену экранирующей рунной цепочкой. Чтобы можно было без проблем использовать порт-ключи и магию, точнее, чтобы никто не сумел подобное отследить. Вечером прогулялся в овраг, где часто в детстве лазили с приятелями, и установил ещё одну точку выхода порт-ключа там. По пути встретил компанию парней, с которыми когда-то дружил, естественно, не был узнан, при этом на меня зло покосились, как на «не местного».

Седьмого июля с утра поехал в центр к зданию администрации Волгоградской области. Осмотр в Духовном зрении не обнаружил следов магии или наличия поблизости магов, потому решил сделать пробный заход.

Активировал чары отвода глаз на часах, после чего извлек из рюкзака волшебную палочку и наложил на себя Дезиллюминационные чары. Прошёл в здание без проблем. На входе дежурит вооруженный автоматом и пистолетом милиционер, но, как и следовало ожидать, он не обратил на меня никакого внимания.

Интересно, внутрь здания попал. Куда идти дальше? Побродив по коридорам, набрёл на помещение с табличкой «Секретарь». Захожу внутрь, за столом сидит пожилая женщина, одетая в строгий брючный костюм. У неё крайне противный вид, злобно сжатые в полоску губы, неприятный презрительный взгляд, этакая недовольная всем мегера, у которой словно написано на лице «стерва высшего сорта». Больше никого в помещение нет.

Направляю на секретаря заклинание:

— Легилименс.

Попав в разум женщины, я начал считывать интересующую информацию. Оказалась, женщина работает секретарём администрации, она тут знает всех и всё: кто, сколько и от кого берет взяток, кто в каком кабинете сидит и когда приезжает на работу. А в следующем кабинете сидит мэр города, он сейчас там один и никто в ближайшее время к нему зайти не должен.

Иду в следующий кабинет, накладываю Конфундус на секретаря мэра и захожу в кабинет мэра. Накладываю на мэра заклинание Саппоро, погружая в сон. Далее, накопив резерв маны, наложил на мэра Империо и установил мощные ментальные закладки: «Не воровать и не позволять этого делать другим», «Работать честно на благо города с максимальной отдачей», «Держаться всеми силами за свою должность».

Подкопил маны и наложил на мэра Обливейт, стерев память об Империо. Закладки отпечатались замечательно, и никто не сможет их стереть, изменить или наложить сверху новые. Как бы это сделали маги? Скорее всего, они бы наложили сверху закладки «Не воруй» противоположную «Воруй». Да тогда этот тип сразу с катушек слетит.

Следующим посетил Губернатора. К нему попал точно так же без проблем, поставил аналогичные закладки.

Потом прошёлся по депутатам, у каждого из которых был свой кабинет и помощник. К сожалению, для поддержания чар невидимости и на используемые мною заклинания тратится много сил, которые приходиться восстанавливать при помощи медитации, к тому же не каждый раз удавалось застать депутатов в одиночестве, приходилось тратить дополнительные силы или ждать. Ещё, не все депутаты оказались на месте. В итоге на обработку одного человека в среднем тратил по двадцать минут. Часам к двум дня устал и пошёл перекусить в кулинарию, после чего вернулся и продолжил нелегкий труд.

За сегодняшний день удалось установить ментальные закладки девятнадцати людям, из которых шестнадцать были депутатами областной думы.

На следующий день явился как на работу в здание администрации и принялся продолжать правое дело, раздавая направо и налево Империо, щедро сдобренный ментальными закладками, Конфундус и Обливейт. Ещё десяток депутатов областной и десяток депутатов городской думы подверглись обработке. Но депутаты, такие нехорошие, даже не думали заканчиваться!

Блин, да сколько же тут этих дармоедов? Хотя я и так знаю, тридцать человек в областной думе и сорок семь человек в городской думе! Нет, но это же надо, в городской думе народа больше, чем в областной?! И все эти люди только и делают, что воруют деньги, о чем узнал ещё в первое посещение от секретаря администрации.

Пришлось на третий и четвертый день прийти и выловить тех депутатов, кого не успел обработать ранее.

