home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 27

Битва у замковых стен

Войска встали у замковой стены. Бестий я оставил в запасе, надо было продумать, как будем крепость брать. Мы с магами, Шаной и Кинсли держали совет. Засели в перелеске, который был неподалеку от замка.

– Даже отсюда видно, что вокруг стены – магический щит, – сказала Литтия.

– Не пробьем? – спросил я.

Литтия мотнула головой.

– А ворота снести сможем?

Снова движение головой.

– Даже если шрубаглаклов вызову?

– Нет.

– Как долго он сможет держать этот щит? – продолжил я расспрашивать.

– Бесконечно долго, – ответил Лайген. – Когда щит не подвергается атакам, он в состоянии сна.

– Латентном?

– Что?

– Нет, ничего, – спохватился я.

– В общем, пока его не трогают, он спит, когда атакуют – работает на полную мощь.

«Прямо как со мной. Пока сюда не попал – спал, теперь на всю катушку функционирую».

– А пока воздействия нет, Второй Падший сил почти не тратит, – добавил Лайген.

– Сверху над замком тоже щит? – спросил я.

– Да, накрывает, словно купол.

– Тогда сделаем вот что…

Название блюда с фасолью было произнесено дважды, после этого Кинсли с диадемой на голове быстро разъяснил севрам и шивротам, в чем их задача. Севры стали кружить над куполом, то и дело бодая его мощными черепами. А шивроты – эти жуткие многолапые твари – носились по всему периметру замковых стен и били по магическому куполу кулаками-пастями. По моим расчетам, это должно было заставить магический щит вокруг замка работать на полную и без перерыва, тем самым истощая силы Немо.

– Хорошая мысль. – Шайна хлопнула меня по плечу. – Пойду помогу ребятам. – Валькирия вскочила на грухса, и они полетели долбить магический купол копьем и клыками.

– Если у Немо нет источника, который подпитывает его силы, – проводив взглядом Шайну, сказала Литтия, – может он их черпать прямо из вашего мира?

– Хм. – Я пожал плечами. – Не могу знать. Но сильно сомневаюсь. В любом случае скоро узнаем. Если он устанет держать оборону и ослабит щит, значит, нет у него ни матов-помощников, ни бездонного колодца сил.

Моя армия встала лагерем. Разговор с готами получился не из приятных – они, конечно, меня обвиняли в смертях. Как и я себя. Но был ли другой путь? Этот же вопрос я задавал и старейшинам готов.

Фаншбы, напротив, были злы и полны решимости. Как я понял, эти ребята тотально ненавидели магов и магию. Для меня и команды Литтии они, наверное, делали исключение только потому, что мы бились на одной стороне.

Под вечер пред мои ясны очи предстал Кичрал Хра.

– Золото ненастоящее? – спросил он.

– Конечно нет. – Я пожал плечами и впился зубами в кусок жареной куропатки или какой-то другой птицы, которую мне почему-то хотелось называть куропаткой.

– Так это ты создал золото? – спросил Кичрал. Видимо, он попал под недавний ливень, так как одеяние колдуна было промокшим до нитки. Вместе с широкополой шляпой, которая была на голове мага, мокрый балахон делал Хра похожим на огородное чучело.

– Ты и сам знаешь ответ, – сказал я.

– Но зачем? – прошипел он, и в сумерках его глаза блеснули.

– Чтобы отвлечь разбойников. – Я отхлебнул из кружки и снова поставил ее на землю. – Получилось, правда, что отвлек не только их, но это и к лучшему. Зачем нам такие помощники, как вы?

Кичрал Хра злился. Его можно было понять – это он рассказал королю про золото. А значит, и понесет наказание по всей строгости. Оставалось только свалить вину на меня, но это был не выход. Я живо представил себе, что Гастав скажет по этому поводу: «Ты же маг! И должен был знать! За то и столуешься у меня».

Но и сорвать свою злобу на мне Кичрал Хра не решался: слишком много волшебников разом встало бы на мою защиту. И не только волшебников. Поэтому я продолжал спокойно есть – монотонно пережевывал и неспешно отхлебывал, прекрасно понимая, как это бесит мага-предателя.

– А если я расскажу об этом разбойникам? – недобро улыбнулся Кичрал.

