home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Глава 12

На рождество Мэри осталась дома. У нас в России рождество праздновалось седьмого декабря. Начиная с десятилетнего возраста мы с друзьями с раннего утра и до обеда ходили по домам и «славили Христа», после с полными пакетами конфет возвращались домой. В Англии подобное происходит на Хэллоуин, а Рождество празднуется, как Новый год у россиян.

Мы украсили дом гирляндами, вырезанными из бумаги. Мэри прогнала меня с кухни, чтобы не мешался, и начала готовить много вкусно пахнущих блюд.

Пока Мэри была занята, я спохватился. Как так, ведь если рождество такой большой праздник, как Новый год, то выходит, что нужно сделать подарок миссис Стэнфорд… Ведь она в этой стране мне самый близкий человек, по меньшей мере, не чужой. Да, я, не её родной сын, его душа уже давно ушла на перерождение, но всё-таки она мне почти как мать.

Блин, как всё сложно. Я до сих пор не определился, как относиться к Мэри, хотя, нет, пожалуй, всё же определился. Я отношусь к ней как к тёте, которую не видел долгое время и приехал к ней надолго в гости в другую страну. Да, пожалуй, это будет наиболее близкое определение. Стоило окончательно определиться со своим отношением к Мэри, и словно гора с плеч рухнула. Сразу стало легче воспринимать её, сексуальная тяга почти пропала. Конечно, окончательно заглушить сексуальное желание при виде полуобнаженной женщины нереально, но это перестало быть настолько острым и стало довольно просто отгонять мысли подобного толка в отношении Мэри. Так и хотелось назвать её вместо «мама» — «тётя Маша».

Так вот, подарок. Что могу подарить? В принципе, с моими финансами могу подарить что угодно, но при условии, если бы позаботился об этом заранее. Теперь же даже не знаю, как быть. Хотя, кое-кто недавно мнил себя великим знатоком артефакторики и до сих пор не сделал ничего существенного в этой области, лучшие артефакты куплены в магазине за большие деньги.

Блин! Стоило в Косом переулке присмотреть что-то и для Мэри. Но не бегать же туда сейчас?! Во-первых, часто светиться среди волшебников опасно, желательно появляться там лишь по делам и как можно реже, тем более, хоть и под личиной, но конкретно засветился. Во-вторых, праздничный обед скоро будет готов. В-третьих, буду откровенным с собой, за окном отвратительная погода, серые тучи, накрапывает ледяной дождик, и мне просто лень куда-то выползать из теплого жилища в серую неуютную хмарь. Может, сделать простенький амулет? А что, о мире сверхъестественного Мэри уже знает, так почему бы и не сделать приятное? А какой амулет делать? Она простой человек, значит, ничего сверхмощного, и чтобы подпитывалось от магического фона.

После непродолжительных размышлений решил делать амулет для здоровья, чтобы слегка повышал иммунитет и увеличивал регенерацию. Встал вопрос, из чего и в каком виде делать. Материал не должен быть трансмутированными, поэтому золото отпало. Полазил по комнате и обнаружил бисер, который в больших количествах закупил. Бисер хоть и сделан из пластмассы, то есть фактически углерод, но благодаря тому, что получен материал был из природной нефти, чары на него ложатся превосходно, что было ранее уже опробовано.

Взял по пакетику с мелким зеленым и красным бисером и при помощи волшебной палочки трансфигурировал его в круглый кулон в виде знака «инь и янь». Конечно, это не канонические белый и черный цвета, но всё равно смотрится замечательно. А вот цепочку трансмутировал из пары галеонов, из этого же низкопробного золота сделал ободок вокруг кулона. С задней стороны карандашом начертил накопительный рунный круг и при помощи Дематериализации выжег его. Затем волшебной палочкой наложил чары усиления регенерации, привязав их к красному пластику, и чары повышения иммунитета, привязав к зелёному пластику.

— Сынок, праздничный обед готов, — позвала с кухни Мэри. — Мой руки и иди к столу.

— Хорошо!

Ого! Долго я корпел над амулетом. Казалось, что только зашёл в комнату, а уже прошло много времени. Кинул взгляд на часы. Оказалось, что прошло три с половиной часа с момента, как покинул кухню.

— Мама, сегодня Рождество. Поэтому хочу сделать тебе подарок…

С торжественный видом я вручил миссис Стэнфорд подарок.

— Этот амулет я сделал сам, но он не простой. Это целительский амулет, который будет подстегивать организм, повышая сопротивляемость к болезням и ускоряя заживление ран!

— Какой красивый! — восхитилась Мэри. — Значит, это магический медальон?

— Ага.

— Спасибо, Джонни, — умилилась Мэри. — Невероятно красивое украшение. Обещаю, что всегда буду его носить. А это что, настоящее золото?

— Да.

Хотел сказать, что золото так себе, но не стал расстраивать женщину.

— Ты что, купил золотую цепочку? Это же дорого!

— На самом деле не очень, — похоже, придётся слегка расстроить собеседницу, чтобы не расстроить сильно. — Всего десять фунтов. Откровенно говоря, это довольно низкокачественное золото, такое называют «техническим». Но смотрится довольно неплохо, как и золото высокой пробы. Без оценки специалиста этого не понять. Я не хотел тебе этого говорить, чтобы не принизить стоимость подарка, тут ведь главное не материал, а волшебство, вложенное в него.

