home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

Соуз

Фаншбы нам показали короткую – вдоль скал – дорогу в королевство Соуз. Идти пришлось почти целый день, лишь к вечеру стало отчетливо видно центральную коричнево-серую башню замка. Грязно-серую, можно сказать. Решив очередную порцию гусениц или еще чего почище принимать на свежую голову, мы решили переночевать и установили Тайный Кров.

– Слушай, вот эти площадки везде у вас – как под заказ, – сказал я, укладываясь на боковую.

– Какие еще площадки? – спросил Кинсли.

Я пояснил.

– Это же для змеекрыла Первого Падшего! – Кинсли посмотрел на меня, как на несмышленыша. – Они в Утронии отродясь были. Артур, когда королевство облетал, всегда змеекрыла на них сажал. Для того и создал, наверное.

– Змеекрыла? – удивился я. – Как он выглядел, интересно? Огромный, черный, с шипами по телу и огнем пулялся?

– Ты его видел, что ли? – с подозрительностью спросил Кинсли. – Я-то думал, что он сгинул давно.

Я не ответил…


Рано утром мы подошли к грязному, полному нечистот рву вокруг замка.

«Не настолько он глубок, насколько отвратителен», – подумал я.

Мост – две широкие, грязные доски – был поднят.

– Уважаемые! – крикнул я. Почему «уважаемые», а не просто «эй»? Сам не знаю. Узбекистан какой-то. – Я есмь император всея Утронии! – развлекался я спектаклем.

Скрипнула ставня деревянной надстройки смотровой башни. Из нее высунулся стражник.

– Эй, Хилый! – крикнул он кому-то снизу. – Там уроды какие-то. Поди узнай, что хотят.

Калитка внизу огромных ободранных ворот открылась, и из нее вышел воин с арбалетом в руках. На нем была драная кольчуга, да и остальное облачение – под стать. На голове его был шлем, а на ногах – сандалии со шнуровкой. Римский легионер, только сильно потрепанный.

«Артур, наверное, пьян был, когда это королевство создавал», – подумал я.

– Что хотите? – Хилый навел на меня арбалет.

А я с утра что-то не в настроении был. Наверное, просто не выспался. В общем, церемониться не стал, а сделал стражника каменным. Просто представил, сказал заклинание, захотел и поверил. Или поверил и захотел. В общем, колдовать я научился, не задумываясь, как крутят педали велосипеда. Практика.

– Эй, болван! – крикнул я тому, что наверху. – Если тоже не хочешь стать каменным, живо опускай свой дурацкий мост. Сказано тебе, император идет.

Нескромно? А много было скромных императоров? Должность, знаете ли, обязывает.

Конечно, я легко мог взять Кинсли и перелететь через ворота, но хотелось быть приглашенным. Пусть и насильственно.

Мосток резво плюхнулся к моим ногам. Я величественно подошел к калитке, возле которой уже стояли два новых арбалетчика. У них были опущены головы – боялись взглянуть, наверное.

– Ну что, братки? – обратился я к ним, путая императорские манеры с генеральскими, – службу несете? То-то… – Я благодушно похлопал ближайшего по плечу. – Вели доложить королю, что прибыл его начальник.

– Уже побежали, – сказал арбалетчик, робко поднимая глаза. – С докладом, я имею в виду.

– Ну и молодцы, – снова я хлопнул его по плечу и превратил памятник Хилому обратно в человека.

Тот не понял, что с ним случилось, и начал было возникать, но товарищи по оружию быстро его осадили.

«Волшебник, волшебник», – шелестело за моей спиной.

«Другое дело, – подумал я. – А то – „уроды“. Сами не уроды, что ли?»

Нас сопровождал один из стражников.

Я осмотрелся. В королевстве Соуз было на что взглянуть. И четырехрукие горожане, и двухголовые, и люди-рыбы… Вон вообще непонятно кто – роста огромного, уши острые, четыре руки, а вторая голова на уровне пупка – такая же ушастая, но размером поменьше. Лишь когда гигант поравнялся со мной, я понял, что это не вторая голова, а ребенок, сидящий в кармане родителя – «а-ля кенгуру».

