home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

Глава 18

На следующий день отнёс в школу документы. Попал на приём в кабинет директора. За столом сидела низкого роста, примерно метр шестьдесят сантиметров, полная женщина примерно сорока-сорока пяти лет. Её кожа сильно загорелая, овальное, слегка вытянутое лицо, аккуратный немного широкий нос, карие глаза прикрыты большими круглыми очками. Волосы чёрные длиной чуть ниже плеч собраны в строгий хвост. У неё небольшая грудь, чуть больше первого размера. На лице нет ни следа косметики. Женщина одета в платье длиной до щиколоток бежевого цвета с коричневым орнаментом в виде цветов и ломаных линий, рисунок на платье ассоциируется с рисунками, которые местные аборигены наносят на тело во время праздников. Раньше мы общались с пожилым мужчиной, поэтому увидеть на его месте кого-то другого для меня стало неожиданностью.

— Доброе утро.

— Доброе утро, молодой человек, — улыбнулась женщина.

— Простите, но три месяца назад мы с мамой говорили с директором Конорсом о поступлении в школу, — говорю с намеком, что женщина мне незнакома.

— Директор Конорс ушёл на пенсию, теперь я директор. Меня зовут миссис Белинда Джудис. Так значит, ты хочешь поступить в нашу школу?

— Да. Меня зовут Джон Стэнфорд, я из Великобритании. Я уже подавал все необходимые документы и заявление, сейчас привёз аттестат об окончании десятого класса, — выкладываю документ.

— Секундочку, мой хороший, сейчас найду твои документы.

Миссис Джудис встала из-за стола. Как я и думал, её рост оказался низким. Даже на средних каблуках она была ниже меня, а я уже вырос до ста семидесяти сантиметров. Госпожа директор прошла к шкафам и нашла папку с моими документами, села за стол и начала вчитываться в документы из папки. Затем он внимательно изучила мой аттестат и грудным мягким голосом констатировала:

— Ну что, мой хороший, у тебя готовы все документы. Просто превосходный аттестат! Так что могу с уверенностью утверждать, что ты поступил в нашу школу, остались лишь формальности. Но не беспокойся, мы всё уладим без твоего присутствия. Письмо о зачислении пришлём тебе по почте.

В духовном зрении я отслеживал ауру миссис Джудис. Судя по всему, она довольно открытый и добрый человек, аура чистая и яркая. Странно. Не к таким директорам школ я привык.

— Спасибо, мэм. А когда начнётся учеба?

— К сожалению, сразу в одиннадцатый класс мы тебя не можем зачислить, слишком поздно ты пришёл, — с сожалением произнесла директор школы. — Вот если бы хотя бы в марте… Поэтому тебе придётся прийти на учебу с первого февраля. В письме, которое тебе пришлют, будет список всего, что необходимо купить для учёбы: учебники, школьная форма и прочее.

— Спасибо, директор Джудис. Я могу идти?

— Конечно, мой хороший. Иди, — с улыбкой произнесла миссис Джудис. — До свидания.

— Всего доброго, — попрощался я с директрисой и покинул кабинет.

Из школы сразу направил стопы в бордель. На вид директриса конечно не ахти, хотя лицо симпатичное, но она полная и грудь маленькая для подобной конституции тела, но голос — это что-то с чем-то, такой грудной, мягкий и пробирающий до самого нутра. От её голоса у меня поднялось всё, даже волосы.

На три дня почти поселился в борделе, отрываясь за лето на полную катушку.

Во время приготовления ужина тридцать первого августа около пяти вечера раздался телефонный звонок.

— Алло.

— Алло, добрый день, — раздался из телефонной трубки смутно знакомый приятный женский голос. — Я могу услышать миссис Стэнфорд.

— Её нет дома, мэм. Кто говорит и что ей передать?

— Простите, юноша, забыла представиться, — ответила собеседница. — Миссис Джудис, директор школы Кентербери. — Вы можете передать миссис Стэнфорд, что ей необходимо принести на сына характеристику из предыдущей школы?

— Хм, директор Джудис, так вышло, что её сын — это я, Джон Стэнфорд. Мама занята на работе. Скажите, пожалуйста, характеристику должна принести именно мама или я могу это сделать сам? И как скоро она вам понадобиться? Всё же предыдущая школа находится в Лондоне, не думаю, что получить бумагу выйдет быстро.

— Документ нужен не к спеху, но желательно в течение месяца, мой хороший, — донеслось из телефона. — А кто принесёт — не важно, можете даже послать почтой.

— Мэм, я живу от школы ближе, чем от почтового отделения. Так что, как только документ будет на руках, сразу принесу его вам.

— Хорошо, мой хороший. До свидания, — произнесла директор Джудис и положила трубку раньше, чем я успел попрощаться.