— Ох, сыночек, спасибо тебе ещё раз, — с улыбкой Мэри обняла меня и крепко прижала к себе. — Я вовсе не расстроена, наоборот, рада, что ты не сильно потратился. А за волшебство тебе отдельное спасибо, здоровье лишним никогда не бывает, это самое ценное, что можно подарить человеку. Будет здоровье, всё остальное приложится!

— О, боже! Какой шикарный стол! — восхитился я, глядя на накрытый по-праздничному стол. — Ты просто волшебница в кулинарии!

— Я для тебя тоже приготовила небольшой подарок, — с улыбкой произнесла Мэри и вручила мне небольшую коробочку. — Вообще, по традиции хотела подложить его под елку, или, в нашем случае, тебе на стол, чтобы ты утром открыл его, но раз ты уже отдарился, то и я решила вручить подарок сразу.

Внутри оказался шикарный Швейцарский перочинный нож. В нём было несколько лезвий, длинное и короткое, ножницы, штопор, несколько разных открывалок. Этот нож был гораздо круче моего прежнего. Это очень крутой подарок, даже не думал, что буду так радоваться.

— Это потрясающий подарок! — разразился я бурей восторгов и начал фонтанировать счастьем. — Спасибо большое, он такой крутой! Всегда мечтал о Швейцарском раскладном ноже! Ты такая классная!

— Рада, что тебе понравилось, — с теплой улыбкой произнесла Мэри. — А теперь прошу к столу.

Дальше был праздничный ужин. Готовит Мэри божественно, не зря она работает поваром в ресторане. Только обычно, когда она дома, то готовит простые блюда, тут же у нас на столе были: ростбиф — запеченный в духовке кусок говядины с овощами, запеченный в духовке хрустящий картофель, рождественские овсяные лепешки, к которым, в отличие от каши, не питаю отвращения, йоркширский утиный паштет, пирог с телячьими почками. На десерт у нас имелись рождественский пудинг с изюмом, медом и черносливом и пряники в виде человечков, представляющие собой кулинарный шедевр.

Ужин не отличался от такого же новогоднего в России, тоже много кушали, а Мэри ещё и пила припасенное вино. В России мы садились за стол ближе к полуночи, когда все только и думали, когда уже будем есть? В Великобритании за стол собираются в послеобеденное время.

К вечеру ударил небольшой мороз, и мы пошли на каток в Еврейском культурном центре на Финчли роуд. На катке оба неплохо оттянулись. Мэри неплохо держалась на коньках, особенно учитывая выпитую бутылку вина и то, что тут же продавали подогретый глинтвейн, которым она подзаправилась. Только тут в аренду давали коньки для фигурного катания, а я больше привык к хоккейным конькам, но разницы почти не почувствовал. Поначалу держался неуверенно, всё же последний раз катался на коньках прошлой зимой, когда с пацанами залили в мороз каток на улице, чтобы играть в хоккей. Потом разошелся и стал рассекать по льду как метеор. Домой вернулись усталые, но очень довольные.

На следующий после рождества день решил отправиться в центр, поскольку просто так усидеть дома не мог. Мэри сказала, что в городе проходит множество мероприятий, я только и думал, какое место посетить. Мэри же с утра уехала на работу.

Направился к метро, сделав крюк через коттеджи, и, проходя мимо дома Грейнджеров, активировал Духовное зрение. В доме было две ауры, одна принадлежит Гермионе, а вторая небольшому полуразумному животному, кажется, это кот.

Одному скучно идти в город, может, пригласить эту девку? Она с виду ничего, хотя, мне, в принципе, всё равно с кем, просто хочется общения с кем-нибудь, с кем не таясь можно поговорить о магии. Надоело уже скрываться от всех, а Мэри не могу рассказать всего.

Постучав в дверь дома Грейнджеров, я увидел, как аура Гермионы полыхнула удивлением. Грейнджер спустилась со второго этажа, дверь открылась, после чего передо мной предстала растрепанная девушка в пижаме в виде штанов и рубашки с длинным рукавом бежевого цвета в коричневый горошек.

— Ой! — удивленно воскликнула Гермиона. — Джон? Ты что тут делаешь?

— Доброе утро, Гермиона. Поздравляю тебя с прошедшим Рождеством. Я собираюсь в город, посетить некоторые мероприятия, но одному скучно. Хочу пригласить тебя.

— Аэм… — Гермиона подзависла. — Проходи, — пригласила она меня в дом. — Подожди, я сейчас оденусь.

Я разулся, снял верхнюю одежду и прошёл в гостиную. Гостиная довольно уютная, у стены расположился камин, неподалеку от него стоит диван и пара кресел вокруг журнального столика, напротив дивана стоит телевизор. На журнальном столике лежала книга. Взяв её в руки, прочитал, что написано на обложке:

«Расширенный курс зельеварения»

Полистал учебник и ничего нового не узнал, всё это я уже знаю после того, как дошёл в подсознании до буквы «З».

