home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

План войны

Нас разбудила Литтия. На лице у нее были ссадины, одежда изрядно потрепана, будто ведьма только что побывала в серьезной переделке.

– Хербен мертв, – стало первым, что она сказала. – Клайда ранена, не знаю, выживет ли.

– Что?! – Выбежавший из хижины Рахли споткнулся и врезался коленом во влажную от росы землю. – Как? Херби? Не может быть! – надтреснутым голосом воскликнул маг.

– Ты знаешь как. Падший.

– Не может бы-ыть!.. – взвыл Рахли. – Херби, доро-го-ой друг! Как же так? Я сейчас…

– Ничего ты не сделаешь, – сказала Литтия. – Тем более один. Ты пробовал.

– Ничего? Я… – Рахли то взмахивал руками, то сжимал кулаки. Он снова походил на малоодаренного актера, исполняющего роль Отелло или короля Лира. Но я знал, что чувства Рахли искренни.

– Сядь, Ра, – тоном старшей сестры велела Литтия. Это при том, что выглядели они как дед и внучка. – Надо все обдумать. Мы больше не должны ошибиться.

«Ра? – мысленно удивился я. – Вряд ли они имеют в виду египетского бога. Просто тезки. Как и готы…»

Настоящий совет состоялся только вечером. Шесть магов, включая Рахли и Литтию, Кине ли, который явился еще с двумя гортванцами, и я. Мы расселись вокруг костра, а Литтия взяла слово.

– Все знают, что происходит, – с традиционной хрипотцой сказала Пчелиная ведьма. – Немо необходимо остановить.

Кинсли поддакнул, Рахли глубоко вздохнул.

– Но теперь я уверена, что мы справимся. – Она сделала паузу и выразительно посмотрела на меня. – Пророчество Артура сбылось. Пришел Третий Падший. И он на нашей стороне. Да, Волька? – Она очень серьезно посмотрела на меня. – Ты одолеешь врага Утронии?

Моя реакция была занимательной. Я зачем-то пожал плечами, вытаращил глаза и сказал:

– А то как жешь… Всенепременно… Куда деваться-то?

В общем, «вселил надежду».

– Что именно думаешь делать? – спросил маг в темно-синем облачении, похожем на костюм фокусника. Только банта огромного не хватало. Судя по голосу, это был тот ветер, которого я прозвал историком.

Я опять пожал плечами и уставился преданно, выражая готовность. Как собака на выставке. Спасла Литтия.

– Это еще не обсуждалось, – сказала она. – Для этого мы и собрались.

И что-то я разозлился на себя. Что я, слово вымолвить не способен? Последняя надежда на спасение Утронии, а веду себя как мямля. Представляю, если бы Ленин взобрался на броневик, а потом только плечами жал да глаза таращил. На том революция и закончилась бы.

– Перво-наперво, – сказал я неожиданно наметившимся басом, – надо понять, как его вообще одолеть можно. И можно ли.

Отвечать стали сразу несколько, но Рахли гундосым тембром перекрыл остальных:

– В этом-то и главный вопрос, братец! Главный вопрос.

– Рахли, – сказала Литтия, – единственный, кто смог навредить Немо. Но вряд ли тот подпустит его к себе еще раз.

– С помощью магии в замок не перенестись, – сказал «историк». – Стены с тех пор, как Рахли туда проник невидимкой, непроницаемы для колдовства.

– А если пешком пойдем, то упремся в замковую стену. За ней вся стеклянная армия Немо, – проворчал Кинсли.

– А может, вызвать его на честный бой? – спросил я и похолодел от своей смелости. – Один на один?

– Зачем ему рисковать? – спросил старый гортванец. Он был морщинист и сух. – Вряд ли Немо станет биться, как только поймет, что ты – такой же, как он.

– А если станет, ты проиграешь, – безжалостно добавила Литтия. – Пока, – смилостивилась она, встретив мой печальный взгляд.

Тут с неба свалилась Шайна на грухсе. От взмаха его крыльев полетели в стороны горящие головешки. Когда все улеглось-успокоилось и головешки магическим образом вернулись к прежнему занятию, Шайна сказала:

– Я не успела к началу. Были другие дела. Надеюсь, ничего умного сказано не было?