М-да… А сразу нельзя было сказать, что понадобится ещё какая-то писулька кроме аттестата? Желательно ещё в мае, ну или хотя бы в тот момент, когда я посещал школу в последний раз. Вот кто так делает? Как теперь быть? По идее, можно заказать бумагу заказным письмом, но сколько оно будет идти в школу, как долго там будут делать бумагу, сколько письмо будет идти из Англии сюда и где гарантия, что бумаги не потеряются? Да мне быстрее порталом туда и обратно прыгнуть. Хотя… Наверное, лучше будет вначале позвонить в старую школу и заказать характеристику, а завтра, когда документ будет готов, прыгнуть порталом и забрать. Так, а когда можно звонить? У нас разница десять часов, значит, в Лондоне сейчас ещё семи утра нет. Следовательно, через пару часов можно будет позвонить в старую школу.

В семь вечера позвонил в старую школу, телефон которой узнал через справочную.

— Алло, школа Финчли, — ответил женский голос.

— Добрый день, мэм. Меня зовут Джон Стэнфорд. Я бывший ученик вашей школы. Мадам, в новой школе попросили характеристику с прошлой школы, скажите, как можно её заказать?

— Так, секундочку, я записываю, — произнесла девушка. — Джон, как там дальше?

— Стэнфорд, мэм. Выпускник этого года. Сара, верно? — припомнил имя секретаря директора.

— Да, верно, — в голосе девушки были слышны довольные нотки. — Рада, что вы помните, как меня зовут, мистер Стэнфорд, а то большинство студентов этого не знает. Характеристика будет готова в течение дня, полагаю, сможете забрать её завтра.

— Простите, а в какое время лучше зайти? Просто насколько помню, завтра первый учебный день, должно быть суетно.

— Ох, точно! — с легким ужасом воскликнула Сара. — Я уже и забыла об этом. Лучше всего, если вы подойдёте рано утром. Бумаги будут у меня, так что можете подходить к восьми утра.

— Сара, вы просто прелесть. Благодарю вас за помощь и всего доброго.

Так, для меня Лондонские восемь утра — шесть вечера. Думаю, завтра после ужина где-то в половину шестого можно будет отправиться порталом в Лондон и неспешно прогуляться до старой школы.

Первого сентября, как и планировал, отправился порталом в Лондонскую квартиру, откуда потихоньку дошёл до школы. Пришёл к школе без десяти восемь и сразу направился в кабинет директора, точнее, секретаря, но один фиг они смежные. В кабинете застал секретаря, которая, видимо, только пришла на рабочее место.

— Доброе утро, Сара. Я Джон Стэнфорд. Извиняюсь, что пришёл столь рано.

— Доброе утро, мистер Стэнфорд, — улыбнувшись, ответила Сара. — Помню, мы вчера общались по телефону, — она взяла с угла стола бумагу и протянула мне. — Вот ваша характеристика, все подписи и печать проставлены. Куда-то поступили?

— Да. Я буду продолжать учебу дальше. Спасибо большое.

— Пожалуйста, и до свидания, — произнесла девушка.

— Всего доброго.

Покинув кабинет, я направился к дому. Использовать международный портал в открытую не самая разумная идея, а из-под Фиделиуса самое то, поэтому пришлось прогуляться лишний раз. Решил сделать крюк мимо дома Грейнджеров. Духовным зрением рассматривал окружение. С изумлением на противоположной стороне дороги от дома Грейнджеров заметил пару непонятных магических образований, хотя визуально там ничего не наблюдалось. Подозрительно это, похоже на маскировку типа дезиллюминационных чар или мантии невидимки.

— Подозрительно. Нафиг такие приключения, — тихо пробормотав себе под нос, я развернулся и решил идти назад, сделав большой крюк.

Обернувшись, наткнулся взглядом на мужчину с коротко стриженными черными волосами, на котором надета красная мантия местного магического милиционера. Мужчина наставил на меня волшебную палочку.

— Стоять, не двигаться! — произнес он. — Руки держи на виду и не дергайся.

Итак, один впереди, как минимум двое осталось позади, скорее всего его напарники. У меня в ауре Щупальца и защитное заклинание. Теоретически могу завалить первого, но двое оставшихся сзади слишком далеко от меня. К тому же пока могу контролировать всего два щупальца, а это значит, что меня могут успеть приласкать чем-то, чего не выдержит щит.

— Стою, стою, котики-обормотики…

А вот это плохо, очень плохо. Последняя фраза была ключом для активации одного из порт-ключей и он не сработал. Поднапрягшись, в духовном зрении различил небольшую «рябь» магического фона, скорее всего, это визуальный эффект действия глушилки.