Грейнджер спустилась, одетая в голубые джинсы и темно синий свитер. Гермиона только открыла рот, но я её перебил вопросом:

— Гермиона, а у вас дома всегда так холодно?

— Что? — слегка удивилась Грейнджер. — Вроде нормально, у нас зимой дома всегда так. А у тебя что, разве не так?

— Нет, конечно. Я не люблю холод, поэтому организовал дома нормальное отопление при помощи магии.

— При помощи магии? — Гермиона удивилась. — Но это же нереально затратно, даже на маленькое жилище надо столько магических сил, что даже Дамблдор не осилит.

— Не знаю, кто такой этот ваш Дамблдор, но если включить голову и использовать законы физики, то всё реально. Я сделал солнечный коллектор из пустых алюминиевых банок, на которые наложил согревающие чары, запитанные от накопительного рунного круга, вышел халявный источник тепла, днем греющий сильнее, чем ночью.

— Солнечный коллектор? — удивилась девушка. — Что это?

— Ты не знаешь, что это такое? Странно, вроде живёшь среди обычных людей. Давай нарисую и покажу. У тебя есть ручка и бумага?

— Да, у меня в комнате. Пойдём, — произнесла Гермиона.

Мы прошли в комнату девушки на второй этаж. Это оказалось довольно милое помещение. Слева от двери находится большой трехстворчатый шкаф белого цвета. Напротив двери большое окно со шторами фиолетового цвета с белыми узорами. Комната выполнена в светлых тонах, стены покрашены в светло-голубой цвет. В правом крайнем углу стоит двуспальная кровать, накрытая светло-голубым пледом. Возле кровати и напротив неё в виде буквы «Г» стоят книжные шкафы, изготовленные из покрашенного в белый цвет ДСП и полностью заполненные разнообразными книгами. Перед кроватью в ногах стоит сундук, декорированный обивкой из сиреневого цвета бархатной ткани. Рядом с книжными шкафами, напротив входной двери и перед окном установлен большой письменный стол белого цвета, примерно полтора метра в длину и семьдесят-восемьдесят сантиметров в ширину. У стола с правой стороны тумба с четырьмя выдвижными ящиками. На столе стоит большая регулируемая настольная лампа. Стены украшены коллажами в виде цветов из цветной бумаги, наклеенных на холст и вставленных в рамочки. В комнате идеальный порядок, все книги выставлены по темам и алфавиту.

Нарисовал коллектор и рассказал, как он работает.

— Удивительно! — Гермиона была потрясена. — Никогда бы не подумала, что можно соединить магловские технологии и магию.

— Ну, по сути, абсолютно все вещи изначально, как ты говоришь, магловские. Так что не вижу ничего удивительного в их зачаровании.

— Но это же запрещено законом! — возмутилась девушка.

— Не понял… — я был слегка ошарашен узнать такие подробности. — Как так? Маг, и не может использовать магию, зачаровывая, что пожелает? Ты же шутишь? Гермиона, не говори ерунды.

— Но это действительно так. Отец моего… — Гермиона смутилась. — В общем, отец приятеля работает в Министерстве магии в Отделе по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов. Он изымает зачарованные магловские предметы.

— А, понятно. Скорее всего, имеет место монополия Министерства магии на чудеса, поэтому и запрещают всё, на что не смогли наложить лапу. Ну, это как с метлами, которые производят под их контролем. Заметила, что в продаже нет никаких иных летательных средств, кроме мётел? Хотя метла — не самый удобный летающий артефакт.

— Но это же традиция, и статус секретности, — уверенно произнесла Гермиона.

— Грейнджер, ты успела нахлебаться новых зелий, притупляющих мыслительный процесс, или это твоё обычное состояние — верить политикам и прочим жуликам? — смотрю на неё как на идиотку. — Люди идут во власть ради денег, и, дорвавшись до власти, гребут под себя всё, что могут. Для того, чтобы легче контролировать волшебников, вам дают урезанное образование и пичкают пропагандой, наподобие «традиций», поскольку тупых и неумелых магов контролировать проще; принимают множество ограничивающих законов; запрещают разные области магии, обзывая их якобы «тёмными».

— Но тёмная магия опасна! — воскликнула Гермиона.

— Чем?

— Ну как же, тёмные ужасные ритуалы — это плохо, — возмущенно произнесла Грейнджер.

— «Плохо» — это аргумент пятилетнего ребенка. Взрослый и разумный человек оперирует фактами и логикой. Что вообще подразумевается под тёмной магией?

— Ну, магия крови, например. Она ужасна! — ответила Грейджер.

— Чем? Ты вообще знаешь, что такое магия крови?

— Эм… Нет, она же запрещена! — Гермиона посмотрела на меня подозрительным взглядом. — А ты разве знаешь?

— В отличие от тебя, я как раз знаю, что это такое, и хотя не особо сильно знаком с данной областью, но четко знаю, что магия крови — лишь небольшая часть из школы магии воды! Разве вам на уроках биологии не говорили, что кровь — это, по сути, вода? Манипуляции с кровью ничем не отличаются от обычных алхимических манипуляций с эликсирами в алхимии. Конечно, кровь часто используется в школе Вольтования, она же магия Вуду, но это уже совсем иная школа магии.

