home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Глава 17

Утром под иллюзией Колина я отправился в Косой переулок за свежей прессой. В Волгоградских газетах можно было встретить в основном лишь Российские магические новости, в большинстве своём сплетни об известных магах и дублирование новостей обычного мира, но с комментариями известных британских волшебников, что они об этом думают. Международные новости печатаются редко, в основном, когда происходит что-то масштабное.

Посещение Косого переулка прошло довольно странно. Во-первых, народ всё такой же нервный и шуганый. Во-вторых, новости, прямо как из дома не уезжал. Первого августа произошёл штурм Министерства магии и убийство министра магии! Обалдеть, это же насколько не шуганые Пожиратели, что настолько откровенно штурмуют правительство? Так, и что из этого вытекает? Сейчас министром стал некий Пий Толстоватый, но ясно же, что просто так не стали бы прежнего министра убирать, а только чтобы своего поставить. А это значит, что даже мне, школьнику, ясно — к власти в Англии пришла группировка Пожирателей смерти. Из этого следует вывод, что с этого острова пора валить. Или не пора?

Приобрёл интересную книгу авторства Риты Скитер под названием «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора». А ловко Скитер сделала, молодец. Наверняка компромат собирала, да и помогли недоброжелатели, только вот при жизни главного мафиози публиковать компромат было бы равнозначно самоубийству, а сейчас либо бессмысленно, либо книгу издать и денег срубить. Книга оказалась хорошо написана, легким языком, читалась на ура, даже не скажешь, что это биография. Много движущихся фотографий, встречались и обычные фотографии. А у Дамблдора, оказывается, отец в тюрьму сел, почти так же, как я. А вот то, что главный мафиози был содомитом, для меня стало откровением. Ничего себе, это как так?! Будь он хоть десять раз политиком, какие родители согласятся отдать своего ребенка в школу, зная, что там директор старый одинокий содомит? А ведь Дамблдор этого и не скрывал, судя по фото, носил мантии ярких расцветок, напоминающие по виду старинные дамские платья…

Отложил книгу и начал вновь изучать прессу. С каждой прочитанной строчкой всё больше изумлялся. Новость о создании новым правительством «Комиссии по учету маглорожденых выродков» меня вогнала в ступор. Насколько же они обмороженные, что, только придя к власти, принимают подобные законы? Это всё равно, как если бы президент России в первый же день после выборов, ну не знаю, например, публично жахнул гуся в прямом эфире и после этого навёл палец на телекамеру и сказал: «Приказываю создать комиссию по регистрации русских выродков, а потом их расстрелять».

Ведь по сути все, абсолютно все волшебники произошли от маглорожденых. Насколько знаю, магом может стать любой человек, поскольку это зависит лишь от развитости седьмой оболочки души, просто кому-то это даётся сложнее, кому легче, а некоторым везёт родиться уже с полностью готовой для использования магии душой. Конечно, генетический фактор играет не последнюю роль, поскольку зависимость тела и души друг от друга очень сильна, но шансы на рождение мага, что с одним родителем волшебников, что с двумя — почти равны.

В общем, подобное название комитета — практически прямое оскорбление всем магам. Хотя, обыватели в любом случае проглотят всё, даже подобный плевок в лицо, хотя лично мне всё сильнее хочется приложить этих уродов в рясах и масках чем-нибудь увесистым, кирпичом или Авадой. Но себя-то они зачем оскорбляют? Неужели их жалкого умишки не хватает для такой простой мысли, ведь наверняка знают историю своей семьи, и что основатель рода был именно маглорожденным? Хотя… Они же считают себя высшей расой. Уже успели не только убедить сами себя, но и поверили в эту чушь про чистоту крови. Нет, но это же надо, кровосмешение с родственниками и отказ от знаний и достижений человечества пропагандировать как высшую идею! Что за тараканы в головах этих людей?

Я засмеялся в голос, прочитав идеологию нового министерства.

Маглы не могут иметь волшебных способностей в принципе. Следовательно, все маглорожденные волшебники каким-то образом выкрали волшебную силу у магов…

Особенно забавно это смотрится со мной. Я ведь ещё чуть больше года назад был самым обычным маглом и на самом деле украл, пусть и не специально, но не силу, а знания.

