home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2-3

Глава 2

Открываю глаза и осматриваю помещение. Маленькая комната, примерно три на три метра. В ней стоит шкаф, одноместная кровать и письменный стол со стулом. Стены и потолок беленые, рамы деревянные. Где я?

Тут до меня доходит, что я дома.

Осматриваю себя. Хм… Я мелкий пацан. По воспоминаниям так оно и есть, я действительно мелкий пацан, но чаще всё же был юношей двадцати-двадцати пяти лет, а разок взрослым мужчиной и даже пожилым человеком. Имён вспомнить не могу, кроме своего нынешнего — Иван Сергеевич Токарь. В голове очень много знаний о магии, но в некоторых случаях память зияет дырами, а порой и дырищами, словно у меня выборочная амнезия. Наибольший пласт утерянных знаний, если судить по общем воспоминаниям, касается личной жизни, в меньше степени затронул знания магии. Даже знаю боевые искусства, о которых так грезил буквально вчера. И чего ими грезить было? Пошёл и занимайся. Не нравится им, видите ли, что палкой бьют и приёмам не учат! Так в классических школах часто происходит.

Что по местному миру? Технологический, конец двадцатого века, магический фон низкий. Судя по встреченному бойцу корейского боевого искусства, маги тут водятся, но не особо распространены. Компьютеры в зачаточном состоянии, но судя по приятелю, уже есть. Скорее всего, это был или 486 процессор или пентиум под операционной системой Дос с оболочкой Нортон Командер.

Что со мной? Слабый одаренный, немного сильнее сквиба, но в Хогвартс явно не взяли бы. Магических даров нет.

Сел в позу лотоса и попробовал преобразование материи в ману, при помощи медитации потянув свободные молекулы из окружающей среды. Не сразу, но получилось.

Попробовал метаморфизм. Вначале ничего не получалось, но через час сумел преобразовать почти весь свой небольшой запас маны в мышечные волокна, немного укрепив спинной мышечный каркас. Я вроде активный, бегаю много, подтягиваюсь, но сейчас наступил именно тот момент, когда начался активный рост организма и мышцы не успевают за ростом, что грозит сколиозом и остеохондрозом. Кстати, эти болячки уже начали наблюдаться.

Накопив ещё маны, начитал заклинание из биомагии под названием "Пластическая хирургия" и при помощи него начал вносить изменения в свой организм. Вначале максимально возможно укрепил иммунную систему, улучшил регенерацию, поправил все начинающие появляться хронические болячки, например, скоро могли бы появиться гастрит и угревая сыпь, зрение было немного подсажено и так по мелочи во всем. Затем начал укреплять мышцы. Пока только укрепил, не стал наращивать. Растить мышцы буду в процессе тренировок, чтобы не наделать ненужных ошибок. Вот выберу, какой стиль боевых искусств буду практиковать, сделаю артефактные утяжелители и натренирую нужные группы мышц. Во-первых, это будет менее подозрительно, чем, если почти мгновенно изменится фигура без всяческих предпосылок, во-вторых, это будет правильным, поскольку можно будет сразу при помощи биомагии забивать рефлексы боевых движений вместе с активацией роста нужных групп мышц. Пришлось ещё пять раз восстанавливать ману, пока полностью привёл тело в порядок. За это время несколько раз в комнату заглядывала мать, но уходила.

— Сынок, пошли обедать, — сказала мама, войдя в комнату. — Ты чего весь день сидишь, как йог?

Мама. Людмила Сергеевна Токарь, тридцать четыре года. Низкого роста — метр шестьдесят. Ещё немного и я её перегоню по росту. Короткие русые волосы с химической завивкой на голове, карие глаза и округлое лицо. По сути, молодая девчонка. Скажи мне кто, что я, без пяти минут четырнадцатилетний пацан, буду воспринимать девушку за тридцать как молодую девчонку, не поверил бы. Как же, все, кто старше двадцати, дяди, и те, кому за тридцать, вообще старики. Именно так я думал вчера. Хорошая она женщина, честная, добрая и отзывчивая, любит меня, но как ей объяснить, что её сын в момент повзрослел? То, что считал нормой ещё вчера, не могу адекватно воспринимать сегодня.

— Иду… Мам, это я выполняю упражнения, которые посоветовал мастер Ким. Медитирую. Скоро начну тренироваться по книжке, отрабатывая приёмы боевых искусств, но из-за этого увеличится аппетит и буду раза в два-три больше кушать.

— Понятно, — многозначительно протянула мама. — И что, получается?

— Ага. Уже при помощи медитации улучшил память, скоро смогу взглядом двигать предметы.

Мама рассмеялась.

Кушали мы под навесом. Во время обеда мать завела разговор.

— Сынок, мы решили переезжать к бабушке на соседнюю улицу. Она уже старенькая, надо за ней ухаживать, — сказала она.

Эти слова ввергли меня в крайнюю степень удивления. Для понимания стоит описать бабушкин дом. Это глиняная мазанка четыре на шесть метров снаружи, построенная в сорок пятом году. Потолки низкие, мы с мамой ещё ничего, но отец при своем росте метр восемьдесят сантиметров задевает головой лампочки. Метр дома занимает коридор, вход из которого ведёт на кухню шириною два метра. Тут же стоит кирпичная дровяная печь, она получается почти посередине дома и разделяет кухню и жилую комнату. Стоило мне представить, что мы вчетвером будем всё лето ютиться там, пока будем обкладывать дом кирпичом, затем делать отделку, ломать стены и всё в таком же стиле, как на пятой точке зашевелились волосы. А ещё, это же мазанка, которой уже бог знает сколько лет, она может в любой момент рухнуть, стоит лишь начать строительные работы. Снаружи дом кажется больше за счёт того, что дальше следует его продолжение. Налево из коридора имеется вход в неотапливаемую летнюю кухню шириною два метра, за летней кухней пристроен дровяной сарай, в который проделан вход из летней кухни, чтобы зимой брать дрова не выходя на улицу.

— Понятно. Но у неё дом меньше нашего, всего одна комната и кухня, да ещё и мазанка послевоенной постройки, он вот-вот развалится.

— Зато ей, как ветерану, на этой неделе бесплатно проведут газ. Не будет нужды в угле и дровах, освободится много времени и сил, да и по деньгам дешевле выйдет, чем уголь каждый год покупать. Поэтому мы продадим наш дом и обложим бабушкин дом снаружи кирпичом вместе с летней кухней, как раз выйдет три комнаты, — аргументировала мать.

— Так, погоди. Газ — это волшебно. Если воду и канализацию провести, вообще шикарно будет. Но, у неё с летней кухней и сараем дом получается примерно десять метров длиной. Пять на десять по внешнему контуру, минус восемьдесят сантиметров на стены, это получиться примерно сорок квадратных метров. Вы собираетесь сорок квадратов на четыре части разбить? Кухня, три комнаты и желательно место под санузел выделить. Не мам, ерунда получится.

— В будущем можно будет сделать пристройку, — сказала мама.

— Я тебя понял. Но лучше сразу делать, как положено. Предлагаю другой вариант. Мамуль, я вчера друга встретил, он состоит в клубе под названием «биологический кружок старшеклассника» или сокращенно БКС. Так вот, он мне по блату неофициально хорошую работу предложил, платят прилично. Они вместе с клубом под руководством учителей кружка каждое лето ездят в экспедиции, а попутно травы лечебные собирают. Потом эти травы мешками в аптеку сдают. Ну, ты же знаешь, все эти травы, которые в коробочках фасованными продаются? Чабрец, шалфей, ромашка, багульник и тому подобное.

— Ну, да, — кивнула мать. — Конечно.

— Вот смотри, в такой аптечной коробочке по тридцать — пятьдесят грамм, и стоит она прилично. А теперь представь, сколько этого сена собирают во время экспедиции! За ними потом Газон приезжает, чтобы всё увезти. Мне говорили, что бывает, если дорогие травы найдут, по несколько тысяч долларов каждый за раз зарабатывают. В общем, он предложил вступить в БКС и с ними в экспедицию отправиться, я сразу согласился. Ты же разрешишь?

— Не знаю, — задумалась мать. — Это не опасно?

— Какое там! Это же государственный клуб, у них отделение в Кировском районе. Руководитель, заслуженный учитель СССР, профессиональный геолог и ботаник. Он с ними всегда ездит.

— Ну, раз так, тогда ладно. И когда вам в экспедицию? Тебе что-то надо для этого?

— В экспедицию завтра отправляемся. Ничего не надо. Я сказал, что из малообеспеченной семьи — мне всё снаряжение за счёт клуба обещали выдать.

Етить-колотить, неужели она повелась на этот бред, что родил мой воспалённый мозг? О БКС я слышал от одноклассницы-отличницы, она говорила, что туда непросто вступить, надо быть отличником. Они на самом деле ездят каждый год в туристические экспедиции изучать ботанику в естественной среде. Ну не знаю, что ещё придумать, чтобы оправдать наличие крупной суммы денег на руках у восьмиклассника. Машины мыл и намыл… Ага. То, что денег я запросто достану, это даже к гадалке не ходи. Даже если на Империо сил не хватит, то есть ещё Конфундус, который точно осилю, а также такая замечательная вещь, как трансформация, при помощи которой можно уголь превратить в алмазы, а землю в любой металл, хотя бы золото. С золотом связываться неохота, будут проблемы с бандитами, которых нынче слишком много. Легче сразу тех же бандитов ограбить при помощи внушения. Чем мне нравится это время, на каждом углу не стоит камер видеонаблюдения, и ещё нет такого, что у каждого встречного-поперечного в кармане телефон с видеокамерой.

В общем, я решил уехать в другой город и решить финансовый вопрос кардинальным методом — воровством. Вначале для легализации денег думал внушить родителям, что они выиграли в лотерею, но решил, что этот вариант придержу и ещё реализую. А вначале попробую таким вот нехитрым способом ввести в семью деньги, как минимум на постройку дома.

— Ванек! — донёсся Женькин крик с улицы.

Вот ещё проблема. Ещё вчера дружить с Женьком было классно, а сейчас, ну вот что мне с ним делать? Коктейль Молотова поджигать ради интереса или с самострела по банкам стрелять? Не спорю, вещи интересные, но и опасные. Хорошо, что вчера вечером он ко мне не пришёл, а то мне хватило бы глупости рассказать о магии, волшебной палочке и продемонстрировать заклинания. Даже представить страшно, какие бы могли быть последствия. Нет уж, мне под колпак спецслужб не хочется попасть.