— Но если это магия воды, зачем тогда запрещают магию крови? — спросила девушка.

— Блин, почему ты задаёшь такие детские вопросы? Вас словно взаперти в глухом лесу в старинном замке держали и не давали познать мир! — произношу с усмешкой и не подозреваю, насколько точно угадал. — Это же элементарно! С помощью магии крови можно защитить артефакты и ценности от кражи. Министерство принимает законы, по которым запрещено иметь те или иные артефакты, затем изымает их у богачей. То есть фактически они занимаются узаконенным воровством. Потом эти артефакты продадут куда-нибудь за границу и поделят деньги в своём кругу. А если волшебники владеют магией крови и защищают свою собственность так, что ею никто не может воспользоваться, то эту собственность нет смысла красть! Кампренде?!

— Но… — впала в ступор собеседница. — Нет, не может быть! Правительство не стало бы так поступать!

— Ха-ха-ха-ха-ха! — разразился я безудержным смехом. — Какая ты наивная и смешная. У самой в крови тонна зелий, мозги запудрены идиотскими законами, догмами и непонятной верой в непогрешимость властей. Да уж, Гермиона, похоже, в этом вашем Хогвартсе умеют из детей делать тупых болванчиков! У тебя много книг, тоже любишь читать?

— Да, — машинально кивнула собеседница, погрузившись в свои мысли.

— Ты не будешь против, если скопирую книги по магии для своей библиотеки?

— Скопируешь? Это как? — Гермиона вышла из задумчивости и с интересом уставилась на меня.

— Секундочку.

Духовным зрением изучаю следящие за домом чары. Как ни смотрел, не сумел обнаружить блок, отвечающий за подачу сигнала в случае развеивания заклинания. То есть, если использовать заклинание, которое мгновенно уничтожит эти чары, то никто об этом не узнает? Ну не будут же маги приходить и проверять, висят ещё чары или нет? Думаю, маги такие же ленивые, как и простые люди. Нашептываю заклинание Дематериализация и применяю его к чарам над домом. Чары моментально превратились просто в ману, которую впитал в себя. Как по-другому снять или заблокировать следящие чары не придумал, думаю, и так сойдёт. Ну не может же быть незаконным подобное действие, каждый человек имеет право на личную жизнь, это всё равно, если бы КГБ поставило видеокамеру у меня в санузле, я бы её нашёл и сломал. Фактически, они бы не смогли мне ничего предъявить за порчу имущества.

Выбираю самые интересные, на мой взгляд, книги и складываю в стопку. Вышло всего пять штук. Примерно прикинул, что сил должно хватить. Зачитываю заклинание копирование и направляю на книги. Заклинание сожрало всю ману, но стопку скопировал.

— Фу, ёж колобок… — я смахнул выступивший от напряжения пот. — Всю ману истратил. Погоди, сейчас восстановлюсь и можно будет идти в город.

— Как ты это сделал? — спросила удивленная Грейнджер. — Это что, трансфигурация? Сколько они продержатся?

— Нет. Это трансмутация, — отвечаю, стараясь не выпадать из медитации преобразования материи в ману. — Думаю, если нормально хранить, то несколько веков без проблем проживут.

— Погоди, так они что, настоящие?! — Гермиона сильно удивилась. — Но невозможно создать что-то из ничего!

— Почему же из ничего? Из маны. Мана — это энергия. Материю можно превратить в энергию, в том числе и в ману, ману же можно превратить в материю. Это закон вселенной, физика. Обычным людям об этом превосходно известно, хотя лишь в теории, мы же, маги, можем воплощать при помощи заклинаний энергию в материю.

— Но нас же учили законам трансфигурации Гампа! — Гермиона нахмурилась и начала перечислять: — Нельзя создать еду из ничего. Нельзя превратить что-либо в человека. Нельзя превратить обычный предмет в магический или создать что-либо магическое. Нельзя трансфигурировать деньги, драгоценные металлы и камни. Нельзя трансфигурировать время.

— Ты не путай трансмутацию и трансфигурацию. Временная трансфигурация — всего лишь наложение твердой иллюзии, привязанной к определенному материальному объекту, который выступает в качестве якоря для иллюзии, за исключением анимагии и постоянной трансфигурации. Во-первых, при помощи трансмутации еду создать можно. Можно испачкать твою столешницу, чтобы продемонстрировать это?

— А? Ну, давай, — дала добро на эксперимент девушка.

Черчу на столе карандашом рунный круг и произношу заклинание Создание еды. В круге появляется кусок сыра, палка сырокопченой колбасы и свежий батон на тарелке.

— Это настоящая еда? — скептически спросила девушка.

— Проверь.

— Фините инкантатем! — достав волшебную палочку, произнесла девушка. Исчезла тарелка, которая была твердой иллюзией, а еда упала на стол. Тут девушка резко побледнела. — Факин Щит! — Экспрессивно выдала она. — Мы же только что колдовали! Меня выгонят из школы! Это всё ты виноват!

— Успокойся, я в самом начале развеял следящие чары.

— Что? — испугалась Грейнджер. — Но ведь это же нарушение закона!

