home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 15

Бой

И потекли напряженные дни. По всей Утронии, в особенности в тех местах, где проживали красивые селянки, были размещены разведчики. Как правило, из гортванцев. А мы – боевая группа под моим руководством, в составе меня, Литтии, Кинсли, Рахли и Кроннеля – ждали шанса, чтобы напасть на Немо со спины. Спали плохо и чутко, ели мало и быстро, говорили тихо и кратко.

Роль Шайны правильнее было бы определить как «либеро» – в футболе «свободный игрок». Она то наведывалась к гортванцам, то нас навещала, иногда даже на ночь оставалась. То направлялась прямиком в селения, в которых жили красивые девушки.

Я продолжал обучение магии, и не безрезультатно. Например, освоил наконец перемещение на расстояние. Главное было четко помнить место, в которое хочешь попасть. Три другие составляющие прежние: вера, горячее желание и нужное заклинание.

Спустя неделю ожиданий вот какую весть мы получили от Шайны:

– Немо с войском на фаншбов напал. Основательно там пошуровали.

Я вспомнил про Западные королевства и восстановил в памяти описание загадочных полузверей.

Новость не особо заинтересовала моих соратников, только Кроннель буркнул:

– Так им и надо.

– Лучше бы хуальцев, – не согласилась с ним Литтия. – А то их все больше и больше.

– Он же сам разбойник! – воскликнул Рахли. – Как же он будет на своих нападать?

– Живые-то остались? – спросил я.

– Конечно, – махнула рукой Шайна. – Второй Падший никогда не убивает всех. Явится, начнет заваруху, убьет нескольких, потом отвалит.

– Или стравит одних с другими – например, фаншбов с соузцами или готов с бестиями, – сплюнул Кроннель, – и любуется.

– Я же говорю, – вздохнул я, – развлекается.

– Фаншбы бились отчаянно, – сказала Шайна. – Да и я помогла рыцарей разогнать, когда Немо отчалил. Но трупов, конечно, много.


Еще четыре дня прошло в ожидании, и наконец…

– Вставайте! Немо объявился! – принесла Шайна долгожданную весть.

Было раннее утро – темно-лиловое небо еще только начинало светлеть.

Большинство магов и гортванцы остались на Заморских холмах. Именно туда, по задумке, и должен был Рахли завлечь Немо, если не удастся его убить. Мы перенеслись на вершину холма, из-за которого открывался прекрасный вид на песчаную, обрамленную скалами долину. Шайна, спрятав грухса за холмами, примкнула к нам. В тени одной из скалистых гор раскинулось небольшое селеньице – дюжина хижин, несколько хозстроений, на поляне – с десяток мовлов. Они, хоть и дикие, заботу любят и часто сами держатся поближе к жилью. Обзор открывался нам, как на ладони…

Немо сидел на камне и, поигрывая соломинкой, чего-то ждал. На вид ему было под тридцать. Волосы светлые, не густые, пепельного оттенка. Челка на лбу будто прилизана. Черты лица, что называется, острые. Худой и жилистый. И сутулый к тому же.

Второй Падший смотрел на сельчан, которые о чем-то активно совещались. Я сразу понял, о чем: «великодушный» Немо ждал, когда сельчане сами выведут своих красавиц. Похищать ему, наверное, перестало быть интересно – сопротивление некому оказать. Это как играть в компьютерную игру с чит-кодом, то есть никаких поединков – ввел комбинацию цифр на клавиатуре и получай трофеи.

– Ну что, я пошел? – спросил Рахли, посмотрев на Литтию, а потом на меня. Рахли не умел говорить негромко, поэтому ведьма палец к губам приложила, призывая к тишине, а я следил, не услышал ли Немо. Но тот был занят смотринами – выбирал из трех девушек, которых наконец вывели сельчане. Хорошо хоть, не всех забирал. Душа, видать, меру знает. Или не душа. Матери девушек рыдали за спиной дочерей, но мужики не давали женщинам броситься к деспоту и выцарапать глаза. Все равно бы не получилось – только сами сгинули бы.

Эта ленивая церемония смотрин рассердила меня невероятно.

– Нет, – сказала Литтия Рахли. – Ножом ты владеешь хуже, чем магией. Попробуешь? – обратилась она к Шайне. – Да.

