home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

Сборы

Наконец-то я увидел легендарный замок Падших. Серый камень, могучие стены, большое прямоугольное здание в центре и множество башен по периметру. Мы затаились за деревьями – благо небольшой перелесок начинался в ста шагах от крепостной стены. И опять – ни холма, ни рва, даже такого задрипанного, как у Соуза.

Не думаю, что Первый Падший, создавая замок, не знал о том, что эти преграды нужны, – просто слишком был уверен, что никто и ничто ему угрожать не сможет. И теперь это нам было на руку.

Я взлетел и с высоты стал внимательно рассматривать замковое подворье. Замок был сделан добротно, на кладке выгравированы узорные письмена, отовсюду выпячивались барельефы и горельефы в виде животных и бестий. Внушало, в общем. И отпугивало от желания захватить. На призамковой территории было много разных строений: арена, десятка два казарм, какие-то хозяйственные постройки. Внизу у главного здания – ангары, которые выходили огромными воротами прямо на арену.

У главных ворот скучал охранник – ни алебарды в руках, ни копья. Только короткий меч на поясе. Охранник был в кольчуге, но без шлема. В общем, стража тоже была больше для красоты.

– Шайна, Кинсли, вы здесь оставайтесь, ведите наблюдение. Я пойду армию собирать, – сказал я.

– Может, поцелуйчик на прощание? – подмигнула Шайна.

«Поцелуйчик» под Тайным Кровом получился продолжительным.

Фаншбы обещали выдвинуться через день. С ними трудностей не возникло. Соузцы тоже обещались, но как-то вяло, будто нехотя. Стало ясно, что за этими надо контроль утроить – как бы не подвели…


Молва о золоте по лесам Хуала разнеслась быстро. Я не стал использовать финфор, а, став невидимым, лично прибыл с инспекцией в хуальские леса.

– Да я тебе говорю, – шептал одноглазый со шрамом здоровяку с волосатыми руками. – Там его хоть задницей жри! Гребси показывал мне вот такой самородок!

«Гребси? Неужели Луса уже отправили к праотцам за тот камешек, который я подарил? Или атаман не успел закопать свой мешок с золотишком?»

Я перелетел к другой стоянке бармалеев.

– Куда собрались? – спросил двух разбойников еще один, куривший у костра.

Те грузили поклажу на телегу, запряженную мовлом.

– Дэк это, – ответил один из них, худой и шепелявый, – время прифсло… Фсдесь нет нифсего. Надо в другом мефсте поифскать, кого грабить…

На третьей стоянке дрались пятеро. Двое бандитов ростом поменьше безуспешно пытались справиться с одним чернобородым здоровяком. А еще двое вели бой в партере. Причем поединок был уже в заключительной стадии – тот, что был сверху, старательно душил того, что снизу. И судя по выкрикам: «Мое оно!», «Я первый сказал, где искать, значит, мое!» – здесь тоже знали о золоте.

Такая или подобная картина была повсюду: кто-то уже тронулся в путь, кто-то спешно паковал скудный скарб, кто-то никуда не собирался, а только потешался над собратьями. Но таких было мало, а когда первое золото будет найдено, и вовсе не останется, можно было не сомневаться.

На стоянке банды Луса было тихо. С атаманом остался гот и еще пара разбойников, остальные, видимо, устремились к Клондайку.

– Я уж думал, грохнули тебя, – сказал я, дождавшись, когда Лус отойдет в сторонку по малой нужде. – Там кто-то моим самородком тряс – не у тебя ли отняли?

– Ха, – усмехнулся чернявый, не вздрогнув на этот раз и продолжая начатое занятие. – Зачем отняли? Сам отдал. Пусть бегают, весть разносят.

– Да ты, я смотрю, не жадный.

– А зачем? Жизнь одна, все золото не заграбастаешь, – философски заметил Лус.

«Вот бы некоторым политикам на Земле понимать то, что простой разбойник разумеет», – подумал.

Застегнувшись, Лус начал самокрутку крутить.

– Что с твоей бандой? Тоже ушли, смотрю.

– А я так решил, – сказал Лус, – кто уйдет – скатертью дорога, держать не буду. А с теми, кто останется, поделюсь твоим подарком.

– Неужто поровну разделишь? – удивился я.

– Не, ну ты даешь, – усмехнулся чернявый атаман и покосился на приятелей, один из которых удивленно смотрел в нашу сторону. Видимо, пытался понять, с кем главарь перешептывается, когда вокруг никого. – Конечно, не поровну. Но и не обижу, – расплылся Лус в улыбке. – Ладно, бывай, пойду к своим.

