home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Фаншбы

Утром я перенес всех домой к Шайне, откуда мы, рассевшись паровозиком на спине грухса – Шайна взялась за его усы, я за Шайну, Кинсли за меня, – отправились прямиком к Западным королевствам. Мой план был прост – всех, кого смогу, надо поднять на войну с Немо. Всем миром свергнем узурпатора и «на обломках самовластья напишут наши имена!» – как писал Пушкин. Жаль, что маги оказались конформистами, но Бог им судья. Может, одумаются еще.

Ближе всего было королевство фаншбов. Местные как-то именуют его на своем языке, но, кроме них, этого выговорить не может никто, поэтому просто – королевство фаншбов. Такая же проблема была с именами.

Как вождь фаншбов не похож на короля, так и государство его не похоже на королевство – это просто несколько десятков скал с ласточкиными гнездами. И хотя они не ласточкам принадлежали, а гигантским мокрицам, выглядели эти дыры в скале именно так – только крупнее намного. Внизу – у подножия центральной скалы – зиял вход в большую пещеру. Она у фаншбов тронным залом служила.

Что сказать об этих ребятах? Мне они понравились. Неразговорчивые, хмурые, не тратят время на понты, а занимаются делом. Очень хорошие воины, как я понял. Особенно в рукопашном бою. Шайна рассказала, что в драке один фаншб нескольких человек стоит. У фаншба непробиваемый панцирь, четыре лапы из шести способны держать оружие и решительность – как у быка на корриде. Магические заряды от панциря отскакивают. Второму Падшему нравилось натравливать на фаншбов стеклярусов – так я стеклянных рыцарей прозвал – и наблюдать за рубкой. Если надо, шестилапые воины способны свернуться клубком, полностью закрывшись пластинчатым панцирем, словно жалюзи. В таком виде для обычного оружия они неуязвимы. Еще они пользуются этой способностью, если надо скатиться по склону.

Шайна по моей просьбе отправилась изучать окрестности замка Падших. Нам надо было знать, как брать неприступную крепость Немо и насколько она неприступна. Кроме того, валькирия обещала попробовать отловить кого-нибудь из работников замка, если они покидают его пределы.

Мы с Кинсли шагнули в тронную пещеру фаншбов.

– Наша… популяция… в последние… годы… сильно пострадала, – сказал главный вместо приветствия. Вождь делал паузы почти после каждого слова, будто бы забивал их в поисковик, а потом озвучивал перевод. Еще и падежи часто путал.

«Хорошо еще, что Артур научил местных русскому языку. На английском я бы сейчас выражался примерно так же, как вождь фаншбов на русском», – порадовался я.

Вождь стоял на естественном каменном возвышении, рядом с двумя фаншбами – судя по всему, советниками. Он отличался от других фаншбов тем, что над левым глазом у него искрилась небольшая звезда. Я знал от Кинсли, что это – символ власти фаншбов. Звездочка передавалась по наследству либо присуждалась избранному вождю, если прошлый пал в бою. По словам карлика, чтобы создать ее, множество фаншбов сплетается в один клубок и насыщает кусочек слюды своей энергией. И слюда становится такой негасимой звездой. Описанная процедура напомнила мне рождение жемчужин.

– Знаю, – ответил я, учтиво поклонившись. – Именно поэтому мы здесь.

– Узнав… о твоем… приближении… мы решили… что… новый император… решил получить заверения в… – тут он думал особенно долго. Наверное, не сразу нашел нужное слово в «поисковике», – лояльности.

Диадема на моей голове, чуть светящаяся в полумраке пещеры, была таким же символом власти, как звезда над фаншбовским глазом.

– Но мы… не можем… тебе присягнуть. Мы ведем войну… с тем, кто пришел до тебя. – Эту фразу он сказал на удивление быстро. Видимо, заранее приготовил. – Хотя он и не… обладает… корона… короной императора.

– Именно поэтому я здесь.

– Расскажи… о своих… планах.

– Могу ли я говорить открыто? – спросил я и уже готовился было пуститься в разъяснения, как вдруг услышал:

– Нет. То, что не предназначено… для посторонних… ушей, будет сказано не здесь.

– Следуй за нами, – обратился ко мне фаншб, стоявший справа от вождя.

Оказалось, что в королевстве фаншбов была система подъемников. Мы встали на каменную плиту в центре пещеры, по углам которой проходили тросы. Один из фаншбов-советников вождя несколько раз подергал за трос, и плита медленно поползла вверх.

«Наверное, кто-то снизу крутит колесо с тросами, – подумал я. – Вряд ли лифт движется с помощью магии. Тогда и тросы были бы не нужны».

Пока плита ехала вверх, нам открывались многочисленные проходы внутри скалы.

«Вот как они в свои ласточкины гнезда попадают. Я уж думал – ползут снаружи по скалам».