Выхожу на улицу. Да, уже не бегу галопом, а степенно иду. Зачем бежать там, где можно идти? Лишняя трата сил. Лучше ехать, чем идти, и лучше идти, чем бежать.

— Здорова! — крикнул Женёк.

— Привет.

— Ты чего такой квёлый? — спросил парень. — Переспал что ли?

— Было бы с кем. Я нормальный, это просто ты слишком гиперактивный.

— Там в кооперативных гаражах привезли большую кучу песка, айда прыгать с гаражей! — радостно выдал Женёк. — Там уже Серега нас ждёт.

Прыгать с крыши гаражей… От моего дома видно заднюю часть этих гаражей, высота примерно три метра, а спереди, где песок, гаражи выше примерно на полметра, поскольку наклон крыши идёт назад. Да ноги только так переломать можно.

— И что привлекательного в этом занятии? — спрашиваю у товарища.

— Ну, как! Это же весело, — радостно выдал Женёк. — Или ты зассал?

— Эм… Видишь ли, я не нахожу привлекательным бессмысленное занятие, связанное с риском для здоровья.

— Ванёк, что с тобой? Ты сегодня какой-то не такой? — спросил товарищ. — Тебя что, подменили инопланетяне? Да! Ты точно зассал!

— Последствие медитаций, которые порекомендовал мастер Ким. Из-за них мой разум очистился от шлаков, я стал умнее. А умному человеку не придёт в голову мысль просто так прыгать с гаражей.

— Это что, ты сейчас меня дураком назвал?! — запальчиво выдал Женёк. — Знаешь что? Да пошёл ты! Иди, дружи, с кем хочешь, а ко мне не подходи! Понял?!

— Хорошо. Я тебя понял. Успехов, — спокойно отвечаю и киваю злому товарищу.

Женя со злостью сжал кулаки, резко развернулся и быстро убежал.

Какой обидчивый юноша. Пытался развести на слабо для того, чтобы у друга была возможность покалечиться. Как после такого вообще человека можно считать другом? Не понимаю. Зассал! Ха, да если бы мне кто из друзей так сказал, сразу было бы понятно, что он ни разу не друг.

Как бы это выглядело во взрослой жизни? Думаю примерно так.

Стоят двое друзей, пьют пиво и один другому говорит: «У меня в гараже кувалда лежит, пошли, я тебе ею по башке дам.

Второй спросил бы: «А зачем?»

Первый: «Ну, просто мне захотелось развлечься и дать тебе по башке кувалдой. Если выживешь, то можешь меня ударить. Ты что, зассал? Трусишка!»

Второй: «Я не трусишка, просто не понимаю, почему человек, которого я считал другом, пытается меня убить, да ещё и оскорбляет?»

Первый: «Ой, всё! Не друг ты мне больше, потому что не дал себя убить. Ты трус и баба, вот!»

Именно такая сценка у меня промелькнула в мыслях, отчего я улыбнулся.

Так даже лучше. Мы бы уже не смогли наладить диалог и найти точки соприкосновения. У нас абсолютно разные приоритеты и мировоззрение. Меня не тянет играть в детские игры и бесполезно рисковать, а хочется более взрослых вещей. Если прыгать, то не с гаража, а с парашютом; если играть в войнушку, то не с палкой кричать «тра-та-та, ты убит», а из пейнтбольного или страйкбольного автомата стрелять; если девушку, то не со страниц газеты Спид-инфо, а настоящую; если машину, то не игрушечную…

Вопрос номер раз — куда и на чём ехать? Для поезда у меня нет документов. На автобус вроде в это время паспорт не спрашивали, но без сопровождения взрослого никто не посадит, да и деньги нужны. Следовательно, надо брать под ментальный контроль человека с наличными, едущего в том же направлении, чтобы он купил мне билет и изображал родственника. Вопрос номер два — куда ехать? Ну, тут вариант один, в столицу. Там самые денежные места. Но стоит ли забираться так далеко? В принципе, можно местные группировки растрясти, но тут больше шансов наследить так, что по следам меня найдут. Значит, для уменьшения риска еду в Москву.

Я слабый маг и сила пригодится для внушений. Чтобы не тратить магию попусту, нужно обзавестись артефактом с чарами отвода глаз, который будет заряжаться от планетарного магического фона. Ещё неплохо было бы зачаровать порт-ключ, чтобы не ехать домой долго, а сразу телепортироваться.

Под порт-ключ решил зачаровать часы. Обычные механические часы в стальном корпусе, их в апреле нашёл на улице Серега из многодетной семьи. Часы были без ремешка и не тикали. Он покрутил кружок механизма взвода, но ничего не случилось, часы не заработали. Он принёс их и показал всем пацанам, сказал, что нашёл. Все, после того, как выяснили, что они не работают, скривили лица. Я предложил Сергею обменять часы на вкладыши от жвачек турбо. Мне три года назад подарили блок этих жвачек, так что вкладышей было порядочно. Начали торг с десяти вкладышей, а закончили на ста. Отдал почти все вкладыши, но ни капли не пожалел. Механизм завёл, как только пришёл домой, просто его вначале надо было потянуть на себя, о чём этот дуралей не додумался. Потом в киоске Союзпечать купил по дешевке новенький ремешок и вуаля, у меня шикарные механические часы, а у него гора бумажек.

Когда я вышел в блестящих работающих часах, Серега долго бесился. Он заявил, чтобы я ему вернул часы, а он, так уж и быть, великодушно готов вернуть мои вкладыши. На что я объяснил, что идя на подобный шаг, как покупка заведомо неисправного товара, я нёс реальные риски. Но был не понят и обвинён в жульничестве. На это я предложил ему вернуть в магазин купленную вчера сайку хлеба и узнать, имеют ли сделки купли-продажи обратный ход. После этого он отстал, но затаил на меня злобу. А мне и тогда было плевать, поскольку считал, что всё было по-честному, жвачки тоже денег стоят и немалых, как и коллекции вкладышей, бывает, продают за реальную наличность. А уж теперь вдвойне плевать, ибо мне с ним детей не крестить.

Решил прогуляться до рынка, посмотреть, чем дышит народ. Через пятнадцать минут подходил к местному районному рынку. В принципе, ожидаемо. Народ одет, во что придётся, чувствуется нищета, и если для меня вчерашнего это было нормально и обыденно, каждый день такое вижу, то я сегодняшний хотел сказать: "Пум, пум, пум… Дно!".

На фоне простых людей выделялась пара «быков», типичных для современного времени. Двое лысых накачанных парней, примерно от двадцати до двадцати пяти лет, на ногах спортивные штаны и кроссовки найк, на теле кожаные куртки, и это несмотря на то, что сейчас лето и на улице плюс двадцать восемь градусов. На шеях толстенные золотые цепи, на руках массивные золотые печатки. И не жарко им, болезным? Хотя, судя по контурам курток, у них там спрятано огнестрельное оружие. Ну да, пистолет под футболкой не поносишь, спортивный костюм будет явно топорщиться.

Эти двое шли, не глядя на толпу. Подходили к каждому лоточнику и собирали дань, а простые люди огибали их за несколько метров, упирая глаза в землю. Я сам так делал, когда встречал бандитов, а то эти отморозки, если почуют направленный взгляд, могут в качестве развлечения побить. Нелюди. А в кино их ещё и воспевают. Вот не понимаю, какая тут может быть романтика? Обычные преступники. Сейчас большая часть мальчишек мечтает стать бандитами. У них тачки, деньги, их все боятся и менты не трогают. Да что там говорить, я сам, как только обрёл силу, первым делом пошёл чем заниматься? Правильно, воровать. Ну, мне не привыкать, овощи и металлолом уже приходилось воровать, теперь просто будет масштаб крупнее. Я себя успокаиваю тем, что простые люди не пострадают, поскольку у них не бывает столько денег, сколько мне надо. Пытался успокоиться мыслью, что воровать буду у бандитов, но от этого только сильнее бил мандраж.

Блин, я не взял с собой волшебную палочку. Сейчас бы их обнести на эту выручку…

Надо попробовать.

— Алнорос, — тихо произнёс и наложил на себя чары отвода глаз.

На меня перестали обращать внимание, хотя и до этого никто не обращал внимания, подумаешь, пацан, тут таких полно, а я ещё и к рынку не успел подойти. Судя по ощущениям, моих сил хватит примерно на полчаса, чтобы поддерживать эти чары.

Подошёл к девятке, на которой приехали братки и жду. Через пять минут они, обойдя весь рынок, подошли к машине.

Указывая на барсетку с собранной данью, тихим голосом активировал заклинание:

— Акцио барсетка.

Барсетку вырвало из рук бандита, и она прилетела в мои руки. Бандит резко развернулся и начал искать вора, но никого не обнаружил, а с меня его взгляд сползал, словно парень старался смотреть куда угодно, но только не на пацана, стоящего недалеко от него.

— Кабан, с*ка, у нас барсетку с баблом подрезали! — эмоционально воскликнул этот бандит.

— Че, *ля? Слон, ты чё, ёба, совсем припух? Где, кто? — ответил тот, кого назвали Кабаном.

Бандиты выхватили пистолеты и стали осматриваться вокруг. Я дико испугался, что чары спадут, и стал потихоньку пятиться. Дойдя до угла рынка, зашёл за него, на меня никто так и не обратил внимания. Еле-еле сохраняя присутствие духа, пошёл в сторону дома в частный сектор. Сзади начались разборки, бандиты начали выяснять отношения друг с другом, потом начали опрашивать людей. Я удалился в частники и там припустил бегом на всей скорости, какую только мог выдать. Через пять минут добежал до своей улицы и перешёл на шаг.

Идти с барсеткой домой нельзя, надо скинуть её, пацанам показываться на глаза тоже нельзя. Они или в гаражах или в овраге. Куда не сунется приличный пацан и где можно уединиться? М-да… Всюду, где можно уединиться, как раз и сунется вся знакомая детвора. Хотя, есть одно место, куда наши пацаны не пойдут — это то место, где собираются девчонки и гуляют стайкой, как раз на открытом месте, вокруг магазина. Нет, тоже не вариант.

Зачем что-то выдумывать?

