home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Фулопп

Расплатившись и распрощавшись с экипажем «Росинки», мы наконец сошли на черный скалистый берег острова Рыльз.

К счастью, к тому моменту я уже полностью выздоровел, перестирал одежду и был готов к труду и обороне от Немо.

Какое-то время мы бродили по скалам. Ни души. Если не считать большого черного скорпиона, сидевшего на камне.

– Как его найти-то, фулоппа вашего? – спросил я. – Очень на циклопа его имя похоже. Циклопы тоже на острове жили. Фулопп одноглазием не страдает?

– Самому его не найти, – сказал Кинсли. Он настороженно осматривал скалы. – Фулопп появляется, когда ему вздумается. Или не появляется.

– Пойду хвороста натаскаю, – сказала Шайна и ушла в перелесок, видневшийся неподалеку.

– Что есть-то будем? Опять колдовать? – спросил я.

– Провиант имеется, – буркнул Кинсли и начал разбирать баулы.

Мне тоже сидеть надоело, я решил пойти поискать все-таки хозяина Черных скал. Одному было страшновато, но я надеялся, что фулопп, прежде чем казнить, хотя бы выслушает меня.

Углубился в скалы. Кое-где между ними имелись площадки, окаймленные черными пиками вершин. На одной из подобных полян, когда устал рыскать по Рыльзу, я и уселся на песочке. Решил позвать фулоппа – вдруг, подумал, где-то тут обитель его. Никакого эффекта. Я посидел, покричал с четверть часа и решил вернуться к своим, тем более что даже с моей площадки уже был виден сизый дымок от прибрежного костра. Да и вечереть начинало – Затмение и Марс обозначились на небосводе, но без Юпитера.

И я заблудился – потерял выход со скальной площадки. Но больше это походило на то, что меня просто заперли. Оказалось, что тропинка, по которой я пришел, в скалу упиралась и никуда дальше не вела.

«Ну, конечно, это же не она – вон нужная тропинка!» – обрадовался я. Пошел по ней, а она вообще вокруг площадки вела. Третью попробовал – та меж скал обрывалась на приличной высоте.

«Хорошо все-таки, что я маг», – вспомнил я наконец. И вовремя: пока я бродил, еще больше стемнело – Марс-то с Затмением немного света дают.

– Йошкин кот! – крикнул я радостно, отчетливо представляя то место, где мы вещи побросали, когда на рыль-зовский берег сошли. И… ничего. Сколько я ни призывал кота, которым владеет таинственный Йошка, – результата ноль. Пробовал я и Шайны лицо представить, и Кинсли, чтобы к ним перенестись, но и это ничего не дало.

– Зачем ты пришел? – услышал я низкий, клокочущий голос из темноты.

Голос будто расщеплялся на несколько других голосов, и все были равно неприятны.

– Кто это? – крикнул я в пустоту. – Фулопп, это ты?

– Я, я, – рассмеялись в ответ многоголосьем.

– А можно тебя увидеть? – осмелел я.

В полумраке сумерек появилась голова. В ней было что-то одновременно от ящерицы и собаки. Вытянутая морда, плоский рот, оранжевые, как два темных янтаря, глаза без зрачков. От ушей расходились роговые пластины, прикрывающие часть шеи. Впрочем, что там, за шеей, увидеть не довелось: она обрывалась в пространстве, словно росла из ниоткуда. Через мгновение голова фулоппа возникла слева – прямо возле меня. Не успел я отпрянуть, как она исчезла и снова появилась – на этот раз справа. Но не полностью, а лишь одной стороной, будто чудище выглядывало из воды, склонив голову набок. Потом мелькнула часть шеи, которая перерастала в спину с роговыми пластинами, как у стегозавра.

«Интересное кино, – подумал я. – Этот товарищ, видимо, никак не может решить, то ли ему полностью явиться, то ли совсем исчезнуть».

– Слушай! – крикнул я. – А что ты как-то – ни там ни сям? Давай объявись целиком, поговорим как следует.

Я, конечно, постарался, чтобы это повежливей прозвучало, а то тоже могу по частям разделиться. Без возможности обратной сборки.

– Хм, – усмехнулся одноголосый хор. – Давай попробуем.

Из сумеречной тьмы на мгновение явилось все чудо-юдище двухголовое. Вторая голова была похожа на петушиную, но с огромными зубами. Этакий саблезубый кур. Далее, в течение нашего разговора, какая-то из голов или частей тела фулоппа возникала по разные стороны от меня.