Сила в знаниях, а вот их как раз-таки можно украсть. Хотя память подсказывает, что и магию можно украсть. Да, это сложно, опасно и зачастую даёт больше негативных, чем положительных эффектов, но, в принципе, реально. Только называться это будет иначе, не украсть магию, а ассимиляция седьмой оболочки мага. Только вот чтобы не стать одержимым чужой силой, надо, чтобы сила поглощаемого мага была меньше силы поглощающего, к тому же делать это придётся при помощи длительного ритуала, опасного для проводящего мага потерей личности. Идеально для поглощения подходят крестражи, поскольку они не могут нести силы больше, чем есть даже в слабом маге. Крестраж могу поглотить даже я, только вот правильный крестраж, это уже почти аватара, такую я однажды почти «слопал». Хотя в крестраже силенок будет больше, чем в той аватаре, всё же у них разные задачи. Но для работы с якорем для души надо больше сил, чем для поддержания запакованной информации. А вот взрослый маг мне уже не подойдёт, даже сквиб, разве что смогу с минимальными последствиями пересадить седьмое начало магла, но с него никакого прибытка магических сил не будет.

Крестражи… Большая редкость, вот где найти такой редкий деликатес? Эх, вот бы мне парочку таких штук. Конечно, ритуал опасный, но, думаю, я выдержу. За пару лет можно было бы поднять силу до уровня среднего мага, а там и восполнение резерва естественным образом ускорилось бы. В итоге стрелять заклинаниями как из пулемета не выйдет, но прибавка сил в два раза очень даже неплохо. Можно не одно-два, а два-три Империо наложить.

Так, Ваня, заканчивай мечтать, возвращайся на бренную землю. Что ещё пишут в периодике?

Министерство магии развернуло широкую кампанию по выявлению так называемых «магловских выродков». Волшебники, у которых нет близких кровных родственников из известных волшебных фамилий, должны быть лишены волшебных палочек. Если же такой маглорождённый силён, как настоящий маг, его надо сослать в Азкабан или присудить поцелуй дементора.

Не понял… Азкабан ведь международная тюрьма? Так, стоп, международная тюрьма под контролем волшебников Великобритании? А теперь тюрьмой управляют бывшие зэки, бежавшие из этой тюрьмы. Более того, они там сами сидели, прочувствовали, каково это — быть кормом дементора, и при этом они спокойно посылают туда невиновных? Блин, что тут творится? Я совсем перестал понимать, что происходит в этом прогнившем насквозь магическом сообществе. Может ли быть так, что преступники сбежали не просто так, а договорившись с демонами? Например, договорились, что демоны не будут препятствовать побегу, а преступники в ответ, после того, как захватят власть, будут поставлять им на прокорм сильных магов… Хм… А ведь именно это и происходит! Какие же они твари, эти Пожиратели, сплошь прогнившие подонки!

В звезду Великобританию! Тут для магов стало слишком опасно. Сами загнали себя в эту кучу нацистского навоза, пусть сами разбираются со своим удобрением, а я отправляюсь в Австралию, домой.

Активировав порт-ключ, я перенёсся на чердак своего дома. Этот дом стал мне родным. Не та микро-квартира в Лондоне и не родительский дом, где ощущал себя скорее гостем, чем хозяином, а вот этот замечательный дом. Коттедж, в котором за полгода почти каждый сантиметр пропитался моей аурой. Его стены наполнены силой, вокруг мои чары, послушные малейшей мысли, готовые в любой момент стереть врага в порошок, даже если я буду без капли маны.

— Дом, милый дом, как я скучал по тебе! — обнял я дверной косяк. — Ну здравствуй, родненький.

В голове промелькнула мысль:

"Кота что ли завести, чтобы было с кем общаться без палева? А что, он уж точно никому ничего не расскажет. Давно хочу завести фамильяра, и необязательно кота".

После спуска на первый этаж на кухне обнаружил Мэри. Она обернулась на звук открывшейся двери.

— Джонни! — радостно воскликнула она. — Наконец-то ты вернулся.

Дальше было много щебетаний, меня обнимали, тискали, крутили и расспрашивали обо всём. Приходилось выкручиваться, чтобы не врать, но и не говорить правды. Честно говоря, за лето успел отвыкнуть от этой женщины, и подобная гиперопека стала напрягать. М-да, пожалуй, хочу жить с девушкой, но с той, которая будет относиться не как к сыну, а как к парню, и которой не придётся врать про магию. Со всеми обнимашками организм напомнил, что у меня долго не было девушки.

— Лучше расскажи, как ты тут? — перебиваю поток вопросов от Мэри. — Кто он, твой ухажёр?