Подобное супергеройство оказалось настолько выматывающим, что я начал понимать парней из комиксов. Ведь, насколько проще одеть дурацкий костюм и пойти на улицу бить морды хулиганам, чем вот так вот в поте лица ежедневно, как на нудную работу, ходить по административным заведениям и исправлять человеческую натуру! К тому же это отнимает не только физические силы, но и сильно выматывает нервы, и особенно напрягаешься магически. Накладывать Империо гораздо тяжелее, чем просто сливать ману, преобразуя её при помощи заклинания в прану. Появилось непреодолимое желание сделать выходной, а лучше несколько, чтобы не видеть этих противных рож, дорвавшихся до власти людей, но ведь застать их всех на местах возможно лишь в будний день в рабочее время, и то не факт. Так что решил продолжить доброе дело, а отдыхать на выходных.

В пятницу и всю следующую неделю продолжал посещать администрацию, поскольку помимо депутатов тут ещё множество ответственных воров, всякие главы комитетов, их замы. К концу второй недели обработал почти всех людей, остались лишь мелкие сошки.

На выходные мы всей семьёй ездили на машине за Волгу, где купались и загорали, пытались ловить рыбу, жарили шашлыки. К вечеру возвращались домой.

Каждое утро просыпался довольно рано. Перед тем, как поехать геройствовать, не забывал о занятиях боевыми искусствами и посвящал им некоторое время. А вечером, вернувшись домой, покушав и немного отдохнув, продолжал разрисовывать рунами комнату.

Следующую неделю мотался по всему городу. Во-первых, посетил все районные администрации, которых насчиталось восемь. На обработку высшего руководства районных администраций ушло два дня. В среду обработке подверглось областное Казначейство и областной комитет Образования, благо, что оба заведения находятся в центре, а не как здания областных администраций, которые расположены далеко друг от друга. Следующие два дня навещал заведения налоговой инспекции в каждом районе.

В субботу мы с отцом поехали на рыбалку. На расспросы, чем занимаюсь днём, отвечал, что гуляю по городу.

В воскресенье позвонил Мэри в Австралию.

— Алло, привет.

— Джонни, сыночек, ты почему так долго не звонил? — ответила женщина. — Я начала переживать, вдруг что-то случилось!

— У меня всё просто шикарно! Тут такой классный лагерь рядом с лесом и речкой. Кормят восхитительно, для жилья предоставили отдельную комнату, я просто не могу нарадоваться. Единственный минус, тут нет телефона, поэтому не мог с тобой связаться. Сегодня специально выбрался в город, чтобы позвонить тебе. Вчера был на рыбалке, поймал несколько рыбин.

— Джон, я рада, что ты хорошо проводишь лето. Когда вернёшься в Австралию? — спросила Мэри.

— Слушай, а можно я тут задержусь? Мне так сильно понравилось, что хочу ещё немного побыть тут. Я договорился с главным, мне разрешили за чисто символическую сумму побыть тут до конца лета. Пожалуйста!

— Ох, даже не знаю, — произнесла Мэри. — Сколько тебе надо денег?

— В том то и дело, что ничего не надо. Моей наличности хватит за глаза. Зато представь, приеду отдохнувший, загорелый. Наверное. Я тут стараюсь на солнце редко появляться, чтобы не обгореть.

— Хорошо, сынок, отдыхай. И постарайся чаще звонить, я же о тебе беспокоюсь, — взволнованным голосом сказала миссис Стэнфорд.

— А что я о себе, да о себе? Расскажи, как у тебя дела, что нового?

— Ой, у меня всё замечательно. Только вот, не знаю даже как сказать, — замялась собеседница.

— Говори как есть, я всё пойму.

— Ну, понимаешь, я познакомилась с одним мужчиной… — Мэри замолкла, сказав это.

— Ну, так это замечательно! Я рад, что ты, наконец, решила наладить личную жизнь.

— Ой, Джонни, так ты не против? — радостно спросила собеседница.

— А почему я должен быть против? Это твоя жизнь, и только тебе решать, с кем быть. Я приму любого твоего ухажёра, если только он не окажется маньяком, причиняющим тебе страдания.

— Спасибо, Джон, — произнесла Мэри. — Я тоже тебя люблю. Отдыхай, но будь осторожен!

— Спасибо, постараюсь! Пока-пока.

— Пока, — попрощалась Мэри.

