home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

Рассказ Рахли

Рахли долго отказывался рассказывать, зачем он помогает магам, обучая меня. Но однажды вечером мы распивали с ним у костра какую-то редкую пакость, настоянную на травах. Пакость была крепкой. Отмечали окончание моего обучения. Как я понял, пройдена была только первая стадия, но, по словам Рахли, остальному меня жизнь научит. Если не умру раньше. И вот под выпивку Рахли наконец разоткровенничался:

– Это было много весен назад. Второй Падший только-только лютовать начал…

Впервые Рахли не играл. Хоть и гундосил, как всегда, но говорил искренне и мрачно – без шекспировских страстей. Было видно, что рассказ давался ему нелегко.

– Я тогда уже здесь жил – отшельником. И была у меня зазноба. Не магиня – простая женщина из деревенских. – Рахли помолчал. – Любил я ее.

– Как звали? – спросил я.

– Рейла, – ответил Рахли. – Она мне помогала по хозяйству, я ей подарки делал волшебные или брал с собой по небу полетать. – Он всхлипнул. – Хорошо нам было вдвоем.

– Вы поженились?

– Что? – повернулся ко мне Рахли.

– Я говорю, вы стали мужем и женой?

– Это еще как? – нахмурился наставник.

– Не важно, – сказал я, – продолжай.

А сам подумал: «Институт брака тут, видать, не построили еще. Хотя… Лейте, носившая диадему, королевой звалась при Артуре. А с другой стороны, назвать королевой – еще не значит жениться».

– Она не жила со мной постоянно. Несколько дней у меня, потом в деревню вернется, у нее там мать старенькая. Я их тоже навещал пару раз. – Здесь Рахли осекся. – Этот поганец Немо тогда еще не имел войска. Всегда появлялся на какой-то твари зеленой и трехглавой…

– Как называлась? – не смог я сдержаться.

– Он ее называл… погоди… Змей гор…

– Змей Горыныч? – догадался я.

– Нет, – удивленно взглянул Рахли. – Просто – Змей гор.

«Подводник-то у нас креативный», – подумал я.

– Немо всегда сам лез в заварушки. Это теперь он только с магами дерется, с остальными его войско проклятое разбирается. Тогда он моложе был, горячее…

– И что же произошло? – не терпелось мне.

– Он то на одну деревню нападет, то на другую. То в пивную свалится, то в лодке посреди реки появится.

– Зачем?

– Девок себе грабастал. Женолюб большой.

– Поразвлечется и убьет? – скрипнул я зубами.

– Неизвестно, – покачал головой Рахли и подбросил деревяшку в костер. – Первое время, как наиграется, отпускал домой. А в последние годы ни одна не вернулась. То ли так и живут у него, то ли сгинули. Кто знает, сынок? – Рахли глубоко вздохнул и продолжил: – И вот явится он на трехглавом чудище, спрыгнет на землю, выхватит узкий меч и ну рубить всех, кто на дороге окажется. А таких дураков немного было. Если кто магией владел – пробовал его колдовством остановить, но он только смеялся над этим. Создавал щит прозрачный вокруг себя, и никакая магия не могла этот щит пробить. А сам Немо – знай рубит да кромсает.

«Узкий меч? Катана, что ли?» – подумал я.

– Был только один маг, который смог ему навредить. Да и то исподтишка.

– И кто это?

– Я. – Рахли снова повернулся ко мне. Помолчав, продолжил: – Однажды Рейли попросила меня помочь – соседский мальчишка заболел. Я пришел в деревню, и пришлось там остаться на пару дней – парень был серьезно болен, дышал тяжело, кашлял сильно. Чахотка.

– Ты и лечить умеешь?

– Да, с детства. Отварами. Только потом стал магии обучаться – у самого Захла. Жаль, что он умер еще до появления Немо. Вот кто бы, наверное, мог Падшему хорошенько врезать! – Рахли сжал кулак и зло посмотрел в пространство.

– И что дальше? – Я тоже подбросил ветку, а Рахли принялся трубку раскуривать.

– Тут как раз Немо свалился на своем Змее гор. Встал посреди деревни. Там переполох, конечно… А Падший знай высматривает девок посимпатичней. На угрозы и крики внимания не обращает, будто не слышит. Кто-то камнем в него запустить осмелился, Немо булыжник в воздухе развернул и швырнул в того, кто кинул. Девушки раньше всех попрятались кто куда. А моя не успела – горячий отвар мальчишке несла. Немо возник перед Рейлой – а она красавицей была… Волосы длинные, светлые, сама крепкая и гибкая, но при этом нежность в каждом движении… – Рахли снова всхлипнул и продолжил сквозь слезы: – Немо ей: мол, со мной пойдешь! Она даже ответить не успела, я из хижины выбежал, встал перед ней и кричу ему: не пойдет она никуда!

Рахли замолчал, стал усердно трубочку раскуривать, пытаясь успокоиться и слезы унять.