— Ну, ты его должен был видеть, — ответила миссис Стэнфорд. — Это наш булочник.

— И как долго вы встречаетесь?

— Уже почти два месяца, — ответила Мэри. — Он очень интересный мужчина, но такой нерешительный.

— Это нормально, ты просто, наверное, ещё не вникала в местные законы и взаимоотношения со слабым полом?

— А что, тут всё как-то по-особенному? — с ироничной усмешкой спросила Мэри.

— Ага…

Пришлось рассказать миссис Стэнфорд о местной особенности законодательства, о том, как австралийки с юных лет запугивают мужчин в отношении к слабому полу…

— Судя по возрасту, булочник уже вполне мог быть женат, — продолжил я свою речь после просвещения наивной британской девушки. — Он вполне мог пройти через суд и раздел имущества. В таком случае неудивительна его нерешительность.

— Вот оно, значит, как… — усмешка пропала с лица Мэри. — Я и не подозревала ничего подобного. Но зачем же сразу бежать в суд? Понимаю, когда совсем уж никак, если муж бьёт или постоянно изменяет, но из-за малейшего повода?! Это ненормально!

— Как его хоть зовут, этого булочника?

— Его зовут Роберт Грин, — ответила Мэри.

— У него есть свой дом? Вы когда собираетесь съехаться, чтобы жить вместе? И почему до сих пор этого не произошло?

— Ой, сколько вопросов, — Мэри слегка покраснела, её было неловко обсуждать подобные темы с сыном. — Мы думали над тем, чтобы жить вместе. У Роберта есть свой дом. Он не такой большой, как у нас, всего две спальни, столовой нет, гостиная одна и она в два раза меньше, но мне всё равно понравилось. К нам я его не могу пригласить по кое-какой причине… — миссис Стенфорд очень выразительно посмотрела на меня, намекая на Фиделиус. — Я не переехала к Роберту потому, что ждала твоих звонков и возвращения. К тому же я не могу тебя бросить одного. Кстати, Джонни, почему ты так редко звонил?

— Я же объяснял, там, где мы жили, телефона нет, а чтобы позвонить, нужно было ехать в город, — эта тема мне не понравилась, поскольку не люблю врать, поэтому решил сменить тему с обсуждения моего отдыха. — Так Роберт уже сделал тебе предложение?

— Нет, — печально вздохнула Мэри. — И в свете открывшихся новостей, боюсь, что не сделает.

— Горю твоему могу помочь я, — произнёс я с хитрым прищуром в стиле одного из лидеров джедаев из фильма "Звёздные войны".

— Да? И как? — с интересом спросила мадам Робертс, желающая стать миссис Грин.

— Как насчёт любовного зелья?

— А ты можешь сварить такое? — с надеждой спросила Мэри.

— Х-м-м… — у меня вырвалось насмешливое и протяжное хмыканье. — Мне нужны пара волос Роберта и пара твоих волос. Вскоре у тебя будет самое лучшее любовное зелье в мире!

— Сынок, подожди пару часиков, — с улыбкой произнесла Мэри, после чего со скоростью метеора переоделась в нарядное платье и убежала из дома.

Пока Мэри отсутствовала, пошёл на чердак, достал сундук и приступил к варке основы под мощное любовное зелье «Обоюдную Амортенцию». Как следует из названия, зелье необходимо пить обоим партнерам.

Какая самая большая проблема пользователей любовных зелий? Самое сложное в том, что подобные отношения никогда не будут нормальными. Тот, кто выпил зелье, будет любить партнёра, а тот, кто напоил зельем, будет знать, что любовь ненастоящая, от этого будет испытывать дискомфорт. Даже если инициатор когда-то испытывал чувства к человеку, которого опоил, в итоге закончится всё не очень хорошо. Опоивший зельем будет отталкивать партнёра, устраивать скандалы, да и мало ли что ещё. В общем, отношения в одни ворота счастливыми не бывают. Поэтому я решил делать зелье, которое свяжет чувствами обоих, пусть у Мэри будет счастливый брак. К тому же, это позволит переключить её внимание с меня на мужчину.

К приходу Мэри приготовил основу зелья, в которую оставалось добавить частички тел людей, которых надо влюбить. Мэри принесла волосы Роберта и дала несколько своих, в итоге завершил варку и разлил зелье по флакончикам.