Вообще-то город как город. Да, грязь, да, нечистоты повсюду – но это нормально для Средневековья. Гам, шум, драки. Народ испражняется там же, где ест. Но разве не так же было в какой-нибудь Франции или Британии в пятнадцатом веке? Мы шли мимо шумного рынка, где самые разные существа состязались в искусстве наживы. Одни хотели купить подешевле, другие продать подороже, третьи стибрить незаметнее.

– Хапилаха, – обратилась полная и растрепанная женщина средних лет к какому-то гибриду человека с шиншиллой. Морда и шерсть у гибрида были как у грызуна; руки, ноги, осанка вполне человеческие, но размером он был с бегемота. – Я сто раз тебя просила, не приноси ты мне эти купрасты. Я фортегли хочу, а купрасты себе оставь.

В руках у гигантской шиншиллы были какие-то огромные грибы, и, видимо, разговор шел именно о них. Великан гудел что-то оправдательное и ронял редкие, но большущие слезы.

– Ну хорошо, хорошо, – смилостивилась женщина. – Я куплю у тебя один купраст, будь он неладен. Ребятки, – заметила она нас, – вам грибы не нужны?

– Спасибо, – покачал я головой, – у меня и так все время ощущение, что я под грибами.

Мимо прошмыгнул худенький и юркий четырехрук. За ним, расталкивая прохожих, пробежали два стражника – да куда им! Из-за их спин донесся гневный окрик – видимо, хозяина обворованного лотка.

Грязь, пыль, шум, веселье, звон медных тазов, блеск азартных глаз, блики солнца в лужах. Все это вскоре осталось позади, и мы вышли к центральной башни замка. У ее дверей стояли несколько стражников, и, судя по всему, они давно нас обсуждали.

– Будь осторожен, – негромко сказал Кинсли, – соузцы не надежны.

Я уже и сам это понял.

Стражники расступились, пропуская нас внутрь.

Когда мы поднимались по каменной лестнице, в спину мне полетел арбалетный болт. Хорошо, что я был настороже, уж больно недружелюбные физиономии были у встречавших. Я прижался к стене, и болт стукнулся в кладку и упал. Неймется им, йошкин кот!

Оставшиеся внизу стражники превратились в памятники, а мы продолжили восхождение.

– Эй, парень! – крикнул я в спину провожатому. – Если кто-то еще попытается нам навредить, я превращу тебя в пыль. Понятно?

– Угу, – закивал головой тот, бросив взгляд полный паники.

В тронном зале было почти пусто – двое стражников и господин, одетый в темно-синюю мантию, и четырехрукий голопузый король, с всклокоченными седыми вихрами вместо короны. Он полулежал на троне, держа в руке кубок.

– Здравствуй, о великий маг, – проскрипел он, глядя на меня хитрыми, красноватыми глазами. – Мне сказали, что…

– Во-первых, я не маг, – перебил я, а король тотчас бросил взгляд на человека в синем одеянии. – Точнее, маг, но это не главное. Главное, что я – император Утронии! – И указал на диадему. – Я пришел получить от тебя заверения в твоей преданности.

Повисла пауза, король опустил глаза на свой медный кубок, а со мной заговорил господин в мантии. Я подумал, что это – советник короля. У него были темные волнистые волосы, крючковатый нос и красивые, наглые глаза. На вид – лет тридцать.

– Позвольте представиться. – Тембр голоса советника был обволакивающим. Наверное, такое нравится женщинам, мне же стало противно. – Я – верховный маг Соуза, зовут меня Кичрал Хра. Могу задать вопрос?

– Говори, – милостиво кивнул я, а сам подумал, что к состязанию с магом уровня Рахли не готов. И ведь при мне ни дротиков, ни ножа. Постараюсь успеть провести короткий прямой в подбородок. Тё ку цки – так этот удар называется по-научному.

– Дело в том, что мы, к сожалению, ничего не знаем ни о каком императоре, – вкрадчиво продолжил Кичрал. – Король Гастав – полноправный властитель в нашем королевстве…

– Да! – скрипнул Гастав. – Какой еще император? Когда я еще пацаненком бегал, был Артур, Первый Падший, – этого знаю. А ты кто такой?

