home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

В поход за сусалами

– На Земле та же история, – сказал я. – Тоже какая-нибудь нация возомнит, что самая исключительная, и может творить все, что угодно. И ну руки выкручивать другим народам, особенно тем, у кого есть какие-нибудь полезные… – тут я спохватился, понимая, что слово «ископаемые» они вряд ли знают, – у кого есть что отнять. А если местные не согласны, то наглецы подплывут на огромном острове железном – авианосец называется – и давай бомбить файерболами. Так что этот бардак мне знаком. И надо наказывать, а то мерзавцы во вкус начинают входить и все больше наглеют.

– Куда уж более, – усмехнулась Шайна. – Так что предлагаешь-то? Мы вдвоем, – она кинула взгляд на Кинсли, но так и не нашла в себе великодушия, чтобы карлика за третьего посчитать, – с войском стеклянным не справимся. А с Немо – тем более.

– Сидя на красивом холме, вот я что надумал, – сказал я. – Что, если всех на бой соберем? Кроме магов, конечно. Ведь ослаб же, в конце концов, немовский щит, когда мы все вместе накинулись. А если всех поднимем? Все королевства Утронии, для начала? А может быть, даже бестий сможем…

Кинсли и Шайна рассмеялись. Когда закончили веселиться, Шайна сказала:

– Не злись, Волька…

– Вольта!

– Что? – Карлик и девушка посмотрели на меня удивленно.

– Я хочу взять себе новое имя, – сказал я. – Отныне я не Волька, а Вольта. Был такой былинный русский богатырь.

Когда-то мне бабушка сказки читала, и тем мне Вольта запомнился, что, в отличие от других богатырей, имел способности к магии. Например, умел в зверей превращаться. Я, правда, превращаться не научился, но кое-что тоже могу. Разбавим русским духом компанию французского Немо и британского Артура.

– Что такое богатырь? – спросила Шайна.

– Ну, – застеснялся я, – воин крепкий… Могучий даже.

– Так вот, – усмехнулась Шайна, – смеемся мы, могучий Вольта, потому, что никогда готы не станут драться плечом к плечу с фаншбами, а монстры… – Она только головой крутанула, но тут Кинсли подхватил:

– Вообще ни с кем. Они всегда каждый сам за себя.

– Хотя, – вдруг сказала Шайна, – фулопп нам мог бы помочь. Он один стоит всех бестий вместе.

– Ты что? – благоговейным шепотом затараторил Кинсли. – Фулопп сожрет нас всех еще до того, как разглядеть успеет.

– Что еще за фулоппа? – спросил я.

– Фулопп – самый сильный монстр Утронии. Богатырь среди бестий, – усмехнулась она не зло.

– И что? С ним можно договориться?

– Никто не знает, – пожала плечами Шайна, а Кинсли издал звук, похожий сразу на кряканье и кваканье.

– Не думаю, – покачал он головой. – В последние годы он только дважды заявлялся на материк. Оба раза что-то с монстрами не поделил. Один раз с семьей грахманов, другой, кажется…

– Севров гонял, – помогла Шайна.

– Точно, – кивнул Кинсли. – И после его визитов остались только ошметки мяса на скалах да лужи крови.

– Он тоже маг, – посмотрела на меня девушка. – И монстр, и маг. Но его колдовство другое, чем у магов Утронии и Падших.

Я посмотрел в финфор. Зная нужное заклятие, через него можно и в прошлое заглянуть. Оказалось, смотреть-то и не на что было – грахманов и севров рвало на куски что-то невидимое и молниеносное. Куда там стеклянным рыцарям. Мне стало противно и жутко, я вернул финфор Шайне.

– Да… – задумчиво произнес я. – Судя по картинке, ваш фулопп – поклонник тонких интриг. Давайте найдем его – станем фаршем на Черных скалах. Ничуть не хуже, чем ждать, пока Немо нас зажарит.

– При этом, – продолжала Шайна, – фулопп очень умен.

– Он был царем бестий, – сказал Кинсли с таким видом, будто ему неприятно об этом рассказывать. – Жил в Заброшенных пещерах, которые тогда иначе назывались.

Все бестии ему подчинялись, а он слушался только Первого Падшего. Хорошие были времена, – вздохнул карлик. – Спокойные.

– И что же случилось?