В понедельник решил, что с администрации хватит, всех воров не охватишь, а главные теперь будут работать на совесть. Пора заняться преступностью, а точнее теми, кто с нею борется. Поддерживать в течении дня Дезиллюминационные чары и при этом заниматься магией стало для меня привычным. Кстати, невидимость вместе с чарами отвода глаз работают довольно интересным образом, то есть, люди меня не видят, но при этом стараются не сталкиваться, обходят по дуге и сами не понимают, зачем это делают. Для проверки возможностей и возможной защиты от магических воздействий правоохранительных структур направился в ближайшее отделение милиции своего района.

Тщательнее изучив здание, в котором расположилось отделение милиции, Духовным зрением, не обнаружил никаких чар. На всякий случай прошёлся по ближайшим улицам, но нигде никаких чар не обнаружил. В итоге по привычной схеме, то есть, невидимый и под отводом глаз, отправился к начальнику отделения. Как итог, проторчал в отделении весь день, обрабатывая все высшие чины 8 отделения Советского района МВД. Тут работать вышло проще, поскольку просто держал под действием Империо Полковника, руководящего отделом, и он по моему приказу вызывал замов и всяческих начальников. Поскольку накапливать ману теперь стал несколько быстрее, бегать в поисках чиновников по коридорам не надо, секретарей дополнительно обрабатывать не приходится, то и обработать вышло в два раза больше народа. За день через меня прошло около сорока человек.

Вечером этого же дня осознал, что защитил свою комнату, как только смог, и приступил к нанесению рун на дом.

Следующие две недели прошли в беготне от одного отдела милиции к другому, к тому же пришлось обрабатывать сотрудников прокуратуры. Попытка сунуться в Волгоградский областной суд провалилась, поскольку над зданием суда оказались знакомые следящие чары, но с радиусом всего в тридцать метров, то есть, лишь охватывая здание суда и прилегающую территорию. Скорее всего, такие слабые чары, поскольку это здание расположено в центре города и тут вполне могут колдовать местные маги, например, проживающие поблизости и чары будут каждый раз срабатывать. Только непонятно одно, почему милиция, прокуратура и администрация подобным образом не защищены, а областной суд удостоился подобной чести? Недолго поломав над этим вопросом голову, плюнул и решил не обращать внимания, и так перевыполнил норму добрых дел, вместо отдыха занимаясь самаритянством.

В общей сложности за лето наложил более восьмисот заклятий Империо и Обливейт. То есть, в совокупности заработал на восемьсот пожизненных сроков в Азкабане или на столько же смертных казней путем выпивания души дементором! Как говорится, культурно отдыхать умеем! Зато теперь эти заклинания отработал так, что они кастуются как родные, и даже кажется, стал немного меньше затрачивать маны на их активацию.

В пятницу двадцать второго августа пошёл на строительный рынок и купил разных кисточек, большую банку масляной краски, растворитель, половые тряпки, пару ведер, емкость для наливания краски во время покрасочных работ, несколько респираторов, разводной ключ первый номер, синий рабочий комбинезон и мощный фонарь. К фонарю накупил кучу батарей. В киоске «Союзпечать» накупил много бисера.

Дома измельчил бракованный философский камень и перемешал его с краской. Затем изготовил три целительских амулета, как до этого изготавливал для Мэри.

***

Суббота 23 августа 1997 года.

— Мама, папа, лето кончается и мне пора возвращаться в Австралию.

— Сынок, а я думала, что ты останешься жить с нами! — всплеснула руками мать. — Как так?

— Мы же уже это обсуждали, зачем придумываете себе что-то, если русским языком было всё четко сказано? Я еду в Австралию, мне там жить намного безопаснее. Если хотите, езжайте со мной, с документами помогу решить вопрос.

— Ты уверен, что сможешь там жить? — спросил отец.

— Конечно. Легко и просто.

— Мы же сможем тебя навестить? — спросила мать.

— Я оставил вам номер телефона, звоните, навещайте, в любой момент с нетерпением жду в гости. Кстати, вот это вам. — Выкладываю пачки денег.

— Обалдеть, это сколько тут? Что за деньги такие? — спросил отец.

— Тут восемьдесят девять тысяч фунтов и тридцать тысяч австралийских долларов.

— Откуда у тебя такие большие деньги? — вопросила мать.