– Нет, – полуулыбнулась Литтия.

– Вот и прекрасно, – сказала Шайна, открыла голубой вертолет и достала мороженое. Она прилетала ко мне пару раз, пока я обучался у Рахли, поэтому знала о лакомстве. В отличие от остальных. Но те, посмотрев, с каким наслаждением воительница поглощает эскимо, тоже потянулись к холодильнику.

«Может, я все-таки умер? – подумалось. – Или с ума сошел? Может, сейчас где-то в стационаре рассказываю другим товарищам в больничных пижамах, что я маг и убийца драконов? А чайник и Наполеон согласно кивают. Один пар пускает от восторга, другой задумчиво поправляет треуголку. Ибо как иначе еще понять то, что происходит? Сижу среди чудовищ, магов и безбородых гномов, любуюсь на сиреневое небо и смотрю, как местные граждане жрут эскимо из вертолета?!»

– Ну что, есть какие-нибудь мысли? – спросил маг, похожий на подростка, но с седыми волосами. Голос у него был как у мальчишки лет тринадцати. Я вспомнил этот голос, слышавшийся среди ветров.

– Давайте разложим все по полочкам, – сказал я. – В магическом поединке мне удача не светит. Так? Маги в одиночку и даже все вместе тоже не могут ничего противопоставить неординарным способностям и нетривиальной мощи искусного…

– Слезай с коня! – хором сказали Кинсли и Шайна.

Остальные, перемазанные незнакомым лакомством физиономии, повернулись сначала к ним, потом ко мне.

– Да, понял! – спохватился я. – Извините. В общем, крут он безмерно, как скала Падших и стены одноименного замка! Чудищ на него натравливать пробовали?

– Без толку, – покачала головой Литтия. – Бестии нас слушать не станут…

– Да и что это даст? – перебила Шайна. – Мы с малюткой, – это она так грухса своего называла, – можем подсторожить Немо. Но он сотворит щит и изрубит нас в крошево. Это плохая мысль.

«Хорошо бы маленькой атомной бомбой по замку шибануть, – подумал я. – Вряд ли у Немо и от „мирного атома“ защита найдется. Жаль только, обогащенные плутоний с ураном я дома в прикроватной тумбочке оставил».

Это глупую шутку я, конечно, озвучивать не стал, иначе бы пришлось раза три «слезать с коня».

– Дайте мне день, – сказал я. – Надо подумать.

На том и порешили. Все стали расходиться и разлетаться. Ко мне подошел маг-подросток. Во время безумного чаепития, точнее, мороженоедения я узнал, что седовласого мальчика звали Кроннель. «Историк» в костюме фокусника отзывался на имя Лайген, улыбчивого и скромного толстячка звали Жарес, а белесой веснушчатой деве в светлом балахоне дали имя Ришта.

– Не придумаешь ты ничего, – сказал Кроннель. – Многие пробовали – бесполезно. Он таких, как мы с тобой, перемалывает, как муку. Лучше подумай над тем, как нам хотя бы защититься от него. Может, тогда еще поживем…

– Лучший способ защиты – нападение, – процитировал я народную мудрость.

Маг ничего не ответил, ухмыльнулся недоверчиво и растворился в воздухе. Оглянувшись, я увидел, что Лайген пока не улетел. Он зацепился языками с Рахли. По тому, что они все время на меня бросали взгляды, тема разговора была понятна. Спорили они оживленно, но неслышно – видимо, поставили звуковой щит.

Литтия исчезла, а Шайна осталась. Не стесняясь магов, она скинула одежду, встретилась со мной взглядом и кивнула – мол, пойдем искупаемся?


Нынче Юпитер светил неярко, его закрывали горы. Зато, навевая зловещий романтизм, в небе царили Марс и Затмение. Под их светом мы с Шайной и купались. И не только купались. Чуть позже к нам присоединилась Литтия, и мы продолжили не только купаться уже втроем.

Здесь люди привыкли к смерти. Потеря друга-волшебника не повод одеться в траур – ведь уже завтра, может быть, кому-то пришлось бы так одеваться из-за тебя.

