home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

— Это как? — нахмурилась я, мельком бросая взгляд на японку.

Не так я ожидала ввести ее в курс дела. Да и вообще, если честно, упустила этот момент. Но та стояла рядом с самым невозмутимым видом, словно каждый день видела вокруг себя скелеты, упырей и прочив вурдалаков. Что ж, уже легче, значит, объяснимся потом.

— Войско у границ стоит, царевна, — ответил Костопрах. — Да не токмо простые ратники пожаловали. С ними богатырь заявился! Говорят, речью да образом странный, но все равно богатырь он и есть. Мы в этом не ошибаемся. Сейчас они лагерь разбили, ждут какого-то колдуна заморского, чтоб через реку Смородину переправу организовал.

Я задумалась, закусив губу.

— А изнутри откуда враг взялся? — спросил Белогор.

— А этого, Князь, вы сами привели! — огрызнулся скелет, но тотчас опомнился. — Воин ваш, что на излечении лежал, утром в себя пришел. Ну и…

— Что «ну и»?! — воскликнула я. — Только попробуй мне сказать, что его сожрали!

— Да такого сожрешь, как же! — залепетал он. — Он, как очнулся, первым делом Албасту прикончил…

— Это ту копну сена с глазами и длинным языком? — быстро уточнила я.

Костопрах мрачно подтвердил;

— Ее, родимую, и воскресить ее теперь только батюшка ваш сможет. А потом вообще все подряд крушить начал. Подхватил стул и бросился на прислугу, крича что-то про бабу какую-то и что весь этот, уж прости за слово, беспредел он посвящает исключительно ей. Видать, крепко его по головушке-то приголубили.

— Где он сейчас?

— В опочивальне и заперли, — со вздохом ответил скелет. — Вы же сами приказали его не трогать. Дескать, гость он. Только гости так себя не ведут, — в его голосе прорезалась обида. — Ну а сейчас воин пытается дверь высадить, хорошо хоть, она зачарованная. Прислушайся, царевна. Даже отсюда слышно этого… гм… больного.

Я последовала его совету. Из недр дворца и впрямь едва слышно доносилось равномерное глухое «БУМ».

И если учесть, что в этом часовом поясе солнце уже перевалило за полдень, а Ланселот очнулся утром, то даже страшно предположить, в каком он состоянии!

Н-да. Без вариантов, сначала надо утихомирить рыцаря, а уж потом думать, что с вражеским войском на границе делать. Вот только как его успокоить-то? Я рассчитывала, что успею поговорить с рыцарем в момент, когда тот очнется, и все объяснить. А сейчас Ланселот в ярости, считает себя пленником нежити, и… и вот фиг знает, как на меня отреагирует вообще!

Нервно куснув губу, я с надеждой посмотрела на Белогора:

— Надо успокоить рыцаря, а то он человек упертый, нервный и нежить сильно не любит. Ведь разнесет мне весь дворец по камушку. И с войском что-то решить. Поможешь?

Вопрос задала ради формальности, полностью уверенная в положительном ответе. Потому что я все-таки слабая женщина, а он — мужчина, у которого в кармане доступ к двум Источникам, крутой колдун, Князь мира Нави и вот это вот все.

Но вместо этого мой фактически жених отрицательно качнул головой и сообщил:

— Не могу. Извини. Мне нужно идти.

В первый миг я даже ушам не поверила. Опомнилась, лишь когда Белогор рукой взмахнул, открывая новую Тайную тропу, и возмущенно выдохнула:

— Ты что, меня бросаешь?! Одну?! Против всех этих богатырей с колдунами и войсками?!

— Не бросаю, Марья. Просто ухожу на время, потому что нет другого выбора, — поправил Белогор. — Помнишь, что я говорил тебе о своем Источнике? Мать слабеет. Ее магия не такая, как моя. Удерживать нестабильный Источник для нее сложно, и если я останусь, есть риск, что сила Мертвого огня вырвется наружу. А в таком случае проблемы с богатырями и войском покажутся тебе очень несущественными. Как и всем в этом мире.

Я посмотрела на Ли-Сан, на Костопраха… и поняла, что крупно влипла. Потому что кроме меня разгребать проблемы было просто некому!