– Ничего не случится, – пожал я плечами и поднес к носу краюху свежего хлеба. Втянул аромат, откусил, продолжил: – Кроме одного. Сразу после того, как мы разобьем Немо – а его замок уже, как видишь, взят в осаду, – мы всей армией двинемся на королевство Соуз. И даже если вы сольетесь в экстазе с хуальской братвой – это вас не спасет. Моя армия сделает из вас отбивную котлету. – Я задумчиво посмотрел на ножку куропатки, которой явно не хватало специй. – Хотя, зачем котлету?! Мы приготовим что-то более изысканное. Как тебе, например, такое блюдо – «Король Гастав с гарниром из Кичрала под Соузом»? По-моему, недурно?

Маги, слушавшие нашу беседу, заулыбались. Кичрал зыркнул в их сторону.

Насчет Немо я, конечно, блефовал – неизвестно было, возьмем ли мы замок. И даже если возьмем – кто сказал, что Второй Падший сдастся? Ну, убежит, спрячется, залижет раны, новое войско создаст и снова-здорово. А вот я уже вряд ли смогу в другой раз заполучить у фулоппа такой же кулон с бестиями, так же как и заручиться поддержкой магов. В общем, пока даже не вилами на воде было писано, а пальцем в небе.

– На самом деле хуальцы уже все знают, – сказал Кичрал Хра. – И это – не моя вина.

Я стиснул зубы.

– И как же это произошло?

– Я рассказал Гаставу о своих подозрениях. Он собрал войско и велел возвращаться. Это его решение, – полу-улыбнулся Кичрал. – А когда среди солдат пошли шепотки и разговоры, Гастав собрал военачальников и объяснил им, что к чему. А те уже…

– Понятно. – Я отшвырнул косточку, на которой еще оставалось мясо, аппетит пропал. – Хочешь золота? Пополнить, так сказать, бюджет королевства? – спросил я сердито. – Два, нет, три сундука. – Я глянул на Литтию, та кивнула. – Настоящего – пылью не станет.

– И что же ты хочешь за это? – Косая ухмылка опять коснулась лица Кичрала.

– А вот что. Готский замок сейчас без охраны. Как и леса вокруг. Готы, как видишь, здесь. Тратить магию на защитный купол, подобный этому, – я кивнул в сторону замка Падших, – мы не можем. Нам силы нужны здесь.

– Дальше?

– Хуальцы наверняка пронюхают, что замок готов без охраны, и могут начать безобразничать. Я понятно объясняю?

– И ты хочешь…

– Да. Я хочу, чтобы соузцы встали стеной между разбойниками и готскими пределами. Тогда и получите с Гаставом свое золото.

– Хорошая сделка. Четыре.

«Четыре?! Это что, оценка моей изобретательности?» – мелькнуло в голове.

– Что четыре? – спросил я.

– Я хочу не три, а четыре мешка. Вот таких. – Он показал ладонью уровень – наравне с собственной грудью.

Я снова глянул на Литтию. Она пожала плечами.

– И один мешок хочу прямо сейчас. Как задаток. – Улыбка не съезжала с лица Кичрала, а из-под намокшей шляпы поблескивали хитрые, алчные глазки.

– Нет… – начал было я. Не настолько у меня еще восстановились силы, чтобы столько золота наколдовать. Но тут же обнаружил, что огромный мешок, звякнув, плюхнулся между мной и Кичрал ом.

– Ясен пень, – смущенно добавил толстяк Жарес, заканчивая волшебство.

Я удивленно поднял брови, а Литтия пояснила:

– Жарес и Ришта – лучшие среди нас в предметной магии. Кроме Падших, конечно.

– Спасибо, – сказал я и, положив руку на мешок, обратился к Кичралу: – Так что, клянешься сдержать хуальцев?

– А если обману? – спросил тот. – Или, того хуже, сам наведаюсь в готские закрома? Там, наверное, есть чем разжиться?

Видимо, я очень зло посмотрел, потому что он поспешил объясниться:

– Я не собираюсь этого делать. Просто хочу понять, почему ты мне веришь, если мы однажды уже тебя предали?

– Если ты нас обманешь, у меня есть возможность сразу же узнать об этом, – сказал я, подумав о Клайде. – А теперь представь себе, что будет с тобой и бесславным войском Соуза, если на вас обрушат свой гнев сразу пятеро Заморских магов и Третий Падший? А я ведь могу еще и помощи попросить, – кивнул я в сторону шивротов и севров, продолжающих бередить защиту замка.