Зашёл в небольшую лесопосадку перед частным сектором, вынул из барсетки наличность. Пересчитал. Всего там лежал миллион четыреста семьдесят тысяч рублей. Для сравнения, буханка белого хлеба в магазине стоит от тысячи четырехсот до тысячи шестьсот рублей. Хорошая такая месячная зарплата.

Куда прятать барсетку? Если прикопать, её найдут. Пацаны слишком любознательные, увидев свежевскопанную землю, обязательно раскопают. Слухи у нас быстро расходятся, а о том, что на рынке бандитов обворовали, уже вечером не будет знать только самый ленивый. Барсетка, кража, Ванёк, то есть я, который в этот момент ходил в те края, плюс неприязнь, испытываемая в настоящий момент пацанами ко мне, и романтизация бандитов в их дурных головах. Как итог, эта цепочка может занять в их головах нужную комбинацию и закончиться всё может очень плохо. Стоп! Я же маг и могу превращать материю в ману, которая как раз подходит к концу.

Сосредотачиваюсь на медитации превращения и превращаю барсетку в облачко маны, которое впитываю в себя. Впитать удалось лишь малую часть, оставшееся рассеется, немного насытив магический фон. Ну вот, так будет гораздо лучше.

Вернулся домой и взял волшебную палочку.

— Сынок, а что это за деревяшка у тебя? — с улыбкой спросила мать.

— Волшебная палочка! — гордо отвечаю ей.

— Ах, волшебная палочка! — улыбка на лице матери стала шире. — Ты гулять?

— Не. Пойду в сарай, буду зачаровывать себе браслет из меди.

— Хорошо, сынок, иди, — мама едва сдерживала смех.

Говорите правду — никто вам не поверит!

Нашёл в сарае большой моток медной проволоки. Вначале пробовал отмотать, но потом плоскогубцами отделил часть мотка, а то распутывать было долго. Приготовил волшебную палочку и при помощи постоянной трансфигурации превратил проволоку в браслет. На браслет стал по очереди накладывать комплекс чар. Вначале вплёл в структуру металла основу, которая будет тянуть магию из окружающего фона и накапливать её в металле. На этом мне пришлось прерваться и медитировать для пополнения резерва маны. Как только заполнил резерв, на браслет легли чары отвода глаз, активируемые по слову-ключу.

Отмотал одну проволоку, скрутил её в подобие кольца и трансфигурировал в простое медное колечко. На кольцо наложил чары, превратившие его в порт-ключ, ведущий прямиком во двор в пространство между курятником и сараем.

После попытался наложить на петуха Империо при помощи волшебной палочки, но опять не хватило сил.

***

Утром проснулся резко. Ночью приснился странный сон. Во сне я решил стать императором Украины. Для этого участвовал в президентских выборах, а моими противниками были Дарт Вейдер и какой-то Бандеровец по фамилии Порошенко. Я же пришёл к власти, взял под контроль все силовые структуры и сразу ввел смертную казнь с конфискацией за воровство государственного имущества. В итоге четыре пятых политиков и чиновников были расстреляны, а бюджет государства пополнился. И вот, сижу я на открытом интервью для СМИ, меня все поливают навозом.

— Господин президент, вас считают самым кровавым тираном, что вы скажете по поводу убийства множества невинных людей? — спросила журналистка.

Все, кроме меня, были во сне аморфными, без определенной внешности, просто абстрактные люди.

— Невинных среди них не было. Все преступления доказаны. Вы загнали свою страну в жопу, позволяя ворам набивать свои карманы за ваш счёт, при этом переживаете, если кто-то начинает наводить порядок. Либо мы наказываем всех преступников как положено и живём в хорошей стране, либо продолжаем деградировать, и вскоре вместо автомобилей будем делать кремниевые наконечники для стрел и бегать с каменными топорами.

— Скажите, какие у вас планы по преобразованию страны? — спросил очередной безликий журналист.

— Борьба с преступностью на деле, а не на словах. Повышение качества жизни простых граждан, повышение качества медицины, строительство нормальных дорог. Те подрядчики, которые будут делать плохие дороги, будут чинить их за свой счёт до тех пор, пока не сделают качественно или же сядут на десять лет в тюрьму все, кто трижды сделал некачественно, начиная от простых рабочих, бригадиров и, заканчивая директором. Ибо нефиг халтурить.

— Что вы думаете по поводу присоединения Украины к России? — спросил ещё один журналист.

— Я бы с удовольствием, но там те же проблемы, что и у нас, только страна ещё больше. Воровство, идиоты, а то и хуже, инициативные идиоты у власти, плохие дороги. На меня и так каждый день совершается по покушению, поскольку ворам не нравится, что им запретили любимое занятие и заставляют работать, если же мы присоединимся к кому бы то ни было, то всё достигнутое будет перечеркнуто новыми ворами, пришедшими на место расстрелянных. Но мы будем максимально возможно сотрудничать с Россией во всех вопросах.

— Вашим оппонентом на выборах был Дарт Вейдер. Что вы думаете по этому поводу? — задал вопрос журналист.

— Если бы он был настоящим лордом ситхов, я бы с удовольствием передал бремя власти в его руки и уже через несколько десятков лет наша, будем откровенны, не самая богатая страна, как минимум стала бы по уровню приближена к Швейцарии, а как максимум завоевала бы всю планету.

— Но почему вы уверены, что он не настоящий ситх? — спросил тот же журналист.

— Потому что я настоящий лорд ситх! — выкрикиваю, и, подняв руку, телекинезом поднимаю за шею этого журналиста. — Уха-ха-ха-ха-ха! — залился я зловещим смехом и на этом моменте проснулся…

***

Сбегал принять душ. Вода была ледяная и мгновенно взбодрила. Завтракать сел вместе с матерью, отец уже уехал на работу.

— Сынок, ты во сколько уезжаешь? — спросила мама.

— В час дня выхожу из дома. У нас сборы в два у центрального вокзала.

— Может, тебя проводить? — спросила мать.

— Да ты что?! Надо мной же все смеяться будут! — отвечаю, стараясь изобразить обижено-возмущенный вид.

— Ладно-ладно, — примирительно сказала мама. — Ты там будь осторожнее. Тебе точно ничего не надо?

— Надо. Чистые трусы, футболку и две пары носков. С остальным порядок. Но я всё сам соберу, не беспокойся.

Время до обеда провёл в сарае. За это время сделал ещё два порт-ключа без точки привязки, в виде аналогичных медных колец. Единственное их отличие было в том, что я у них на ободе по внутренней стороне при помощи трансмутации нанёс гравировку слова-активатора, на случай, если забуду. Метку на один из порт-ключей поставлю в столице, чтобы в любой момент можно было переместиться, не заморачиваясь общественным транспортом, а второй пусть будет на всякий пожарный случай.

Нашёл старый небольшой брезентовый вещмешок, закинул в него чистое нижнее бельё. Пообедав, поехал на центральный вокзал. В тринадцать сорок прибыл на площадь перед вокзалом. По площади прогуливался парень и кричал в мегафон:

— В четырнадцать часов стартует автобус Волгоград — Москва, подходим, приобретаем билеты.

— Добрый день, — сказал я парню с матюкальником в руках. — Подскажите, откуда стартует автобус?

— Вон, видишь, толпа с сумками стоит? — показал парень на людей, стоящих неподалеку от таксистов. — Оттуда.

— Благодарю.

Подойдя к людям, стал внимательно осматривать их. Мне приглянулась девушка примерно двадцати трех-двадцати пяти лет, длинноволосая голубоглазая блондинка со стройной фигурой и вторым размером груди. По летнему теплу она была одета в белую блузку и черную юбку, длиной чуть выше колен. Каким-то шестым чувством я понял, что она едет одна. Подошёл к ней.

— Добрый день. Девушка, вы же едете в столицу?

— Да, мальчик, — ответила блондинка. — Ты что-то хотел?

— Да. Конфундус.

От души приложил блондинку беспалочковым заклинанием снижения критичности мышления и дезориентации, в моем исполнении оно вышло раза в четыре слабее, чем должен быть. Заметив, что взгляд девушки стал расфокусированным, начал ей говорить установку:

— Я близкий родственник твоей лучшей подруги, направляюсь в столицу. Подруга просила тебя присмотреть за мной. Ты с радостью согласилась, поскольку в компании веселей. Я очень стеснительный, поэтому ты не будешь задавать мне вопросов о подруге и нашей семье.

Заклинания не хватило надолго, оно начало потихоньку спадать.

— Привет, ты же племянник Ольги, да? — спросила девушка. — А ты уже купил билет?

— Привет. Я Иван, Ольга сказала, как тебя зовут, но извини, у меня вылетело из головы. И я не успел купить билет, но деньги с собой. Сколько надо?

— Меня Марина зовут, — улыбнулась блондинка. — А билет стоит сто тысяч. Давай деньги, я куплю, а то тебе могут не продать.

Кивнув, отсчитал нужную сумму и вручил девушке. Она подошла к парню с мегафоном и купила билет.

Как удобно, когда не нужен паспорт для подобного действия. Свидетельство о рождении я на всякий случай взял с собой, наверняка пригодится. Память подсказывает, что лет через двадцать в одиночку парень моего возраста без нотариально заверенного разрешения родителей не смог бы поехать куда-то вот так запросто, вроде как со знакомой.

За десять минут до оправления подъехал автобус, все загрузили в него вещи. Откровенно говоря, толпа была не столь большой, всего пятнадцать человек считая нас с Мариной. Все стали занимать передние сиденья.

— Марин, какой смысл нам толпиться? Пошли на задние сиденья.

— Точно! — согласилась девушка.

Мы заняли предпоследний ряд.

Ровно в четырнадцать часов автобус тронулся. В реальности это моя первая поездка на далекое расстояние, но память намекала, что это не совсем так. Оказывается, я даже в космосе был, ну или, вернее будет сказать, то существо, часть памяти которого мне досталась.

— Иван, а чем ты занимаешься? — спросила Марина.

— Разве непонятно по моему возрасту? Я школьник.

— Ну, а может, у тебя есть какое-то хобби? — продолжила спрашивать Марина.

— Да, есть кое-что. Я увлекаюсь изучением эзотерики, магии и всего подобного. А ты чем занимаешься? Зачем едешь в Москву?

— Я недавно закончила институт по профессии бухгалтер, вот, хочу в столице на работу по профилю устроиться, — ответила Марина.

— А разве институт заканчивают не в июле?