— Нарушение закона — следить за магом. Любой маг имеет право на неприкосновенность и имеет право защищаться, как пожелает. Жилище мага — его оплот, который каждый волшебник защищает, как пожелает, в том числе вычищая от всех шпионов. Защищаться не имеют права лишь рабы. Гермиона, ты чья-то рабыня? Почему тогда сразу не рассказала мне об этом?

— Нет! — возмущённо воскликнула девушка. — Я свободный человек!

— В таком случае, чего переживаешь? Раз ты свободный человек, к тому же волшебница, имеешь право защищать свою личную жизнь от слежки, а всех, кому не нравится, имеешь полное моральное право проклясть.

— Но ведь у меня могут отобрать волшебную палочку и выгнать из Хогвартса! — протянула Гермиона

— Сделай или купи новую палочку, а школы магии… — усмехаюсь. — Хогвартс что, единственная школа в мире?

— Нет. Есть ещё как минимум Дурмстранг и Шармбатон, — ответила Грейнджер. — Но мне же никто не продаст волшебную палочку!

— Пуфф… — громко выдохнул я воздух. Хотелось приложиться головой о стол. А ведь она меня немного старше. — Как с тобой сложно общаться. Мне продолжать про твоего Гампа рассказывать?

— Он не мой! — произнесла Гермиона. — Продолжай.

— Ты сказала, что нельзя превратить что-либо в человека. Создать живого человека при помощи временной трансфигурации, как в принципе и вообще любое живое существо, нереально, ибо как мы выяснили, это лишь твердые иллюзии. Но человеческое тело реально создать при помощи разных направлений магии. Если будет достаточно маны, то тело можно трансмутировать, можно сделать тело при помощи постоянной трансфигурации, поскольку человеческое тело — всего лишь сложное соединение различных химических элементов, а постоянная трансфигурация как раз и использует преобразование материи. Конечно, для мага это запредельный уровень, которого можно добиться, лишь посвятив трансфигурации столетия, но, в принципе, всё достижимо. Тело можно сделать при помощи биомагии или же вырастить клона в артефактной камере или при помощи технологий простых людей. Единственная проблема, у такого тела не будет души, но душу в тело можно вселить. Например, переселить душу из смертельно больного человека в новое здоровое тело или призвать душу из круга перерождений.

— Но это же тёмная магия! — воскликнула Грейнджер.

— Гермиона, что за нетерпимость к тёмной магии? Вас в этой школе магии, похоже, не просто ничему не учат и ограничивают рост магических сил, а ещё и капитально промывают мозги. Магия, она и есть магия. Ты же не кричишь про людей, пользующихся электрическими лампочками — это же квантовая физика, как вы смеете её использовать для освещения помещения?! Тёмная магия или светлая, определяется по типу использованной маны. Темная магия — это магия на основе стихии тьмы, и не более того. Светлая магия — магия на основе стихии света. Тот смысл, который вкладываешь в это ты, а точнее, вложили в твою голову правители, это не тёмная магия, а правильнее сказать — магия, не одобряемая правительством!

Гермиона зависла, переваривая услышанное.

— Кстати, может, чаем угостишь? А то что-то в горле сухо от длительных разговоров.

— А? Да, конечно, — согласилась Гермиона. — Пошли на кухню, я тоже хочу чего-нибудь выпить.

Положил в рюкзак копии книг и пошёл вслед за хозяйкой дома. Гермиона поставила на плиту чайник, и мы стали дожидаться, когда он вскипит.

— Значит, можно вырастить человеческое тело и переселить в него душу? — спросила Гермиона и продолжила рассуждать вслух. — Но переселение души — это же некромантия?

— Скорее стык некромантии и магии душ. Но в некромантии нет ничего плохого. Разве плохо, что человек будет долго жить?

— Но некроманты же поднимают нежить, могут натравить её на людей, — привела аргумент Грейнджер.

— Трансфигураторы делают големов и тоже могут натравить их на людей. Не вижу разницы, будет голем из плоти, или же из подручных материалов. Ну да, некроголемы более отвратительные с виду, но по сути, это одно и то же. Как использовать созданных существ, зависит лишь от воли мага. Можно поднять толпу зомби и заставить их строить дом, а можно создать голема из света и приказать ему разрывать на части простых людей.

— Некроманты творят лишь зло! — безапелляционно заявила собеседница.

— Ты сама-то веришь в сказанное? А как же целительство? Пересадка органов и частей тела почти невозможна без некромантии. Для приживления чужих органов необходимо использовать некромантию и магию жизни одновременно. Создание сущностей — это лишь одно из направлений некромантии, в основном некромантия занимается изучением способов продления жизни, в том числе и целительством. Просто некроманты слишком сильные маги, а как я уже говорил ранее, правителям не нужны сильные волшебники, поскольку ими невозможно управлять, вот и запрещают всё, что не могут контролировать.

— Я с тобой общаюсь второй раз за короткое время, и оба раза ты разбиваешь моё мировоззрение вдребезги! — заявила Грейнджер, разливая по чашкам чай. — Есть ещё что-то, что разрушит законы Гампа?