– Тебе будет трудно понять, – сказал он, – но я живу сразу в нескольких мирах. Редко появляюсь целиком в одном измерении. Нужды нет.

«Вот это я понимаю, интеллигентная беседа, – подумал я. – Даже слова умные».

– А зачем тебе это? – спросил я.

– Хм, – опять усмехнулся фулопп, – зачем тебе умение ходить? Или разговаривать?

– Ну… удобно.

– Вот ты и ответил. Я живу иной жизнью. Более полной. Как птица, которая умеет не только ходить и летать, но и плавать. И это делает меня непобедимым. Впрочем, – рассуждало чудовище, – мне не приходилось этому учиться. Я таким уродился.

«Да, – подумал я, – по такому поди попади хоть мечом, хоть файерболом. Нырнул в другой мир, а вынырнул уже за спиной, и цап…»

Вспомнилась улыбка Чеширского Кота. Вот, наверное, тоже был шатун между мирами. Хотя получается, что я тоже. Только целиком перенесся, а не по частям.

– Скажи, а тот, другой мир, какой? – спросил я, надеясь услышать про родину.

– Невозможно сказать – миров много, я гуляю по ним, как по тропам. Есть такие, которые все время словно в огне, – там красные небеса и черные тучи. Есть миры, в которых все будто плывет, никакой четкости. Даже цвета блеклы и смешаны.

– Красиво, наверное, – сказал я.

– Я не знаю, что такое «красиво», – был ответ.

Вот те на.

– Скажи, а нет ли там мира, где небо голубого цвета, а облака – белого?

– Ты про свой родной спрашиваешь? – догадался фулопп. – Таких миров много. Но я тебе не помогу. Даже если бы нашли твой, со мной туда перейти не сможешь. Погибнешь.

– Да я пока и не собирался, – честно сознался я. – Так, ностальгия. Мне, видишь ли, Утронию спасти надо, пока не поздно. А то тут один персонаж с подводной лодки совсем берега потерял. Знаешь, наверное?

– Я мало интересуюсь проблемами миров, в которые вхож. Я лишь наблюдатель. Мой интерес в другом.

– В чем же? – спросил я.

– Вот мы и подошли к делу, – сказал фулопп, и петушиная голова вдруг возникла прямо возле моего лица. Но опять не целиком, а будто из воды выглянула. – Зачем ты пришел?

– Мне нужна помощь.

– Какая?

– Изгнать из Утронии одного мерзавца, который не дает никому жить.

– Я в войнах не участвую, – сказал фулопп. – Если я встаю на чью-либо сторону, то начинаю переживать за нее, волноваться. Желать победы. Или того хуже – злиться и ненавидеть. Тогда я теряю свою бесценность и несравнимость.

– Что теряешь? – спросил я, а сам почему-то вспомнил, услышав про несравнимость, горлумское – «моя преле-с-с-сть».

– То, что позволяет быть свободным и гулять между мирами. Если я начинаю злиться, я застреваю в одном. – Глаз фулоппа возник в десяти сантиметрах от моего лица, и я отпрянул.

– Понятно, – вздохнул я опечаленно. – Но я слышал, ты пару раз навещал тот берег Утронии?

– Это не было войной, – спокойно сказал фулопп. – Было изъятие пары нужных мне вещей. Увы, – он вздохнул, – без сопротивления не обошлось.

– Что ж, – кивнул я. – Все понятно. Извини, что побеспокоил.

– Но помочь я тебе могу. На тебе корона императора. Она – символ власти. Я могу сделать так, что в битве на одной стороне с тобой будут бестии.

– А ты в этом случае не потеряешь эту… бесценность и несравнимость?

– Нет, – ответил мне расщепленный голос. – Я велю бестиям слушаться, а дальше – твое дело. Результат – победите вы или проиграете – мне безразличен. Я останусь собой.

– Ого, – сказал я, не зная, радоваться или огорчаться. – А это… Я справлюсь?

– Хороший вопрос – ты справишься? Они пойдут за тобою в бой, а каким ты окажешься полководцем и сможешь ли победить, зависит от тебя.

«А что? Если навалимся всем миром, включая бестий, никакие немовские щиты не выдержат! Мы его снесем и без фулоппа!»

– Смогу! Окажусь! – исполнился я решительности. – Сделай! Что я должен за эту помощь?

– Я смогу заставить не всех. Есть те, которые лучше сдохнут, чем будут слушаться. Убить их могу, подчинить – нет.