– Сделаю тебя невидимой. Если сразу не получится – отступай. Хватит смертей.

Шайна вернулась через пару минут.

– Прикрыт, – только и сказала она.

Ясно. Значит, после памятной встречи с Рахли у камина Немо решил вообще щит не снимать.

– Ну, тогда, – почти в полный голос начал Рахли, но Литтия заткнула ему рот ладонью.

Мы посмотрели вниз – из-за рыданий девушки, которой «посчастливилось» стать жертвой немовской похоти, Рахли не был услышан.

– Я только хотел сказать, – драматическим шепотом продолжил Рахли, – что готов сделать то, о чем договаривались.

Мы переглянулись, помолчали.

– Я на холмы. Предупрежу всех, чтобы были готовы, – сказала Литтия.

– Прихвати нас с грухсом, – сказала Шайна. – Она взяла ее за руку, и они исчезли. Наверное, трухе был телепортирован следом.

Рахли переместился за спину Немо – в удалении шагов на тридцать – и принялся метать в Падшего молнии. Разноцветные, ветвистые – я бы залюбовался ими, если бы не важность момента. Разряды окружили невидимый щит, делая его похожим на шаровую молнию. Но Немо оставался неуязвим.

Некоторое время он вообще не понимал, что происходит. Наконец обернулся и завороженно посмотрел на Рахли.

– Ты? – спустя несколько долгих мгновений произнес Немо. Он коснулся ладонью шрама на шее. – Я же тебя… Ну ладно… – Он сказал это так спокойно, что лучше бы проорал. И его негромкий голос был отчетливо слышен даже мне из-за скал. Немо бросил в Рахли магическую сеть, но тот уже взлетел в небеса и оттуда продолжил запускать бессмысленные молнии. Второй Падший взмыл к нему, и мне пришлось стать невидимым – благо этому трюку я уже научился, чтобы Немо меня не увидел.

Рахли и Немо рубились с невероятной ожесточенностью: молнии, огненные шары, сети, какие-то воздушные змеи мелькали на небосводе с огромной скоростью. И оба мага оставались неуязвимыми. Но по всему было видно, что Немо сильнее и теснит Рахли.

Пора было переходить ко второй части марлезонского балета. А то могло быть поздно. Рахли, видимо, тоже прекрасно это понимал. Он теперь только уворачивался от атак. При этом лицо его было напуганным – будто сил уже не осталось и он вот-вот сдастся. Все, как и было задумано.

Потом он исчез. Немо, не опускаясь на грешную твердь, хлопнул в ладоши – в его руках оказался финфор. Второй Падший потер его, произнося заклинание. Я же не стал дожидаться, чтобы меня заметили, и перенесся на Заморские холмы.

На склоне холма, которое мы выбрали полем боя, было тихо и натурально. Травинки шевелились только от ветра, звуки рождались только в виде птичьих голосов – о нашем присутствии узнать было невозможно. Здесь и возник Рахли, а следом за ним и я. Только мой наставник, будучи приманкой, не мог себе позволить невидимость, в отличие от меня.

Немо не заставил себя ждать – явился посреди поля, окутанный настолько плотным щитом, что тот переливался, как мыльный пузырь. Второй Падший наверняка понимал, что у Рахли будет подмога, но был уверен в победе.

– Разом! – крикнул я, и мы атаковали.

Невидимые маги обрушивали на Немо снопы магических зарядов – в него летели молнии, огненные шары, вырванные из скал камни. Лично я воображал шары из боулинга – потяжелее которые – и запускал ими. Но Немо только ухмылялся, делая руками резкие пассы и рассылая нам ответки почти с той же скоростью, как все мы вместе.

Немо не видел нас, но по направлению выстрелов мог понять, откуда они исходят, и бил в обратном направлении. Потом он наколдовал дождь. Под его струями наши силуэты становились видимыми. Это было умно. Мы поснимали невидимость – больше не имело смысла тратить силы на это заклинание. Но и дождь сразу ослаб – Немо не тратил силы понапрасну.

Все это время взаимная бомбежка не прекращалась, хотя по всему выходило, что мы от нее устанем раньше, чем Второй Падший. Гортванцев и Шайну с грухсом мы оставили в запасе – их ход будет после падения защиты Немо. Пока же от них было мало толку – без магических щитов они для него легкая мишень, а сами навредить ему не могли.