Рюкзак с собой не брал, волшебную палочку тоже не взял, как и пистолет. А запасные волшебные палочки в контейнере, который в браслете, прямо как то яйцо, которое в утке, утка в зайце, и из яйца надо достать иглу! То есть задача из разряда невыполнимых. Блин, расслабился в последнее время, паранойя только отпустила, и как же не вовремя! Лучше бы паранойей страдал и перестраховывался, чем вот так глупо попасть. Думал, будет простая прогулка максимум на полчаса, ну что может произойти за такой короткий срок? Ага, действительно, что?! Это Великобритания, детка, тут может случиться что угодно! Блин, вот попал, так попал. Интересно, что этим ментам от меня надо? Только бы не оказалось, что меня вычислили, как беглеца из тюряги!

— Что?! — грозно вопросил мент. — Ты смеешь меня оскорблять? Ты кто такой, парень?

— Всего лишь прохожий, сэр. А почему вы спрашиваете?

— Просто прохожий не имеет окклюментного щита и не пугается волшебной палочки, — криво ухмыльнувшись, произнёс магический мент. — А ещё, просто прохожий не замечает мантии-невидимки.

— Сэр, я всего лишь сквиб. Живу тут неподалеку. Не понимаю, зачем аврору понадобилось меня останавливать.

— А ты разве не слышал о новом указе Министерства магии? — спросил аврор. Он не стал дожидаться ответа и сам озвучил указ: — Всех маглорожденых выродков положено регистрировать, а у тебя клейма я не вижу, так что ты пройдёшь с нами.

Вот попал. Те двое под мантиями-невидимками, просто задницей чую, меня контролируют сзади. Дёргаться в такой ситуации нельзя. Ладно, попробуем поиграть по их правилам. Но не хотелось бы лишаться амулетов, а это случится, если меня решат обыскать. О боги, лишь бы аврору не пришло в голову ничего такого.

— У тебя есть оружие? — спросил магический мент.

— Нет.

Аврор похлопал меня по бокам, спереди и сзади, видимо, на скорую руку ища пистолет или ещё что, после чего схватил меня за плечо и при помощи парной аппарации перенёс в большое помещение. Внутри мелькали люди в мантиях.

Странно, вот я знаю, что такое аппарация и как ей пользоваться, но почему сам никогда не использовал? Ведь это фактически телепортация, пусть и не на очень большие расстояния, но всё равно весьма удобное и необходимое умение. Сколько ещё знаний лежат мертвым грузом? Как выберусь из этой заварушки, обязательно освою аппарацию.

Оглядываю помещение. Мы оказались в большом полутемном холле, в центре которого расположилась колоссальная статуя из черного камня. Выглядит она устрашающе — огромное изваяние колдуна и колдуньи, которые, сидя на украшенных резьбой тронах, взирают сверху вниз на выкатывавшихся из каминов чиновников Министерства. На цоколе статуи были выбиты слова, состоявшие из букв высотой сантиметров по тридцать каждая:

МАГИЯ — СИЛА

Брехня! ЗНАНИЕ — СИЛА! А магия, конечно, хорошо, но она ничто без знаний. К примеру, был я слабым магом, как говорят местные, сквибом, но пока не знал о магии, был простым обывателем. После того, как я многое узнал о магии, даже со своей небольшой силой при встрече один на один могу переплюнуть более сильного волшебника. Так что магия без знаний бесполезна.

К нам тут же подошло двое волшебников в красных аврорских мантиях. Первому на вид лет тридцать, каштановые волосы подстрижены в короткую прическу «ёжик», среднего роста. У парня приплюснутый нос картошкой и самодовольный взгляд. Второй более пожилой, выглядит лет на сорок пять, присутствует небольшая седина среди черных коротко стриженных волос, взгляд пронизывающий, словно сканер.

— Дэвис, ты кого привёл? — обратился к моему конвоиру молодой аврор.

— Сквиб, — сказал, словно выплюнул названный Дэвисом. — На регистрацию. Отведите, а то у меня задание.

— О, ты как раз вовремя, — произнёс молодой мент. — В девять утра состоится суд над магловскими выродками, так что этот сквиб пойдёт со всеми.

Я, как переходящий приз, перешёл под конвой этой парочки. Аврор Дэвис аппарировал, наверное, вернулся к дому Грейнджеров. Даже думать не хочу, что копы там ищут. Тут Шерлоком Холмсом не нужно быть, чтобы догадаться — ищут Грейнджер. Ведь она состоит в противоборствующей банде, а Пожиратели теперь у руля, вот и пользуются положением, чтобы убрать конкурентов. То есть, как и положено победителям, отдают приказы милиции, а тем в свою очередь наплевать, кто правитель и кого бандитом назвали, лишь бы зарплату платили.