— Мне тоже интересно, — присоединился отец.

— Я маг, а магу заполучить деньги ничего не стоит. Как думаете, сколько стоит эликсир жизни, который вы пили?

— М-м-м… — протянул отец. — Сложно сказать.

— Товар крайне эксклюзивный и фактически бесценный, ценник на который можно установить любой. И продажа такой вещи это лишь один из многих возможных способов заработка.

— А там у тебя дома есть газ, вода? — спросила мама.

— Газ там, в принципе, не нужен и его, соответственно, нет. А всё остальное есть. Я же вам говорил, что у меня солидный коттедж со всеми удобствами.

— Мы просто переживаем за тебя. Отпускать ребенка в такую даль, — взволнованно сказала мама.

— Ну, с голоду я точно не помру, а дом у меня защищён как крепость, так что меня оттуда разве что бог выковыряет. Можете не переживать.

— Когда собираешься улетать? — поинтересовался отец.

— Сегодня.

— А чего раньше не сказал? — вопросил отец. — Тебя же в аэропорт надо отвезти!

— Никуда не надо везти, я путешествую при помощи порталов. Кстати, поэтому, если я вдруг окажусь в своей комнате, вы не удивляйтесь… — после этих слов я достал целительские амулеты. — Так, это вам всем. Хоть вы и выпили Эликсир Здоровья, но страховка не помешает. Эти амулеты повышают иммунитет и регенерацию, поэтому носите их постоянно.

Кое-как распрощавшись с близкими, пошёл в сторону троллейбуса. За кустами переоделся в рабочий комбинезон, наложил на себя иллюзию мужчины лет сорока. На троллейбусе доехал до остановки «7-я Гвардейская». На спине рюкзак с расширенным пространством, в руку взял разводной ключ и пошёл в общежитие политеха со входа во дворе.

— Куда? — противным резким голосом спросила вахтерша, худая женщина примерно шестидесяти лет с пронзительным взглядом.

— Туда, епта, — говорю с сарказмом и продолжаю путь.

— Пропуск! — грозно воскликнула старушка.

— Жопуск, епта! В говне утонете, хер тогда приеду!

— Ой. Извините, не признала, — произнесла старушка, пристально рассмотрев меня. — Вы идите, только скажите, в какую комнату.

— Какую нахрен комнату? На чердак, епта.

— Ой, вам же ключ от замка надо? — спросила вахтерша. — Но у меня ключа от чердака нет.

— У меня универсальный! — я продемонстрировал газовый ключ и продолжил путь.

Поднявшись на шестой этаж, залез по лестнице на чердак. Замок в самом деле оказался только для вида. Я забрался на чердак, прикрыл за собой люк, извлёк из рюкзака фонарь, и, подсвечивая им, двинулся по чердаку в нужную сторону. Чердак оказался длиннющим, с дверками между разделением дома на корпуса. Дошёл до крайней части, по пути собрав всю пыль. Стал вымерять расстояние так, чтобы оказаться над кабинетом главного по надзору за магами в Волгограде.

Дальше извлёк из рюкзака сундук, установил его в уголке и залез внутрь, наколдовал в ведра воды, достал половые тряпки и стал отмывать чердак. Весь день, светя фонарем, лазил в сундук, сливая грязную воду и наколдовывая чистую, отмывал тряпки и вновь начинал отмывать чердак.

Закончил уже ночью, естественно, ужасно вымотался. Извлёк банку с краской и начертил по краям отмытого пространства несколько рунных цепочек маглооталкивающих чар. В сундуке перекусил котлетами по-киевски и салатиком, после чего уснул, стоило лишь голове коснуться подушки.

Следующие три дня ушли на скрупулезное нанесение пришедшей в голову магической фигуры. Проблема была в том, что её нельзя было касаться, чтобы не смазать нанесенные руны, и для этого пришлось извлечь летающую доску и наносить рисунок, лежа или сидя на летающей доске.

Завершив шедевр, прибрал за собой, собрал вещи и отправился на выход с чердака. Люк чердака, через который попал сюда, оказался закрыт. Поскольку магией было пользоваться противопоказано, ну, кроме артефактов, что уже было проверено за эти четыре дня, то пришлось напрячь все силы и выдергивать на себя люк. Мучился целый час, но, обдирая руки и напрягая все силы, сумел выломать железку, прибитую к люку, на которой висит замок.