— Вот, держи… — вручаю с нетерпением ждущей девушке флаконы с зельем. — А теперь слушай инструкцию. — Мэри навострила уши и стала внимательно слушать. — Зелье вам надо выпить обоим. Никуда подливать не придётся, достаточно открыть пробку флакона и для вас этот напиток станет самым привлекательным напитком в мире, поэтому устоять перед тем, чтобы его не выпить, почти невозможно. Это понятно?

— Да, — Мэри кивнула. — То есть, когда мы окажемся наедине, надо открыть флаконы с зельем, один из которых вручить Роберту… Он его сам выпьет?!

— Верно. А теперь слушай дальше. После того, как вы выпьете зелье, тебе необходимо трое суток быть рядом с Робертом, поскольку на протяжении этих суток ваши ауры будут перестраиваться, поэтому прежде, чем бежать распивать на брудершафт Амортенцию, возьмите на работе отгулы.

— Понятно, — Мэри кивнула и обняла меня. — Спасибо, сыночек! Что бы я без тебя делала?

— Что-что… — бурчу в ответ. — По старинке соблазняла бы мужика год, а то и два.

Мэри побежала звонить на работу, чтобы взять отгулы. Потом вновь собралась покинуть дом.

— Я к Роберту, — сказала она.

— Я с тобой схожу, посмотрю хоть, какой он, а то только за прилавком и видел, даже парой слов не перекинулись.

— Хорошо, пойдём сынок, познакомлю вас, — с теплой улыбкой произнесла Мэри.

Через десять минут мы дошли до булочной.

— Привет, Роберт. Познакомься, это мой сын Джон, — представила меня Мэри.

— Хэй, привет, Джон, — с радостной улыбкой воскликнул мужчина, выходя из-за прилавка и протягивая для рукопожатия ладонь.

— Добрый день, Роберт, — без стеснения я пожал протянутую руку. — Рад знакомству.

— Ну что, Джон, как отдохнул на каникулах? — спросил Роберт. — Мэри всё время про тебя говорила, переживала.

— Каникулы прошли очень продуктивно. Настолько активного отдыха у меня никогда не было… — наклонившись ближе к уху мужчины, я заговорщическим шёпотом сказал ему: — Кстати, когда вы поженитесь, я буду жить отдельно в своём доме, так что можешь не переживать, что у Мэри есть ребенок. Я уже взрослый парень, деньги зарабатываю сам, так что и содержать меня вам тоже не придётся.

— Ха, парень, да как ты мог подумать, что мы бросим тебя? — спросил Роберт. — Но вообще-то… Судя по виду Мэри, я ожидал, что ты окажешься несколько младше.

Роберт занёс ладонь над полом и наглядно продемонстрировал, какой рост имел в виду. Его ладонь оказалась где-то на уровне моего пояса. Меня это насмешило.

— Ха-ха-ха. Да, понимаю, сэр. Мэри выглядит максимум на двадцать пять лет. Сложно представить, что её ребенок окажется таким здоровяком. Роберт, а ты кроме бизнеса чем-нибудь занимаешься? Может, какое-то хобби есть? Как насчёт рыбалки?

— Эх… — Роберт печально вздохнул. — Хлебный бизнес требует слишком много сил, чтобы позволить себе отдых. Рано утром надо проснуться, замесить тесто, потом разложить по формам, затем испечь, чтобы к утру всё выложить на прилавок. Хорошо, что нынешнее оборудование позволяет максимально автоматизировать процесс, моему отцу приходилось сложнее. Но, к сожалению, с таким бизнесом не остаётся свободного времени на хобби, хотя очень хочется иногда махнуть на рыбалку.

— А если нанять сотрудников, один будет печь хлеб, другой продавать? — продолжил я расспросы.

— Тогда бизнес станет невыгодным, — ответил Роберт. — Все заработанные деньги будут уходить на зарплаты сотрудников.

— Да уж, задачка… — задумчиво протянул я. — А если расширить бизнес, например, избавиться от магазина и расширить пекарню, а хлеб поставлять в магазины? Нанять сотрудников, обучить, а самому лишь контролировать процесс, тогда и свободное время появится.

— Как это — избавиться от магазина? — удивленно воскликнул Роберт. — Это же семейный бизнес. Уже второе поколение семейство Грин печёт хлеб!

— Ну, если тебе нравится, я слова лишнего не скажу, — пожал я плечами. — Но если захочешь сменить деятельность или расширить бизнес, то можешь рассчитывать на инвестиции с моей стороны. Но не больше пары сотен тысяч австралийских долларов!

Роберт с изумлением уставился на меня ставшими большими глазами.