— Ну, так-то на дневном отделении, а я на вечернем училась. У нас ГОС-экзамены и защита диплома были в феврале, а диплом выдали в марте. Помыкалась всюду, поработала в паре мест, но нигде не хотят платить зарплату. В одном месте сказками кормят, хотя деньги на счетах есть, в другом денег реально нет. Говорят, в столице с этим проблем нет.

— Ты, главное, осторожней присматривай работу, на бандитов не нарвись. А то запрут на квартире, отберут паспорт, подсадят на иглу, и вместо головы будешь другим местом работать…

— Думаешь? — от задумчивости на лбу у Марины промелькнула складка. — Я считала, только у нас бандиты. Не может же быть, чтобы в Москве то же самое творилось!

— Какая ты наивная. В столице самые деньги, а где деньги, там и весь шлак общества. В Москве как раз бандитов полно и нарваться можно в пять секунд.

Дальше мы ехали, перекидываясь анекдотами. На выезде из города автобус остановили на посту ГАИ. В автобус зашёл милиционер и сказал:

— Приготовьте документы для проверки.

Марина сильно занервничала. Пришлось спросить у неё, перейдя на шёпот:

— Ты чего кипишуешь?

Девушка посмотрела на меня дикими от страха глазами.

— Ты же несовершеннолетний? — шёпотом спросила она. — Можешь кое-что спрятать себе в сумку?

— Ты что, наркоту везёшь? — нахмурился я.

Девушка судорожно сглотнула.

— Где? — коротко спрашиваю у неё.

Марина достала свою дамскую сумку.

— Если там лежат документы, то доставай оттуда паспорт, а сумку отдай мне. Не волнуйся, всё будет нормально.

Девушка молча достала паспорт. Я забрал у неё сумку. Когда Марина подняла глаза вперёд, активировал браслет отвода глаз. Девушка оглянулась посмотреть на меня, но никого не обнаружила, поскольку взгляд всё время соскальзывал. В салон зашли два милиционера, один из которых был с собакой. Они быстро прошли по салону автобуса, рассматривая паспорта людей, и, наконец, дошли до нас. Собака, немецкая овчарка, сделала стойку на Марину, к тому же девушка сильно нервничала. Блондинка протянула милиционеру паспорт, он взял его, осмотрел, внимательно посмотрел на девушку, на собаку, снова на Марину.

— Девушка, берите ваши вещи и пройдёмте с нами, — твердо приказным тоном произнёс милиционер.

Марина побледнела, взяла пакет с едой и вышла в сопровождении милиционера. Затем водитель открыл грузовой отсек и оттуда извлекли чемодан девушки, а собака его весь обнюхала.

Пока девушка отсутствовала, я заглянул в дамскую сумку. Внутри лежал полиэтиленовый пакет сушеного канабиса, примерно половина килограмма. Развязал пакет и понюхал. Обычная «дичка» — слабенький дикорастущий канабис, которого полно растёт в Волгоградских оврагах. Такого, чтобы вставило, надо выкурить четверть этого пакета.

Через семь минут Марина вернулась, плюхнулась рядом со мной. Вид у девушки был не очень хороший: бледная, губы подрагивают. Автобус закрыл двери и тронулся.

Отключил отвод глаз. Марина повернула голову и с непомерным изумлением большими глазами уставилась на меня.

— Нафига тебе дичка? — спрашиваю девушку тихим голосом. — Она же ничего не стоит, а срок дадут, как за настоящую траву в особо крупных размерах.

— Мне говорили, что в столице и такая трава уйдет по цене нормальной, а деньги нужны, — дрожащим голосом тихо ответила Марина. — Ну, я нарвала в частном секторе, насушила и решила взять немного, чтобы продать и денег заработать хотя бы на первое время.

— Ну и дура! Как ты без связей собралась её толкать? Тебя либо менты схватили бы, либо бандиты отняли бы, посчитав конкуренткой.

— Я не знала, что это так страшно, — поделилась переживаниями девушка. — Думала всё, посадят меня. Спасибо тебе. А как ты сумел пропасть?

— Дядька спецназовец научил правильно и быстро прятаться даже на ровном месте, — не моргнув глазов, тут же придумал отмазку. Пробежавшись взглядом по голым ногам девушки, внезапно осознал, что подростковый организм даёт о себе знать. На лицо невольно вылезла ухмылка, стало понятно, что вот он шанс попробовать, каково это — спать с девушкой. — Кстати, я тебя только что от десяти лет тюрьмы спас, неужели надеешься, что обойдешься одним спасибо?

— Надеялась, — сказала Марина, нахмурив брови. — А что бы ты хотел?

— Об этом в принципе немудрено догадаться. У меня сейчас такой возраст, что постоянно хочется секса, а все девушки засматриваются на парней постарше, лет от шестнадцати. Так что? Скрасишь дорогу до столицы несколькими минетами?!

— Что?! — удивилась Марина, изумлённо выпучив глаза подобно гипножабе. Её даже перестало колотить от отходняка. — Да ты мелкий паршивец! Пользуешься моим положением и надеешься на что-то?

— Начнём с того, — я нагло упер указательный палец в плечо Марины, — что это ты пользуешься моим положением. Между прочим, я сильно рисковал, покрывая серьезное преступление — хранение и распространение наркотиков в особо крупных размерах. А впереди ещё как минимум пять-семь постов ГАИ. Ты можешь и отказаться качественно отблагодарить своего спасителя, но в таком случае в дальнейших проверках можешь на меня не рассчитывать.

Некоторое время на лице Марины отображалась нешуточная внутренняя борьба. Она прикрыла глаза и стала глубоко дышать. Её грудь вздымалась вверх и опускалась вниз, приковывая к себе жадный взор неопытного подростка, коим я по сути являюсь. Некоторое время спустя девушка приняла решение и с горькой иронией произнесла:

— Уговорил, чертяка языкастый!

Она рукой полезла мне в штаны, затем наклонилась и начала расплачиваться… И стоило кочевряжиться? Поездка стала очень приятной…

Когда волшебный миг первого знакомства "дружка" со сладкими и теплыми женскими губами закончился, я со счастливым выражением не лице откинулся на спинку кресла, из груди вырвался полный радости вздох. Первое время голове было пусто, тело пело от пережитого наслаждения. Некоторое время спустя в голову постучалась мысль, которую решил озвучить:

— Скажи, Марина, а в бухгалтерии ты так же хорошо разбираешься, как делаешь минет?

— Лучше, — ответила девушка, вытирая платком кубы. — У меня, между прочим, красный диплом!

— А вот, например, можешь отмыть несколько миллионов долларов и затерять след от денег так, чтобы никто не обнаружил?

Марина сильно задумалась, после чего ответила:

— Ну, в принципе могу. Через офшоры можно затерять следы и легализовать доходы.

— Скажи, Марина, а ты бы хотела много и быстро заработать?

— Хм… — скептически протянула Марина. — Ты что же, хочешь предложить мне работу?

— А тебя что-то не устраивает?

— Дай подумать… М-м-м… — протянула она. — Может быть, твой возраст?!

— А что, для того, чтобы зарабатывать большие деньги, надо иметь какой-то определенный возраст? В мире есть много людей, которые стали миллионерами примерно в моем возрасте и никого это не смущает.

— И что же ты хочешь мне предложить? — спросила Марина.

— Если ты действительно так хороша в бухгалтерии, как недавно хвалилась, то хочу предложить тебе взяться за отмывание крупной суммы денег. За работу получишь один процент от суммы, это не меньше сотни тысяч долларов.

— Один процент мало, — протянула девушка.

— Всё, забудь. Я пошутил.

Нет, она обнаглела! Один процент ей понимаешь ли мало! Или это я обнаглел? Нет, надо же такую глупость подумать, я не могу быть наглым, я милый, белый и пушистый!

— Эй, ты чего? Реально шутил? — спросила Марина.

— Ты слишком много кушать, в смысле зажралась! — возмущенно сказал я. — Люди за повышенную зарплату и премию в пару сотен баксов готовы таким заниматься, а тебе мало того, что долю предлагают в целый процент, ещё и говоришь, что мало! Подумаешь, парочку офшоров на подставных лиц зарегистрировать и несколько переводов оформить! Знаешь что, милочка, лучше соси — это у тебя лучше получается, чем устраиваться на работу. Теперь я понимаю, почему не смогла нигде устроиться, слишком у тебя аппетиты большие!

— Так ты что, не шутил?! — удивленно спросила Марина. — Если сумма такая большая, то я согласна!

— Теперь я не согласен. Уже просчитал тебя и понял, что ты слишком продуманная и запросто можешь кинуть «малолетку» даже не включив голову, как с этой наркотой. А подумать о том, что за большими деньгами всегда стоят большие люди, ты даже не захотела. Нет уж, милочка, ты не прошла собеседования, так что ищи себе обычную работу простого бухгалтера и зарабатывай те же деньги паша десятилетиями.

— А Ольга знает, чем её племянник занимается? — с нотками легкой угрозы в голосе спросила Марина. — Что, если я ей расскажу, что кое-кто работает на бандитов?

— Да, ты действительно недалекая девушка. Угрожать, да ещё так беспонтово, человеку, которого подозреваешь в связях с бандитами… Ты что, суицидница-экстремалка? То на тюрьму нарываешься, то на смерть…

Так-так, ехать нам далеко, может попробовать методику глубокого гипнотического внушения? НЛП (нейро-лингвистическое программирование), конечно, дольше и тяжелее в применении, чем ментальное внушение, но результат не хуже ментальной печати, которую сейчас никак не потяну.

— Слушай меня внимательно…

Я начал подбирать особый тембр голоса и ввёл девушку в транс. После чего начал ставить ей ментальные закладки.

Первая часть закладок призвана вызывать у девушки ко мне определенный набор чувств: дружелюбие, родственную близость, приязнь, огромное доверие. Вторая часть закладок рассчитана на вызывание определённых реакций на определенного объекта, в данном случае меня: счастье сделать что-то полезное для объекта, сексуальная привлекательность объекта, сексуальное влечение к объекту, получения максимальной степени удовольствия от сексуальных отношений с объектом привязки, подстегивание чувства радости и легкого счастья при нахождении вблизи объекта. Третью часть закладок установил в качестве ограничительных установок: запрет на предательство объекта привязки, максимальный приоритет на запрет убийства и причинения вреда объекту, на выдачу любой информации касающейся объекта кому бы то ни было (кроме самого хозяина), и приказа от объекта на выдачу определенной информации.