Поднимались мы долго и наконец прибыли на верхний уровень – над нами был только каменный свод. Вышли на пятак, возвышающийся над скалой с гнездами. Опять плато. Будто кто-то специально наделал по всей Утронии кучу посадочных площадок: дом Шайны, скала Падших, место, где нас чуть не проглотила семхра длиннохвостая… Еще одна – возле Заброшенных пещер. Да всех не упомнишь.

На этом плато остались мы втроем – один из советников вождя, сам звездоносный и я. Кинсли и второй советник задержались на платформе лифта.

И тут я увидел, что настоящая жизнь текла внизу, у подножия скал, – маленькие фаншбы играли или возились в песке, взрослые торговали, ругались, тренировались с оружием… В общем, жизнь била ключом. Но иначе как отсюда или с небес я бы не смог разглядеть город фаншбов, окруженный кольцом гор.

– Я… думаю… что знаю, о чем… ты хочешь… просить, – сказал вождь фаншбов. – Но хочу услышать это от тебя.

Я посмотрел на открывшиеся дали, оценил высоту, на которой мы находились. Если упаду – костей точно не соберу. А никто не сказал, что фаншбы затащили меня сюда только ради беседы. Одна надежда, что они не встали на сторону Немо. Другая надежда на то, что моя магия здесь будет работать лучше, чем в гостях у фулоппа, и я смогу полететь, а не разбиться.

– Я хочу договориться, – начал я. – Хочу собрать всех под свои знамена и объявить войну Немо.

– Что значит – собрать под знамена? – спросил советник. – У тебя есть знамя?

– Это образно, – замешкался я. – Хочу возглавить поход против узурпатора. – Где-то я слышал это выражение – запомнилось.

– Наш народ… – сказал вождь, – в последнее время много претерпел от… стеклянных рыцарей Немо. Мы пытаемся дать… отпор… но… безуспешно. Думаю, мы проиграем… и с тобой. Если ты не скажешь… что-то… что убедит меня в… обратном.

– Я заручился поддержкой фулоппа. Он обещал дать в помощь армию бестий.

– Бестий? – Советник и вождь переглянулись и перебросились парой фраз – на языке совершенно мне непонятном, больше похожем на стрекот.

– Как ты мог договориться с царем чудовищ? – спросил советник. В его голосе звучало недоверие.

– Пришлось кое-чем пожертвовать, – сознался я.

– Для этой цели ты фрахтовал судно несколько дней назад? – спросил советник.

«Ого, разведка-то работает», – подумал я.

– Да.

– Маги… тоже… на твоей стороне? – спросил вождь.

– Нет. – Я покачал головой. – Из магов пока только я. Остальные боятся выступить против Немо…

Потом я рассказал о планах призвать на войну с Немо готов и армию королевства Соуз. После слова «Соуз» фаншбы яростно зашипели.

– Ты… так… сильно… хочешь власти? – спросил вождь.

Я ответил честно:

– Нет. Власть меня не интересует.

Оба опять зашипели, хотя не так явственно, как при упоминании королевства Соуз.

– Я не лгу. Все, что я хочу, – это вернуться домой, в тот мир, из которого я пришел и из которого, видимо, родом оба Павших.

– А зачем… тебе… война, в таком… случай? Случае?

– Хочу помочь, – пожал я плечами. – И отомстить за смерть… – Тут я тоже стал нужное слово искать… Друга? Наставника? – Дорогого мне человека.

– А вернуться почему хочешь? В твоем мире лучше?

– Нет, – честно признался я.

– Тогда… почему? – спросил вождь.

– У вас есть дети? – спросил я.

– Да, у каждого из нас по многу детей. Мы не знаем, сколько именно. А что? – спросил советник.

Я понял, что этот пример вряд ли будет удачным, но продолжил:

– Вы их любите?

– Да… Конечно, – сказал вождь.

– Хотя понимаете, что иногда чьи-то дети в чем-то могут быть лучше ваших, так? – рискнул я спросить.

Фаншбы снова зашипели, но на этот раз едва слышно.

– Допустим, – сказал советник.

– Но из-за этого вы же не начинаете меньше любить своих детей? – спросил я. – Вот и с моим родным миром так же.

– Ты… умен… – почему-то сказал вождь. – Если ты такой же… славный воин… как… рассказчик… мы обречены победить.

Они что-то быстро обстрекотали, и советник сказал:

– Великий Мангук май Шейбст готов соединить свою армию с твоей и выступить вместе против убийцы. Но мы не будем сражаться рядом с трусливыми сумасшедшими из королевства Соуз.

– Обещаю вам, что поставлю ваши полки максимально далеко друг от друга.

– Не думаю… что это… пьяницы и… неумехи… способны помочь… в битве, – сказал вождь.

– Они неплохо защищают свою крепость, – сказал советник. – Но это только потому, что у фаншбов не было серьезных намерений сровнять ее с землей.

Я ответил фразой, слышанной в каком-то фильме:

– В этой войне мне будет нужен каждый клинок.