— Двести тысяч? — спросил он тонок крайне ошарашенного человека. — Парень, ты чем занимаешься, что в твоём возрасте имеешь такие деньги?

Достав волшебную палочку, я продемонстрировал её во всей красе, после чего с гордостью заявил:

— Сэр, я маг! Варю зелья, исцеляю людей, делаю амулеты… Только это секрет. Но поскольку, Роберт, ты уже почти член семьи, то имеешь право знать.

Палочка в тот же миг была мною наставлена на миссис Стенфорд. Чтобы она не обращала внимания на происходящее, пришлось воспользоваться заклианием:

— Конфундус.

Взор Мэри стал расфокуссированным. Я тут же направил концентратор на Роберта.

— Империо!

Наложив на мистера Грина заклятье Подвластия, я по отработанной методике стал делать закладки:

— Ты не должен никому никаким образом передавать информацию о том, что я маг. Ты не должен разглашать ставшую известной информацию о магии никому, кроме меня и Мэри… — для завершении серии заклинаний и перевода закладок на уровень подсознания вновь направил на мужчину палочку: — Обливейт! Ты забудешь обо всём произошедшем после слов «имеешь право знать».

По завершению колдовства, волшебную палочку удалось спрятать быстро, почти мгновенно. Всё произошло без сучка и задоринки. Мэри и Роберт пришли в себя почти одновременно.

— Ох, что-то я залип от таких новостей, — произнёс Роберт. — Значит, ты маг? Так это же замечательно. А что ты умеешь?

— Не очень много, в основном лечить людей.

— Но почему ты не используешь свою силу открыто? — спросил мужчина.

— Во-первых, я не единственный маг. По всему миру нас довольно много. У волшебников свои законы. Один из них, «Статут секретности», предписывает скрывать от обычных людей существование магии. За нарушение следует очень суровое наказание. Разрешено вводить в курс только членов семьи. Во-вторых, даже если бы не закон, то стоит людям узнать, что кто-то исцеляет при помощи магии, как за таким магом будут ходить толпы надоедливых людей, требующих исцеления. О спокойной жизни можно будет забыть.

— Вон оно как… — Роберт покачал головой. — Тогда да, я бы тоже не захотел получить наказание и постоянно преследующий хвост из навязчивых людей. Можешь положиться на меня, я парень не из болтливых и никому не расскажу о твоей тайне.

— Я знаю, Роберт.

Тут в булочную вошёл мужчина, лицо которого оказалось смутно знакомым.

— Мистер Грейнджер? — удивленно спросила Мэри. — Добрый день, рада вас встретить. Но что вы делаете в Австралии?

После фразы Мэри я сразу вспомнил, отчего лицо мужчины столь знакомое, мне ведь довелось его видеть на фотографиях в доме Гермионы.

— Простите? — удивленно вопросительным тоном произнёс мистер Грейнджер. — Должно быть, вы обознались, меня зовут Венделл Уилкинс.

— Извиняюсь, мистер Уилкинс, — произнесла Мэри. — Просто вы очень похожи на одного знакомого из Лондона.

— Правда? — вопросил Венделл. — Мы с женой недавно перебрались в Сидней из Лондона.

— Простите, мистер Уилкинс, — обратился к Грейнджеру я, — а вы с женой случайно не стоматологи, раннее проживающие в Северном Финчли?

— Да, именно так, — ответил мистер Грейнджер-Уилкинс. — Мы знакомы?

— Мы тоже жили в Северном Финчли неподалеку от вас. Только до этого вы носили фамилию Грейнджер. Я учился в одном классе с вашей дочерью Гермионой.

— Простите, вы, должно быть, всё же меня спутали с кем-то другим, — произнёс Венделл. — У нас с Моникой нет и никогда не было детей, и мы никогда не носили фамилию Грейнджер, а всегда были Уилкинсами.

У меня была стопроцентнай уверенность в том, что это именно мистер Грейнджер. Симптомы потери памяти очень похожи на использование Обливейта. Поэтому снова спросил у Уилкинса:

— Простите, сэр, но вам известно о существовании магии?

— Магия? — спросил Венделл. — Конечно, известно! Школа магии Хогвартс, Косой переулок…

— Что и требовалось доказать. Простые люди, коими вы являетесь, не могут знать о магии и магических местах. Вам кто-то подтер и изменил память, чтобы вы забыли о дочери и считали себя другим человеком.

— О, Господи! — воскликнула Мэри. — Что, неужели волшебники способны на подобное?