– А Второго Падшего разве не знаете? – поинтересовался я.

– Лучше бы не знали, – ответил Гастав. – Это он тебя послал, что ли?

«Как все запущено-то…»

– Нет, – сказал я величественно. – Мое имя – Вольта. Я – Третий Падший. Я положу конец деспотии Немо – Второго Падшего.

– Чему ты конец положишь? – скрипнули с трона.

– Я свергну Немо.

– Ну и свергай себе – мы при чем?

– Разве вам не досаждают его солдаты – стеклянные рыцари?

– Ах вот ты о чем… – Гастав глянул в оконный проем и почесал голову под седым клоком волос. – Досаждают, да…

– Самого Немо мы не имели, так сказать, чести, – прошелестело справа от меня. – Только солдаты его, на которых… не действует магия… – сказал Кичрал с досадой. – От них мы претерпели, и не раз, – это так. Славное войско Соуз было сильно потрепано.

– Тихо, Кичрал! – воскликнули с трона. – Это военная тайна, между прочим!

– Прошу прощения, сир, – полупоклонился Хра, продолжая смотреть на меня.

– Так что же ты хочешь, странник? Чтобы мы присягнули тебе? – спросил Гастав.

– Нет, – сказал я. – Хочу, чтобы вы присоединились к моей армии в битве против Немо. – То, что вся «армия» пока состояла из войска фаншбов, обещаний фулоппа и моих твердых намерений, я говорить не стал.

– И какой в этом смысл? – хихикнул Гастав. – Уж скорее ты к нам присоединяйся, император-чародей.

– На сегодня под мои знамена готовы встать бестии Утронии и фаншбы. Но я только начал кампанию по вербовке сторонников.

Да, опять проклятый «конь» – со средневековым людом надо проще выражаться.

– Ха, – обрадовался Гастав. – Я же говорил тебе, Хра! Как чувствовал!

– Да, ваше величество.

– Сегодня с утра говорю ему – вот бы здорово, если бы нашелся герой, который всех нас объединит. Может, тогда, говорю, мы и надерем эти стеклянные задницы.

– Вы сказали, что бестии тоже с вами? – с сомнением глядя на меня, спросил маг. – С трудом верится. Вы говорите об одной-двух тварях?

– Армия, – заносчиво заявил я. – Не все, но их будет много.

Любопытно, что на фаншбов – заклятых вроде бы врагов – соузцы никак не отреагировали.

– А готы и разбойники? – спросил король.

– Разбойников я бы не рассматривал, – поморщился Кич рал.

– Вот и мы так решили. На них мало надежды. А к готам я отправлюсь сразу после завершения визита к вашему величеству.

– Мы отправимся, – вдруг подал голос мой оруженосец, и мы втроем удивленно на него посмотрели, чем смутили неимоверно.

– Мы отправимся! – сказал я и величаво возложил свою царственную длань на плечо императорского фаворита.

– Ну, вот как всех соберете, посылайте и за нами гонца. Мы тогда…

– И ты не обманешь? – Почему-то я начал «тыкать» хитрому Гаставу.

– Нет, – поморщился он и отпил из кубка. – Мы придем.

– Тогда готовьтесь уже сейчас, – сказал я. – Думаю, через несколько дней надо будет выдвинуться.

– Вот и хорошо, – кивнул четырехрукий король. – Пара-тройка деньков нам не помешают. А то мы только-только начали лататься после нашествия этих прозрачных тварей. Сколько погибло наших, Хра?

– Мертвых десятка полтора, – отчитался Кичрал Хра, который, как я понял, был и министром, и советником, и верховным магом, и телохранителем короля Гастава. Что сказать? Экономно. – Но еще два раза по столько же раненых и покалеченных.

«Только что называли это военной тайной, а теперь спокойно обсуждают при мне… – подумал я. – Так быстро приняли меня за своего?»

– Насколько велико войско Соуза? – спросил я.

– Тысячи три можем выставить, – ответил Кичрал. – Из них хорошо вооруженных – треть, остальное – всякий сброд.