Я тут целый час шумлю. Почему ни одна сволочь не пришла посмотреть, кто там на чердаке застрял?

Дужку выгнул и выдернул вместе с шурупами. Но оставлять в таком виде, думаю, не стоит, и хоть хотелось так бросить и ещё коменданту по голове разводным ключом настучать, но сдержался. Ударами ключа выгнул дужку и кое-как прибил шурупами её на место. Повесил этот долбанный замок и пошёл вниз.

На третьем этаже вспомнил, что иллюзии уже давно нет, поэтому прямо на лестничной площадке быстро переоделся в свои чистые вещи, и уже выглядя как обычный молодой человек, то есть, как большинство местного контингента, отправился на выход. Покинул общежитие без проблем, на выходящих людей вахтерша не обращала внимания.

Далее отправился на берег Волги, внизу оказалась пристань с лодками, подошёл к мужчине, который курил на пристани. На нем были надеты резиновые шлепки, старые камуфляжные штаны и потертая серого цвета футболка.

— Добрый день, подскажите, тут можно с кем-нибудь договориться, чтобы переплыть на тот берег?

— Это ты правильно меня спросил, — с улыбкой ответил он. — Сто тысяч и ты уже там!

— Договорились. Поплыли.

Мы загрузились в лодку, я передал мужчине наличность и уже через несколько минут выгрузился на другом берегу Волги.

Отплыть подальше решил на случай, если порталы всё же засекают каким-то образом, в таком случае, пока маги доберутся сюда, пройдёт достаточно времени, чтобы никто не сумел отследить конечную точку. Даже если у магов есть катера или они договорятся на пристани, десять минут минимум плыть через реку, ещё минут пять идти от их здания до пристани. Это я беру по минимуму, а так, пока приказы отдадут, пока сообразят где, как добраться, уже как минимум полчаса пройдёт, а к тому времени почти все следы развеются, даже то, что это был портал, уже с уверенностью не смогут сказать.

Активирую порт-ключ и переношусь в Лондонскую квартиру. В Волгограде сейчас девять вечера, в Лондоне семь часов. Перевожу часы. На ужин отварил макарон, и они замечательно пошли со свежими, ещё горячими из-за хранения в стазисе котлетами по-киевски. Приняв душ в сундуке, поскольку там он теплый и нормальный напор, в отличие от квартиры, завалился спать.

***

Интерлюдия

Волгоград. Конец июля 1997 года. Здание центральной администрации, кабинет мэра города.

За дорогим столом в уютном кожаном кресле сидел худой мужчина на вид примерно пятидесяти-шестидесяти лет, волосы русого цвета зачесаны набок. На нем надета белая рубашка с расстёгнутой верхней пуговицей, черные брюки, на руке дорогие золотые часы марки Патек Филип. Раздаётся телефонный звонок, он взял трубку.

— Юрий Викторович, к вам руководитель комитета дорожного хозяйства, — раздался из телефонной трубки мелодичный женский голос.

— Юлечка, пусть заходит.

В кабинет зашёл полный мужчина примерно сорока пяти лет, одетый в серые брюки и рубашку-поло красного цвета.

— Доброе утро, — произнёс полный мужчина.

— Приветствую, — кивнул головой мэр. — Сергей, чем порадуешь?

— Юра, вот скажи, ну что за дела? — возмущенно вопросил Сергей. — Вот какая сволочь нас прокляла?! И что нам теперь делать?

— Эх… — Мэр печально вздохнул. — Придётся работать.

— Да это и так понятно, я без работы теперь не могу, словно шило в заднице начинает свербеть, если чего полезного не сделаю, — произнёс Сергей.

— У тебя тоже, да? — участливо спросил мэр. — Кстати, о полезном, что с дорогами?

— Дороги — жопа! — радостно выдал Сергей. — И это радует, поскольку у нас есть работа! — мужчина скривился. — Тьфу, еперный балет! Вот когда такое было, чтобы радоваться тому, что работы дохрена? Что за приступы трудоголизма?! Боюсь, положат меня в дурку в один прекрасный день…

— Это да, страшно, — согласился мэр. — Но и не делать ничего не получается. Я пару раз пробовал как обычно на полдня пораньше домой уйти или не идти на работу, так не поверишь, не получается! Ноги сами на работу идут!