«Неужели толпа магов не одолеет одного? Когда-то же он устанет!» – подумал я.

Но пока все походило на компьютерную игру, в которой прокачанный персонаж имел защиту от файерболов и прочих заклинаний. И его никак не мог одолеть геймер, который управлял магами. Более того, мана и жизненные силы магов приближались к концу гораздо быстрее, чем у «перса».

Поляна дымила и полыхала, очередной отраженный заряд врезался в землю или скалу, сыпались искры, гремели взрывы. Мои боулинговые шары катались по поляне, как отстрелянные пушечные ядра. И посреди этого ада – неуязвимый Немо.

И я вышел из укрытия. До этого я прятался за одним из несчастных деревьев, оказавшихся на линии обстрела. Но вот – вышел.

Да, поджилки у меня тряслись. Но я шел прямиком к Немо. Достал кистень, держал его в одной руке, и поглядывал на перстень – на пальце другой.

Да, было страшно. Но наша затея оказалась на грани провала, и близится час расплаты. У меня не было выбора – надо поставить жизнь под угрозу, чтобы услышать голос перстня.

Пока перстень молчал. Я продолжал идти и тайно радоваться, что Немо был ко мне спиной и до сих пор не увидел. И в тот момент он обернулся. Смерил насмешливым взглядом, указал пальцем на мои джинсовые шорты и что-то крикнул. Тоже насмешливо. Но я – из-за грома и молний – не расслышал, что именно.

«Ничего, ничего, – думал я. – Пошути пока. Главное – не убий».

Краем глаза взглянул на перстень – тот тускло мерцал. Так тускло, будто опасности почти нет. Ну да, какая тут опасность-то? Ну изжарят, ну испепелят – велика потеря!

Немо настолько не воспринимал меня всерьез, что в какой-то момент даже отвернулся. Я же поднес кольцо с камнем к губам и прошептал:

– Слушай внимательно. Или я тут умру, или ты мне подскажешь, как от Немо избавиться. Третьего не дано, запомни. Советы о том, как мне самому спастись, не принимаются. И без тебя знаю – слинять. Но я буду наступать на врага, пока не умру, если ты мне не скажешь…

Тут Немо вновь ко мне обернулся и запустил огненным шаром. Я увернулся, шар взорвался в нескольких шагах от меня. Несмотря на магический щит, меня обдало жаром, но перстень по-прежнему молчал, хотя вроде бы замерцал чуть внятнее. Или показалось?

Товарищи не подвели и тоже усилили атаку. Они стали стрелять магическими зарядами, словно русские «катюши» ракетами во время Второй мировой – бесперебойно и мощно.

Я все шел. На взгляд, до Немо уже оставалось шагов двадцать пять. Поджилки мои, как оказалось, берут начало где-то в области нижней части спины – потому что от страха уже и там все тряслось.

Может, у кого-то другого поджилки бы не тряслись. Может, кто-то другой бы одной левой справился с Немо. Почему бы и нет, если этот «кто-то другой» – рыцарь без страха и упрека. Я – с упреком. И мне было страшно. Но. Я. Шел. Отважен не тот, кто не знает страха. Отважен тот, кто умеет его преодолевать. Кто-то умный сказал.

Немо вновь посмотрел на меня, понял, что я уже близко, и таким зарядил файерболом, что меня, несмотря на щит, отбросило метров на десять. Я шлепнулся и сразу на живот перевернулся. Лежал, бодал землю носом, а голову руками закрыл.

И понял, что я – во тьме. Испугался, подумал, что умер. Потом мелькнула мысль, что сейчас я дома, на Земле окажусь. Обрадовался. Но нет, это просто пыль после взрыва файербола оседала. Она и затмила небо. И вдруг тьма отступила перед зеленым полыханием перстня.

«Этого нет, – услышал я знакомый голос в голове. – Ни огненных шаров, ни щитов прозрачных. Есть только то, во что ты веришь. Второй Падший никак не защищен. Ты легко можешь его победить».

«Бред, – подумал я. – Как же: „победить“! Вон от него все мои шары отскакивают, как галька от резиновой лодки. Хоть бы один попал! Мне страйк не нужен – не в боулинге! Пусть не убью с одного удара, мне хотя бы просто попасть!»