Попытка использовать портал вновь провалилась. Я дико запаниковал, но при помощи оклюменции удалось подавить панику в зародыше и заставить мозг мыслить максимально эффективно, просчитывая варианты побега. Слово "суд" мне не нравится само по себе, как и то, что меня считают маглорожденным выродком. Но первое не нравится больше. Высока вероятность снова загреметь в Азкабан. Успокаивает лишь мысль, что под понятие "сильный маг" я не подхожу, но когда рубят лес — щепки летят. Вполне может оказаться, что пришедшие к власти уроды под словом «сильный маглорожденный маг» имеют в виду, например, что волшебник в принципе имеет магическую силу и способен как минимум зажечь люмос. В таком случае скормить дементорам можно любого. Есть вероятность, что меня отпустят, хотя речь шла о клейме. Не хотелось бы быть заклейменным, словно скотина. Что я вообще могу сотворить, чтобы вырваться?

Копы не стали меня досматривать, а сразу повели куда-то вглубь помещения.

— Вперёд, — толкнул меня молодой аврор, и мы двинулись дальше по коридору, спустились на лифте и пошли куда-то дальше.

После продолжительного путешествия мы зашли в помещение. Мне тут очень не понравилось. Это оказался большой зал с трибунами для зрителей, со столом, который напоминал судейскую тумбу, и креслом с цепями. В помещении находилось много сбившихся в толпу испуганных волшебников, а поодаль расположилось множество дементоров. Единственный Патронус, кружащий возле судейских трибун, сдерживал этих демонических тварей.

Не-не-не, на такую групповуху я не подписывался! Я ещё слишком молод для такого. Сходил за бумажкой, называется! И ведь в голову ничего не лезет. Как выкрутиться из этой ситуации?

Высокий мужчина с тяжелым, грубым, жестоким лицом, похожим на звериное, с седыми волосами, зачесанными назад, одетый в классический костюм-тройку с накинутой поверх мантией черного цвета подошёл к автору, который меня сопровождал. Он грубо спросил:

— Кого привели?

— Сквиб, — ответил аврор. — Поймали на улице.

— К остальным его, — кивнул на толпу испуганных волшебников седовласый. Затем он проследил, как выполнен его приказ, после чего отошёл к трибунам.

Аврор толкнул меня в толпу магов, затем, с испугом косясь на дементоров, он с напарником покинул зал.

— Чтобы вас Хапсиэль полюбил! — тихо произнёс я, провожая взглядом спины продажных копов.

Вчера они ловили и охраняли в тюрьме эту падаль, Пожирателей смерти, а сегодня прислуживают им, как покорные псы!

Похоже, придётся убирать из ауры заготовки против магов и заменить их на более необходимые в этой ситуации заклинания. Не дожидаясь неприятностей, я начал начитывать заклинание Доспехи Мардука и заменил им заготовленное защитное заклятье.

Ну вот, дементорам какое-то время смогу противостоять. А вот от волшебников защититься теперь не получится. Всё же следует грамотно расставлять приоритеты. Считаю, что дементоры в данной ситуации опаснее, их тупо больше.

Рядом со мной стоял парень. На вид ему примерно двадцать пять лет, чуть выше меня, блондин с модельной прической, одет в синие джинсы и клетчатую синюю рубашку. Он спросил у меня:

— Эй, парень, ты что делаешь?

— Молюсь. И тебе советую.

— Это на каком языке ты молишься? — спросил блондин. — Никогда такого не слышал.

— На Шумерском. Не отвлекай, лучше моли Мардука о защите. Мардук единственный, кто способен спасти от демонов.

— Хм-м… — хмыкнул парень и посмотрел на меня, как на сумасшедшего. — М-да… Похоже, у пацана от страха совсем крыша поехала, — тихо про себя сказал он, отвернувшись в другую сторону, но я всё равно услышал благодаря обострившимся чувствам.

Чтобы скрыться от взора волшебников, которые собрались нас судить, я зашёл за спины подсудимых и продолжил шептать слова заклинания «Охранный круг». Достав из кармана авторучку, которую брал с собой на случай, если придётся что-то подписать, я начал чертить круг диаметром примерно метр, больше нет смысла, и не хочется быть замеченным. Завершил рисовать круг и начитку заклинания, после чего, не подвешивая его в ауру, сразу же активировал. Очень хорошо, что это заклинание не производит никаких спецэффектов, а хватает его на целые сутки. Волшебники из толпы подсудимых на меня странно косились, видимо, они решили, что я действительно сошёл с ума. Ну-ну, недоучки, коли сами жить не хотите, хоть не мешайте мне защититься. Ну вот, пока я стою в этом круге, то от демонов защищён. Мои манипуляции остались незаметны для волшебников с судейской трибуны.

Пока было время, я начал пополнять резерв маны, который просел наполовину.