— Почему? — протянул Сергей. — Поверю, у самого такая же фигня. Кстати, наших подрядчиков нельзя нанимать.

— Что так? — спросил мэр.

— Да эти сволочи привыкли к ямочным ремонтам и делать дороги тяп-ляп делать, — ответил Сергей. — Пришёл ко мне уродец, развалился и давай прежние сказки про откаты вещать, и… ВЗЯТКУ СУЁТ, ГАД! А я, блин, сам не заметил, как ментов вызвал… Короче, повязали этого красавца прямо у меня в кабинете с понятыми. Обалдевшие менты чуть ли не пальцем у виска крутили. И дорожники наши все такие, работать не хотят. У них одно желание — деньги брать.

— Мы раньше так и работали… — протянул мэр. — Ямочный ремонт дорог — самая большая статья нашего дохода. Эх… Жаль, сейчас так не получится, нужно всё делать качественно. Серёжа, что ты предпринял по данному вопросу?

— С немцами договариваюсь, — ответил Сергей. — У них цены в половину дороже, но зато дают семь лет гарантии на дорожное покрытие. Если оплату на пару лет раскидать, то экономия бюджета получается двадцать пять процентов. А с учетом отсутствия воровства… — он скривился, словно съел пару кислых лимонов. — То экономия составляет сто пятьдесят процентов. Из этого вытекает, что мы можем запустить замороженное строительство метротрама и начать строительство подземного автомобильного тоннеля от Тулака к Электролесовской.

— Замечательно. Ты меня радуешь, — ответил мэр с улыбкой. — Блин, и почему мне это нравится?! Лет двадцать не улыбался, а теперь то ли как псих, то ли как наркоман… От хороших дел на благо города удовольствие получаю больше, чем от водки. Сергей, не поверишь, но из-за этого я даже бросил пить! Теперь не чувствую от алкоголя такого сильного удовольствия.

— Отчего же, понимаю, — покивал головой Сергей. — Я тоже бросил пить, не идёт алкоголь. Жена ругаться стала, что на работу с удовольствием убегаю и деньги перестал носить, думает, что я завел любовницу, а то и не одну. Кстати, губернатор выбивает у президента средства на строительство моста через Волгу, так что вскоре можно будет разморозить его строительство.

— Ох! — радостно воскликнул мэр и развалился в кресле с очень довольным лицом, словно получил оргазм. — Как хорошо-то. Да, ещё! Чем ещё порадуешь?!.

***

Волгоград. Вечер 24 августа. Кабинет начальника отдела ФСБ Волгоградской области по контролю за магами.

В большом кабинете за столом сидел крепкого телосложения мужчина на вид пятидесятилетний, в белой рубашке с длинными рукавами и в черных брюках. Раздался стук в дверь.

— Войдите, — командным голосом произнёс мужчина.

В кабинет зашёл молодой парень, примерно двадцати пяти лет со стриженными под расческу русыми волосами. Парень был одет в синюю футболку и голубые джинсы, у него была аура очень слабого мага.

— Товарищ полковник, артефакт пространственного слежения зафиксировал возмущения, свойственные использованию международного порт-ключа. По предварительным оценкам это произошло где-то за Волгой в районе хутора Бобры.

— Оперативников выслали? — спросил полковник.

— Так ведь нет никого, — развёл руками юноша. — Все занимаются расследованием ЧП.

— Тогда сам иди, — отдал приказ полковник.

— Но я всего лишь слежу за артефактами, я не умею работать оперативником, и к тому же я не маг, а всего лишь сквиб, — ответил юноша.

— В таком случае дождись свободного оперативника и отправь на зафиксированное место, — приказал полковник.

— Но к тому моменту ничего невозможно будет обнаружить! — произнёс молодой парень.

— Всё у вас через одно место! Мне что, самому прикажешь вашу работу выполнять? — с сарказмом произнёс руководитель. — Направление хотя бы отследили?

— Предположительно Западная Европа, точнее сказать невозможно, — ответил подчиненный.

— Свободен! — припечатал полковник.


Глава 15 | Школьник из девяностых | Глава 17







Loading...