На установку закладок у меня ушло три четвертых времени проведенного в пути и три магических резерва. Без магии закладки бы не встали так хорошо, а так вышла почти полноценная ментальная печать.

Приходилось трижды прерываться, как раз после каждого блока закладок, когда автобус останавливался для похода в туалет.

Мы прибыли на Павелецкий вокзал в пять утра. К этому моменту Марина на меня смотрела, как влюбленная школьница на кумира, позабыв про разницу в возрасте. В столице накрапывал мелкий дождик и было прохладно. Нас в летней одежде пробрало до мурашек. У девушки было во что одеться, она достала из сумки легкую курточку и накинула на себя, я же подобного не предусмотрел. Плюнув на всё, достал из вещмешка волшебную палочку и наложил на себя согревающие чары.

— Это ты что делаешь? — спросила Марина с улыбкой. — Погоди, дай угадаю, это волшебная палочка, а ты сейчас прочёл какое-то заклинание?

— Угадала. Это волшебная палочка. Да, я наложил на себя согревающие чары.

— И что, работает? — скептически вопросила Марина.

— Конечно. Это же основы самогипноза. Главное — убедить себя, что тебе тепло, а поскольку нам, людям, сложно во что-то поверить, я использую «волшебную палочку» и особые слова, вроде как «заклинания».

Пришлось подать девушке коктейль из правды и лапши. На самом деле заклинания действительно помогают магу поверить в то, что он делает и являются спусковым крючком для того или иного действия, но чары реальны, а не самогипноз, они действительно согревают, а не внушают мысль «о тепле».

— Понятно! — обрадовано произнесла Марина. — То есть ты просто убедил себя, что тебе тепло, а чтобы самому поверить, использовал муляж волшебной палочки и слова заклинания. Прикольно!

— Тебе есть, где остановиться? — спрашиваю девушку.

— Нет. Я надеялась снять квартиру по приезде, — ответила Марина. — Надо купить газету с объявлениями об аренде недвижимости.

— Газетный киоск ещё не работает. Думаю, газетные лотки в метро начинают работу часов в шесть утра. И на улице сыро и прохладно. Думаю, нам стоит спуститься в метро.

— Да уж, хочется туда, где сухо и тепло, — произнесла Марина. — А ещё в туалет.

— Это ты сейчас один в один вокзал описала.

Мы зашли в здание Павелецкого вокзала и после поиска местной уборной, оказавшейся платной, выяснили, что метро на этой станции открывается в 5-35 утра. Нам оставалось подождать каких-то двадцать минут, что в здании вокзала было делать с одной стороны проще, поскольку тут было относительно тепло и сухо, но в тоже время сложно, поскольку тут находилась толпа народа: бомжи, воры, цыгане, попрошайки и прочие прелести крупного вокзала. Запах в помещении, которое ведёт к путям междугородных поездов и к метро, стоял непередаваемый, это был запах немытых тел, перегара, пота, прелого мусора. Дождь превратился из моросящего в ливень, поэтому к прочим ароматам присоединился острый запах мокрой псины, исходящий от заходящего с улицы людского потока, от этого запаха хотелось поморщить нос и поскорее покинуть вокзал.

— Куда поедем, когда метро откроется? — спросила Марина.

— Куда угодно.

Хотел добавить: «Лишь бы там не было ментов», — но на вокзале, полном людей, упоминать о сумке с канабисом чревато. По идее, в спальных районах милиционеры должны быть менее активными, но в спальный район ехать надо, уже конкретно зная, куда, а не просто так кататься туда-сюда.

— И всё же, хотелось бы конкретики, — произнесла Марина. — Я в Москве впервые и кушать хочется. Ты случайно не знаешь, где тут можно покушать?

— Ты такие вопросы задаёшь, как коренному жителю. Извиняюсь, но я тоже тут впервые.

— Но ты так уверено меня вёл, словно не раз тут бывал, — сказала Марина.

— Я быстро ориентируюсь в незнакомой обстановке.

Действительно, что-то подсказывает, что я был в столице, мне всё знакомо и спокойно ориентируюсь, но при этом точно знаю, что никогда дальше Волгограда не уезжал. Эта наверняка память того синего шара, он точно тут был. Но и эта память не даёт ответа на вопрос, где можно поесть двум голодным молодым людям, не одна девушка хочет кушать.

— Извините, — обратился к нам мужчина примерно сорока лет. Он был в очках с круглой оправой, с трёхдневной щетиной на лице, волосы русые, слегка поседевшие. На нем были надеты мятые серого цвета брюки и черный пиджак поверх футболки. Мужчина распространял небольшой запах перегара. — Я невольно услышал ваш разговор. В ресторанах кушать дорого, а недорогие заведения раньше девяти, а чаще десяти часов не открываются. Вам в магазин надо, во-первых, намного дешевле, во-вторых, универсамы с восьми открываются.

— Спасибо, — сказала Марина. — А вы подскажете, тут поблизости есть продуктовый магазин?

— Тут есть вблизи круглосуточный магазин, но я бы не рекомендовал здесь отовариваться, — ответил мужчина. — Вокзал поблизости, отравиться можно в пять секунд. Лучше ехать куда-нибудь в спальный район. Вам, кстати, в аренду квартира не нужна?

— Вообще-то нужна, — ответила Марина. — Что за квартира?

— Квартира хорошая, однушка в Свиблово. Дешевая, всего сто пятьдесят долларов, — поведал мужчина.

— Квартира ваша? — спрашиваю я.

— Нет, знакомого, — мужчина помотал головой в стороны. — Но квартира хорошая, там всё есть: холодильник, телевизор, кровать, телефон. Мне сосед предложил пару флаконов водки, если найду ему порядочных арендаторов. А вы вон, сестра с братом, славяне, с виду порядочные люди. Меня это, Петровичем зовут. Ну, так как? Нужна квартира?

— Надо посмотреть, что там за недвижимость, — беру на себя роль ответчика.

— Ну, вот и славно, — обрадовался Петрович. — Тогда, как метро откроется, мы сразу и поедем, чтобы хозяина перед работой успеть застать. Он там пока живёт, но как сдаст, сразу к матери переедет жить.

С открытием метро все ломанулись внутрь и перед кассами выстроилась большая очередь. Я в очередь не стал становиться и придержал дернувшуюся в ту сторону Марину. Пробежал глазами по толпе праздно стоящих и встретился со взглядом парня в спортивном костюме примерно моего возраста, он заметил мой взор.

— Жетоны нужны? — спросил этот парень, подойдя ко мне.

— Два. Сколько?

— Две четыреста, — ответил парень.

— Как в кассе? — удивленно спрашиваю у парня, расплачиваясь с ним. — Левак? Фальшивые?

— Фирма веников не вяжет! — с гордым видом сказал пацан и подмигнул мне.

В принципе, какая мне разница, если спокойно пройду внутрь за те же деньги, не потратив нервы в очереди?

Мы спустились по эскалатору на станцию и с одной пересадкой добрались до станции метро "Свиблово", откуда всего за пять минут дошли пешком до арендуемой квартиры. Квартира оказалась в первом подъезде десятиэтажного панельного дома, в тихом месте, вокруг деревья, вдалеке виднеются трамвайные пути и автомобильная дорога. Мы поднялись на лифте на седьмой этаж. Петрович стал звонить в звонок. Через некоторое время дверь открыл мужчина среднего роста, примерно метр семьдесят пять сантиметров. Он выглядел на сорок лет, имел заспанный вид и был одет лишь в семейные трусы, майку и потрёпанные тапки. Мужчина был слегка полноват, мог похвастать пивным пузом, был круглолиц, голова была абсолютно лысой, аж блестела.

— Петрович, поимей совесть, ты чего в такую рань? — заспанным голосом спросил мужчина. У него постоянно закрывались глаза. — На водку не дам!

— Да, эта, я тут тебе квартирантов привёл, вот! — с радостным видом поведал Петрович.

— А! — сказал хозяин квартиры и стал рассматривать нас. — Проходите, — посторонился он.

Мы прошли в квартиру.

— Погодите, я сейчас штаны надену, — сказал хозяин квартиры и удалился в единственную комнату.

Мы стали осматриваться вокруг. Вполне себе неплохая квартира. Ремонт типичный советский: бумажные обои, линолеум на полу в коридоре и на кухне, которую нам было из коридора видно. Из комнаты вышел хозяин квартиры.

— Разувайтесь, проходите, осматривайте, — сказал он. — А вы кто друг другу будете? Чем занимаетесь?

— Это моя сестра, Марина, она будет снимать жильё, — беру на себя роль переговорщика, поскольку девушка после ментальной обработки немного не в себе. — Я так, чисто на пару недель приехал столицу посмотреть и проконтролировать, как родня устроилась. Она бухгалтером работает, жить будет одна, кошек и собачек нет, так что можете не беспокоиться.

— Да, я в принципе не против кошек, можете держать, а вот собаку не стоит, — произнёс хозяин квартиры. — Меня Василий зовут. Вам Петрович говорил? Сто пятьдесят долларов в месяц, плата за месяц вперед, плюс предоплата в размере такой же суммы в качестве страховки, ну там, если вдруг решите мебель продать и свалить и тому подобное.

Кухня была маленькой, примерно восемь квадратных метров. Обычная газовая плита, мойка, массивный холодильник ЗИЛ, и советские шкафчики из белого ДСП. Простой белый стол с парой табуретов. В комнате был трехдверный советский шкаф из ДСП, раскладной двухместный диван, письменный стол, стул и в углу на тумбочке стоял цветной ламповый телевизор Горизонт.

— Нам надо посоветоваться, — сказала Марина и отвела меня в сторонку. — Блин, — печально на ушко прошептала она. — Похоже, придётся искать другой вариант.

— Ты чего? — спрашиваю у неё. — Что-то не нравится? Хорошее место, дёшево для столицы, хата нормальная, не убитая.

— Триста долларов — это же полтора миллиона! — возмущенно прошептала Марина. — А у меня всего с собой девятьсот тысяч, и те с трудом наскребла.

— Ну, ты блин даёшь! Ехать в другой город почти без денег… Рисково. Не парься, я доложу оставшуюся сумму и на еду подкину.

— Правда? — с надеждой спросила девушка.

Киваю, подтверждая правоту.

— Я арендую эту квартиру, — уверенно сказала Марина хозяину жилплощади.