– Ты хочешь сказать, – колдун снова ухмыльнулся, – что пожертвуешь своей целью – захватить замок Падших – ради того, чтобы защитить каких-то несчастных готов?

– Да, – ответил я, прекрасно понимая, что он не поверил мне. Подобные люди не способны понять подобного. Такие, как он, думают только о собственной выгоде. Кичрал был бы в нашем мире достойным носителем капиталистических идеалов. Но я могу говорить и на их языке. – Ну, и трех оставшихся мешков тебе не видать как своих ушей. Хотя, – я почесал подбородок, – уши свои ты как раз увидишь. Отрезанные.

Ненависть блеснула в глазах придворного мага, но отвечать он не стал, а просто растворился в воздухе вместе с мешком золота.

Шайна спустилась с небес для передышки. Воспользовавшись этим, я вновь собрал совет.

– Ребята, вот какая мысль родилась, – начал я. – Если мы сначала усилим атаку на щит, а потом резко ослабим, захочет ли Немо взять краткий отдых?

– Хм… – пожал плечами Лайген. – Исключать нельзя.

– Я тоже думаю, что ему надо отдыхать хотя бы иногда, и если мы…

По моей просьбе члены собрания переместились к скальному массиву, возвышавшемуся сразу за лесом.

Я выбрал огромный валун и объяснил соратникам, в чем суть моей идеи. Потом перелетел вместе с Кинсли назад, к нашей стоянке, и велел ему по моему сигналу отозвать севров и шивротов. После этого я стал размером с небольшую гору и взмыл в небеса – теперь меня было видно отовсюду.

Когда при помощи магии валун был оторван от земли и приготовлен к запуску, я махнул Кинсли. Тот отдал приказ бестиям отступить. Они не сразу, правда, но оставили купол. Через несколько мгновений – ровно столько, чтобы у Немо было время понять, что атака на купол ослабла, – разогнанный до дикой скорости валун врезался в ворота замка Падших. Раздался оглушительный грохот. Расколовшись на два крупных и много мелких кусков, валун рухнул у ворот, вызвав землетрясение. Но щит устоял.

«Эх и крепок же ты, капитан Немо», – подумал я и вновь почувствовал упадок сил. Все-таки они уже были изрядно подорваны.

– Привал, – сказал я магам. – Утром снова попробуем, может, мерзавец подустанет. А пока опять выпускаем бестий.

– Только их надо покормить, – сказала Литтия и кивнула Жаресу с Риштой.

Те наколдовали отвратительную гору кровоточащего мяса. Которой мы и накормили наших ужасных союзников. Видимо, дар убеждения у фулоппа был хороший, и никто из бестий не покусился на солдат армии или магов.

Всю ночь шивроты и севры с визгами и скрежетом дербанили купол. Но рано утром меня разбудил хмурый Кинсли. Судя по внешнему виду, карлик совсем не спал. Впрочем, у гортванца всегда такой вид.

– Они уходят, – хрипло сказал он.

И действительно, севры уже почти разлетелись, а шивроты, зло поглядывая на нас, разбредались. Видимо, иссякли фулоппские чары.

«Не здорово, – подумал я, – но и не катастрофа. Ночь отработали, и вряд ли Немо смог нормально поспать, в отличие от нас».

Я собрал генералитет.

– Попробуем еще раз камушком? – спросил я.

Шайна пожала плечами, Кинсли замотал головой, маги тоже энтузиазма не проявили.

– Не пробьем. Даже сейчас, – сказала Литтия и взглянула на расколотый валун, скучающий у замковых врат.

– Магию бы снять… Хоть на мгновение. Жалко, ни одной махральны не осталось. Может, попробуем поймать? – Я окинул взглядом сподвижников.

– Думаешь, тогда мы сможем стеклянное войско разбить? – спросил Лайген.

– Вот и проверим, – ответил я. – У меня еще три вида бестий в запасе, – указал я на кулон. Надо же познакомиться с вашим легендарным шрубаглаклом?

– И он там есть? – спросила Литтия и почему-то улыбнулась.

– Ага. Даже пара.

– Двух шрубаглаклов вместе не видела никогда, – сказала она.