— Да, это довольно просто, — ответил я.

— Не думаю, молодой человек. Это просто чушь! — уверенно заявил Венделл.

— Уверен, что ваши документы подделаны при помощи магии. Вы по какой визе приехали в Австралию?

— Хм… — Венделл задумался. — По туристической визе на три месяца.

— Вы в курсе, что если выяснится, что ваши документы поддельные, то вас посадят в тюрьму? Стоит вам пойти продлевать визу через посольство, и всё всплывёт. Если позволите, я проведу проверку вашего паспорта.

— Не уверен, что это необходимо, но чтобы вы убедились, что я, это я, Венделл Уилкинс, пожалуйста.

Мистер Грейнджер с уверенным видом протянул мне свой паспорт. Мне пришлось накопить немного маны и нашептать заклинание снятия матрицы, после чего вслух активировать его:

— Снятие матрицы.

Знания о данном документе появились у меня в голове. Прикрыв глаза, я качнул головой в стороны и с сочувствием произнёс:

— Мистер Грейнджер, вынужден вас разочаровать, но ваш документ поддельный. Вы не Уилкинс. Кто-то вас очень невзлюбил, что решил так тонко отомстить. Забыть родную дочь, своё имя, множество воспоминаний, ещё и сесть в тюрьму за подделку документов и нелегальное проживание… Да, тот, кто это сделал, должен серьезно вас ненавидеть!

— Что? — удивленно протянул Венделл. — Это просто чушь! — он выхватил свой паспорт. — Я Уилкинс и никакой дочери у меня не было!

Понимаю, что мистер Грейнджер находится под воздействием закладок, поэтому объяснять что-либо бесполезно. Закладки будут заставлять мужчину поступать неадекватно.

С одной стороны, какое мне дело до незнакомых людей? Подумаешь! Кто-то из волшебников тонко отомстил, скорее не самим Венделлу и Монике, а Гермионе. Они мне никто и звать никак. С другой стороны, знать, что можешь хотя бы попытаться помочь людям, но не сделать этого — попахивает сволочными замашками. Приятно ли будет ощущать себя подонком? С другой стороны, насильно мил не будешь. Конечно, можно успокоить себя мыслью: «Я же говорил, а вы не послушали, значит, это ваши проблемы». Но понимание, что я говорил это человеку, который действует не по своей воле, а по воле ментальных установок — чистой воды лицемерие. Ладно, так уж и быть, для успокоения совести попробую помочь этим людям.

Нехотя достав волшебную палочку, я направил её на застывшего с изумлённым видом мистера Грейнджера.

— Легилименс.

От обнаруженного в голове Грейнджера у меня чуть не зашевелились волосы на заднице. Во-первых, узнал того, кто наложил Обливейт на Венделла и Монику — это оказалась их дочь Гермиона Грейнджер. Она после наложения Обливейта на собственных родителей находилась под воздействием чар отвода глаз. Они работают таким образом, что человек тебя видит, но его мозг игнорирует эту информацию.

Обнаружить реальные воспоминания в голове обычного человека можно при помощи ментальной магии или глубокого гипноза, именно поэтому, когда я обрабатывал ментальной магией людей в Волгограде, накладывал на себя Дезиллюминационные чары — они ещё замечательно прячут от камер видеонаблюдения. Во-вторых, могу утверждать, что Гермиона косорукая дура! У меня была богатая практика использования заклинания Обливейт, и могу сказать, что это заклятье имеет два уровня воздействия. На первом уровне воспоминания блокируются, на втором стираются, причем, второй уровень воздействия проще. Поэтому новички в ментальной магии обычно стирают память. Лишь научившиеся тонким манипуляциям маги способны блокировать воспоминания. Эта… Блин, одни нехорошие слова в голову лезут. В общем, Гермиона, похоже, нечасто применяла это заклинание, поэтому стерла своим родителям воспоминания и прописала ментальные закладки: «Ты считаешь, что тебя зовут Венделл Уилкинс», «Мечта всей твоей жизни переехать жить в Австралию». Не знаю, какого эффекта она добивалась, стереть память или же надеялась лишь заблокировать воспоминания, но по факту получилось то, что имеем.