— Замечательно, — с довольным видом произнёс Василий. — Тогда давайте предоплату и можете заселяться. Я только вечером после работы заеду, заберу свои вещи.

— Давайте составим договор, — вмешиваюсь в диалог я. — Не дело это вот так на словах такими крупными суммами оперировать. Да и стоит обговорить момент по поводу оформления временной регистрации для девушки. Это же реально? Вам же нужен постоянный приличный квартиросъёмщик, а не чтобы каждый раз разные не пойми кто были? И что по поводу оплаты коммунальных платежей, электричества, телефона?

— Ну, думаю регистрацию можно устроить, — почесав в лысом затылке, выдал Василий. — А коммунальные платежи вам платить.

Хозяин жилплощади достал из письменного стола тетрадь в клетку и авторучку, после чего задумался.

— А чего писать? — спросил он.

— Давайте мне, напишу.

Накидал в двух экземплярах краткий договор об аренде на год, подтверждение об оплате и суммах. Подписали, заплатили требуемую сумму, получили на руки два экземпляра ключей.

— У меня третий экземпляр ключей остаётся, — сказал Василий. — Только они у матери дома хранятся на всякий случай. Вы после шести будьте дома, хорошо?

— Обязательно, — отвечаю мужчине.

Мы с Мариной покинули квартиру одновременно с хозяином жилплощади, он спешил на работу, а мы в универсам за продуктами.

Универсам расположился в паре минутах ходьбы на первом этаже панельного шестнадцатиэтажного дома, выглядел он как обычный советский универсам, пока не зайдёшь внутрь. Ассортимент товаров поражал: всё, что я мог себе вообразить. Ряд алкоголя, в котором дешевый портвейн три семерки соседствовал с дорогущим коньяком Хенеси ХО со спиртами столетней выдержки, обычная лапша соседствовала с редкой лапшой из гречневой крупы, тут же была и рисовая лапша. В этом универсаме впервые увидел тушенку из оленины откуда-то от российских оленеводов и австралийскую тушенку из кенгуру, добили меня пельмени с медвежатиной! Вот это всё в столице в обычном придомовом универсаме? О, боги, просто невероятно! А несколько длинных полок с пивом, на которых соседствовало обычное жигулевское с дорогущими европейскими сортами? Одна бутылка была сделана из глины, из надписи я понял только, что в этом пиве сорок градусов! Пиво с крепостью водки! Я словно в музей попал, ходил по магазину с прикольной стальной корзинкой, которую надо было брать при входе, чтобы складывать в неё продукты. Марина тоже ходила между полок с открытым от удивления и восторга ртом.

— Это круче, чем в музее, — прошептала мне на ухо Марина. — Нет, ты это видел, коньяк за двадцать четыре миллиона рублей! Да я таких денег в жизни не видела! А тушенка из кенгуру? Фу, зачем ты вообще её взял, не боишься есть такое?

— А что такого? — пожал я плечами. — Мясо же. Интересно попробовать. Я бы и пельмени с медвежатиной взял, но больно дорого — сто двадцать тысяч рублей килограмм! Это дороже, чем доехать до столицы!

— А чего у них масло горчичное такое дорогое? — спросила Марина. — У нас оно дешевле подсолнечного стоит, а тут в три раза дороже.

— Марин, горчичное масло, кроме как у нас и в Ростовской области, почти нигде не употребляют. Для местных это экзотика покруче кукурузного масла, да к тому же с довольно специфическим и непривычным вкусом. Я вообще удивлен, что мы тут встретили подобный продукт.

Мы набрали множество продуктов сразу на несколько недель, брали без излишеств недорогую еду, в основном крупы, тушенку, кур, овощи и фрукты. Пришлось купить бытовую химию, шампуни и прочее, в итоге мой кошелек похудел на триста шестьдесят тысяч.

Дотащили до дома кучи пакетов. Марина по-быстрому пожарила яичницу и нарезала салат. После завтрака я вышел в подъезд и спустился в промежуток между вторым и третьим этажом. Тут между каждыми этажами, начиная со второго, с лестничной клетки был выход на балкон с пожарной лестницей. На этом балконе сделал привязку одного из порт-ключей.

Глава 3

Днём мы с Мариной поехали на экскурсию по столице. Съездили на Красную площадь, на Воробьёвы горы, на Чистые пруды и ВДНХ. Усталые, но довольные мы вернулись на съемную квартиру к намеченному хозяином жилья времени. У меня складывалось чувство дежавю, словно уже когда-то бывал во всех этих местах. Абсолютно спокойно ориентировался на местности и мы даже ни разу не спрашивали дороги. Марина говорила, где хочет побывать, я вел к нужному месту. В отличии от девушки, я не тормозил в метро. Она постоянно стопорилась, разевала рот и крутила головой в попытках сориентироваться, я хватал её за руку и, полагаясь на интуицию, тащил, словно на буксире, в нужную сторону на пересадку в метрополитене на другую линию. Обычно мы садились в вагон, из которого ближе всего выходить к намеченному месту. Это меня самого удивляло, поскольку точно никогда не был в Москве и метро видел впервые.

Вскоре появился Василий и быстро собрал свои вещи. Попутно рассказал, как с ним связаться, если что понадобится.

После его ухода мы приняли ванну, поужинали, и я впервые познал, что такое быть с женщиной. Это было весьма волнительно, и, несмотря на наши отношения в автобусе, всё равно сильно переживал.

— Ну что я могу сказать, завтра кое-кому надо устраиваться на работу. Только не на простую работу, а в нужное место. Я посмотрю, куда лучше пристроить тебя.

— Эй, а ты не слишком мелкий, чтобы заниматься такими вещами? — возмущенно воскликнула Марина.

— Чтобы платить за тебя, за квартиру и за еду, и в постели кувыркаться — не мелкий, а чтобы искать правильное место работы, значит, мелкий? Тебе не кажется, что двойные стандарты тут неуместны? Мы уже выяснили, что я умнее, и ты тоже желаешь разбогатеть. Так что я придумываю аферу и руковожу процессом, а ты без комментариев делаешь то, что скажу. В таком случае гарантирую, что вскоре мы разбогатеем.

— Ладно. Но ты уверен, что всё получится? — спросила девушка.

— Доверься мне.

Ну, насчёт того, что с девушкой по завершению аферы всё будет хорошо, я не был уверен. Конечно, постараюсь сделать всё возможное, чтобы она не пострадала, но исполнители часто заваливаются на мелочах. Когда речь заходит о больших деньгах, то приходится идти на риск. Я надеюсь срубить не меньше миллиона долларов. У меня было время обдумать заново, как добывать деньги, и я осознал, что с моими силами лезть к сильным мира сего не вариант. Был бы по силам Империо, то без проблем, а с Конфундусом наперевес страшно. Значит, остаётся провернуть аферу. Самостоятельно аферу не потяну, поэтому обзавелся невольной помощницей. В принципе, если бы не я, она бы уже загремела на зону на десять лет, или сколько положено за особо крупную партию наркотических веществ? Так что совесть меня нисколько не мучила.

С раннего утра прогулялся по рынку, пообщался с продавцами, приобрел газету объявлений и несколько экономических журналов. Одна фамилия меня привлекла особенно — Березовский. Отчего-то вместо честного бизнесмена, как расписывал журнал, у меня он ассоциировался с крупным жуликом, наворовавшим денег. Провернуть аферу над жуликом, что может быть забавнее?

Изучил, какие предприятия упоминались в принадлежности этому человеку. "Автоваз-Банк" и "Автоваз". Ещё есть упоминания о связи с "Мост-Банком". Хм… Этот тип подгрёб под себя завод "Автоваз"? То-то у жигулей качество стало хуже. За это он заслуживает анальной кары! Такого человека точно не жалко ограбить.

Вернулся домой. Марина к этому моменту приготовила завтрак.

— Ты где был? — спросила она.

— Приобретал прессу, чтобы подыскать тебе работу.

— Есть что-нибудь интересное? — спросила Марина.

— Пока только наметки.

После завтрака позвонил в справочную.

— Алло, справочная, — раздался приятный женский голос

— Девушка, мне нужен телефон рецепшена Мост-банка в городе Москва.

— Это вам будет стоить сто рублей, — сказала оператор.

— Хорошо, я согласен на оплату.

— Секундочку, — спустя некоторое время ответила девушка. — Записывайте…

Я записал номер и повесил трубку телефона. Набрал номер Мост-банка.

— Вы позвонили в Мост-банк, Алёна слушает, здравствуйте.

— Алёна, добрый день, — мой голос, слегка изменённый, звучал, как у молодого парня. — Меня зовут Иван Сергеевич, помощник управляющего директора металлургического завода "Красный октябрь". Скажите, в вашем банке имеется лизинговое подразделение?

— Простите, нет, — ответила Алёна.

— Но вы же должны сотрудничать с какой-то лизинговой фирмой или должна быть дочерняя фирма, занимающаяся лизингом.

— Секундочку, я уточню, — Алёна положила трубку на стол, на заднем фоне было слышно неразборчиво бормотание. — Ой, простите, да, у нас есть лизинговая дочерняя фирма. Фирма называется Мост-лизинг.

— Мне нужны контакты этой фирмы, адрес, телефон.

— Секундочку, — сказала Алёна. — Записывайте…

Дальше я связался с «Мост-лизинг» и представился соискателем работы. У них была вакансия курьера.

— Марина, быстро ноги в руки и бегом по этому адресу. Делай что хочешь, но устройся в эту компанию на должность курьера!

— Курьера? — возмутилась она. — Но у меня же высшее образование!

— А вот об этом говорить не стоит. Даже не вздумай упоминать, что разбираешься в бухгалтерском учете. Я сказал, курьером, значит, так надо!

— Я всё поняла, — согласилась Марина. — Но вдруг у них нет свободной вакансии?

— Ты ещё здесь? А ну бегом понеслась, пока действительно они кого-нибудь не приняли!

Пока девушка ездила трудоустраиваться, я сходил на телеграф и отправил родителям телеграмму:

Встретился с группой БКС. Мы через Москву отправились в экспедицию на Алтай. У меня всё замечательно, кормят от пуза, компания шикарная. Вернусь примерно через месяц. Телеграмм больше прислать не смогу, будем в глуши. Ваня.