Видимо, на моем лице отразилось такое паническое отчаяние, что Белогор, прежде чем шагнуть в огненный росчерк, добавил:

— До утра в любом случае вам опасаться нечего: без колдуна войско Смородину не перейдет. А к утру я постараюсь вернуться. Ну и если уж совсем неотложная помощь понадобится — позови.

— Как позвать?! — запоздало крикнула я, но огненная черта уже растаяла в воздухе с тихим треском.

Н-да.

— Хорошего защитника ты выбрала, царевна, — констатировал Костопрах.

— Не язви, — буркнула я нервно. — Сам мечтал, чтобы его здесь не было. Вот и радуйся, твоя мечта сбылась.

Скелет растерянно кашлянул.

Аиста гнездо на ветру.

А под ним, за пределами бури,

Вишня спокойно цветет, —

вдруг тихо сказала Ли-Сан.

— Вишня? Какая вишня? У нас их тут отродясь не водилось, — не понял Костопрах.

— Это образное выражение. Восточная мудрость, — мрачно пояснила я. — Жаль, что я не там, где эта вишня… Да, кстати, Ли-Сан, это Костопрах, он первый помощник моего отца. Ты, наверное, уже поняла, что у нас тут не совсем обычное царство, но нежить — тоже живые люди… и не люди, хоть и мертвые, так что ну-у… — я поняла, что сама в объяснениях запуталась, и закруглилась: — В общем, надеюсь, тебе не слишком неприятно здесь находиться, я прикажу, чтобы они меньше попадались тебе на глаза.

— Не волнуйтесь, госпожа, — произнесла японка и поклонилась. — Кицунэ известно, что в мире живут разные существа. Мы спокойно относимся ко всем, кто не вредит нам.

— Вот и отлично, — я облегченно выдохнула. Хоть с кем-то проблем нет! — Костопрах, знакомься: Ли-Сан — наш умелый вор. От нее зависит свобода Кощея.

— О! — глазницы скелета вспыхнули, а в голосе послышалось уважение. — Я искренне приветствую тебя, глубокоуважаемая Лиса, и заверяю, что в нашем королевстве все будут относиться к тебе со всем возможным почтением!

«Ли-Сан», — хотела было поправить я Костопраха, но потом вдруг сообразила, что японка, по сути, и есть лиса. Затем в голову пришли сказки о лисе-воровке, заставив мысленно фыркнуть.

«Надо будет для конспирации ей отчество выдать — Патрикеевна. Идеально подойдет!» — решила я.

И, глубоко вздохнув, потребовала:

— Ладно, Костопрах, веди к Ланселоту. Будем разговаривать.

Тот послушно поклонился и, развернувшись, быстрым шагом направился к дворцу. Мы последовали за ним.

Насколько я помнила, для лечения рыцарю выбрали комнаты неподалеку от главного входа — не было времени куда-то его тащить. Там он до сих пор и находился.

И вот откуда такое упорство в человеке? Долбит и долбит! БУМ!

При нашем приближении удары становились все слышней, и наконец показалась знакомая дверь. Возле нее стояло порядка десятка скелетов, одетых в латы и с длинными мечами в руках. Завидев нас, они, как по команде, быстро отступили к стене, освобождая дорогу.

БУМ!

От очередного удара дверь содрогнулась так, что с потолка что-то посыпалось.

— И что тут у нас происходит? — спросила я. Надо же было хоть что-то сказать.

Один из скелетов молча показал на дверь, которая вновь содрогнулась от удара изнутри.

— Ланселот! Сэр Ланселот Озерный! — воскликнула я. — Вы меня слышите?

— Леди Марья? — тотчас раздалось из-за двери. — Вы тоже в плену у нежити?! Прошу, обождите немного, и я освобожу вас!

БУМ!!!

От этого удара под ногами аж пол вздрогнул. Видимо, мой голос не только не успокоил рыцаря, а, наоборот, придал тому сил.

— Эта проклятая дверь явно зачарована! — посетовал Ланселот из своей комнаты. — Но, клянусь Камелотом, она не устоит передо мной!

БУМ!!!