— Обижаешь, разрушить — всегда легко, а вот построить новое — уже проблема. Возьмём для рассмотрения третий закон трансфигурации — нельзя превратить обычный предмет в магический или создать что-либо магическое. Это действительно так, вот чего нельзя, того нельзя. Но опять же, имеются исключения. Боги и высшие маги на такое способны. Подобные вещи называются божественными артефактами, и, как правило, их крайне мало.

— То есть, боги существуют? — удивленно спросила Грейджер.

— Конечно. Боги, демоны, ангелы, джины, призраки, люди, гномы, эльфы, хоббиты, гоблины, кентавры и прочие, все эти существа реально существуют… Вас что, в Хогвартсе совсем ничему не учат?

— Ну, по поводу кентавров и гоблинов я знаю, но не думала, что и боги реальны! — вид у Гермионы был крайне задумчивым.

— Продолжу. Нельзя трансфигурировать деньги, драгоценные металлы и камни. Тут всё предельно понятно. Этот Гамп явно работал на правительство или по его заказу.

Достав волшебную палочку, я спокойно и наглядно трансфигурировал тарелку в пачку фунтов. Затем обертку от конфеты трансфигурировал в рубин. Затем кинул насмешливый взор на Гермиону и спросил:

— Разжевывать, почему вам об этом говорят, надо?

— Пфф! — презрительно фыркнула Грейнджер. — И так понятно, чтобы не было преступлений с использованием фальшивых денег и драгоценностей.

— Вот видишь, ты и сама это прекрасно понимаешь. Значит, правильно говорить «не нельзя трансфигурировать в эти предметы», а «можно, но запрещается»! Этот ваш Гамп, «засланный казачок», отрабатывающий гонорар правительства, или же некомпетентный маг.

— Но закон Гампа гласит, что внешне превратить предмет можно, но он так и останется таким же, как и был, — произнесла Гермиона.

— Трансфигурацией нельзя, но трансмутацией — запросто. А при помощи ритуалистики можно задать веществу свойства другого вещества, например, придать стали свойства серебра, оставив прочность стали, но передав способность обеззараживать и наносить вред нежити. При помощи ритуалов можно зачаровать, например, рубин, так, что магически он будет определяться как обычное стекло, и наоборот.

— А что скажешь по поводу времени? — прищурившись, спросила Гермиона. — На всякий случай, скажу, что у Гампа имеется в виду воздействие на живые существа.

— А что тут говорить, это действительно так, но опять же, есть исключения. Например, боги, управляющие временем, на подобное способны. Также подобное под силу сильным хронокинетикам.

— Хронокинетики? — непонимающе спросила Гермиона.

— Ну да, есть маги, есть псионики. Мы, маги, используем для воздействия на реальность ману, оттого более универсальны, псионики используют для воздействия на реальность пси-энергию, которая, как и мана, имеет множество оттенков, что делает их узкоспециализированными. Например, криокинетики — управляют льдом, пирокинетики — огнем, хронокинетики — временем, телепаты — работают с разумами и так далее.

— Но я думала, что это всё магия! То есть, псионика и магия — разные вещи? — Гермиона стала выглядеть, словно пришибленная пыльным мешком, она уже явно плохо соображала и не понимала, что происходит.

— Да, именно так. Ладно, Гермиона, я смотрю на тебя и понимаю, что погулять сегодня не получится. Может, расскажешь о своей школе, что у вас там интересного происходит, как живёте?

— Даже не знаю, что рассказать… — задумчиво протянула Гермиона. — На первом курсе меня чуть не убил тролль.

— Тролль?! Что он делал в школе? — моему удивлению не было предела. Ведь насколько знаю, тролль — это огромный монстр с сопротивляемостью к магии.

— Его привёл в школу профессор защиты от тёмных искусств, чтобы пройти мимо цербера для похищения философского камня.

От короткого повествования Гермионы я чуть не упал. Если бы не сидел, то точно упал, а так, с трудом удержался за стол.

— Цербер и философский камень в школе? Профессор, натравливающий тролля на детей? Что это за школа такая? Выживания?! Типа, кто выжил за сколько-то лет обучения, тот и маг?

— Нормальная школа! — возмутилась Гермиона.

— Нормальная школа — это та, в которую я хожу. Там нет троллей, церберов, учителя максимум могут выгнать студента из класса, а не натравить смертельно опасную тварь. К тому же учат полезным наукам, например, математике, а то, о чём ты рассказываешь, скорее похоже на смертельно опасный режимный объект по уничтожению юных магов. Ты же только что разорялась о тёмной магии, как это плохо, но при этом в вашей школе имеется философский камень! Я, конечно, понимаю, что сделать его несложно, но ведь для подзарядки необходимы человеческие жертвоприношения, двенадцать человек на полугодовую дозу эликсира молодости!

— Как жертвы? Это же философский камень, из него делают эликсир жизни! — удивленно спросила Грейнджер.

— Правильно. Философский камень — это накопитель жизненной силы, которую ещё называют праной. Прана, как и мана, имеет свой оттенок. Так, жизненная сила человека подойдёт только человеку. Нам не подойдет прана коровы или кролика. Чтобы наполнить этот накопитель, надо прану откуда-то взять. Откуда?