– Так что, поймаем махральну за ядовитый хвост? – спросил я.

– Невозможно, – сказал Лайген. – Трудно выследить, еще сложнее захватить. Но даже если и преуспеем, нам же не пленница нужна.

Голос у Ришты был такой же бесцветный, как она сама.

– Ловить не обязательно. Я могу наколдовать пару. Хорошо с ними знакома. Встречалась… несколько раз.

Ришта производила на меня жуткое впечатление. Некрасивая, долговязая, сутулая, с бесцветными ресницами и бледно-русыми волосами, она походила на ведьму из скандинавских лесов. Поэтому даже если бы Ришта сказала, что принимала у махральны роды, я бы мало удивился.

– И они тоже смогут стрелять ядом, разъедающим волшебство? – спросил я.

– Да, – качнула головой Ришта. – Но недолго.

– Что ж, – сказал я, потирая руки, – отлично! Долго и не понадобится.

Валун мы назад не потащили – нашли новый.

Ранним утром, когда севры и шивроты удалились, когда фаншбы и готы, позевывая и почесываясь, готовились к новому дню, тишину порвал грохот.

Махральны, которых наколдовала Ришта, были и меньше размером, и цвета менее яркого, но их желто-зеленая слизь успешно разъедала прозрачные волшебные препоны. И в тот момент, когда защита вокруг ворот стала напоминать «поплывшую» кинопленку старого фильма, каменная глыба врезалась в воротину. И заняла ее место, так как та отлетела далеко к ступеням дворца. Есть!

Маги вернулись, и мы уже приготовились отшкандыбать глыбу в сторонку и открыть войскам доступ к замку, как вернувшаяся тишина вновь была взорвана. На этот раз – оглушительным ревом.

Валун, лежащий в проеме ворот, полетел в сторону леса, снося деревья. На его месте нарисовалась огромная горилла. Кинг-Конг?

О нет, какая пошлость! Немо, что ты, в самом деле, не мог свое чудище создать? Никак без помощи Голливуда?

Кинг-Конг орал и молотил себя в грудь. Потом встал на четыре лапы и понесся в сторону леса, где моя армия стояла лагерем. Расстояние он преодолел за несколько секунд, и пошло «веселье» – деревья, фаншбы, готы разлетались в стороны, как искры из петард. По счастью, больше всего страдали именно деревья, так как солдаты разбегались, а зацепить их лапой среди стволов было гораздо сложнее, чем сосны и ели.

Я попробовал окаменить Кинг-Конга. Безуспешно. Файерболы магов тоже ударялись о шкуру гориллы и разлетались, как снежки, не принося вреда.

«Да, чувак, ты времени не терял. Создал гадину, которой магия нипочем. Вот кто проживает в твоем ангаре, неуважаемый Немо. Они-то и тешат тебя гладиаторскими боями. Вот бы знать, сколько у тебя всего подобных чудищ…» – с тревогой подумал я.

Ришта переместила махральнов, и те начали палить по обезумевшей обезьяне. Они умудрялись прожигать проталины в защите Кинг-Конга, но те моментально зарастали.

«Ваш выход, товарищ шрубаглакл», – решил я. Потер нужную грань, произнес заклинание.

Их было два. Один чуть поменьше другого. Эти твари были воистину устрашающи. Они издавали вулканоподобный рык и озирались по сторонам. Кинг-Конга они увидели сразу, но то ли не считали его серьезной угрозой, то ли сначала хотели изучить обстановку. И только убедившись, что других противников нет, и получив мой разрешающий кивок, отправились решать проблему с обезьяной-переростком. Интересно, что умным зверюгам не понадобилась ни диадема, ни команды на древнем языке. Как они догадались, что армию в бой вел именно я, – не имею понятия. Шрубаглаклы шли к Конгу не спеша, будто нехотя. Тот их увидел, издал знаменитый крик, вновь принялся молотить себя в грудь.

Король обезьян был чуть крупнее моих супервоинов, но не мощнее. Пара ударов Кинг-Конговых лап по голове шрубаглакла вызвали у того только устрашающий рев. Мой монстр легко поймал в пасть плечо гориллы, и пока Кинг-Конг молотил его по спине свободной лапой, тот дубасил в ответ шипастым хвостом. После каждого удара хвост на мгновение застревал в плоти и вырывался из нее с брызгами крови. Второй шрубаглакл заскучал. Собирался было вцепиться в другую лапу Кинг-Конга, но вдруг передумал – видимо, решил, что помощь собрату не нужна.