Удивительно, за что Гермиона так жестоко поступила со своими родителями? Хотела спасти от того, что сейчас творится в Англии? Да ну, бред! Для этого достаточно было бы просто поговорить с родителями, объяснить ситуацию, они сами переехали бы в Австралию. Да даже если бы они не послушали голоса разума, то простейших ментальных закладок под конфундусом хватило бы, чтобы отправить их в другую страну. Моих познаний в ментальной магии недостаточно, чтобы исправить то, что сотворила Гермиона Грейнджер. Боюсь, в этом мире никто не сможет помочь этим людям. Может, Гермиона просто ненавидит родителей за что-то? Ведь множество преступлений происходит внутри семей. Возможно, родители её избивали, не кормили или не дай бог, насиловали? В таком случае вполне обоснованная месть.

После того, как вынырнул из воспоминаний, пришлось накладывать на мистера Грейнджера заклинание, которое нанесло ему огромный вред:

— Обливейт! Ты забудешь о том, что произошло после того, как ты зашёл в булочную.

Когда я под взорами огромных от шока глаза Сэри и Роберта спрятал волшебную палочку, мистер Грейнджер пришёл в себя и обратился к булочнику:

— Добрый день, дайте мне, пожалуйста, французский багет.

Мэри и Роберт с подозрением и опаской покосились на меня. Роберт обслужил клиента. Стоило лишь Венделлу покинуть булочную, Мэри прервала молчание, перейдя на грозные интонации:

— Так, Джон! И что это сейчас было?

— Да, юноша, мне тоже весьма любопытно, — присоединился Роберт.

— Это просто ужасно, — мой голос был наполнен печальными нотками. — Вы прекрасно слышали, как я обнаружил, что мистеру Грейнджеру подменили память. И про поддельные документы…

— Да, это мы слышали, — произнесла Мэри. — Но, Джонни, что за ерунда творилась дальше?

— Дальше я решил помочь мистеру Грейнджеру. При помощи заклинания для чтения памяти проник в его память и выяснил ужасную вещь… Всё это сделала их дочь-ведьма! Не знаю, зачем она так поступила, но Гермиона стёрла родителям память самым грубым способом. Я попытался исцелить мужчину, но вернуть им память невозможно. Поэтому под конец, чтобы Венделл не сдал властям информацию о том, что я маг, пришлось ему стереть память о нашем разговоре.

— Какой кошмар! — ухватившись руками за щёки, тихим голосом произнесла Мэри. — Как так можно?! Собственным родителям стереть память… Возможности волшебников меня невероятно пугают. Сынок, я надеюсь, ты не будешь пользоваться таким талантом во вред?

— Нет, конечно, о чем ты говоришь! Я стараюсь помогать людям.

— Это ужасно, — произнёс Роберт. — И что, каждый маг так может?

— Да. Каждый маг способен стереть память, стать невидимым, внушить мысли. Маги очень опасны. К тому же в Англии сейчас к власти в магическом сообществе пришли радикально настроенные террористы, которые ради забавы убивают обычных людей, у которых родились дети-маги, а самих волшебников, родившихся в обычных семьях, скармливают демонам. Наверное, поэтому мисс Грейнджер отправила родителей в Австралию, но способ, который она выбрала, больше напоминает изощрённую месть.

— Почему ты об этом мне не рассказал? — спросила Мэри. — В смысле, о столь жутких возможностях волшебниках

— Вообще-то рассказывал, — праведно возмутился я. — Но в подробности не посвящал, потому что не хотел тебя пугать и расстраивать. Мы всё же далеко от Великобритании, так что нечего опасаться.

— А твой лагерь?! — продолжила наседать Мэри. — Как ты мог так долго находиться в Британии в то время, когда там происходит подобное?

— Лагерь — не город. Какая там может быть опасность, тем более, если почти никто не знает о том, что я маг?

— Ну ладно, надеюсь, что это действительно так, — с подозрением произнесла Мэри. — Но ситуация с Грейнджерами просто отвратительна! Это же надо, настолько не любить родителей, чтобы стереть им память! — возмущённо воскликнула она. — Сынок, ты же мне не изменял память?

— Что ты такое говоришь?! Это же аморально, воздействовать ментальной магией на близких людей. Почти всегда можно договориться.

— Я так рада, что ты у меня такой умный и хороший, — Мэри обняла меня. — Эх, бедные Грейнджеры. Их теперь посадят в тюрьму?

— Вполне может быть. А может быть и в психбольницу, если ментальные закладки вступят в конфликт. Но, скорее всего, будет два варианта. В первом их депортируют назад в Англию. Во втором варианте они, следуя ментальным закладкам, будут всеми силами воплощать мечту и сделают себе поддельные документы или будут жить в Австралии нелегально.