— Значит, Фламель убивал людей, чтобы прожить долгую жизнь? Но он же добрый маг! — тихим убитым голосом произнесла собеседница.

— Добрый маг? Фламель? — хм, мне почему-то известен такой волшебник. — Если не ошибаюсь, ему больше шести сотен лет. Неужели ты настолько наивная, что считаешь, будто добрый человек способен прожить такой долгий срок? Да у него за всю жизнь врагов было наверняка больше, чем у тебя волос на голове. Раз он до сих пор жив, значит, враги мертвы, и не факт, что все погибли своей смертью. Я уже молчу о том, что для столь долгой жизни надо принести в жертву около пятнадцати тысяч человек! И это ты называешь добрым магом? О Боги, Гермиона, я тебя реально начинаю бояться! Кто же в твоём понимании злой маг, если такой монстр «добрый»?!

— У него ещё жена ровесница, — глядя в пустоту расфокусированным взглядом, безжизненным голосом произнесла девушка. — Значит, в два раза больше жертв.

— Ладно, хрен с этим Фламелем, что ещё у вас в школе интересного было?

— Ну, на втором курсе злой дух вселился в первокурсницу и натравливал на детей василиска, — тихим голосом произнесла Грейнджер.

— Нет слов, одни эмоции. Василиск? Злой дух? Я это даже не хочу комментировать, и так понятно, что это не школа, а концлагерь для одаренных. Просто со всей страны собрали необученных магов и в течение года пытаются убить.

— Нет, ну нас же учат! — уже чуть более громким голосом возразила Грейнджер.

— Только для вида. Или ты можешь сотворить при помощи магии что-то полезное? Мы с тобой ровесники, так что давай пройдёмся по тому, что я делал. Ты можешь создать целительский артефакт для своих родителей?

— Нет, — убитым голосом ответила девушка.

— А вылечить их от болезни?

— Нет, — более тихо сказала она.

— А что ты можешь?

— Я могу трансфигурировать и применять чары! — гордо произнесла Гермиона.

— Хорошо. Продемонстрируй.

— Но как же министерство? Слежение за палочкой?

— Ты уже использовала палочку, и ничего не произошло.

— Хорошо.

Грейнджер достала свой концентратор, взмахнула им.

— Эванеско! — она очистила раковину.

Потом Гермиона левитировала предметы и применяла временную трансфигурацию.

— М-да. Всё, что ты показала — уровень фокусов и бытовой магии. Полезному вас практически не учат. Я, например, исцелил и омолодил на десяток лет мать, обычную неодаренную женщину, изготовил ей целительский амулет, защищающий от вирусных болезней, наложил на наше жилище защиту. Ты же даже сама не могла избавиться от зелий и следящих чар. Да что там избавиться, даже обнаружить не можешь. И после этого утверждаешь, что вас не убивают, а учат?

— Ну, если посмотреть с такой точки зрения… — протянула Гермиона.

— Не думай. Просто рассказывай, как ещё вас пытались убить в этом заведении? Ты меня заинтриговала, интересно узнать, чисто чтобы поржать!

— Ну, на третьем курсе… — Гермиона задумалась. — Мне дали Хроноворот, чтобы успевала на все уроки.

— Ха-ха-ха! Запрещенную и крайне опасную машину времени дали в руки тринадцатилетней девочки?!

— Мне было четырнадцать! — возмущенно пискнула Гермиона.

— Уха-ха-ха-ха-ааа!.. — у меня началась истерика от смеха. Немного успокоившись, говорю: — Продолжай. У тебя шикарно получается веселить!

— Это не смешно! — Гермиона надулась, но всё же несколько секунд помолчав, продолжила. — Сбежал преступник, который, впоследствии выяснилось, что он не преступник, а ошибочно осужденный родственник моего друга. Министерство прислало охранять школу дементоров.

— Что?! Этих демонических тварей — охранять школу? Министерство что, на всю голову ушибленное? А администрация школы и родители не подняли восстание и не линчевали всех причастных чиновников? Это же всё равно, что наркомана посадить охранять наркотики или оставить кошку сторожить мышь!

— Эм… — Гермиона сглотнула. — Нет, ничего такого не было. Потом дементоры чуть не убили моего друга.

— Ну, чего-то подобного и следовало ожидать. И как вас пытались убить на следующих курсах?

— У нас в школе проходил Тремудрый турнир, на котором обманом заставили принять участие моего друга, — продолжила рассказ Грейнджер. — Там были драконы, акромантулы, русалки. А потом возродился Тёмный Лорд.

— Ладно, я даже прикрою глаза и сделаю вид, что не слышал про опаснейших тварей. Что за Тёмный Лорд?

— Как, ты разве не знаешь? — удивилась Грейнджер. Её потухший взгляд исчез, а в глазах появилось непонимание. — Как так, все же знают о Тёмном Лорде?!

— Представь себе, не все. Мне, например, до настоящего времени плевать было на политику. Я даже не знаю имени начальника Министерства магии и плевать хотел на всяких Тёмных Лордов.

— Но Тёмный Лорд Воландеморт, он же натворил столько всего плохого! — возмущению Грейнджер нет предела.