Марину приняли на работу, правда, с зарплатой, на треть меньше таковой по городу для данной должности. Мотивировали это испытательным сроком на три месяца. Полагаю, кто-то из руководителей прикарманивает себе наличность, должную идти на зарплаты некоторым должностям, а курьеров каждые три месяца меняет, но так даже лучше. Текучка кадров на данной должности должна быть высокой, соответственно, быстро уволившийся курьер не вызовет серьёзных подозрений.

— И зачем ты меня заставил устроиться туда? — возмутилась Марина. — Должность самая низкая, зарплаты хватит, только чтобы впритык заплатить за квартиру — это без оплаты коммунальных платежей, а на еду и прочее не останется ни копейки! Надеюсь, ты сумеешь объясниться?

— Так надо. Ты молодец. Теперь ты должна найти, где хранятся рабочие документы и незаметно посмотреть, а если получится, скопировать график ежемесячных платежей. Приметь, где и как хранится реестр фирм с реквизитами.

На следующий день Марина принесла копию графика ежемесячных платежей. Я стал его изучать.

— Сложно было достать?

— Не очень, — покачала головой в стороны шпионка. — С часу до двух в офисе не остаётся никого, обеденный перерыв. Я спокойно просмотрела бухгалтерские документы и на ксероксе сняла копию.

— Умничка.

— Ох-хо-хоюшки… — простонала Марина, растирая ноги. — Я столько за всю жизнь не ходила, сколько за сегодня. Это ужасно тяжелая работа! Блин, я не знаю, как завтра пойду туда, сил вообще никаких нет. Вроде таскаешь конвертики, а тут ещё это метро, всё такое незнакомое.

— Милая, потерпи немного, максимум, месяц. Деньги просто так не достаются, а уж большие деньги тем более!

— Что ты хоть задумал? — проявила типичное женское любопытство Марина.

— Вот, видишь эту фирму? — показываю на строчку в графике платежей. — Каждый месяц на офшорную компанию идёт платёж в размере четырёх миллионов трехсот десяти тысяч долларов. Твоя задача найти реквизиты этой фирмы и принести копию бланка.

— Ты что, хочешь кинуть эту контору на четыре ляма баксов?! — удивленно воскликнула Марина. — А если нас поймают?

— За мошенничество светит в два раза меньший срок, чем за полкило марихуаны. Так что тебе ли бояться подобной мелочи?

Про себя подумал:

«А мне ещё четырнадцати нет, так что в случае провала максимум на учёт поставят».

— Да… — протянула она. — У тебя губа не дура! На мелочи не размениваешься. Но как ты думаешь это осуществить?

— В лучшем виде! Твоя задача достать бланк и организовать отмывку денег.

— Я не согласна так рисковать ради жалкого процента! — возмутилась Марина.

— Ну, хорошо, — пришлось мне со скрипом пойти на уступки. — Десять процентов, и то, только из уважения к тебе.

Мы ещё долго торговались, но в итоге так и остановились на десяти процентах Марине, девяносто мне, как «мозгу» и организатору.

На следующий день у меня на руках оказался документ с реквизитами фирмы. На Казанском вокзале нашёл парочку более-менее прилично выглядящих бомжей с подмосковными паспортами. Обработал их вначале Конфундусом, затем гипнозом. Это было нелегко, но сработало.

Пара дней и все оставшиеся деньги ушли на то, чтобы приодеть бомжей, сменить одному из них фамилию имя и отчество на точную копию имени Генерального директора офшорной компании.

Затем пришлось целый день работать карманником в метро под чарами отвода глаз. Поправив бюджет на несколько десятков миллионов рублей, начал эпопею с регистрацией офшорной компании. Была зарегистрирована Кипрская фирма, различавшаяся в названии лишь одной буквой с той, которой должен поступить ежемесячный платёж, генеральный директор полный однофамилец. Самым сложным было открыть счёт в том же самом банке, что и у той фирмы. На всё это ушло две недели времени, и то, лишь благодаря щедро раздариваемым конфундусам и легкому гипнотическому внушению.

Была изготовлена точная копия документа с реквизитами и названием нашей фирмы. Марина подменила бумаги в офисе лизинговой компании. Через неделю должен был состояться очередной платёж, я дал добро девушке уволиться из фирмы.

Почти все полученные при помощи карманных краж деньги ушли на регистрацию фирм-однодневок в офшоре. На следующий день после оплаты лизинговой компанией счетов мы получили перевод на счёт своей компании, затем Марина в течение нескольких дней гоняла деньги через фирмы-однодневки, запутывая следы.

В итоге после процедуры отмывания у нас осталось три миллиона восемьсот тридцать семь тысяч долларов, из которых мне досталось три миллиона четыреста тысяч долларов на нескольких счетах в банках, находящихся в офшорной зоне. Пятьдесят две тысячи долларов были обналиченны через несколько московских банковских отделений с помощью счетов, открытых на бомжей. Они же и обналичивали средства под конфундусом. Две тысячи ушли бомжам в качестве оплаты их услуг. Проблема с миллионами была в том, что я мог их получить лишь по достижении восемнадцати лет. Но вроде бы следы были запутаны хорошо. Ждать оставалось всего четыре года, так что не вижу проблем. Можно было бы обналичить более солидную сумму, но чем больше денег, тем больше мороки и выше шансы привлечь к себе ненужное внимание.

Марина вначале хотела открыть себе счёт в Швейцарском банке и перевести туда свою долю. Я её с трудом отговорил от столь безрассудного поступка. Я был уверен, что вскоре Швейцарские банки будут смотреть на «легальность» доходов и арестовывать счета с нелегальными доходами. В итоге она открыла счёт в банке Кипра, переведя свою долю туда. Небольшую сумму на своё имя она перевела переводом так же, как я на бомжей, и подумывала улететь в Грецию.

Девушка из-за ментальных закладок не хотела со мной расставаться, но я не стал дожидаться «погоды с моря», и по получению наличных уничтожил все документы, способные навести на меня. Провёл с Мариной гипнотический сеанс, заставив её забыть обо мне. Боясь проверять работоспособность порт-ключа, на автобусе по проверенной схеме отправился домой.

***

Около десяти утра тридцатого июня я подходил к дому родителей. Калитка оказалась заперта. Я не стал в неё колотить и драть горло, а привычно перелез через забор, и, пройдя через двор, постучал в окно.

— Кто там? — раздался из дома незнакомый и испуганный женский голос.

— Сын домой вернулся. А кто там?

Дверь открыла незнакомая женщина примерно сорока лет. На ней был надет летний сарафан салатового цвета.

— Ты, наверное, Ваня? — радостно сказала женщина. — А как ты оказался во дворе?

— Отвечаю по порядку. Да, я Иван. Оказался во дворе как обычно, перелез через забор. Теперь встречный вопрос, кто вы и что делаете в нашем доме?

— Мальчик, мы купили этот дом три недели назад, теперь это наш дом, — поведала эта дама. — Твои родители предупреждали, что ты в лагере и не знаешь об этом, потому можешь прийти сюда. Они просили передать, что теперь живут у бабушки.

— Спасибо за информацию и извиняюсь, что напугал вас. Закройте за мной калитку, а то второй раз лезть через забор не горю желанием.

— Конечно-конечно, сейчас провожу, — сказала женщина. — Ничего страшного, я всё понимаю.

Мда, вот и сюрприз, однако!

Дошёл до дома бабушки, тут идти было не очень далеко, пара минут. На месте не оказалось ни дома, ни забора, зато был фундамент, покрытый рубероидом по периметру бывшего бабушкиного дома. Ещё во дворе имелось несколько аккуратно сложенных куч кирпичей, большая куча песка и накрытые полиэтиленом мешки с цементом.

Из-за кучи кирпича вышла мать, она была вся в цементе.

— Привет, мам.

— Ой, сынок! — обратила она на меня внимание. — Ты вернулся!

Мать бросилась меня обнимать.

— Как съездил? — спросила мать.

— Шикарно съездил. Особенно классно было вернуться домой и обнаружить там чужих людей. Вы, я смотрю, развлекаетесь вовсю. Мама, — обвёл я многозначительным взором место, на котором должен стоять дом, — что случилось?

— Ваня, мы продали дом, — ответила мать.

— Это я понял. За сколько хоть?

— Шестнадцать миллионов! — шепотом сказала она.

— Так дешево?

Блин, да я спустил на аферу в два раза больше.

— Ванюша, нас же дом был без документов, только договор купли-продажи от предыдущих хозяев, даже без домовой книги, — поведала мать.

— А с бабушкиной халупой что?

— Мы когда начали копать яму вокруг дома под фундамент, бабушкин дом рухнул, — начала рассказывать мать. — Конёк крыши был мне по пояс. Такая пылища стояла, как ядерный гриб в миниатюре!

— И где мы теперь живём? — нахмурил я брови.

— Мы с отцом пока живём у родственников, у тети Гали. Бабушку приютил сосед, вон из того дома на два двора выше. — мать указала дом на противоположной стороне улицы. — Там одинокий дед живёт, они с твоим дедушкой дружили.

— Понятно. Мам, а где папа?

— Отец на процедурах в поликлинике, — мать погрустнела и зло посмотрела на соседний дом справа от нас. — Мы когда сюда въехали, на него сосед из этого дома с дракой бросился, кинул в твоего отца кирпич и сломал ему ногу. Мы милицию вызвали, заявление написали, но его у нас не приняли. Оказывается, у этого соседа друг мент — полковник нашего отделения милиции, он всё замял, а твоего отца чуть не посадили. Жена соседа на него заявление написала, будто он её изнасиловать попытался. Менты… — мать всхлипнула. — Они его со сломанной ногой забрали в отделение милиции и продержали там несколько часов! Потом отпустили… А эта тварь, — со злостью она посмотрела на соседский дом, — сказала, что пошутила. Мы потом писали заявление о клевете, но его у нас тоже не приняли, всё из-за того же мента. С*ки, ненавижу тварей! Это не соседи, а нелюди! Каждый день приходят и злорадствуют. По ночам что-нибудь крадут. То молотки спёрли, то банки для закруток…

Что-то меня это всё напрягает. Такая бодрость по телу прокатилась. Не простая бодрость, а бодрящая злость, когда хочется пойти и поубивать всех.

Тут из того двора, о котором только что шла речь, появились мужчина и женщина. У них на лицах гуляли гадкие улыбки. Они встали на углу возле своего дома и стали на нас пристально смотреть, словно на скотину для забоя. Их взгляды были наполнены злорадством, а на их лицах ещё гаже расплывались улыбки.