— А меня больше беспокоят террористы, — произнёс Роберт. — Можно поподробнее узнать об этом? Разве власти не знают о магах? Почему их не приструнят?

— На самом деле власти в курсе существования магического мира и активно пользуются его услугами. В крупных государствах в спецслужбах существуют отделы, в которых работают маги, у магов есть свое правительство, состоящее из магов и имеющее тесные контакты с правительством государства, на территории которого расположено сообщество. Правительства всех стран предпочитают не лезть в разборки магов, что для них десяток и даже сотня невинных жертв? Капля в море. В автомобильных авариях гибнет людей больше, чем от действий магов. А Правители защищены от подобных воздействий, поэтому им плевать. Правителям, как правило, вообще плевать на всё, что не касается их лично. Маги — это как организованная преступность, всем известно об её существовании, но никто с ней по-настоящему не борется, поскольку организованную преступность проще контролировать, и можно получать с крупных банд гешефт.

— В каком ужасном мире мы живём, — констатировал Роберт.

— Мы живём в замечательном мире! Намного хуже было, если бы мы жили в средневековье, когда мылись раз в год, и сорок лет считалось старостью. Тогда было всё гораздо хуже. У нас же имеются все блага — электричество, вода, теплые и удобные туалеты, быстрый транспорт, много вкусной еды, свободный доступ к информации, и то, что маги существуют, ничего не меняет. В принципе, об этом и так всем известно. Просто по-настоящему верить в магию начинаешь лишь с того момента, когда столкнешься лично. Так уж мы, люди, устроены, что сомневаемся во всём, чего не увидели и не пощупали, и это нормально.

— Ладно, «существующий», это всё, конечно, интересно, но бог с ними, с магами, — с усмешкой произнёс Роберт. — Ты правильно говоришь, зная об этом, мы ничего не можем изменить. Ну есть маги, и что? Нам от этого ни холодно, ни жарко. А хлеб — это вечная ценность. Магия — она может быть, а может и не быть, зато хлеб люди будут есть всегда! Вот, держи. — Роберт вручил мне бумажный пакет, заполненный выпечкой. — Мэри сказала, что ты обожаешь выпечку, я тут собрал всякого. Там пирожки, пончики, ватрушки.

— Роберт, ты не человек, ты бог! — восхищенно восклицаю, заглядывая в пакет. Оттуда распространился одуряюще вкусный запах. — Ах, просто божественный запах! Поскорее женитесь, и у меня всегда будут халявные плюшки!

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Роберт. — Какой ты шустрый. Не бойся, будут тебе халявные плюшки!

— Ну, всё, оставляю вас наедине, дабы не смущать, я домой! — Быстро покидаю булочную, пока не случился ещё какой-либо казус.

Дома задумался, как так вышло, что Грейнджеры поселились именно в этом городе и мы встретились. Допустим, при мысли об Австралии наши мысли могли быть примерно одинаковы, первый город, который приходит на ум — Сидней. А вот почему тут, в принципе, ответ довольно прост, если они так же помотались с риэлторами, то в настоящее время этот район смотрится привлекательно. Отдельные коттеджи с территорией, а не как большинство жилья в Сиднее — таунхаусы. Цены, аналогичные ценам по городу на подобное жильё, но при этом этот район наиболее привлекателен в связи с тем, что он не столь молод, если судить по архитектуре и наличию вот таких семейных магазинов, но при этом благоустроен. Множество парков, школы и прочее. Чем-то неуловимым напоминает Финчли, разве что улицы шире и постройки просторнее.

Говоря про поддельные документы, я был не до конца откровенным, вполне может быть так, что Гермиона позаботилась об этом и внесла изменения и в городские бумаги. Благо, пока компьютеры сильно не распространены и сделать изменения в картотеке при помощи трансфигурации довольно просто, хотя помотаться всё же придётся, всё-таки нужно посетить очень много государственных учреждений. Если уж она не постеснялась стереть память родителям, то госслужащих точно не пожалеет. Эх, её бы усилия, да в мирное русло! Вот зачем надо было оставаться в стране, где творится подобное? Ну, взяла бы и уехала в Австралию вместе с родителями, к чему подобные сложности? Может, Гермиона на самом деле ненавидит родителей? Должно быть, так и есть. Как хорошо, что я не стал даже пытаться к ней клеиться, с такой девушкой надо спать вполглаза, чтобы чего дурного не сотворила во имя какого-то там блага.


Глава 16 | Школьник из девяностых | Глава 18







Loading...