А ведь и вправду может не устоять…

— Сэр Ланселот! — вновь закричала я. — Прошу вас, остановитесь! Мне ничего не угрожает в данный момент!

Удары прекратились, а потом Ланселот недоуменно произнес:

— Ничего не угрожает? Я не понимаю вас, леди Марья. Вокруг все кишит нежитью, а вы столь спокойны, что мне начинает казаться… нехорошее. И вспоминается еще конь ваш, посох, доспех странный…

— Клянусь вам, я на вашей стороне и не желаю вам зла, — быстро перебила я. — Просто выслушайте меня. Хорошо?

Тишина была мне ответом. Ланселот молчал. Но и удары в дверь прекратились. А это вселяло определенные надежды.

— Я понимаю, как это выглядит, — продолжила я, на ходу судорожно соображая, какие бы аргументы ему привести. — Но мои слуги не так ужасны, как вы считаете! Да, они своеобразны, но…

— Ваши слуги? — раздался возмущенный возглас. — Значит, в своих подозрениях я оказался прав?!

И дверь содрогнулась от нового удара.

О-ой! Как нехорошо-то!

— Да в конце концов, я тебе жизнь спасла! — не выдержав, рявкнула я. — А еще у меня есть новости про Экскалибур и Моргану!

— Экскалибур?! — удары вмиг прекратились. — Что вам известно?!

— Дай слово, что не тронешь меня, — потребовала я твердо. — Ни меня, ни моих слуг!

Пауза. Потом голос Ланселота горько произнес:

— Идти на сделки с нежитью претит мне. Но слово моему королю… что ж, леди Марья, я клянусь, что не обращу на вас свой гнев.

— И на моих слуг?

— И… и на ваших слуг, — с запинкой мрачно подтвердил рыцарь. — Но, клянусь Камелотом, слово мое верно лишь до того момента, пока я в ваших владениях!

— Устраивает! — быстро сказала я и повернулась к Костопраху. — Давай открывай дверь!

Скелеты подошли было поближе, но остановились, повинуясь моему отрицательному жесту.

— Вы уверены, царевна? — спросил Костопрах с сомнением в голосе. — Кто их знает, этих, по голове ударенных? Сейчас он слово дал, а через минуту забрал. Ваш батюшка так делать очень любил.

— Ланселот — не Кощей, — твердо сказала я. — Открывай.

— Ну, воля твоя, — со вздохом произнес он и щелкнул костяшками пальцев, сразу же отойдя подальше. — Готово. Можно заходить.

Я тихонько толкнула тяжелую дверь, и та со скрипом отворилась. Взору моему открылся полнейший бардак. Шторы валялись на полу, содранные с гардин. Вместо мебели — груда досок. Видно было, что крушили тут все долго и со вкусом. Целым в комнате оставался только тяжеленный стул, который явно приглянулся рыцарю в качестве оружия.

Ланселот, одетый лишь в длиннополую ночную рубаху, что достигала колен, стоял босиком около окна и мрачно смотрел на меня.

— Сожалею, что вынужден предстать перед вами в столь неприглядном виде, — цедя каждое слово, промолвил он.

— Да ничего, все нормально. Что я, мужиков голых не виде… — спохватившись, я прикусила язык. Нечего о себе еще больше впечатление портить! Лучше сразу перейти к делу.

Это я и сделала, рассказав свою историю и лишь слегка изменив некоторые исходные данные, чтобы было понятней. По откорректированной легенде, меня в младенчестве увезли от любимого батюшки в неведомые края, и лишь недавно я наконец-то смогла вернуться домой. А тут, как оказалось, творятся сплошные несчастия: батюшку похитили, а родная сестра войной идет. Вот и приходится несчастной девушке вертеться да решать возникающие проблемы в меру слабых девичьих сил. При том, что самой девице на самом деле страшно тут до жути. Несомненно, рыцарь уже оценил окружающий нас контингент. А каково мне?

Мрачные морщины на лбу Ланселота медленно разглаживались, пока я откровенно плакалась ему в жилетку. Мой голос дрожал, я даже слезу умудрилась выдавить.