Издавая низкочастотный визг, в проеме ворот появился циклоп. Красная бугристая шкура, ужасная морда с одним глазом, мощные конечности. Он и второй шрубаглакл недолго искали пару для танца. Циклоп пытался ударить мое чудище кулаком по морде, но оно, уворачиваясь от атак, наносило разящие удары хвостом. Однако шкура сына Посейдона была покрепче, чем у гориллы. Она походила на скальную породу, поэтому хлестки хвостом шрубаглакла успеха не имели. Он норовил поймать руку циклопа, но и это не удавалось. В конце концов, издав свирепый рык, шрубаклакл встал на задние лапы и махнул когтистой лапищей по одноглазой морде. Этот ход был удачнее – циклоп будто бы грогги поймал, слегка закачался, руками за башку схватился. Но следующий удар уже смог отбить и вцепился ручищами в шею шрубаглакла, пытаясь повалить того наземь.

Кинг-Конг истекал кровью, но не сдавался. Лупил с двух лап по шее моего зверюги, но тот хватку не ослаблял, крепко вцепившись в плечо горилле. Наверное, шрубаглакл добил бы короля обезьян или, по меньшей мере, отгрыз ему лапу, если бы на сцене не появился третий персонаж. Из ангара выдворилась исполинская гадина по фамилии Годзилла. Издавая отвратительный визг, она двинулась к дерущимся. Когда Годзилла проходила проемом врат, обрушилась часть стены. Удар мощной корявой лапой – и мой шрубаглакл отлетел от истерзанного Кинг-Конга. Тот снова было бросился в драку, но вдруг передумал. Проковылял в сторону и начал осматривать и обнюхивать поврежденную лапу.

Шрубаглакл бросился на Годзиллу. Пожалуй, этот схлест был самый жуткий – грохот, визг и рык стояли неимоверные. У Годзиллы было явное преимущество – она была раза в два с половиной крупнее утронской бестии. Но шрубаглакла это не останавливало, и он, словно гигантский тигр, бросился ящеру на шею. Годзилла стала выжигать окрестности синим лучом – я уж и забыл, что у японской гадины была еще и такая опция. К счастью, динозавриха никак не могла извернуться так, чтобы прожечь лучом шрубаглакла, повисшего на шее.

Циклоп энергично дубасил второго шрубаглакла. Орал, молотил лапищами и даже башкой бодал. Под этим натиском шрубаглакл начал пятиться. Но недаром этих бестий называли самими умными, после фулоппа. Сделав два шага назад, мой монстр выметнул мощный хвост и сбил циклопа с ног. Тот рухнул, а вот встать уже не успел – драка быстро превратилась в отвратительную трапезу шрубаглакла. Он вырывал мясо и жилы из шеи умирающего циклопа, кровь била фонтаном во все стороны. Один – ноль.

Зато слегка оклемался Кинг-Конг. Он бросился помогать Годзилле, которая так и не смогла пока сбросить с шеи второго шрубаглакла. Годзилла орала, выжигала десятки деревьев и вообще творила шум и безобразие, но ее враг был недостижим для луча. Силы передних лап, чтобы отодрать шрубаглакла от шеи, динозаврихе не хватало. Пока на помощь не пришел раненый, окровавленный, но от того еще более злой король обезьян. Он отцепил шрубаглакла от Годзиллы, словно кокос от пальмы, и отбросил в сторону. Но тут к схватке подоспел утронский монстр, одолевший циклопа. Снова двое на двое.

В это время из ворот немовского зоопарка вырвалось очередное исчадие ада. Гигантский ящер, похожий на крокодила, но метров двадцати пяти в длину – весь в шипах, с огромными клыками.

«Это еще что за мерзость? – подумал я. – Гигантский крокодил? Лиззи, что ли? Парень, ты что, собираешься сюда всех голливудских монстров перетащить? Скудненько, видать, у тебя с фантазией, – подумал я. – Но моим зверюгам сейчас тяжело придется».

