home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22

Готы

Идти пришлось три дня. Большую часть пути шли вдоль реки, прорезавшей изумрудными водами западную часть Утронии.

Реку мы форсировали с помощью магии – перелетели на другой берег, благо он был хорошо виден. Потом пришлось идти в гору, к большому темному лесу, видневшемуся на холме. Лес нам пришлось обогнуть – обитель готов располагалась справа от него.

Но и тут без приключений не обошлось. Шли мы себе по опушке, не трогали никого, а из леса навстречу нам гоп-компания вышагнула. Один гот и семеро двуруких, одноголовых – люди, в общем. Атрибуты разбойничьи: ножи за поясами, грудь нараспашку, зубы выбиты, лица со шрамами. Классика. Двое зашли нам за спину. Главным был крепкий чернявый мужичок с косынкой на голове, по-пиратски охватывающей голову. Зубы у него были основательно прорежены. Если бы наладить в эти края поставки кап – это такие пластиковые штуковины для защиты зубов, – земные коммерсанты разбогатели бы. Впрочем, не только кап – на одном пиве сколько поднять можно! А огнестрельное? Нет, лучше уж пусть без зубов ходит.

– Послушай, приятель, – обратился ко мне старшой и ощерился. Я бы сказал «оскалился», но тому нечем было скалиться. – Не страшно вдвоем гулять? Вдруг шиврот нападет или лихие люди встретятся?

– Среди бела-то дня? – решил я поддержать игру. – Нет, мы потому и двинулись днем, что боялись в темноте идти.

Мое заявление вызвало ожидаемое веселое оживление среди бандитов.

– А что, в светлое время и напасть не могут? – спросил главарь и с ухмылкой посмотрел на своих. Те поддержали атамана: стали плечами пожимать, головой покачивать – мол, да кто же его знает? А сами лыбились во все свои «многозубые» пасти.

– Слышал я о таком, – сказал я на полном серьезе, – но поверить не мог. Кто же днем нападать станет?

– Мы, например, – подарил мне грустную улыбку главарь.

Тут уже бандиты откровенно загоготали. От души.

– Ах, вы, – тоже засмеялся я. – Так таких, как вы, мы как раз не боимся. Правда, Кинсли?

Мой спутник не спускал хмурого, но и напуганного взгляда с главаря и на мой вопрос лишь кивнул по инерции.

– Мы же таких, как вы, как говорится, одной левой, – сказал я и стал утирать слезу, набежавшую от смеха.

Тут уже публика по-разному отреагировала: кто-то из разбойников расхохотался пуще прежнего, а те, что по-умнее, прищурились и затихли.

Главарь же, как видно, внутри свирепел, но сдерживался.

– Это как же это вы нас… одной левой? – снова ощерился он.

Понравилось мне заражать неприятеля каменной болезнью. Ну, в самом деле, стихия земли в боевой магии – едва ли не лучшая. Огонь сложно контролировать, особенно когда возле леса стоим. Вода… Ну что, дождем их смывать? Штормовую волну сюда гнать? Не то. Ветер. Можно, конечно, завихрить, закружить и послать на кудыкину гору. Но с твердой породой проще: хочешь – в камень врага преврати, хочешь – землю под ним разверзни и снова сомкни, хочешь – урони глыбу большую и иди себе дальше. Я выбрал первое. Должен же быть свой стиль и у мага?

– А вот как, – сказал я и солнечно улыбнулся. Повел левой рукой, и половина банды стала памятниками самим себе. И да, нерукотворными. А зарастет ли к ним тропа – обещать я не мог.

Те, что не превратились в камень, исчезли в лесу быстрее мыши. На поляне, кроме изваяний, остались мы с Кинсли и главарь с готом. Реакция главного бандюгана меня удивила. Он не побежал и драться не полез, а просто махнул рукой и уселся там, где стоял. Сплюнул в сторону, выругавшись:

– Черт, на мага напоролись… – достал кисет, стал самокрутку набивать.

Мне понравилась его смелость.

– А теперь я спрошу, – сказал я издевательски ласково. – Не боитесь ли вы ходить по опушкам среди бела дня? Вдруг мага повстречаете? Разве мамочки вам не рассказывали, что это небезопасно?

– Хорош трепаться, – отмахнулся бандит. – Что ты мне сделаешь? В камень превратишь? Не боюсь. Может, и лучше даже.

Мне вдруг тоже захотелось закурить – хотя дымопуска-ние, само собой, было не в моих привычках.