— Ты давай конкретно, зачем эти детские понятия «плохо» и «хорошо». Факты, Грейнджер, будьте любезны оперировать ими! Кто такой, чем знаменит, какие и когда злодейства совершил?

— Более десяти лет назад в магической Англии была война, Воландеморт со своими сторонниками, Пожирателями смерти, убивали простых жителей.

— Конкретней — кого убили? За что убили?

— Ну, например, семейство Поттер, — продолжила собеседница. — А за что… Ну, было пророчество, что их сын убьёт Тёмного Лорда, и Воландеморт пошёл убивать их сына. А до этого они убили несколько семей, которые отказались к ним присоединиться.

— Погоди, ты говоришь о Пожирателях смерти? Типы в черных балахонах в белых масках в виде черепов?

— Да! — кивнула девушка.

— Это же обычные бандиты. Я слышал, они аристократы. Обычная борьба за власть нескольких группировок. Это больше, чем на бандитскую группировку не тянет, а ты рассказываешь так, словно этот Воландеморт злодей мирового уровня! Обычный главарь ОПГ.

— Чего? — спросила Гермиона.

— ОПГ! Организованная преступная группировка. Чтобы ты знала, такая банда не может существовать без покровительства в верхах. Подмазанное взятками правительство, полицейские или вообще свои люди в верхушке, но в недостаточном количестве, чтобы прибрать власть по-тихому, вот и воюют. А про этих Поттеров ты не договариваешь. Наверняка они были в противоборствующей группировке, вот их и грохнули. Просто две конкурирующих банды воюют за власть. А пророчество — это фикция. Они не так работают. На самом деле пророчество — это лишь одна из возможных вероятностей будущего, коих может быть множество.

— Орден Феникса не банда! — возмущенно выкрикнула Грейнджер. — Там состоят честные люди!

— Оп-па! Вот это поворот. Вдруг выяснилось, что вторая группировка-то есть! Давай разберемся. Орден Феникса — это что, правительственная организация?

— Нет, — произнесла Грейнджер. — Это просто люди, которым не нравится то, что творит Воландеморт.

— То есть, это тайная неправительственная организация людей, ведущих боевые действия против такой же группы людей? — на моё лицо выползла усмешка. — Гермиона, по закону это как раз и есть Организованная преступная группировка! Этот твой Орден Феникса по закону не более чем банда! Если людям что-то не нравится, пусть жалуются в магическую полицию. Если полиция ничего не делает, значит, она куплена. Не нравится? Уезжайте жить в другую страну, где нет подобного беспредела, или закройтесь в поместье под Фиделиусом, сделав себя хранителем и никому не называя адреса!

— Но… Как так? — тихо спросила Грейнджер. — Орден не банда. Мы же делаем всё во благо!

— В чьё благо?

— Во имя всеобщего блага! — сказала Грейнджер, отчего у меня сердце пропустило удар.

— Вы фашисты?! — гневно спрашиваю её. — Долбаная фашистка, а я с тобой по-человечески сижу, общаюсь!

— Что?! Я не фашистка! — выкрикнула Гермиона.

— Ага, как же! — презрительно окидываю девушку взглядом. — Рассказывай эти сказки в детском саду, там у детей как раз подходящий уровень развития, чтобы поверить в это. Во имя всеобщего блага, во имя высшей расы — это лозунги фашистов и нацистов. Все самые отвратительные и кровавые вещи в мире шли под подобными лозунгами. Хунвейбины, фашисты, средневековые инквизиторы — все вы из одной кучи гадов, убивающих с улыбкой на губах, оправдывая свои действия неким благом или высшей целью! Можешь не продолжать, я и так уже понял, что тебя завербовали в эту банду, загадив маленький и никчёмный мозг, не способный на самостоятельный мыслительный процесс. Подложили тебя под какого-нибудь идейного бойца, наверняка, какого-то урода, которому нормальная девушка не даст, вот и потратили кучу любовных зелий.

— Пошёл вон! — гневно произнесла Гермиона и направила на меня волшебную палочку.

— Окей! Пока.

Я направился на выход, покидая сей негостеприимный дом.

— Ага. Проваливай! — прошипела хозяйка.

М-да. Похоже, зря зашёл. И кой-черт меня дернул к ней заглянуть? Ведь не было желания, и по другой дороге идти было ближе, а тут, словно нашептал кто-то, что надо. Хотя, кого я обманываю, самого себя? Да мне просто было надо перед кем-то показать свою крутость, а перед кем? Из знакомых магов у меня только одна Грейнджер. Раньше я всегда Женьке мог похвастаться или другим пацанам с улицы, а тут уже давно нормально ни с кем не общался. Да я на её фоне почувствовал себя гением. Вот вроде она меня на год старше, и, судя по отзывам, отличницей была, а на деле мыльный пузырь, непонятно чем думающий. Считать древних магов добрыми — это же надо додуматься?! Блин — это же просто супер. Вот вроде недолго пообщались, а настроение поднял. Как хорошо, что я не учусь в их адской школе, где что ни год, то новая опасность!

В город не поехал, а вернулся домой в приподнятом настроении и стал изучать приобретенную литературу.


Глава 11 | Школьник из девяностых | Глава 13







Loading...