Итак, какие шансы уйти отсюда целым и невредимым? Они есть, но малы. Что я могу противопоставить дементорам? Самоуничтожение атакует лишь одну цель, со Стрелой Мардука та же проблема. Копьё Мардука — им можно сразу двух, трёх, а в идеале и пяток кучно стоящих дементоров захватить, но одно это заклинание сожрёт большую часть маны и на защиту уже не хватит. Те же недостатки и достоинства у Молота Мардука, хотя им можно ещё больше дементоров прибить. Хм, погоди, а зачем добру пропадать? Дементоры ведь души магов столетиями выпивают и как обычные демоны используют их роли батареек по выработке Ба-хионь, то есть, не развеивая духовные начала. Это значит, что один дементор — это несколько потенциальных душ магов для посоха, который у меня никто не отобрал, и он до сих пор не активирован. А что, если приманить одну из этих тварей и засосать в посох? Но в таком случае нужно иметь пути отступления, а куда я денусь с подводной лодки? Хотя, если использовать не простой портал, а межмировой, то вполне может сработать. Уж межмировые порталы-то тут явно не догадались блокировать, какими бы параноиками не были. Но для такого портала необходим магический чертёж, а его незаметно нанести… Это не небольшой круг заговорить. Можно попробовать небольшую магическую фигуру начертить, ведь важен не размер, а суть. Ну, будет портал меньшего диаметра, но мне же не машину протаскивать.

— Эй, парень, — тихо шикнул я тому молодому волшебнику-блондину.

— Что? — спросил он, подойдя ко мне.

Мы оказались в небольшом отдалении за спинами волшебников-подсудимых, скрытые от взоров с трибун. Испуганные и деморализованные волшебники жались ближе к центру зала подальше от дементоров.

— Ты в курсе, что из нас ты самый сильный волшебник? — спросил я.

— Хм-м… — задумчиво протянул блондин. — Нет, а что?

— Ты что, прессы не читал? — киваю в сторону дементоров. — Самых сильных маглорожденных волшебников скармливают этим милым демонам.

— Но… — у парня расширились зрачки и он судорожно сглотнул. — Но они же не посмеют?!

— Поверь мне, они как раз посмеют. Ты лучше скажи, жить хочешь?

— Спрашиваешь, кто же не хочет? — ответил парень.

— Прикрой меня от вертухаев, а я портал смастерю, потом вместе в него прыгнем.

— Но министерство защищено от порталов, — прошептал парень.

— Это от обычных, а я сделаю межмировой. Не ссы, прорвёмся, если сделаешь всё хорошо!

— Межмировой? — блондин смерил меня напряженным взглядом и задумался. — Ты не похож на шутника, пожалуй, поверю тебе, — он бросил взгляд на дементоров. — Тем более у меня нет мыслей как спастись, и даже такой идиотский план — больше, чем ничего.

Под прикрытием спин испуганных подсудимых я стал чертить на полу фигуру межмирового портала — это заняло у меня двадцать минут, хотя в идеальных условиях можно справиться в два раза быстрее. Итак спешил, как мог, часто приходилось прерываться, чтобы скрыться от взглядов вертухаев. Хорошо, что ни один из толпы маглорожденных меня не сдал, ведь есть такие сволочи, что даже подыхая, вместо спасения ближнего, наоборот, постараются подгадить.

Поскольку портал мастерил на скорую руку и в ограниченном пространстве, то много условий задать не сумел. Внёс лишь основные условия: чтобы человек мог жить в мире назначения и чтобы там жили люди, были технологии и магия. В остальном мир выберется рандомно. Рисунок являет собой пентаграмму перемещения с вписанными в треугольники звезды рунами-условиями. Остаётся лишь напитать магический рисунок и активировать при помощи слова-ключа. Подал блондину знак, что всё замечательно (сложил большой и указательный палец в виде круга или на американский манер окей), после чего с независимым видом встал в Охранный круг и слил половину резерва в печать перемещения, при помощи медитации восстанавил резерв. Блондин подошёл ко мне. Он с подозрением косился на пентаграмму. Из-за того, что чертёж был нанесён авторучкой, издалека он оказался незаметным.

— Ну что? — спросил он.

— Осталось запитать маной печать, но я слишком слабый маг и потрачу на это много времени. Давай руку.

Оценил резерв парня, как два моих, что по местным меркам считается сильным волшебником, а по Шумерским — средним.

— Зачем? — спросил он.

— Передашь мне ману, я запитаю печать, — шепчу ему.

Парень, немного посомневавшись, положил руку мне на предплечье. Переливаю три четверти его резерва в печать. Блондин немного пошатнулся. Вливаю в печать половину своего резерва.

— Я медитирую, собираю недостающую ману, — шепчу парню. — Не отвлекай, следи за обстановкой и держись вблизи.

Блондин кивнул и стал внимательно смотреть по сторонам. Я же, накопив полный резерв, вновь влил половину. В принципе, если бы слил всю имеющуюся ману, то портал можно уже активировать, но я планирую напоследок запечатать в посох дементора. Уходить, так с музыкой, не зря у меня в предках были хохлы, что не зъим, то понадкусаю! Начинаю накапливать резерв, в то же время отслеживая обстановку.