На этот раз Лус чувствовал, где я, и, уходя, приятельски хлопнул меня по плечу…


Я рассказал старейшинам готов все как на духу. Подал финфор, чтобы сами могли посмотреть за тем, какая движуха в хуальских лесах. Готы переглянулись между собой, и тот, которого я всегда называл «первым», сказал:

– Мы верим тебе, Третий Падший. Будем на одной стороне. Народ готов не подведет Утронию.

Вот и ладушки.

Следом я полетел на остров Рыльз. Сразу на тот пятачок, который был между скал. Фулопп не заставил себя ждать. На этот раз в воздухе появилась голова, похожая на крокодилью. Только саблезубая морда слегка загибалась вниз – наподобие клюва. Сколько же у фулоппа голов? Или он их меняет, как чехлы для телефона?

На землю рядом со мной упал шестигранный кулон. Он походил на бутон нераскрывшегося цветка – например, лилии. Каждая сторона прозрачного бутона имела свой цвет, а внутри можно было разглядеть крохотных бестий. За каждой гранью – своя.

– Здравствуй, Третий Падший. Я выполнил обещание. Самое трудное с монстрами – управлять ими. Выбери одну из граней этого кулона, потри ее и скажи заклинание… Хм… пусть будет «лобио».

– Лобио? Почему лобио? Это же какое-то блюдо из фасоли.

– Не знаю, что такое фасоль, мне просто понравилось сочетание звуков. Тебе – нет?

– Ладно, – пожал я плечами, – пусть будет лобио. И что дальше?

– Потри, скажи «лобио», и, когда тварь за гранью кулона начнет шевелиться, это будет означать, что монстры тебя слышат и готовы действовать. Но только те, которых ты вызываешь. Остальные без вызова не появятся.

– Прекрасно, – сказал я. – Как раз ломал голову над тем, как управлять ордой бестий. Теперь проще будет. И что, станут они меня слушаться?

– Да. Но не трать их силы и жизни понапрасну. Они злобны и кровожадны, – рассуждал фулопп, – но тоже любят жизнь.

– Обещаю, – сказал я и стал пристальнее всматриваться в чудовищ внутри кулона.

Грахман и севры. Понятно. Остальные четыре вида тварей были мне незнакомы.

– Тут, конечно, не все виды бестий, – сказал фулопп. Это он произнес головой зубастого петуха. – Бартайлы пещер не покидают. И их не заставить – ума не больше, чем у червя. У севров, правда, мозгов столько же, но эти понимают коллективный приказ. Кто еще? Муракки не только глупы, но и бесполезны против стеклянных рыцарей. Слоктов тебе не дам – пусть море охраняют.

Я вспомнил злобных пегасов, атаковавших шхуну.

– Есть еще с десяток видов бестий, но либо тупые, либо бесполезны для твоих целей. Эти – лучшие. – Он кивком указывал на кулон.

– Семхра? – спросил я, делая вид, что разбираюсь в местном бестиарии.

– Прыгуны дохнут без водоемов.

Мы помолчали.

– Не скучно тебе одному? – почему-то спросил я. – Или когда три головы – одиночество не грозит?

– Хм, – усмехнулось чудище. – Я живу в нескольких мирах, могу переноситься на любые расстояния, у меня нет… – он задумался, – естественных врагов. Так, кажется, по-умному это называется?

– И судя по всему, у тебя еще и богатый внутренний мир, – улыбнулся я.

– Спасибо. Исходя из всего вышесказанного, как ты думаешь, бывает мне скучно?

Я промолчал. Ответ был слишком очевиден.

– Да еще как! – вдруг заорали у меня прямо над ухом сразу две головы – петушиная и с роговыми пластинами.

Я, потрясенный, поднял голову – мне показалось, что обе башки улыбаются. Нет, их морды не растянулись в смешливой гримасе, но глаза были веселыми.

– Не понимаю, – промямлил я. – Ты шутишь?

– Шучу? – выкатила глаза петушиная голова. – Вовсе нет! Или ты думаешь, всемогущество избавляет от тоски?

«Уже не думаю, – не озвучил я пришедшую мысль. – До недавнего времени думал. А теперь домой хочу, где я не то что не всемогущ, но еще и болен хронически. А я хочу».

– Нет. Не избавляет, – сказал я.

– Вот именно! Думаешь, зачем я собираю вещи волшебные? – спросил фулопп и приблизился собачье-ящерной головой так близко, что мне захотелось ее погладить. И я погладил.

– Зачем? – спросил я, робко водя рукой по роговым пластинам, будто это собачья шерсть.