В общем, если я планировал посвятить ночь раздумьям, то не получилось. Уснул под лесной кроной, прямо на берегу. Там же наутро и приступил к составлению плана. Эх, картошки у меня не было чапаевской!

Что мы знаем? Враг и его войско непобедимы. Замок неприступен, магия противника сильнее, чем наша. В принципе, тут можно ставить точку. Всем спасибо, все свободны. Но такого варианта просто нет. Тогда ищем альтернативные. Параллельно, слезая с коня, кстати.

Начнем вот с чего. Можно ли Второго Падшего выманить из логова? Можно. Он и сам рад наведываться в гости. Так. Уже хорошо. А можем ли мы ему там – на Заморских холмах – ловушку устроить? Вряд ли. Он оградится своим щитом и… А неужели мы, собрав все силы, не сумеем пробить этот щит? Нас ведь много. Можно еще гортванцев или влесли попросить, чтобы они отвлекали Немо. Дразнили как-нибудь. Нет, не пойдет. Превратит их в снежки или сделает щит вокруг себя звуконепроницаемым. А потом начнет нас убивать. Если поймает, конечно, – маги ветрами станут, а я… Не знаю, за холмом спрячусь. Чем не план?

На вечернем собрании он энтузиазма не вызвал. Но и другого стоящего предложения никто не внес. Точнее, предлагали разное, но все мимо. Так, Литтия с историком ратовали за диверсионную борьбу. Предлагалось выследить, когда Немо будет вне стен замка, подкрасться и так рубануть, ужалить, проткнуть, чтобы наверняка. Этот вариант обсуждали долго. Он усложнялся тем, что Немо обернется щитом, как только услышит любой подозрительный шорох. Но главное – Второго Падшего очень непросто было выследить: он недоступен для взора финфора.

– Почему? – спросил я.

Литтия и Рахли переглянулись, наставник отвязал от пояса небольшой потертый кожаный кошель и протянул мне. В нем оказалась маленькая хрустальная пирамидка с синеватым отливом.

– Держи, сынок! – сказал Рахли. – Настало время, чтобы она послужила тебе.

– Что это? – спросил я.

Мне ответили сразу несколько:

– Кристалл Предельной Ясности.

– Он, – сказала Литтия, – делает тебя невидимым для магического взора. Но только тогда, когда кристалл рядом с тобой. Лучше всего в кармане, на груди или на поясе.

– Много лет назад я его выменял у одного грахмана. Этот камушек стал дополнительной защитой от грязного и любопытного взгляда проклятого Немо! – патетично заявил Рахли.

– А теперь как же?.. – спросил я, рассматривая пирамидку.

– Теперь, братец мой, – Рахли хлопнул меня лапищей по плечу, – тебе он нужнее.

– У Немо есть такой же, – сказала Пчелиная ведьма. – Поэтому выследить его непросто. Да и ты иногда отдавай его Кинсли, – продолжала она. – А то тебя не смогут найти не только враги, но и друзья.

– Странное какое-то название у него, – я продолжал вертеть пирамидку, – судя по тому, что вы сказали, ему бы подошло имя кристалл Предельной Мутности. Почему ясности, если он делает невидимым?

Мне показалось, что Литтия нарочно кашлянула, чтобы привлечь внимание Рахли, но тот смотрел на меня.

– Понимаешь, сынок, если верить легендам, этот кристалл – ключ, позволяющий открыть дверь между мирами. Но, – тут он наконец-то встретился с выразительным взглядом Пчелиной ведьмы и продолжил излишне темпераментно: – это не означает, что он сам способен тебя перенести, куда тебе вздумается! Ничего подобного! Как попасть в твой мир – не знает никто из нас! Я лишь хотел сказать, что он – нужная часть ритуала по возвращению. Но как работает кристалл – нам не известно.

– И ты не знаешь? – спросил я прямо и посмотрел на Литтию.

– Нет, – мотнула она головой. И я не сомневался, что это правда. Как я понял за время знакомства с ней, Литтия вообще не из тех людей, которые любят лгать. Пожалуй, для ведьмы и главного мага Заморских холмов она даже излишне прямолинейна. Интриги – не ее конек. Но мне это нравилось.