В зал зашла приземистая и довольно пухлая женщина, напоминающая своим видом большую бледную жабу. Ростом она довольно низенькая, ноги слишком короткие. У неё широкое рыхлое лицо и короткая шея, глаза большие, круглые и немного навыкате, с кожистыми мешками, а рот широченный и дряблый с очень острыми зубами. Волосы у дамочки полуседые, мышино-каштанового цвета, кудрявые и коротко стриженные. У неё толстые короткие пальцы-обрубки, на которых надеты старомодные уродливые перстни. На даме надеты розовый пиджак и такого же цвета юбка. Несмотря на надменный вид, с которым она шагала к трибуне для выступлений, внешнее уродство и «гнилую» ауру, дамочка смогла приковать к себе мой восхищенный взор!

— Моя прелесть! — вырвалось у меня на английском.

— Эй, парень, ты что, крышей поехал? — зашептал мне на ухо белобрысый. — Это же Амбридж, она страшна, как жаба.

— При чём тут эта страхолюдина? — тихо отвечаю ему. — Ты посмотри на медальон у неё на шее! Это же Крестраж!

— Крестраж? — удивленно спросил белобрысый. — Это что?

— Эх, брат, ничему вас в школе не учат! — мои глаза заблестели, а на лицо выплыла безумная улыбка. — Это весьма полезная штука и благодаря ей я стану с уровня сильного сквиба как минимум на уровень слабого мага!

От трибуны отделилось двое магов, пришедших вместе в дамой в розовом, взяли под руки из толпы одного из магов, сорокалетнего мужчину в обычном костюму коричневого цвета, популярном у Английских клерков. Маги подвели мужчину к стулу с цепями и силой усадили его туда.

— Назовите себя, — противным голосом скомандовала Амбридж.

— Я Стивен Джим Фринчерс, — ответил поникший и испуганный мужчина.

— Вы, Стивен Джим Фринчерс, проживающий по адресу Лондон, Ректори-лейн стрит, дом семнадцать?

— Да, — кивнул головой допрашиваемый. — Но вы что-то путаете, у меня отец волшебник, он тут работает. Вы его должны знать, он всегда ходит в вывернутом наизнанку пиджаке.

— Вы сквиб, верно? — спросила Амбридж.

— Да, — кивнул Фринчерс.

— Значит, вы магловский выродок! Полагаю, тут всё понятно, — дамочка приказала молчаливым до этого момента волшебникам: — Заклеймить его.

Те же маги подхватили Фринчерса. У мужчины от страха подкосились ноги. Волшебники вывели мужчину в коридор.

После этого дверь приоткрылась, в зал проскользнул волшебник. Мужчина более ста восьмидесяти сантиметров ростом, крепкого телосложения, с черной бородой и аккуратно зачесанными черными волосами. На нем надета белая в голубую полоску рубашка с малиновым галстуком, черные брюки и старая черного цвета мантия.

В общем, можно понять, что подбирать цвет галстука его явно не учили. Я когда посещал английскую школу, у нас был факультативный урок, который посещать было обязательно. Там нам рассказывали о правильном подборе галстуков, деловом этикете и подобной мути. По этому мужчине видно, что у них в школе подобного не преподавали, и как по мне, очень зря.

— Следующая — Мэри Кроткотт, — опять ударила по нервам окружающих своим противным голосом Амбридж.

Миссис Кроткотт выглядела, как типичная домохозяйка, она была напугана происходящим. На вид ей примерно сорок лет, невысокого роста, примерно метр шестьдесят сантиметров, стройная, короткие чёрные волосы завиты при помощи бигуди. В лице её не было ни кровинки. Одета она довольно просто в длинное черное в горошек платье, явно не новое, на плечи накинут лёгкий синий плащ не по моде волшебников, такие вещи норма для всего остального мира. Женщина содрогнулась, проходя мимо дементоров. Спотыкаясь, она приблизилась к одиноко стоявшему перед помостом жесткому креслу. Едва она села, как из подлокотников кресла с лязгом выскочили цепи, сковавшие ей руки.

— Вы — Мэри Элизабет Кроткотт? — спросила Амбридж. — Жена Реджинальда Кроткотта, сотрудника Отдела магического хозяйства?

— Я не знаю, где он, он должен был прийти сюда, ко мне! — миссис Кроткотт кивнула и заплакала.

— Мать Мэйси, Элли и Альфреда Кроткоттов? — произнесла Амбридж, не обратив на это никакого внимания.

— Они так испуганы, боятся, что я не вернусь домой… — миссис Кроткотт зарыдала.

— Увольте, — презрительно произнес седовласый мужчина со звериным выражением лица, стоящий вблизи Амбридж. — Отродья грязнокровок никаких симпатий нам не внушают.

— Что за тип? — тихо спросил я у белобрысого и указал глазами на седовласого.

— Яксли, Пожиратель, — шепотом ответил блондин.