– Умер Артур, – сказала Шайна. – Больше ничего. А фулоппу, наверное, возня с бестиями надоела.

– Нашел себе одинокий остров и там обосновался. И очень, – Кинсли посмотрел на меня со значением, – очень не любит, когда кто-то нарушает его покой. Забрался туда, куда не способны долететь бестии. А моряки и маги сами Черные скалы стороной обходят.

– А Немо знает о фулоппе?

– Может, да, может, нет. Но если и знает, Второй Падший не такой дурак, чтобы к фулоппу соваться, – сказала Шайна. – Хотя на драчку между ними я бы глянула.

– Прекрасно, – сказал я. – Значит, товарищ с труднопроизносимым именем на «ф» не только самый могущественный монстр и вполне может навалять самому Немо, но еще и «умывальников начальник и мочалок командир», то есть реальная власть над бестиями? Так что же мы сидим? В путь!

Оказалось, что, чтобы найти фулоппа, нужно пересечь океан. Местные называли его Слезы Карры.

– Карра – первая возлюбленная Артура, – пояснил Кинсли. – Плыть надо через весь океан. Черные скалы фулоппа находятся далеко на северо-западе, на острове Рыльз.

– Ребята, – сознался я, – как бы вы мне их ни описывали, я вас туда перенести не смогу.

– А финфор остров Рыльз тебе не покажет – чары на острове. Потому я и сказал: «плыть», – хмуро ответствовал Кинсли.

– Может, трухе нас сможет перенести? – посмотрел я на Шайну.

– Слишком далеко для него, – сказал Кинсли. – Плыть придется несколько дней. Островов на пути нет, мулада рассказывала.

– Так, новое имя. Кто такая мулада? Зазноба твоя? – спросил я.

– Морская рыба, – ответила Шайна.

«Даже рыбы тут разговаривают. Почему я не удивляюсь?» – подумал я.

– То есть вы там не были, но уверены, что так далеко, что и трухе лететь устанет, так?

– Да, это все знают, – сказала воительница.

– Рыльз так Рыльз. Но я думаю, что смогу по дороге островок-то наколдовать, для отдыха грухса. Что скажете? – спросил я.

– Своей жизнью я бы рискнула, – сказала Шайна, – но их, – она кивнула в сторону грухса и гортванца, – не стала бы. Вдруг что не так пойдет?

– Нет, Вольга-Волька, ты едва колдовать научился, а уже твои затеи привели к смерти Рахли, – спокойным голосом резанул меня по живому «добрый» оруженосец. – Не позволю всех нас укокошить. По крайней мере, не так.

– Можно, конечно, попросить помощи у кого-то более опытного, – пожала плечами Шайна. – У Ришты, например…

– Нет, – твердо сказал я. – Унижаться не станем. Раз перед нами захлопнули дверь, не будем пытаться просунуть в квартиру хоть кончик тапка.

– Конь! – вдруг сказал Кинсли.

– Где? – оглянулся я.

– На которого ты залез, – сказал Кинсли, а Шайна ухмыльнулась. – Что такое кончик тапка и квартира и почему одно надо засунуть в другое, я даже спрашивать боюсь.

– Это метафоры… – Я осекся. – Не важно. Я пойду по фулоппову душу. Понимаю, что страшно, опасно и все такое, поэтому с собой никого не зову.

– Меня не надо звать, – снова вздохнул Кинсли и головой покачал. – Я и так пойду.

– Дурацкая затея, по-моему, – сказала Шайна и, подойдя к грухсу, похлопала того по шее. Зверь издал утробный звук и взмыл в небеса. – Но я с вами. Я столько заработала, что мне денег надолго хватит.

– Спасибо, друзья. – Я посмотрел в глаза поочередно девушке и карлику. – С вами и дорога веселей. Но, чур, меня слушаться, на рожон не лезть, в драки не ввязываться. Впереди меня к фулоппу не бежать, а чинно ждать на берегу, наблюдая в финфор за ходом переговоров на высшем уровне.

Шайна и Кинсли обменялись усталыми взглядами.

– Как добираться-то будем? До Рыльца этого вашего страшного? – спросил я.

– Кораблем только, – ответил Кинсли.

– Нет, братец, – замотал я головой, – корабль я тоже не наколдую. Разве что модель.