«И все же это так. – На этот раз перстень был на удивление разговорчив и отвечал даже моим мыслям. – Пока ты веришь в его магию, он опасен и защищен».

«Ну да, ну да, помню. Вся магия тут на фантазии замешана. Он верит, что щит есть, я поверю, что нет, у кого сильнее вера, тот и выиграет. Интересно, а если бы Рахли тогда в деревне поверил, что шар огня не повредит его Рейли, помогло бы?»

«Главное, что в это должна была поверить она. Но создания Утронии не владеют такой силой веры, как…» – Тут мысленный голос осекся.

«Как у кого? Как у Падших? Договаривай!» – требовал я.

Но фраза осталась неоконченной. Будто бы изумруд посчитал, что и так уже разболтался.

– Ладно, – вздохнул я, – попробую.

Я встал. Пыль уже несколько осела, и предо мной предстало жуткое зрелище: Рахли плашмя висел над головой Немо. Руки моего наставника безвольно свисали, глаза были закрыты. Он был то ли без сознания, то ли обездвижен магической волей. Немо же воздел руки над головой, словно атлант, держащий небо.

Я бросился к Немо со всех ног, понимая, что должно случиться. Я кричал, запускал один за одним шары для боулинга, проклинал, спотыкался, падал. Вскакивал, бежал, метал шары… Пытался сделать хоть что-то, чтобы остановить Немо. И другие пытались. Но…

Неожиданно все стихло. Перестал быть слышен шорох горящей травы, треск молний и разрывы файерболов. Будто кто-то выключил звук. И в этой тишине прозвучал голос Немо.

– Эх-хе, – начал он со смешка, похожего на икоту. – Вы думали, что способны справиться? – вдруг серьезно спросил он. – Ну, заче-ем вам это? – скривился Второй Падший. – Жили бы себе, прятались – хоть сколько-нибудь протянули бы еще.

Немо опустил руки, но Рахли продолжал висеть.

– Теперь я займусь вами всерьез, дорогие мои. Расплата наступит скоро. – По его голосу можно было решить, что Немо даже сочувствует нам. – Очень скоро!

– Остановись! – закричал я, судорожно пытаясь представить, что у Немо нет сейчас никакого щита, и пущенный мной шар врезается прямо в тело Второго Падшего. Но голос мой не прозвучал, будто звук и в самом деле был выключен. Мой шар бесшумно отлетел от защиты. Следом отлетели пара дротиков и Кровный Убийца. А когда до Немо оставалось несколько шагов, я уперся в прозрачную стену.

– Вот этот господин, – снова скривился Второй Падший, кивком указывая на висящего Рахли, – пытался меня убить. И что? – устало спросил Немо. – Умрет сам.

Раздался короткий хруст. Он был слышен отчетливо. И я не слышал в жизни ничего ужаснее этого звука. Рахли резко дернулся в воздухе, потом рухнул к ногам убийцы.

– Вот так! – развел руками Второй Падший.

– Гад! Сволочь! – Я дубасил кулаками по невидимой стене. – Нет у тебя никакого щита. – Кажется, я уже плакал, выкрикивая это. – Нет прозрачной стены! Это все выдумки!

Я сделал шаг назад и снова остервенело стал бомбить прозрачную стену черными шарами. И один из них, уже теряя скорость, но все-таки пробился сквозь защиту и ударил Второго Падшего.

Тот был поражен. Он медленно повернулся в мою сторону, лицо его было искажено не столько болью, сколько удивлением и… исчез.

– Я убил его? – крикнул я Литтии, растирая слезы грязной рукой.

Она лишь головой качнула – «нет». И подошла к телу Рахли. В это время из-за холма вылетела Шайна на грухсе. Я знал, куда они помчались. И знал, что это абсолютно бессмысленно.

– К сожалению, нет, – сказал Лайген, – Немо просто сбежал. Но теперь я понимаю, почему говорят, что Падшего может сразить только другой Падший. – Лайген тоже медленно приблизился к Рахли, присел на корточки, положил руку на лоб погибшего.

– Почему? – спросил я, но мысли мои были сейчас только об одном: как догнать Немо, как пробиться в его проклятый замок, как задушить?!

– Ты первый на моей памяти, кто сумел пробить защиту Немо. Он оказался к этому не готов. Потому и сбежал.