К этому моменту мне удалось вновь накопить полный резерв. Тут же слил половину маны в пентаграмму. Теперь для активации достаточно лишь произнести слово-ключ. Я снова приступил к накаплению маны. Краем глаза удалось заметить, что волшебник в малиновом галстуке как-то странно приближается к помосту. Он старался не привлекать к себе внимания, но делал это крайне топорно. Лишь увлеченность судейской комиссии словесными измывательствами над бедной ведьмой-домохозяйкой позволила подозрительному колдуну оставаться незамеченным. Он кидал подозрительные взгляды на Амбридж. Мне очень не понравилось, куда приходился взор этого волшебника — он смотрел на грудь этой жабообразной! Да там груди-то нет, значит, что? Значит, волшебник явно смотрит не на грудь. Не извращенец же этот тип? Логично предположить, что этот гад нацелился на мою прелесть, на крестраж! Блин, а я ману не успел накопить на второе заклинание…

— Готовься, сейчас что-то будет, — предупреждаю белобрысого.

В это время мужчина в малиновом галстуке медленно, очень осторожно прошел вдоль края помоста за спины Амбридж, Яксли и ещё одной волшебницы. Он присел на стоящий за спиной волшебницы-секретаря стул. И тут у меня промелькнуло озарение, стоило лишь взглянуть в ту сторону. Аура-то у секретарши знакомая — это же Гермиона Грейнджер! Хотя и выглядит она совершенно иначе, как женщина примерно пятидесяти лет, светлые волосы собраны в строгий пучок на затылке, губы накрашены фиолетовой помадой. Одета она в длинную узкую юбку и черный пиджак в полоску, сверху накинута легкая мантия. Похоже, кое-кто воспользовался оборотным зельем, поскольку тело явно настоящее, а не иллюзия.

Подозрительным волшебник наклонился к Гермионе и что-то прошептал ей на ухо. От сказанного Гермиона дернулась с такой силой, что едва не опрокинула пузырек с чернилами, однако и Амбридж, и Яксли сосредоточенно вглядывались в миссис Кроткотт и этого не заметили.

О, Господи! Эти волшебники до сих пор пользуются чернилами и перьями! Дикари!

— Когда вы пришли в Министерство, миссис Кроткотт, у вас отобрали палочку, — говорила Амбридж. — Восемь и три четверти дюйма, вишневая, с начинкой из шерсти единорога. Вы узнаете её по описанию?

Миссис Кроткотт кивнула, вытирая слёзы на глазах рукавом.

— Не могли бы вы сообщить нам, у какого волшебника или волшебницы вы отняли эту палочку? — мерзким тоном продолжила Амбридж.

— От-отняла? — снова заплакав, заикаясь, произнесла миссис Кроткотт. — Я не… я не у кого её не отнимала. Я ку-купила эту палочку, когда мне было одиннадцать лет. Она… она… она выбрала меня.

Миссис Кроткотт расплакалась пуще прежнего. Амбридж испустила негромкий противный смешок. Она склонилась над барьером, чтобы лучше видеть свою жертву, медальон на её шее сверкнул блестящим корпусом.

Ещё чуть-чуть, потерпите, и я заберу эту прелесть, только накоплю маны про запас.

— О нет, — произнесла Амбридж, — нет, миссис Кроткотт, не думаю. Палочки выбирают только волшебников или волшебниц. А вы не волшебница. У меня имеется заполненная вами анкета, которую мы вам посылали. Муфалда, будьте добры, подайте мне ее.

Руки Гермионы дрожали. Она порылась в кипе документов, лежавшей на соседнем стуле, и вытащила из этой кипы пачку пергаментов.

— Какой… какой красивый, Долорес, — пролепетала она, указывая на кулон, поблескивавший в рюшечках блузы Амбридж.

Ого, ещё один претендент на крестраж? У них что, где-то в газете напечатали ритуал поглощения этой прелести? Откуда столько конкурентов? Вот задницей чую, сейчас у меня из-под носа уведут медальон! Пора действовать и пофиг на всё, к тому же резерв почти полный, должно всё получиться!

— Что? — резко отозвалась Амбридж. — Ах, да… семейная ценность, — она погладила медальон.

— Щупальца, — тихо активирую «домашнюю заготовку».

Одновременно с активацией заклинания я мысленной командой призвал из браслета магический посох. Одним телекинетическим щупальцем сорвал амулет с шеи жабоида местного разлива, вторым щупальцем подхватил посох и воткнул его в ближайшего дементора и громко выкрикнул вслух, давая команду посоху на поглощение:

— Поглощение души!

Дементор, которого начало засасывать в посох, стал распространять дикий ужас. Его товарищи проявили зачатки разума и в ужасе отлетели подальше от втягиваемого в посох сородича.

Вторым щупальцем притянул крестраж и тут же закинул его в многомерный карман на браслете, где до этого находился посох.

Охо-хо-хо, долго же посох употребляет дементора, надо как-то время потянуть.