– Дашь табачку? – спросил я и руку протянул.

Он отсыпал, бумаги кусок оторвал.

Бумага? В Средневековье? Что-то я пока не встречал фабрик-то целлюлозных. Присмотревшись, понял, что это не бумага, а лист какого-то растения – сероватый, тонкий, с мелкими прожилками.

Я начал сворачивать папиросу, но Кинсли почти вырвал у меня листок и табак, когда увидел мои попытки. Он скрутил быстро. Я затянулся.

– Смотри, – повернулся главарь к готу. – Не гнушается нашим табачком. – Снова усмехнулся.

Табак был крепкий, но, как ни странно, я не закашлялся.

– Так почему тебе лучше было бы камнем стать? – спросил я. – Это ведь недолго устроить. Отплачу тебе этим за понюшку табаку.

– Да не понять тебе, колдун, наших забот.

– А ты попробуй, – сказал я. – Вдруг удивлю пониманием.

– Ты думаешь, мы грабим ради удовольствия? Нам жрать нечего. И не на что. Грибы да ягоды осточертели, а зверей в лесах Хуала давно не осталось – мы всех перебили.

– Этот лес один из них? – спросил я, кивнув в сторону бора.

– Ты что? Нет. В этом готы травы-грибы собирают. – Он тоже кивнул, но в сторону крепости, видневшейся вдали. – Тут нам житья не дают – сразу гонят до самых хуальских лесов, если застигнут. Иногда мы им накостыляем, если нас намного больше, но чаще, – он смачно сплюнул в траву, – они нам. Так и живем. А жрать-то надо… У некоторых дети есть. Обычно в готский лес затемно пробираемся, но они там уже ждут, постовых выставляют. А нынче решили попробовать засветло. А, все прахом! – Он снова сплюнул.

– Что же вы к королю Соуза на службу не поступите?

– В солдатню идти и горбиться за копейки, пока нам фаншбы кадыки не повырывают? Или пока наш же брат разбойник горло не перережет? Нет уж…

– И сколько вас в лесах, извини за выражение, Хуала?

– Подо мной три десятка хуальцев. Таких отрядов, как у меня, с полсотни рыскает по лесам да окрестностям. А то и больше. Вот и считай.

– Целая армия, – покачал я головой.

– Вот то-то и оно.

– Ясно. Не простая у тебя судьба… – Я внимательно всмотрелся в лицо чернявого, стараясь его запомнить. – Ладно, забирай своих соучастников, – я повел рукой, и бандиты ожили, – и дуйте отсюда.

– И то хлеб, – сказал вожак. – Спасибо, что хоть не обидел. – Он выплюнул окурок, встал и поковылял к готу. Именно поковылял. Тот помог главарю взобраться на себя, и чернявый свесил ноги в тертых сапогах с плеч гота.

– Что с ногами? – спросил я. Деликатность в этом мире была не особо в чести.

– Покажи ему, Хоп, – приказал вожак.

Гот стащил сапоги с ног главаря. Обе от колен заканчивались костылями.

– Как потерял? – спросил я.

– Забыл в пасти одной большой летающей твари, – ответил чернявый.

– Крутой ты мэн тогда, – заявил я. – Раз даже такой умудряешься держать шайку в кулаке.

– Этих-то? – Он кивнул в сторону раскаменевшихся разбойников. – Эти за мной хоть куда. Они знают – если кто и добудет им жратву, так это я.

– Что ж, – кивнул я. – И сегодня будет так же. Дай ему денег, – негромко сказал я, наклонившись к Кинсли. Тот посмотрел на меня возмущенно, стал что-то бубнить еле слышно, что-то о моих умственных способностях и тяжкой доле самого Кинсли, но полез за кошелем. Я вынул одну монету и перебросил кошель главарю.

– Все?! – прохрипел Кинсли и схватился за грудь.

– Нет. Одну оставил себе для образца, – сказал я.

– Ого… – крикнул чернявый, пробросив и поймав звякнувший кошель. – Спасибо, колдун. Если что – свисти, я отплачу. Ого! – повторил он, когда развязал кошель. – Да я столько золота в жизни не видел! Смотри, Хоп.

Хоп, сунув нос в кошель, издал радостный рык.

– Только одно скажи, колдун, – усмехнулся чернявый, – они в скорлупки не превратятся?

– Не превратятся, – рассмеялся я. – Если не захочу.

– Так ты уж не захоти, родной! – тоже рассмеялся тот.


Глава 21 Соуз | Владей миром! | * * *







Loading...