«Ласково он о подданных», – подумал я.

– Сброд – это крестьяне, что ли? Граблями да мотыгами драться будут? – спросил я.

– Нет, почему? – поморщился властитель Соуза. – Мечи у них есть. Щиты деревянные. Солдаты, в общем.

В памяти всплыло, что в Средневековье у государства часто было войско элитарное – то, что из хорошо оснащенных рыцарей состояло, и обычное – из плохо вооруженных и мало обученных солдат.

– Отлично, – сказал я, ни грамма не понимая, три тысячи – это много или мало.

– Если хочешь, можешь остановиться у меня в замке, – сказал Гастав, хотя я понял, что он этого не хотел бы. – Пиров не обещаю, но куском мяса, кружкой зайти и девкой велю тебя обеспечить.

Я решил не утруждать хозяев гостеприимством.

– Спасибо, но нет. У нас еще долгий путь, и не хочу терять время.

– Куда теперь? – с облегчением спросил Гастав.

– К готам.

Когда мы спустились вниз, пред нами предстало страшное зрелище. Оказывается, я не полностью заколдовал стражников, выстреливших мне в спину. Двое стали памятниками целиком, а двое других – лишь наполовину. На ту самую, которая была мне видна с лестницы. Я думал, что невидимая мной часть стражников окаменеет по умолчанию. Ан нет.

Двое окаменевших стражников стояли истуканами, а еще двое орали благим матом, и, отталкиваясь не окаменевшей ногой, кружились на месте, словно циркули. Еще трое их сотоварищей, не попавшие под мою раздачу, бродили между ними – кто-то остроты отпускал, кто-то раздумывал, как помочь. Поодаль уже собралось несколько десятков горожан, попавших на бесплатное представление. Народ тыкал пальцем в бедолаг, посмеивался, возмущался. С моим появлением внимание толпы переключилось на меня. Горожане боялись подходить к магу, но я расслышал и ругательства в свой адрес, и попытки пристыдить.

– Маг! – воскликнул один из здоровых стражников. – Расколдуй их, прошу тебя! Нас и так не хватает, не хочу работать без выходных!

Другой указал на памятник и произнес:

– Это брат мой…

Я, конечно, расколдовал. Те, что полностью были в камне, стали оглядываться растерянно, пытаясь понять, что случилось. Те, что наполовину, разом рухнули в грязь, а вскочив, стали ощупывать себя и друг друга, плача и смеясь. Мне стало стыдно и противно, но показывать этого не стал – наоборот, брови нахмурил и сказал сурово:

– Мы сейчас уйдем. И если нам в спину полетит арбалетный болт, то каждый из вас обнаружит такой в своей заднице. – Понятно?

Уходили мы быстро, и не потому, что боялись выстрела в спину, теперь уже нет. Мне не понравилось здесь. Кинсли, по-моему, тоже. Шумно, грязно, неспокойно. На рынок, правда, свернули – купили копченый окорок и еще кое-что из провизии. Когда солнце склонилось к закату, мы уже шагали в королевство готов.

– Что соузцы с фаншбами не поделили, интересно? Пищевые цепочки разные, среда обитания…

– Конь… – поморщился Кинсли.

– Я говорю, королевства фаншбов и Соуз часто воюют, так?

– Ну?

– А чего делят-то?

– Соузцы в этих краях спокон веку, – сказал карлик. – Потом пришли фаншбы, в скалах понаделали нор. Соузцев все дальше и дальше отшвыривали. Вот они и поставили крепость. Но скалы на границе двух королевств не дают покоя ни тем ни другим. Фаншбы в них селиться хотят, а соузцы там руду добывают.

«Без помощи Кичрала, – подумал я, – от крепости давно камня на камне бы не осталось. То, что против фаншбов не действует магия, – не так важно, если маг способен вызвать небольшой камнепад, например, и обрушить его на спины врагов».

Я высказал свои догадки Кинсли. Он согласился:

– Именно так. А когда их снесет горой камней, набегут рыцари Соуза и начинают рубить там, где помягче.


Глава 20 Фаншбы | Владей миром! | Глава 22 Готы







Loading...