— …Некуда мне отсюда идти, — ныла я. — А подданные мои… так не своей волей они таковыми стали, да и вообще они милые ребята…

— Милые? — поднял бровь Ланселот.

— Ну посуди сам, — горячо ответила я. — Им ведь второй шанс на жизнь дали! Знаешь, как они благодарны? Зачем им еще проблемы? Живут себе на собственной, заметь, территории, за пределы которой выйти не могут. А тут лезут всякие, умертвить норовят по второму разу. А за что? За что, я спрашиваю? За то, что просто не похожи на остальных? Так если мыслить таким образом, надо и единорогов всех перебить! А то ишь ты, развелось тут лошадей с рогами. Фей цветочных… — я сделала паузу. Ага, молчит. Значит, как минимум хоть одна цветочная фея тут есть. Вот и отлично! — А фей цветочных переловить всех до единой! Зачем нам тут бабочки с мозгами и волшебной пыльцой? Так, что ли, по-твоему?

— Но зомби и цветочные феи — это несколько разные вещи, ты не находишь? — спросил Ланселот.

Однако я возликовала, почувствовав неуверенность в его голосе.

— Почему? Из-за того, что одни маленькие и красивые, а другие здоровенные и отвратные?

— Не совсем, — покачал головой рыцарь. — Одни пьют цветочный нектар, а другие едят человечину.

Я на мгновение задумалась, но тут же выдала:

— Никого они не едят, ложь это и намеренная провокация, дабы очернить их в чужих глазах! Они же нежить, а нежити еда не нужна. Да сам подумай, у тех же скелетов даже животов нет, одни кости! Да, у некоторых есть клыки и когти, но то не для еды, а для самообороны. Отбиваться от тех, кто без спроса на наши земли придет! Или ты и собак сторожевых сечь будешь, если они вора или грабителя насмерть загрызут?

От этих выводов мой преподаватель по логике впал бы в хтонический ужас, однако на простодушного рыцаря казуистика подействовала. Он снова нахмурился, явно пытаясь уложить в голове мои постулаты. А затем с сомнением, неохотно, но все же кивнул:

— Хорошо. Допустим, так. Речи ваши, леди Марья, хоть и сложно принять, но справедливость того требует. Теперь же я хочу узнать, что известно о мече короля Артура.

Есть! Ободренная первым успехом, я рассказала все, что успела узнать. И о словах кота Баюна, и о том, как Иван Гвидонович с помощью волшебного меча пытался пробиться к Источнику Мертвого огня. Про Моргану тоже под конец упомянула, с удовлетворением заметив, как рыцарь прищурился, а его губы сжались в суровую такую ниточку.

— … А сейчас у границ моего царства целое войско собралось, — завершила я. — И ждет это войско какого-то колдуна заморского, чтоб помог им границу преодолеть. Уверена, этот колдун — Моргана и есть. А где Моргана, там и Василиса. А где Василиса, там и муж ее, Иван Гвидонович. А где Иван, там и…

— Экскалибур, — процедил Ланселот, и желваки так и заходили по его скулам.

— Он самый, — подтвердила я. — Как преодолеют враги реку, удержать их уже будет невозможно. Убьют всех без пощады — и живых, и мертвых. Источник Кощеев сам к ним в руки упадет, а если Моргана получит его силу, несладко придется вообще всем.

Ланселот явно впечатлился перспективой и глубоко вздохнул. Потом посмотрел на меня и уточнил:

— А от меня-то что необходимо?

Да! Кто молодец? Я молодец!

Я чуть не взвизгнула от радости, с трудом удержав спокойное выражение лица. Затем нарочито беспомощно развела руками и ответила:

— Сама я не справлюсь, сэр рыцарь. Война ведь не женское дело. Вот и прошу вас, как может просить лишь слабая женщина, примите командование над моими войсками и помогите прогнать обидчиков. А я помогу забрать Экскалибур у Ивана Царевича и отомстить Моргане.

— Мне, рыцарю Камелота, возглавить войско нежити? — не поверил своим ушам Ланселот. — Это невозможно! Да, я, пусть и с трудом, готов признать, что ваши… подданные имеют право на жизнь, но честь рыцаря не позволит…

— А честь рыцаря позволит вам спокойно смотреть, как войско Морганы уничтожает все на своем пути, используя меч вашего же короля? — перебила я. — В одиночку ведь вам с ними не справиться и Экскалибур не вернуть. Согласна, мое войско весьма… э-э… специфическое. Но это — войско! Другого нет!