Приняв пафосную позу, я начал вещать:

— Жалкие смертные детишки, вы посмели потревожить старого архимага, обозвав маглорожденным отродьем!

Яксли выхватил волшебную палочку, но одно щупальце у меня освободилось, а перемещается в пространстве оно мгновенно. Поэтому уже опробованным приёмом превратил концентратор колдуна в щепки. Так же поступил с концентратором Амбридж, за который она схватилась немногим позже Яксли.

— Вы хоть понимаете, сколько я потратил усилий, маскируясь под мальчишку-сквиба?! Одновременно с активацией заклинания мысленно гневно воскликнул я. — Жалкие дилетанты, забывшие, что такое настоящее магическое искусство! Вы даже власть нормально захватить не смогли. Только слабаки тешат своё самолюбие, издеваясь над более слабыми. Вы поплатитесь своими душами за оскорбления, нанесённые мне! Аха-ха-ха-ха!

Одним щупальцем я оплёл одновременно и Амбридж, и Яксли, после чего поднял их вверх и продолжил пафосно вещать:

— Трепещите, смертные! Вы всего лишь жалкие маглы с палочками. Считаете беспалочковую магию легендой и вымыслом. Так лицезрейте же легенду! Вам ещё не скоро доведётся увидеть подобное вновь! А-ха-ха-ха-ха-ха!

Дементоры, похоже, узнали мою ауру и вспомнили, как я их лопал в качестве развлечения в Азкабане, словно воздушные шарики. Тут ещё завывший от ужаса, боли и отчаяния их товарищ, которого всасывало в посох. Как итог — дементоры со страшным воем стали в ужасе разлетаться из зала. Подобная сюрреалистическая картина, естественно, не могла не сказаться на запуганных подсудимых волшебниках. Летающий посох, драпающие дементоры, висящие в воздухе и хрипящие Пожиратели, хохочущий "архимаг"… В общем, народ тоже побежал кто куда, а поскольку выход тут вроде как один, то все рванули именно в его сторону.

Мужчина в малиновом галстуке выхватил волшебную палочку и направил её на меня.

— Ступефай! — воскликнул он.

С палочки противника сорвался красный луч оглушающего заклинания. С помощью телекинетического щупальца я резко притянул к себе дико верещащих Яксли и Амбридж, и прикрылся их телами телами. Луч оглушающего заклинания попал в Амбридж и заставил её замолкнуть и обмякнуть.

Неугомонный волшебник в малиновом галстуке не желал успокаиваться. Он вновь воскликнул:

— Ступефай!

Второй красный луч сорвался с палочки противник, но и это заклинание мне удалось принять на живой щит. На этот раз удар принял на себя громко матерящийся Яксли. Сразу же после этого он обмяк, как мгновением раньше сделала это Амбридж. Больше мат и угрозы не оглашали зала суда.

— Гарри! — выкрикнула Гермиона и достала свою волшебную палочку.

— Гермиона, а я ведь тебе помог, от зелий почистил! — выкрикиваю я, с осуждением качая головой. — Какая ты всё-таки неблагодарная стерва! Даже родителей не пожалела, окончательно стерла им память! Ай-яй-яй, какая ты плохая девочка.

— Что? Джон?! — удивленно воскликнула Гермиона.

— Это твой знакомый? — крикнул Гермионе мужчина, названный Гарри. Он замер в нерешительности.

В этот момент посох окончательно поглотил дементора, а у меня мана из-за постоянного поддержания Щупалец просела почти до нуля. Пришлось совершать одновременно два действия: притянуть к себе посох и схватить его правой рукой; другим щупальцем метнул парализованные живые снаряды в сторону Гарри. Следом за этим быстро отменил действие заклинания «Щупальца».

Тела Яксли и Амбридж летели прямиком на Гарри. В этот момент я на шумерском выкрикнул слово-ключ, тем самым активировал пентаграмму переноса:

— Врата!

Над пентаграммой появился полутораметровый портальный круг, своим видом напоминающий чёрную дыру.

— Хер вам, а не крестраж! Адьёс амигос! — воскликнул я напоследок и тут же рыбкой прыгнул в портал, выставив перед собой посох наподобие копья.

Гарри каким-то чудесным образом сумел увернуться от живых снарядом, из-за чего приземление Яксли и Амбридж нельзя назвать мягким.

— Ступефай! — доносится крик Гарри мне в спину, но красный луч оглушающего заклятья пришёлся на то место, где я стоял ранее. — Верни медальон!

— Нет, Гарри, стой! — донёсся до меня крик Гермионы.

В полете краем глаза удалось заметить, что белобрысый не стал прыгать в портал, он сбежал вместе с прочими маглорожденными волшебниками. Меня стало засасывать в воронку портала и понесло через пространство…


Глава 17 | Школьник из девяностых | Эпилог







Loading...