– Ничего колдовать не надо. Шхуну наймем. Денег должно хватить.

– Напоминаю, – не без гордости заявил я. – Что с некоторых пор являюсь волшебником и могу сотворить сколько угодно золотых монет.

– Не надо, – поморщился Кинсли. – У тебя даже шары, которыми ты в Немо кидался, с дырками получаются. Представляю, что ты с монетами сделаешь.


За доставку морем с меня затребовали втридорога. Еще бы! Хорошо, что вообще хоть кто-то согласился плыть к Черным скалам, – считай, повезло.

Шхуна нам досталась небольшая, двухмачтовая, метров тридцать длиной. Десять матросов и капитан. Среди членов команды были два четырехруких, два человека-рыбы – таких я впервые увидел. Сам капитан – гот. Остальные моряки – люди. Хотя я им под тельняшки не заглядывал, может, у них там чешуя или семь сосков – кто знает?

Капитан шхуны, пока нам правила поведения разъяснял, пытался быть галантным. Получалось у него не очень.

– В общем, уважаемые гости, мы приветствуем вас на борту судна «Росинка». Я, капитан корабля, Хорп Мастус. Не смейте на борту кричать, прыгать и колдовать! Вам яс-сно?! – вдруг проорал он, будто перед ним стояли матросы. – То есть, пожалуйста… – Он почесал огромным пальцем огромный нос. – Будьте так добры… Иначе – за борт.

Отчалили рано утром. Океан – зеленый. Но зелень не такая, как у зацветшей воды. Прозрачные изумрудные волны под сиреневым небом.

Первый день плыли без приключений – скрип мачт, шум волн, бьющихся о борт, качка, птицы… Когда поток ветра паруса напрягал, те постукивали. Романтика, в общем. Я даже пожалел, что раньше под парусом не ходил.

Приключения начались на второй день. С утра зарядил дождь, шторм не шторм, но корабль изрядно на волнах раскачивало. И в это время на нас какие-то твари напали. Это были крылатые кони, но пегасами их не назвать. Они кидались на паруса, норовя разорвать в клочья. Кэп дал команду спустить паруса. Матросы, уворачиваясь от тварей, занялись своей нелегкой работой, а мы спустились в трюм.

Вскоре и матросы туда набились.

– Слокты, – сказал Кинсли шепотом. – Недурно бы их отогнать, а то, бывало, и реи ломали, и мачты.

С палубы доносились удары и кровожадные визги.

– Стрелами их не возьмешь, – сказала Шайна.

Я помнил обещание не пользоваться на борту магией, потому своих услуг не предлагал. Но вскоре о них попросил капитан.

– Волшебник! – гаркнул он, склонившись в люк с палубы. – Можешь их отогнать?

Чувствуя себя приглашенной звездой, я поднялся на палубу и… Тут же был сбит крылом нападавшей зверюги. Я увернулся от его зубов, а капитану не так повезло.

Когда я выпрямился и облачился магическим щитом, увидел, что один из слоктов взмыл в небо с подцепленным на ножной крюк капитаном. Тот молотил кулаками по толстой шкуре пегаса, но бесполезно. А ножа с собой у кэпа то ли не было, то ли выронил. Поднимались они быстрее, чем я успевал соображать.

Дождь, небо пасмурное, то и дело зарница вспыхивает. Слокт уже был едва виден, магическим зарядом не попасть. А если повезет и собью тварь кровожадную, капитан с такой высоты расшибется, даже если на воду упадет.

Выбежала Шайна, а в этот миг на нас второй слокт спикировал. Я в него шар метнул – прямо в голову. Но оказалось, что пегасу этого мало, он высоту потерял, башкой помотал и на второй круг пошел. Тем временем первый слокт с капитаном в темно-синих тучах скрылись.

Перед вторым слоктом я на палубе враз кирпичную стенку возвел – отец такие на даче складывал. Только я сотворил стенку в четыре кирпича толщиной. Слокт не успел среагировать и врубился в нее головой. Снося палубные перегородки, те, которые вокруг люка и по периметру корабля, порвав крылом парус, зверь рухнул на палубу. Он еще шевелился, но я решил добить, чтобы наверняка. Я создал копье – такое же, как у Шайны, только толщиной с мачту – и вонзил в спину чудища. Не руками, конечно.