Фаншбы переглянулись, как мне показалось, одобрительно, хотя невозможно судить о выражении лиц тех, у кого лиц, в нашем понимании, нет…


Самое большое испытание меня ждало позже, когда мы спустились вниз – в «тронный зал» – и расположились напротив большого стола из черного камня, похожего на обсидиан.

– Традиционно, – сказал второй советник, – заключение любого договора сопровождается ритуальным обедом.

Ритуальный обед… Мне как-то сразу не понравилось это словосочетание.

Мы с вождем сели к столу напротив друг друга, и перед каждым поставили по деревянной миске с… личинками. Белыми такими, жирными, шевелящимися личинками. Такие, по-моему, у майских жуков. Между мной и вождем установили небольшой факел. Видимо, чтобы мы друг друга могли лучше видеть.

– Это очень вкусное ритуальное блюдо, которым угощались наши вожди перед тем, как заключить мир или объявить войну общему врагу, – сказал один из советников.

Десятка два фаншбов обступили нас со всех сторон. В отблеске факела я различил и фигурку Кинсли.

«Злорадствует, наверное, – подумал я, глядя на копошащееся в миске. – Обступили еще так… Не сбежать. Может, как раз поэтому? – В голову лез всякий бред, я пытался хоть как-то отвлечь себя от грядущего обеда. – Может, этот их великий Мангуст в сговоре с Немо? Вот и решили отравить меня гусеницами».

Но я, конечно, сам себе не верил. О недавнем нападении стеклярусов на фаншбов я, конечно, прекрасно помнил. Нет, это не обман – все по-настоящему. И личинки тоже настоящие.

Позвольте, а не волшебник ли я с некоторых пор? Вот и проверим, работает ли магия в этих стенах.

Мы взяли по первой личинке, внимательно глядя друг на друга, поднесли их ко рту и…

«Йошкин кот», – прошептал я, пряча гусеницу в ладони и не давая окружающим заметить, что она вдруг превратилась в пельмень. Ну, ничего мне больше в тот момент не пришло в голову, а маминых пельмешек давно хотелось. И никто не заметил вроде бы. В общем, пока вождь лопал ритуальных личинок, я угощался пельменями. Разве что без сметаны. Несмотря на горящий факел, было достаточно темно, чтобы мою маленькую хитрость никто не заметил. Карлик, наверное, догадался – оруженосец у меня смекалистый, но я знал, что он не выдаст. А то ведь я и большой пельмень могу наколдовать – из гортванца.

– Что это… ты… все время шепчешь?.. Перед… тем… чтобы… есть? – спросил вождь.

– Йошкин кот! – выругался я еле слышно, прежде чем отправить в рот очередной пельмень.

Я с грустью посмотрел на содержимое миски – две трети «аппетитных» червяков еще ждали своей «волшебной» участи. Они были бы рады выкрутиться из этой ситуации, как и я.

– Понимаешь, многоуважаемый вождь. Блюдо, которым ты меня угощаешь, необычайно вкусно. Но, к сожалению, мой желудок не приучен в такой пище. И чтобы не омрачить нашу трапезу неожиданным… хм… несварением, я произношу заклинание.

– Понятно, – ответил вождь, и мне показалось, что выражение его физиономии несколько смягчилось, может быть, он даже улыбнулся.

Вокруг стола тоже пошел стрекот – не знаю, одобрительный или обвинительный. Отвлекшись, я, видимо, недостаточно четко заклинание прошептал или плохо пельмень вообразил. В общем, я раскусил что-то, прыснувшее мне на язык едкой субстанцией. При этом, даже ополовиненное, оно продолжало извиваться. Я резко встал, плотно прикрыв рот ладонью, так как опасался, что меня вырвет.

– Что… случилось? – спросил вождь.

– Язык прикусил, – промямлил я, убирая остатки гусеницы изо рта в кулак, а потом – под стол. – Можно воды?

Мне подали воды в деревянной плошке.

– Вижу, что тебе не очень… понравилось наше… угощенье, – произнес вождь, отодвигая свою миску и с жадностью глядя на мою.

– Да нет, что вы… – начал было я.

– Это и не требуется… – вдруг подал голос стоящий возле стола первый советник. – Ты отдал честь нашим традициям, смог превозмочь собственное нежелание. Тебе можно доверять, ты не бросишь фаншбов на произвол судьбы. Не пошлешь умирать ради своей выгоды. Мы верим тебе и готовы воевать на одной стороне.

«Интересно, как они это поняли? Только потому, что меня не вырвало прямо на стол? Или потому, что я не отказался от их угощения? Может, уже были прецеденты?»

– Ясен пень! – произнес я, желая, чтобы съеденные «пельмени» оставались оными до завершения, так сказать, цикла. Потом, церемонно поклонившись вождю, вышел на свежий воздух.


Глава 19 Фулопп | Владей миром! | Глава 21 Соуз







Loading...