Тут я заметил Немо. Второй Падший, ничего не боясь, сидел на замковой стене и шевелил ложечкой в кофейной чашке. Файерболы, которые запускали в него Жарес и Лайген, отскакивали от невидимого щита, не причиняя Немо никакого вреда. Он на них даже внимания не обращал. Видимо, явился полюбоваться на бои гладиаторские. Тоже мне римлянин.

Возле меня в тот момент были Литтия и Ришта. Махральны отвоевались, и сутулая ведьма теперь просто наблюдала за боем. Литтия же с презрением смотрела на Немо. Они, как и я, прекрасно понимали, что мы пока ничего не можем с ним поделать.

«Наверное, специально нарисовался, чтобы мы поняли, что он в порядке и сил у него еще о-го-го. Хочет убедить нас в тщетности наших усилий. Что ж, меня почти убедил», – подумал я грустно и вновь перевел взгляд на гигантские оруще-рычащие клубки.

Один из шрубаглаклов пострадал довольно сильно – его бок кровоточил, и монстр пятился от драки, как давеча Кинг-Конг. Как я понял, пока мой монстр бился с Годзиллой, Лиззи вцепилась ему в бочину. Жаль. Один – один.

Но тут же я увидел, что Кинг-Конг тоже выбыл из драки. Как и почему, я не понял, но ему уже много и не надо было. Теперь он лежал посреди поля боя, собирая на мертвое тело клубы вздыбленной пыли. Все-таки два-один, мы пока что ведем.

У Годзиллы была содрана шкура с участка между шеей и плечом. Это была работа выбывшего из боя шрубаглакла, и второй утронский монстр пытался ее закончить, норовя вцепиться туда же. Но Годзилла, понимая это, уходила от стычки, отстреливаясь синим лучом. Шрубаглакл то просто уворачивался от плазмы, то укрывался от нее за тушей Лиззи. И пару раз ему это удалось – неповоротливая крокодилиха попадала под дружественный огонь. Попадания сопровождались оглушительным визгом. Так, уворачиваясь и заслоняясь, шрубаглакл подбирался к спине Годзиллы и в конце концов преуспел в этом. Лиззи, потерявшая часть хвоста из-за синего луча, бросилась на помощь ящеру, но ее зубы клацнули воздух в том месте, где только что был противник. Повалить Годзиллу шрубаглаклу не удалось, и он снова пошел в обход, уворачиваясь как от зубов Лиззи, так и от синего луча динозаврихи.

Да, слишком хорошо были защищены шкуры обоих ящеров, трудно пробить. Надо помочь.

По улице ходила Годзилла с крокодилихой.

Мы сюда не бои смотреть пришли, в отличие от Немо. Мы пришли победить. Отомстить за погибших магов. За тех людей и монстров, которые были убиты ради развлечения Второго Падшего. Отомстить за Рахли. Мы не играть пришли. Тем более не по таким правилам, когда против двух моих бойцов выставляется четверо.

В то время как Годзилла пыталась достать смертоносным лучом шрубаглакла, Лиззи нарезала круги, мечтая сомкнуть гигантские зубы на плоти утронского монстра, в битву вмешались мы с Пчелиной ведьмой и Риштой.

Зная, что напрямую магией помочь нельзя, мы призвали на подмогу спасительный валун. И расчет. Разогнавшийся каменюга врезался в бочину Годзиллы под таким углом, чтобы она рухнула на шипы-наросты на шкуре Лиззи. Нет, это тварей не убило – издавая истошные вопли, они расцепились и были готовы к битве, но вид у них стал нетоварный. Оба ящера фонтанировали кровью; с Годзиллы лоскутами свисала шкура, у крокодилихи, судя по всему, были переломаны кости. Шрубаглакл продолжал кружить, словно волчара, ожидая удобного момента, чтобы напасть. И, несмотря на то что он был один против двух, я бы поставил на него. Раунд за нами. Если, конечно, Немо не призовет на помощь новых киночудовищ. Кстати, а где же герои вселенной Марвелла: зеленый упырь, капитан-идиот со щитом и дядька с сердцем на атомном ходу? Да их же полно! Недоработка.

– Для тебя правил нет, что ли? – услышал я голос Немо, усиленный магией.

– А я с тобой не в игры играю! – крикнул я.

– Ладно, – последовал ответ.

И на нас двинулось стеклянное войско.


Глава 26 Битва на Куликовом | Владей миром! | Глава 28 На краю







Loading...