Только теперь я смог рассмотреть это творение. Шкура болотного цвета, глаза красные, каждая из четырех ног не копытом заканчивается, а большим когтем, на крюк похожим. На морде штук пять загнутых рогов разной величины – тоже на крюки смахивающие; хвост длинный, как у ящерицы. Крылья перепончатые и жабры в задней части головы.

Метнув копье, я понял, что силы мои на исходе. Магия в экстремальных условиях изрядно меня утомила. Так же как и капли дождя, затекающие мне за шиворот. Но капитана как-то надо было спасать. Как? Жаль, что не научился управлять погодой. Сегодня бы пригодилось – и дождь бы остановил, и молниями пегасов посбивал. Да и качка эта проклятая пропала бы вместе с ветром.

Что я обычно делаю, когда всю ночь фестивалил, а утром курсовую писать? Или когда в комп рублюсь восьмой час, а до победы еще далеко? Энергетик пью.

У нас с Шайной в руках возникло по банке напитка.

– Это еще что за дрянь? – спрашивая, девушка перекрикивала ветер и шум волн.

– Напиток волшебный! Пей, сил прибавится! – проорал я, пытаясь в небе высмотреть капитана. Показал Шайне, как открывается жестянка, и припал к источнику.

Медлить нельзя было. Я опасался, что вскоре с неба посыпятся капитанские части тела. А кто сказал, что добычу надо непременно в гнездо утащить? Может, пегас предпочитает пикнички на воздухе?

Ничего другого я не придумал – с неба, громыхая крыльями, к нам опустился трухе. Ну, почти трухе. Такой, каким я его помнил. Может, глаз чуть меньше, веса чуть больше, но это не главное – йошкин кот!

Шайна все поняла моментально – через мгновение, оседлав грухса, она взмыла в синие тучи.

Что творилось в небесах, мне неведомо, но через несколько минут я смог рассмотреть грухса. Он шел на снижение, неся на спине гота и Шайну. Камнем вниз пролетел слокт. Шея его была перекушена пополам, и из нее в дождь кровь фонтанировала. Я так обрадовался, что ослабил поддержку магии. Силы-то на исходе. Сотворенный грухс растворился прямо в воздухе, а гот с Шайной в воду полетели. Благо уже не так высоко было.

Но и волна приличная – захлебнуться могли, а переместить их на палубу с помощью магии я не умел пока. Вот если б я был рядом с ними – другое дело. Можно было, наверное, сеть наколдовать или поискать спасательные круги, но я прыгнул раньше, чем подумал.

– Шайна! – крикнул я и сразу воды хлебанул. Соленая. – Капитан! – Тут меня с головой накрыло. Но плавать я умел, вывернулся на поверхность и снова: – За меня держитесь! Слышите? – истошно уже позвал, потому как ни увидеть их, ни услышать не мог. Не утонули ли?

– Здесь я, – справа раздался голос Шайны. Она схватила меня за рукав. Так, одна есть, а вот и второй.

– Кропп, Махна! – гаркнул капитан двум матросам на палубе. – Круги бросайте!

Видимо, моряки у него были совсем тормоза – пока не прикажешь, сами пальцем не пошевелят. Я дотянулся рукой до кэпа и, крикнув волшебное «едрить ангидрить», перенес всех на палубу прежде, чем первый круг шлепнулся в воду.

– Даже не знаю, благодарить тебя, волшебник, или по морде врезать, – сказал капитан, выливая воду из сапога. – То вроде спасти пытаешься, то убить норовишь.

Я плечами пожал и тоже принялся раздеваться и одежду выжимать.

Капитан, приведя себя в порядок, подошел и похлопал тяжеленной ладонью меня по плечу.

«Этот точно убить хочет – тут-то ясно все», – подумал я.

– Шучу я, парень, шучу. Спасибо, что спас, – сказал капитан и дал команду подавать ужин. Как раз и дождь поутих, словно слокты были с ним как-то связаны.

Мы ели вяленую рыбу, каши какие-то, рыбную похлебку и копченые ребра неведомого зверя. Надеюсь, что зверя, а не провинившихся матросов.

– Я, вишь, одного слокта за бошку поймал, к палубе пригнул, за ножом полез, – рассказывал капитан за ужином, опрокинув пару кружек зайти, – да тут второй меня на копыто нацепил…

«Да, здоров ты, братец. Надета, – подумал я. – Вот только если бы не мы с Шайной, пришлось бы нового капитана выбирать».