Нервы у меня не железные, тем более после длительного напряжения, вызванного провернутой аферой. Ненавижу, когда кто-то обижает близких людей. Ближе родителей у меня никого нет. Злость на этих соседей захлестнула меня с головой. Не выдержав, я резко достал волшебную палочку и направил её на женщину, что сверлила мою мать своим мерзким взглядом через прищур.

— Легилименс.

С палочки сорвалось заклинание чтения мыслей. Топорное, в исполнении неопытного начинающего волшебника, но тем не менее, эффективное.

Быстро начал читать поверхностные мысли соседки.

«Надо запугать и прогнать их, пока они не оформили документы, чтобы захапать себе их землю, — думала соседка. — Дед, от которого мужу в наследство достался дом, родственник мужа бабки, живущей в соседском доме, а раньше эта земля была общая, — удалось выловить очередную мысль. — Если бы не эти уроды, мы бы бабку подпоили и заставили на нас оформить дарственную. Ну ничего, мы их обязательно выгоним. Не зря же мы с главным ментом договорились и их дому помогли рухнуть! Как жаль, что он рухнул не им на головы, как мы планировали. Сейчас этой суке проломлю лопатой голову, а муж сосунка отпи*дит до полусмерти. А если убьём, даже лучше, друг мужа нас отмажет, оформит как самооборону».

Злость?! Нет, злостью тут уже не пахло. Меня переполняла первобытная ярость на врагов, которые пришли на мою землю убивать близких людей. Глаза будто заслонила кровавая пелена и дальше я себя уже не контролировал, полностью отдавшись на волю эмоций.

— Ах вы твари! — громко воскликнул я. — Убить нас вздумали?! Так получайте же сами то, чего желаете другим!

Нашептав короткое проклятие из малефицизма, подвесил его в ауру. Не успев начитать второе, заметил в руках соседки лопату, которую она занесла и попыталась ударить ею мою мать. Мать застыла в ступоре от неожиданности. Она не ожидали ни моего возгласа и последующего за ним странного нашептывания, ни того, что соседка броситься на неё с лопатой. Она могла лишь стоять и большими от ужаса глазами смотреть на лопату и злобно оскаленный рот соседки.

— Отделение органов!

Заготовленное заклятие сорвалось с моей ауры и отправилось в агрессивную женщину, которая через мгновение могла проломить острым краем лопаты голову моей горячо любимой матушке. Заклинание сработало безупречно — сердце соседки было отсоединено от кровеносных сосудов. Можно было бы отсоединить любой орган: язык, желудок, это универсальное медицинское заклинание для пересадки органов. Но в порыве ярости мой разум оптимальным посчитал именно подобный выбор — сердце, чтобы стопроцентно очистить мир от такой мрази. У соседки ослабела хватка, её кожа стала мертвенно бледно, а лопата выпала на землю. Женщина схватилась за грудь в районе сердца и с жутким хрипом повалилась на землю.

Мой резерв оказался опустошён, почти вся мана ушла на заклинание. Тут на меня, как танк на пехотинца, стал надвигаться разъяренный сосед. Стоит отметить, что это здоровенный крепкий мужик, на таком можно пахать, впрягая вместо коня. Взгляд бешеный, лицо перекошено от не сдерживаемой злобы, на нём будто большими буквами написано "УБЬЮ".

— Ты что с ней сделал, щенок?! — брызгая слюной, гневно завопил он. — Я тебя сейчас убью, тварь!

Вначале я испугался, да так, что чуть не открыл в штанах филиал кирпичного завода. Безумный здоровый мужик пёр на меня с явным желанием лишить жизни, мать до сих пор изображает статую, стоит бледнее мела и не может отвести взора от замершее тело соседки с застышей на лице маской ужаса. Я слабый пацан, мана на нуле, что могу поделать?! Бежать? Но я же не могу бросить маму на растерзание обезумевшему монстру. Жуть!

Дав себе ментального пинка, я мобилизовал все силы на спасение себя и самого близкого и любимого человека. Почти в тот же миг страх сменился на жгучую ненависть к этому гаду. Наплевав на пустой запас маны, я направил на приближающегося соседа волшебную палочку. Всё происходило, словно в замедленной съёмке. Вместо маны пришлось зачерпнуть праны — энергии жизни. За счёт праны я активировал заклинание:

— Авада Кедавра, сука!

Из волшебной палочки вылетел яркий зеленый луч заклинания, который попал мужчине в грудь. Он, почти добравшийся до меня, внезапно превратился в подобие марионетки, у которой кукловод внезапно перерезал все нити. Мужчина стал заваливаться назад без признаков жизни. У меня в глаза резко потемнело, стало холодно и я потерял сознание.

***

Очнулся в незнакомом помещении с чувством невероятной слабости. Огляделся вокруг, насколько хватило сил. У меня отняли всё: кольца-порталы, браслет с чарами отвода глаз, волшебную палочку и даже одежду. Взамен переодели в какую-то пижаму. Белые потолки и стерильный запах подсказали мне, что нахожусь в больнице. А вот стальная запертая дверь и мощные решетки на окнах, плюс отсутствие соседей по палате и привинченные к полу кровати не внушают оптимизма.

Внезапно залязгал замок двери и внутрь вошёл мужчина среднего возраста в белом медицинском халате. Он подошёл ко мне.

— Так-так, молодой человек, как себя чувствуете? — спросил, как я понял, доктор.

— Плохо, — честно тихим голосом ответил я на заданный вопрос.

— Конечно, плохо, — сказал доктор. — У вас мало того, что магическое истощение, так вы ещё и колдовали за счёт жизненной энергии и чуть себя не убили. Теперь недели две не сможете колдовать. Хотя, о чем это я, теперь вы вообще не сможете колдовать, поскольку в Азкабане это невозможно сделать.

— Азкабан? Что это?

— А ты не знаешь? — удивленно спросил доктор. — Это международная тюрьма для магов.

— А почему я должен там оказаться?

— Ну как же, ты что, законов не знаешь? — с изумлением протянул доктор. — Ещё в 1717 году на международной конференции был принят закон, что за применение непростительного заклинания положен пожизненный срок в международной тюрьме. К непростительным заклинаниям относят заклинания отделение души от тела, подчинения и полной боли.

— Даже если это была самооборона?

— А всем пофиг, что было, — пожав плечами, ответил доктор. — Главное — факт использования непростительного заклинания против человека. Вот грохни ты обоих обычников, как сделал это с бабой, то может быть за самооборону и отделался бы условным сроком или вообще ничего не было бы, а так точно в Азкабан отправят.

— Чрево Тиамат! — вырвалось у меня странное ругательство. — Чтоб вас за такие законы грызли черви в дерьме Кингу!

— Это хорошо, что ты такой бодрый, — с улыбкой сказал доктор, после чего сразу покинул палату.

Я погрузился в тяжкие раздумья, сил не было даже пошевелиться, не то, что использовать магию. Через некоторое время в палату зашёл мужчина с военной выправкой и острым, как нож, взглядом следователя. На нем был надет черный строгий костюм, лакированный туфли блестели, словно их только что натерли кремом и отполировали. С ним зашел уже знакомый доктор и ещё один человек в таком же костюме, как и у первого мужчины.

— Ну здравствуйте, молодой человек, — сходу произнёс мужчина с острым взором. — Я представитель Федеральной службы по магическом надзору. Доктора, ты, наверное, уже видел. Это штатный менталист, — кивком головы он указал на второго визитера в костюме, — он проследит за тем, что ты даёшь правдивые ответы. Давай, ты сейчас расскажешь всё, что произошло.

Доктор подошёл ко мне с шприцом в руках и что-то вколол в вену на руке. Я не мог ничего поделать. После укола сознание стало лёгким, словно плыло на облаках, захотелось поделиться с милыми людьми всем, о чём попросят с — это чувство, желание делиться самыми сокровенными тайнами, всё нарастало.

— Ты, наверное, думаешь, что тебе вкололи? — спросил представитель федеральной службы, и сам же ответил: — Пока лекарство начинает действовать, поясню. Это сыворотка правды, её магический аналог. Менее вредный, чем у наших европейских коллег, поэтому разрешено к использованию на детях от одиннадцати лет.

Доктор посмотрел мне в глаза.

— Подействовало, — произнёс он.

— Замечательно, — выдал федерал, после чего достал диктофон и нажал на кнопку записи. — Назови своё имя, фамилию, отчество, — обратился ко мне он.

— Иван Сергеевич Токарь.

Дальше пошли быстрые рубленные вопросы и ответы.

— Назови дату своего рождения, — продолжил задавать вопросы федерал.

— Пятнадцатое августа 1982 года.

— Ответь, ты убивал тридцатого июня двух человек при помощи заклинаний? — спросил следователь.

— Да.

— Почему ты убил этих людей? — продолжил допрос представитель волшебных правоохранителей.

— Они пытались убить и покалечить меня и родных.

— Какие заклинания ты использовал для убийства? — вопрос следователя прозвучал хлестко, как удар плетью.

— "Разделение органов" и "Авада Кедавра".

— Шикарно! — с сарказмом протянул следователь. — Разделение органов — это что-то темномагическое? — спросил он у доктора.

Подумав, что спрашивают меня, разрываемый чувством поделиться знаниями с окружающими, я ответил вместо врача:

— Это медицинское заклинание для пересадки органов.

— Какой талантливый юноша… — с сарказмом протянул федерал. — Жаль, что дело придали огласке, нам бы в контору такой пригодился. И ведь по силе не скажешь, что перед нами волшебник. Явно сквиб. При этом авадами кидается и высокоуровневыми медицинскими чарами убивает.

— Аваду он кинул, буквально сжигая свою жизненную силу, — заметил доктор. — Понятно, что просто так свою жизнь не тратят. Всё же глупый закон. Надо наказывать не за использование конкретных заклинаний, а по ситуации. Мальчишка и так после этого проживёт максимум лет пятнадцать, не больше, а вы его ещё в Азкабан сажаете. Жаль пацана, ведь он был в своём праве.

— Жаль, — произнёс федерал. — Но ничего не поделаешь. Закон суров и должен исполнятся. Пацана даже в суд не придётся доставлять, дела с непростительными решаются быстро и заочно.

За дальнейшей беседой у меня не было сил наблюдать. Мягкая пелена тьмы погрузила меня в свои объятья.


Глава 1 | Школьник из девяностых | Глава 4-5







Loading...