– Да просто так! Придумал себе хобби – изучаю свойства волшебных штучек, добытых в разных мирах! Мне это вовсе не нужно. Просто борюсь со скукой.

Я хмыкнул.

– Вот скажи, зачем мне дротик, превращающий живых в дерево? – Голова повернулась, и фулопп уставился на меня, ожидая ответа. – Каждый, кто встретит меня, и так деревенеет от страха. Или та вещица, которая у тебя на поясе висит? Зачем она мне?

Я схватился за кошель с кристаллом.

– Надо отдать? – спросил я.

– Нет. Сделка заключена и оплачена. Оставь себе. Тем более у меня уже два таких. Один держу для обмена.

– Да, смотрю, и тебе непросто, – сказал я.

– А кому легко? – вздохнул фулопп. – Ладно, как кулоном пользоваться, ты понял, если с чем-то не разберешься – звони. Тьфу, пиши! Тьфу, что я несу?! Прилетай – ты, я смотрю, перемещения хорошо освоил.

– Спасибо тебе. – Я встал и протянул руку, чтобы еще раз погладить плоскомордую голову. Мне было страшно и хорошо – такое же ощущение, наверное, у того, кто гладит чужого волкодава без намордника. Хозяин, конечно, сказал, что пес не укусит, но все равно где-то в области пупка бродит освежающая прохлада, в любую минуту готовая опуститься ниже и стать сквозняком.

– Еще одно, парень. Мне все равно, кто у вас там – на материке – верховодит. До меня не доберутся, а доберутся, так пожалеют. Но ты мне нравишься. Поэтому дам один совет – Второго Падшего, как вы его называете, магией не убьешь. Он очень сильный маг, так что думай, как одолеть.

После этих слов фулопп исчез, и рука моя на мгновение зависла, обнимая пустоту.

– Вот это, – ткнул Кинсли пальцем в одно из существ в кулоне и произнес с уважением, – шрубаглаклы. Самые умные и сильные твари, кроме фулоппа, конечно. Хм… – Кинсли задумчиво почесал подбородок. – Их очень редко можно встретить. Я только однажды видел. Слышал, что где-то за Теффельским морем один или два живут… Тебе повезло.

– Нам повезло, – сказал я и пристальнее всмотрелся в изображение легендарного чудища.

Морда с огромной пастью и ушами, похожими на небольшие крылья. Глаза без зрачков – финфоры в естественной среде, так сказать. Тело мощное и без шерсти, подобно туловищу огромного мускулистого льва, только зеленого цвета. Судя по всему, очень большие клыки и когти. Хвост длинный, с шипами на конце. Даже в маленькой грани кулона было видно, что морда принадлежит разумному существу. И именно разум, просвечивающий сквозь бешеный взгляд, делали шрубаглакла особенно страшным.

– Это – шивроты. Гнусные твари, – сказал Кинсли.

Из грани кулона на меня смотрели создания, которых трудно было назвать зверями. У них были огромные пасти, на мордах несколько глаз образовывали два круга, отчего казалось, что это два огромных глаза. У шивротов было по шесть конечностей – две в роли ног, а остальные заканчивались маленькими зубастыми пастями.

– Интересно, как они могут нам помочь? – усомнился я. – Вряд ли этакая тварь станет стекло грызть.

– Укус шиврота ядовит, – сказал Кинсли, – но ты прав, для рыцарей Второго Падшего яд не страшен. Зато руки-пасти шиврота могут становиться мощными кулаками.

– Ого, это другое дело.

– Ну, а если шиврот доберется до живых, тех ждет страшная смерть.

«Надо Шайне сказать, чтобы она своих осведомителей предупредила», – подумал я, представив, как тела людей разлетаются на ошметки.

Сквазы. Эти твари походили одновременно на кабанов и огромных псов. Из их тел торчали длинные шипы. Клыкам могли бы позавидовать саблезубые тигры, а кроме того, у сквазов были на спине две конечности, похожие на паучьи лапы. Эти конечности оканчивалась острым черным зубом.

Махральны. Они походили на зеленовато-прозрачные хоботы с пастью на конце. Зубы были расположены по кругу пасти. По словам Кинсли, махральны выстреливают едкой, вонючей жижей.

– И что, эта жижа разъедает стекло? – спросил я, морщась от неприятного вида своих будущих воинов.

– Нет. Их выделения разъедают магию. И все, что создано путем магии. Понятно?

– Так значит, и… – Я поднял брови. – Так это замечательно! – И я посмотрел на солдат в кулоне с гораздо большей приязнью.


Глава 23 Тернии | Владей миром! | Глава 25 Гладко было на бумаге







Loading...