Утром следующего дня, а утро у меня ближе к обеду началось – хотелось выспаться, – выяснилось, что мы попали в штиль. Вчерашняя непогода обернулась тишью да гладью. А поскольку двигатели в этом мире еще не изобрели, бензин из нефти не получали, то и держались мы посереди океана, как сонная муха на оконном стекле. Нет, двигатель я сотворить не смог бы. Более вероятно, получилось бы шампанское наколдовать – да только я очень сомневался, что метод капитана Врунгеля сработает.

Так день и продержались. Думали, завтра-то заиграют паруса, свежим ветром напряженные. Не заиграли. Зато мы все напряженнее становились. Немо, поди, буйствует, последние деревни дожигает, магов файерболами коптит, а мы тут загораем под небом неоновой окраски. А вон и солнышко – разглядел я наконец-то. Просто оно маленькое – по сравнению с нашим, земным. Маленькая белая звезда, но, видимо, сильная, раз ее хватало, чтобы так слепить и жарить.

Я надумал вернуться к магическим упражнениям. А что еще делать? С Шайной уединиться негде, настольных игр тоже не прихватили, ни книг, ни смартфонов. Конечно, книгу я мог бы и сотворить, да вот только надо было бы и ее содержимое наколдовать. И чтобы мне же потом интересно читать ее было.

Я решил найти заклинание для работы со стихиями. Я знал, что такое есть, – Рахли сказывал. Этим и занялся – сидел и вспоминал знакомые эвфемизмы и ругательства, параллельно представляя, как поднимается ветер и наполняет паруса. Я в сторонке, возле шлюпок, обосновался, но до матросов не раз доносилось: «Ёкарный эки-бастуз!» или «В рот пароход!».

Матросы не смеялись, а делали умное лицо и углублялись в свои такелажные дела.

«Ёлки-палки» – как просто! Вот и все, что надо, чтобы стихиями повелевать. Но добрался до этого банального восклицания я только наутро пятого дня пути.

Как это было. Я проснулся, встал, потянулся, кофию откушал и пошел упражняться в матерщине на свое место возле шлюпок. На этот раз решил не ветром заниматься, а вызвать небольшой дождь – больно уж душно было. Первые два моих восклицания канули втуне, а вот на «ёлки-палки» маленькое синее облако заплакало скудным дождичком. Попробовал заклинанием волны поднять, потом и ветер. Сработало!

Но не мог я не нарисоваться. Вышел к зрителям, встал рядом со штурвалом, руками повел, словно сеятель, выругался про вечнозеленые деревяшки и наполнил паруса долгожданным ветром. Но своим колдовством вызвал не только радость.

– Что ж ты, колдун недоделанный, раньше ветер не наколдовал? – спросил меня капитан.

На помощь Шайна пришла:

– Чем ты недоволен? Радуйся подарку! А у магов свои причуды. Нам с тобой не понять, гот.

Тот довольно осклабился и пошел команды отдавать.

Постояли, полюбезничали с Шайной. У обоих глаза хитрые, масленые даже. Подумывали, не одолжить ли у Кинсли Тайный Кров. А установить его можно опять-таки возле шлюпок. Ну, уединиться нам захотелось, непонятно разве?

Но тут стало не до обниманий. Слава небесам Утронии, что я зачем-то взгляд поднял в эти самые небеса. На палубу летел огроменный булыжник. Не булыжник, а целая комета – диаметром метра в три. Я и сам не понял, как успел среагировать. Моментально представил хорошо мне знакомый предмет – ракетку для бадминтона. Только размером с нашу шхуну. «Дру-умс-с» отыграли струны ракетки, и булыжник плюхнулся в воду очень далеко от корабля. Но такую волну поднял, что я думал – перевернемся.

– Что это было? – спросил кэп. Он выбежал из гальюна и на ходу натягивал штаны.

– Смерть наша, – сказала Шайна, задумчиво в небо глядя. – Но Вольта опять нас спас.

– Слушайте, ребятишки, – осерчал гот. – Многовато с вами проблем. Будто я саму госпожу неудачу на борт взял.


* * * | Владей миром! | Глава 18 По морям, по волнам







Loading...