– И не убивай, – великодушно согласился я. – Уважаю принципы.

– Там дело не в принципах, а в недостатке извилин. Теперь поговорим об оплате.

Я замер.

– Что у тебя на поясе?

В моем кожаном поясе, который я надел сразу же, как избавился от пижамы арестанта, в положенных местах торчали дротики и Кровный Убийца.

– Это… – начал было я.

– Я заберу все это, – сказал фулопп.

– Что? Нет! – воскликнул я. – Зачем? Почему все? – выпалил я. – Назначенная цена слишком велика.

– Все. Включая перстень. Корону можешь оставить, она тебе пригодится.

– Черт! – выругался я. – Но это уж слишком! Давай хотя бы что-то одно?

– Все, что есть. Если что-то еще есть в карманах, чего я не вижу, тоже вытаскивай. Вот моя цена.

Я молчал, наверное, минуту.

– А если бестии не согласятся, – спросил я, – ты сумеешь их убедить?

– Они сделают то, что ты им скажешь. Ради тебя будут готовы даже умереть. Этого мало?

– Нет, – вздохнул я. – Забирай.

Назад тропинка нашлась легко. Шайна и Кинсли обрадовались моему возвращению. Не то чтобы прыгали вокруг и целовали в щеки – они ребята хмурые, – но взглянули тепло.

– Мы уж думали, что тебя съели, – сказала Шайна, впиваясь зубами в ногу, похожую на заячью. Значит, не только скорпионы водились на Рыльзе.

– Тебя так долго не было, что мы уж решили – ты фулоппа нашел, – буркнул Кинсли.

Мне захотелось использовать известный штамп всех интриганов.

– Есть две новости, – сказал я, подсаживаясь к костру, – хорошая и плохая. С какой начать?

– В любом порядке, – заявила Шайна.

– С хорошей давай, – вздохнул Кинсли. – Хоть что-то хорошее хочется услышать.

– Что ж, хорошая новость такая: мы не зря сюда добирались. Я нашел этого вашего гибрида Филиппа с циклопом. Сам он воевать не станет, но сделает так, что на нашу сторону встанут бестии.

– Ох ты ж ни хрена себе! – Шайна даже встала. Я никогда не видел, чтобы она была так сильно удивлена. – Ну, ты, Вольта, молодчик. – Она шагнула ко мне и пихнула в плечо кулаком – по-дружески. – Теперь я верю в нашу победу.

– Что взамен попросил? – Кинсли зрил в корень.

– А это плохая новость. Фулопп забрал все волшебные предметы, кроме короны императора, – сказал я и невольно коснулся рукой ободка на голове.

– Ну и шут с ними, – сказала Шайна, снова садясь и вгрызаясь в мясо. – И без них обойдемся. Все равно ножом твоим стекляшки не перекромсать – ему кровь нужна. Дротики тоже бесполезны.

– Я так и знал, – неожиданно спокойно сказал Кинсли. – Жаль, не успел еще хоть что-то в котомку спрятать. Ты уже ушел, когда я вспомнил о слабостях царя бестий. Теперь осталось только это. – Он извлек из котомки кошель с кристаллом Предельной Ясности.

Точно! Я его Кинсли отдал, когда в пижаму переодевался. А потом забыл к ремню приторочить.

– Слушайте, а ведь все это время я был виден и магам, и через финфор. Кроннель вполне мог астероид на меня уронить, и Немо мог разыскать. Так?

Вспомнилось око Мордора, рыскающее в поисках Фродо с кольцом.

– Наверное. – Шайна отрезала от тушки на костре кусман мяса и протянула мне прямо на кончике ножа. – Но теперь-то что?

– Пока ты в пижаме расхаживал? Да, могли, – кивнул Кинсли. – Но, видать, не хватились. А пока ты у фулоппа был, мы в финфоре тебя не смогли разглядеть. Возле царя бестий особое поле – там магия не срабатывает.

Я вспомнил о неудачных попытках перенестись с площадки к костру и согласился.

В тот вечер мы наконец смогли с Шайной уединиться. Расчехлили Тайный Кров и спрятались в него от Кинсли. Скажу нескромно, в тот раз я был на высоте. В обоих смыслах. Но когда мы, утомленные и довольные, растянулись на походном одеяле, Шайна сказала:

– Классно. Но втроем с ведьмой повеселей было.

Я не сказал «нет».


Глава 18 По морям, по волнам | Владей миром! | Глава 20 Фаншбы







Loading...