home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...














Историческая справка

Торговые войны императора Павла Петровича

Многие глубоко заблуждаются, считая русского императора Павла I тупым и ограниченным солдафоном. Это далеко не так. Резко сменив курс политики Российской империи и сделав главным своим противником вместо Франции Британию, Павел, понимая невозможность завоевания островной державы, решил победить ее другим способом. И удар должен быть нанесен не по вооруженным силам врага, а по его финансам и экономике. Император объявил Англии экономическую блокаду.

Заметим, что идея эта далеко не нова. Экономическую блокаду, как способ давления на Туманный Альбион, объявил еще якобинский Комитет общественного спасения в 1793 году. Но последующая за этим смута и взаимное истребление друг друга «пламенными революционерами» не позволили довести до воплощения в жизнь эту весьма здравую идею.

Павел, будучи еще наследником престола, внимательно изучал всю доступную ему информацию, приходившую из Франции. И в 1800 году он решил всерьез взяться за зловредную Британию и экономически удушить ее.

Повод для начала враждебных действий против Англии дали сами британцы. Корабли королевского военно-морского флота захватили несколько торговых судов под датским флагом, которые в сопровождении датского же фрегата направлялись в Санкт-Петербург. Узнав об этом, Павел прислал депешу военному губернатору Санкт-Петербурга генералу от инфантерии Николаю Свечину, в которой говорилось: «Уведомясь, что английское правительство в нарушение общих народных прав дозволило себе насильственным образом обидеть датский флаг заарестованием купеческих их кораблей, шедших под прикрытием датского военного фрегата; таковое покушение приемля Мы в виде оскорбления, самим Нам сделанного, и обеспечивая собственную Нашу торговлю от подобных сему наглостей, повелеваем: все суда, английской державе принадлежащие, во всех портах Нашей империи арестовать и на все конторы английские и на все капиталы, англичанам принадлежащие, наложить запрещение; а каким образом в сем поступить, имейте снестись с президентом коммерц-коллегии князем Гагариным».

Изрядно струхнувшее правительство Англии, которое в то время еще возглавлял Уильям Питт-младший, немедленно освободило датский караван. Через неделю Павел отменил свой указ. Но два месяца спустя, после окончательного разрыва дипломатических отношений между Россией и Англией, был издан ряд распоряжений и инструкций, касающихся торговли с англичанами. 23 октября 1800 года был наложен секвестр на все британские суда, находившиеся на тот момент в российских портах. Через день Коммерц-коллегия, наложив секвестр не только на английские корабли, но и товары, сложенные в пакгаузы, просила Высочайшего разрешения:

«…как поступить с товарами:

которые привезены в С. Петербург к англичанам, в здешнее купечество записавшимся;

которые хранятся на биржевом гостином дворе в ведомстве таможни в амбарах, розданных англичанам;

с теми, которые готовы к плаванию не в английских кораблях, принявших в себя часть английского груза».

В ту пору президентом Коммерц-коллегии был Гаврила Державин. Именно он предложил, что следовало бы подвергнуть аресту «все товары, действительно англичанам принадлежащие, у кого и с каким бы посторонним товаром они ни находились».

В ответ на это последовало высочайшее повеление от 25 октября 1800 года, узаконившее предложение Державина. Днем позже выходит новое распоряжение Коммерц-коллегии по поводу арестованных товаров, а также «о наблюдении, чтобы леса, разрешенные к отпуску, не были обращены в Англию».

28 октября 1800 года было приказано всех арестованных на кораблях английских шкиперов и матросов общей численностью 1043 человек (в конце января их насчитывалось уже 1126) распределить по провинциальным городам по 10 человек в каждом и назначить им «оклад как жалованья, так и на провиант против армейских солдат».

Британские корабли, еще не зная о введенном запрете, продолжали заходить в Санкт-Петербург. Так, 5 ноября 1800 года, несмотря на запрет, в Кронштадт прибыл английский корабль «Альбион» с товарами и был арестован. По распоряжению главы Коммерц-коллегии, товары с него были перевезены в столичную таможню. В ноябре месяце находившиеся на рейде один корабль в Пернове и пять в Риге были переведены в Ревель в связи с приближающейся зимой и невозможностью ввести их в устья рек из-за больших размеров и осадки. Из ста кораблей, зашедших в Санкт-Петербургский порт с момента опубликования указа Павла I, к 15 января 1801 года девятнадцать было разгружено, один стоял под разгрузкой, а восемьдесят – ждали своей очереди.