– Он спрыгнул с урода трехглавого и на меня пошел. Меч из-за спины вытащил. Я в Падшего булыжник метнул заклинанием. Огромный – кусок скалы просто. – Рахли посмотрел на меня. – Отлетел каменюга от щита. Немо даже не шелохнулся.

– А нельзя разве, – встрял я, – другим колдовством на него воздействовать? Ну, например, в лягушку превратить? Или в шиврота вашего?

– Ха-ха! – невесело рассмеялся Рахли. – На него заклинания не действуют! Проклятый! – вдруг закричал маг. – Проклятый, гнусный, ненавистный мерзавец!..

Я даже отпрянул от неожиданности.

– Как я его ненавижу! Как мечтаю отомстить! – И вдруг хлопнул меня по спине. – Но ты это сделаешь за меня, сынок! Обязательно. Ты отомстишь!

«Вон как все запущено-то… Этот тоже меня спасителем мнит. Тяжелый случай».

Зато я понял, что возился он со мной не только из-за просьбы Пчелиной ведьмы.

– Он продолжал ко мне приближаться. – Рахли полу-отвернулся от меня, чтобы мне не было видно, как ему тяжело. – А я все метал в него то камни, то молнии, то огненные шары. И… – Рахли осекся и продолжить смог только спустя минуту. – Один из шаров Немо отскочил от его щита прямо в Рейлу. Она в стороне стояла, но, как оказалось… – Рахли снова помолчал, глотая слезы, что я по звуку голоса понял, – недостаточно далеко. Она сгорела почти мгновенно. Я даже не сразу понял, что случилось. А проклятый Немо… Знаешь, что он сделал? – Маг обернулся ко мне. Все его лицо было мокрым от слез.

– Не имею понятия, Рахли, – грустно признался я.

– Он захохотал. Потом… вскочил на своего змея и улетел…

– Понятно, – вздохнул я.

– Немо не только убил ее. Он еще сделал так, братец, что я теперь на веки вечные буду себя убийцей считать. Ведь это мой огненный шар сжег ее.

– Да ты… не виноват… – промямлил я.

– Мы оба знаем, что это не так, – прогундосил Рахли. – И Немо знает.

Я счел за лучшее промолчать.

– И с тех пор я, – язычки костра сверкнули в глазах мага, – только и мечтал, чтобы убить проклятого Падшего. И один раз почти преуспел.

– Расскажи, – попросил я. Во мне уже тоже пылал огонь ненависти ко Второму Падшему. Впервые мне захотелось уничтожить его не потому, что меня об этом кто-то просит. И не потому, что в его замке дверь на Землю.

– Я стал невидимым и проник в замок Падших. Проклятый Немо возился возле камина. Я подкрался со спины и со всей силы полоснул Немо кинжалом по шее. Думал, сразу убью. Не тут-то было, – невесело хохотнул волшебник. – Я, видишь ли, не обучен убивать. Могу сжечь огненным шаром, могу камнем расплющить, а вот так – ножом по горлу… Слабо, наверное, полоснул, – горько сказал Рахли. – Немо даже сознания не потерял. Схватился за шею, сквозь пальцы кровь хлещет, но второй раз ударить мне не дал – щит соткал. – Рахли снова принялся набивать трубку, будто рассказ был окончен.

– А дальше-то что? – не утерпел я.

– Ничего не было дальше. – Маг-отшельник пустил клуб дыма. – В тебя когда-нибудь вонзались сразу пара десятков кинжалов, мечей и копий?

– Не довелось испытать такого.

– А мне в тот раз довелось.

– Откуда они взялись-то? Стражники вбежали?

– Не понадобились. Меня стало кромсать оружие, которое висело по стенам комнаты. Его еще Артур собирал – очень любил красивое оружие.

– Что же ты не защитился? – спросил я.

– Я уже не мог держать заклинаний, братец. Сил не осталось. И стал видимым. Немо швырнул меня несколько раз об стену, потом в окно.

– Потом?

– Не помню ничего. Сознание потерял. Литтия рассказывала, что я был весь исполосован – страшно смотреть.

– И как же ты спасся?

– Хербен вытащил, – вздохнул Рахли. – Узнал, наверное, о смерти Рейлы, вот и приглядывал за мной через финфор.

– Как вытащил? – не унимался я.

– Явился и создал мою копию. А что там колдовать было? – Рахли невесело хохотнул. – Кусок мяса весь в крови, вот как я выглядел. Хербен оставил мечам да алебардам на избиение мою копию, а меня настоящего сделал невидимкой и выволок. Немо раной своей занимался, не заметил ничего. Или думал, что я уже мертв давно.

– А вдруг он понял, что это подмена? Или видел, как тебя унесли?

– На следующий день Немо, с рубцом на шее, явился на Заморские холмы. Он стоял посреди поля клевера, орал проклятия и головой моей отрубленной потрясал. Той самой, что Хербен сотворил.

– Что орал?