– Перенесите меня к замку. Я как-нибудь…

– Что ты сделаешь? – недобро усмехнулся Кроннель. Он тоже подошел и возложил руки на тело Рахли. – Стена под охраной. За стеной – армия. Внутри замка – Второй Падший. Но – попробуй. Хоть от тебя избавимся.

– Кроннель, перестань, – прохрипела Литтия. – Третьего Падшего не в чем винить.

«Третьего Падшего… Так она меня еще не называла…»

Маги встали на колени перед Рахли и возложили руки на его тело. Так они прощались.

– Виноват! – сказал Кроннель и поднял на меня взгляд полный ненависти. В глазах стояли слезы. – Я сразу говорил, что проиграем!

– Кому говорил, Кроннель? – спросила Литтия.

– Мне говорил, – заискивающе улыбнулся Жарес.

– И мне, – пожала плечами неразговорчивая Ришта.

– А тебе не говорил, да, – зыркнул на Литтию злой мальчик. – Потому что ты – за этого, – кивнул он в мою сторону. – Думала, всех спасет? Спас?


Вечером у костра Кроннеля с нами не было. Шайна тоже не вернулась. Финфор показал, что они с грухсом срывают злость на разбойниках Хаула. Тоже, что ли, присоединиться?

– Но у нас почти получилось, – сказал я. – Один из зарядов смог пробить прозрачную стену и щит. Значит, Немо можно одолеть! Надо больше сил. Надо всем миром! Нужно собрать всех в Утронии, кто готов драться!

– Драться за свободу? – невесело усмехнулась Литтия.

– Не люблю это слово, – признался я. – В моем мире борьбой за свободу и демократию что только не называют. Люди думают, что гибнут за свободу, а гибнут ради чьей-то финансовой выгоды.

– Э-э, – проворчал Кинсли и протянул мне миску с кашей, – ты хоть сегодня-то на коня не садись.

– Не собираюсь, – сказал я. – Надо драться за жизнь. Которую у вас… у нас отнимут просто потому, что сильнее. Все равно отнимут, рано или поздно. Как отняли сегодня у Рахли.

Я поймал себя на том, что держу миску с кашей перед собой, словно рюмку с водкой за помин души.

– К сожалению, от нас мало что зависит. Дело не в том, сколько утронцев встанут на твою сторону, дело в твоей магической силе. Пусть пока еще спящей. Но сегодня ты смог его достать, хотя это капля в море, – сказал Лайген.

– Может, – сказала Литтия, – дело не только в Вольке? Ближе к концу драки щит Немо отбивал атаки все хуже. Будто ослаб.

– Значит, это работает, – сказал я. – Мы его одолеем.

– Слишком дорогой ценой достанется эта победа. Даже если мы справимся, в чем я сомневаюсь, – вздохнул Лайген и поставил пустую миску на землю. – Пожалуй, без меня.

– Как?.. – Я был потрясен. – Но почему?

– Прости. – Лайген пожал плечами и медленно растворился в воздухе.

Следом исчезли Ришта с Жаресом. У костра остались я, Литтия и верный оруженосец Кинсли.

– Ты тоже уйдешь? – спросил я Литтию.

– После смерти Хербена я – Верховный маг Заморских холмов. – Ее вздох был полон печали. – И я не могу… – она искала нужное слово, – не имею права распоряжаться собой так, как хочу. Я должна быть с ними.

Когда она исчезла, я снова захотел зареветь – на этот раз от бессилия. Потом мне захотелось крушить и убивать. Но я не стал делать ни того ни другого.

– Ты-то что не ушел? – спросил я грубо, хотя Кинсли был ни в чем не виноват.

– Почему я должен уйти? Я твой спутник… как там… оруженосец. Куда я от тебя денусь?

– Пока смерть не разлучит нас? – съязвил я.

– Хорошо звучит, – кивнул Кинсли. – Не хочешь сделать ее рыцарским девизом?

– Угу. На гербе изображу два сплетенных кольца, а в качестве гимна возьму марш Мендельсона. Поздно, эту фразу уже сделали девизом очень многие люди в моем мире.

– Так то в твоем. Здесь-то не знают.

Мы еще какое-то время молча посидели у костра. Потом я лег на траву и вскоре уснул.


Глава 14 План войны | Владей миром! | Глава 16 Малодушие







Loading...