30 ноября, по ходатайству русских купцов, английские товары было велено продавать с целью уплаты долгов. Тогда же для приведения в порядок и соответствующего рассмотрения обоюдных долговых расчетов российских купцов с британскими начали создаваться ликвидационные конторы. 25 ноября 1800 года первая такая контора была учреждена в Санкт-Петербурге, а 14 января 1801 года – в Риге и Архангельске.

Начавшаяся торговая война между Россией и Англией обострялась с каждым месяцем, причем наиболее активно вел эту войну Павел I, прекрасно справляясь с функциями главного разработчика Континентальной блокады.

19 ноября 1800 года вышло общее предписание о том, чтобы «впредь до особого повеления не впущать в Россию никаких английских товаров».

Наполеон был несказанно рад тому, что Россия прищемила хвост ненавистным британцам. Статьи французских газет (явно инспирированные самим Наполеоном) пестрят сообщениями из России и превозносят до небес добродетели русского царя. Именно тогда император Павел I и первый консул Наполеон Бонапарт заговорили о совместном выступлении против общего врага. Но рассказ о готовившемся совместном походе в Индию – это отдельная тема, к которой мы еще вернемся.

Пока же русская таможня боролась с теми, кто пытался контрабандно вывести из России товары, предназначенные британским контрагентам. 15 декабря 1800 года вышло высочайшее повеление: «Чтобы со всею строгостью наблюдаемо было, дабы никакие российские продукты не были вывозимы никаким путем и ни под каким предлогом к англичанам, и чтобы Коммерц-коллегия учинила соответствующие распоряжения».

А 18 февраля 1801 года снова было подтверждено то же распоряжение применительно к вывозу такелажной пеньки, древесины для корабельных мачт и палубного теса, смолы для пропитки швов, и прочих предметов традиционного российского экспорта. В этом распоряжении говорилось: «…чтобы со стороны Коммерц-коллегии приняты были меры, дабы пенька, от российских портов ни под каким видом и ни через какую нацию не была отпускаема и переводима в Англию, а потому и должно принять предосторожность, чтобы комиссии, даваемые от англичан по сей части купечеству и конторам других наций не имели никакого действия; российскому же купечеству объявить, что ежели таковой перевод, под каким бы то предлогом ни было, открыт будет, то все количество сего товара будет описано и конфисковано в казну без всякого им платежа».

К тому времени выяснилось, что русские материалы поставляются в Англию через Пруссию, которая, между прочим, входила в Союз, который выступал за вооруженный нейтралитет.

Последовало запрещение вывоза товаров из России в Пруссию, причем Коммерц-коллегия обязана была объявить, что запрещение это «по существующей между сими державами теснейшей связи, не на сие государство обращается, но есть общая мера, принятая правительством к пресечению вывоза товаров в Англию».

Русское правительство стало осуществлять строгий контроль за всеми кораблями, выходящими из русских портов. Еще в ноябре месяце на рижском рейде один шведский корабль, находящийся под арестом и нагруженный английскими товарами, сумел, не без содействия шведского консула, выйти в море. Англичане, как потом стало известно, прибегали к различным уловкам, чтобы обходить изданные запрещения и вывозить русские товары в Англию на нейтральных судах.

В целях пресечения подобных действий в будущем или, по крайней мере, их жесткого ограничения, Павел I издает знаменитый указ от 11 марта 1801 года (напомним, что император Павел I был убит в ночь с 11 на 12 марта в результате дворцового переворота) о том, «чтобы из российских портов и пограничных сухопутных таможен и застав никаких российских товаров выпускаемо никуда не было без особого высочайшего повеления».

К тому времени Россия уже наладила торговые отношения с Францией. В феврале 1801 года французским военным кораблям было запрещено нападать на российские корабли, о чем Коммерц-коллегия немедленно оповестила купечество, портовые и пограничные таможни и заставы. Одновременно 8 февраля 1801 году последовал новый указ Павла, который, в частности, гласил: «Вследствие мер, принятых со стороны Франции к безопасности и охранению российских кораблей, повелеваем сношения с сею державою разрешить и прежде положенные на сие запрещения отменить».

Однако пока на море господствовал британский флот, этот указ не мог существенно отразиться на увеличении торговых оборотов с Францией и другими странами.


Глава 5. Раскаты грома уже слышны | Вежливые люди императора | Глава 6. Копенгагенская побудка







Loading...