– Что найдет всех магов и перебьет. Кричал, что всем головы поотрывает. Потом запустил моей башкой в небо и унесся. Мы все, братец, это слышали. Он был очень зол.

– Шрам-то у него исчез потом? – спросил я и невольно на свою ногу глянул, которую муракки пожевали, – на ней следов не осталось вовсе. А вот шрам на плече никуда не делся – видно, грахман глубоко прокусил.

– Нет. Все, кто видели потом Немо, говорили, что шрам виден на шее.

«Интересная у них система, – подумал я, – то есть никакой. Иногда все заживает без шрамов, иногда нет».

– С тех пор, малыш, он думает, что я умер. И мне никак нельзя попадаться на глаза кому-нибудь из его служек. Кроме тебя, Кинсли и магов Заморских, обо мне никто не знает. Даже в деревне Рейлы. Хотя, бывает, наведываюсь к ним – подлечить кого-нибудь, свежих яиц взять или мяса, но всегда под другим обличьем. Потому что, кроме нас с тобой, сынок, никто его не одолеет. Я сидел тут и ждал своего часа. И вот он настал. – Рахли вновь повернулся ко мне.

– Отсель грозить ты будешь шведам?

– Чего?

– Я говорю, тут и готовишь месть?

– Однажды мне был сон, сынок. Я увидел в нем… тебя. Или кого-то, очень на тебя похожего. – Рахли по-дружески, но крепко хлопнул меня по плечу. Силищи в этом мелодраматическом маге было немало. – И я понял, что ты – Третий Падший. И ты спасешь Утронию от ига проклятого Немо. Вот почему Кинсли не дал убить тебя, а потом ко мне привел. Ты и правда наша надежда.

Я почувствовал, что собственная значимость распирает меня, как воздух шарик. Не лопнуть бы.

– Все не пойму, как Кинсли так быстро нашел меня? Он что, целыми днями торчал там, на скале Падших? – спросил я.

– Раз в двадцать весен, так говорил Артур, в Утронию будет приходить новый Падший. Двадцать весен как раз прошли, – сказал Рахли. – Вот почему Кинсли и был поблизости. А кроме того, перед тем как Падший сваливается, в небе всполох такой. – Рахли сделай жест – так обычно салют изображают. – По всполоху мы понимаем, что Падший явился. У каждого свой цвет зарева. У Первого был золотистый всполох. У Немо – грязно-синего цвета.

– А у меня?

– Серовато-белый.

Почему-то это огорчило. Вспомнился Гендальф Серый, позже ставший Белым, но золотистое знамение круче, конечно.

– И по этому зареву вы поняли, что грядет Третий Падший? – спросил я, заметно выпятив грудь.

– Честно говоря, нет, – отозвался Рахли. – Сначала думали, что шрубаглакл перднул. У него залп так же выглядит. Но Кинсли решил проверить.

Дождался. Лучше б не спрашивал.

– Спасибо Кинсли, – вздохнул я. – Иначе бы мне точно конец.

– Ну-у, братец, – прогудел Рахли, – я бы так не сказал. Вы, Падшие, удивительно живучие. Так что… – Он помотал головой.

«Ну и ладно, – решил я. – Пусть являюсь, как серобелый выперд шрубаглакла, все равно я – последняя надежда на спасение Утронии. Так что…»

Следующие несколько дней прошли в магических упражнениях. Что-то у меня получалось легко и даже не хуже, чем у Рахли, в чем-то откровенно буксовал. Так, например, становиться невидимым я так и не научился. Как это – представить и поверить, что ты прозрачный? С чего бы? Как могу вспомнить себя в этом состоянии, если я в нем не бывал? Только не надо мне говорить про бесплотные души и прочую эзотерику – душу невидимую вполне могу представить, а вот то, что я в нее превратился и все мои шестьдесят пять кило мяса и костей стали ничем, – не могу!

«Хорошо бы найти дверь и потом, как Артур, шастать туда-сюда, когда вздумается, – мечтал я. – Ведь место-то классное. Захотел от инъекций и бытовщины отдохнуть, с красавицами пообщаться, чудовищ поубивать, магией побаловаться – велком ин ту зе Утрония. На пару денечков. А потом назад – к диабету и учебникам.

Но сейчас главное – просто вернуться, а то, наверное, из института отчислили, родители в панике…»

Про родителей и сестру я и думать боялся. Хорошо еще, нет сейчас постоянной девушки. С Танькой, с которой года два встречались, расстались недавно, а новую любовь пока не обрел.

Месяц моего послушания в хижине дяди Рахли подходил к концу. Кое-чем, как уже говорилось, я овладел вполне пристойно, в чем-то откровенно тупил. Однажды, кстати, пытался в рой пчел превратиться – Литтию удивить хотел. Удивил себя и рассмешил Рахли. Пиком моих магических усилий стала вылезшая из моего правого уха по-осеннему сонная пчела…


Глава 12 Рождение мага | Владей миром! | Глава 14 План войны







Loading...