– Я не хотела, чтобы ты знал о свойствах кристалла, чтобы не отвлекался. Есть дела поважнее. Но как работает эта штука, не знаю.

«Разберусь со временем», – подумал я, а вслух сказал «спасибо» и привязал мошну с Кристаллом к многоярусному поясу.

В общем, высокое собрание пришло к выводу, что отталкиваться будем от моего плана. Выманить Немо – только его одного, чтобы стеклянных солдат рядом не было, – и всем скопом напасть. И лучше всего – на Заморских холмах, где мы все приготовим к очень горячей встрече.

Чем мой план отличался от обычного боя между Немо и магами? Например, того, на «экскаваторном» поле? Во-первых, тут фактор неожиданности на нашей стороне, а не на его. Во-вторых, мы призываем на помощь гортванцев и Шайну с грухсом. И в-третьих, прибавляемся мы с Рахли. Правда, минус такие неслабые маги, как Хербен и Клайда.

Был еще один козырь в рукаве – перстень с говорящим изумрудом. Я надеялся, что во время серьезной драки он что-нибудь подскажет.

– И как ты думаешь затащить Немо на Заморские холмы? – спросил Кроннель. – Он может туда завтра явиться, а может через год.

– Есть что-то, способное его привлечь? – спросил я. – Только давайте без девушек…

– Есть, – сказал Рахли. – Я.

Рахли был прав: как только Немо узнает, что его обидчик до сих пор жив и здравствует, – явится по его душу. Вот только бы без войска.

– А если нам попробовать соединить два плана – мой и Литтии с Рахли? – предложил я. – Попробуем застичь Немо, когда он за красавицами охотится, и внезапно нападем. Если нам повезет, то вопрос решен. Если нет – покажем ему Рахли, за которым Немо отправится хоть куда.

– Почему ты думаешь, что придет без войска? – спросила Литтия.

– А зачем оно ему? Он слишком уверен в своих силах, чтобы чего-нибудь бояться. Я так понял по вашим рассказам. Да и вряд ли он захочет опять потерять след своего врага. Я имею в виду Рахли.

– А если все-таки? – внимательно посмотрела на меня Литтия.

– Если призовет войско? Спрячем Рахли с помощью кристалла и врассыпную, – пожал плечами я.

– Ну уж нет, братцы, – прогундосил Рахли. – Мне надоело прятаться. Надо надрать задницу этому мерзавцу.

«Хм… Словосочетание „надрать задницу“ Рахли только от меня мог услышать. Очень уж оно нетипичное для этих мест», – подумал я и благосклонно взглянул на наставника.

План был одобрен, закреплен, и мы приступили к обсуждению деталей.

– Вот еще что поясните, – попросил я, – если Немо такой сильный маг, почему бы ему не сделать так, чтобы вы все просто исчезли? Зачем ему тратить время на налеты? Подходящее заклинание не выучил или в другом дело?

– Для этого было бы нужно слишком много сил, – ответила Пчелиная ведьма. – Магических сил.

– Понимаешь, сынок, – подхватил Рахли, – можно даже луну на Утронию уронить. Или все три – было бы желание.

– Что, и такое заклинание есть? – спросил я, садясь на корягу и беря чашку с горячим отваром, которую мне кто-то протянул.

– То же, что и для перемещения камней, – буркнул Кроннель.

– Понятно, – кивнул я. – Но?

– Но сил же понадобится невероятное множество, – сказал Рахли. – Всех собравшихся здесь не хватит, чтобы такое провернуть.

– На одну, может, и хватит, – снова еле слышно произнес Кроннель.

– Проверять не будем, – повернулась к нему Литтия.

– Занятно. – Я поставил кружку и задумался. Какое-то время пребывал в мыслях, не слушая, о чем говорят остальные, но когда в разговоре возникла пауза, сказал: – Думаю, я знаю, почему вас убивает. Он так развлекается. Как и с девчонками. Скучно ему, видать.

Бури возражений не последовало. Все молчали, понурив голову. А Кроннель, злобно зыркнув, произнес:

– Без тебя знаем.

– Может быть, сынок, – прогундосил Рахли и вздохнул. – Очень может быть.


Глава 13 Рассказ Рахли | Владей миром! | Глава 15 Бой







Loading...