И вновь Ланселот замолчал. Сомнения тенью проходили по его лицу, а я затаила дыхание. Согласится или нет?

Наконец рыцарь принял решение. Вскинул гордо голову и твердо произнес:

— Будь по-вашему, леди Марья. Я постараюсь помочь в меру своих сил. Только вот…

Он неожиданно запнулся.

— Что еще? — я приготовилась к новым уговорам, но все оказалось проще.

— В чем мне идти на битву? — несколько смущенно ответил рыцарь. — У меня нет ни доспехов, ни меча, сломанного этим… этим козлом.

— Костопрах! — вместо ответа закричала я. — Костопрах, иди сюда!

Дверь приоткрылась, и скелет с опаской заглянул в комнату. Где-то позади него раздалось лязганье доспехов группы поддержки.

— Заходи, не бойся, — велела я. — Тут у нас проблемка одна возникла…

— А одна ли? — проворчал тихо Костопрах, однако зашел.

— Ланселоту, моему другу и союзнику, одежда требуется, да доспех прочный, да оружие острое, — перечислила я. — Он готов помочь нам в битве.

Скелет с сомнением посмотрел на рыцаря, встретив в ответ неприязненный взгляд, и произнес:

— Одежду справим, это мы махом. А вот с доспехом крепким… Тут же надо под фигуру подгонять. А у нас только латы старые. Нежити-то к чему железо в большом количестве на себя навешивать? Разве что с рыцаря Смерти какого снять? — он задумчиво пошкрябал костлявым пальцем по черепушке.

Я увидела, как Ланселот недовольно кривится. А что делать? Ну нет у меня доспехов, достойных легендарных рыцарей. Нет! Или…

— Слушай, Костопрах, а доспехи Кощея ему не подойдут? — озаренная идеей, уточнила я. — Ведь у отца доспехи есть?

— Есть-то они есть, — неуверенно подтвердил скелет. — Но их просто так не надеть. Их и нет вовсе.

— То есть как? — не поняла я. — Они есть, но их нет?

— А вот так! Они только в комплекте идут. С мечом-Кладенцом.

— О! И как я о нем забыла! — обрадовалась я. — Кладенец Ланселоту дадим, будет у него сразу и оружие хорошее, и доспех!

Вместо ответа раздался какой-то сдавленный хрип. Костопрах беззвучно открыл и закрыл рот, словно не веря своим ушам, а потом возмущенно замахал руками:

— Да ты что, царевна! Меч Кощеев только ему принадлежит. Никто, окромя царя нашего, владеть им не может!

— Так Ланселот владеть и не будет. Возьмет взаймы ненадолго, да и все, — успокоила я.

— Да он его даже из трона не вытянет! Меч кому попало в руки не дается!

— Я не «кто попало», — возмущенно вмешался Ланселот. — Я — правая рука короля Артура и лучший боец Камелота!

— Лично я в этом ни капли не сомневаюсь, — поспешно заверила я и сердито зыркнула на скелет, не давая тому сказать какую-нибудь гадость. — Сейчас вам принесут одежду и пойдем к Кладенцу.

Костопраху не оставалось ничего другого, кроме как покорно поклониться.

А спустя полчаса мы отправились в тронный зал. Первым шел Костопрах, показывая дорогу и что-то бормоча себе под нос про «старые времена» и «полное безобразие». За ним следовали мы с Ланселотом. Рыцарь был одет в серую шелковую рубаху, черный камзол из толстой кожи и кожаные же штаны. Его сапоги четко печатали каждый шаг, и эхо от подкованных каблуков разносилось по коридорам.

Ли-Сан держалась позади. Она вообще вела себя столь незаметно, что я периодически и вовсе забывала о ее присутствии.

Трон, как и ожидалось, стоял на своем месте, мрачный и готический. Рукоять меча вызывающе торчала над его спинкой.

Остановившись шагах в десяти от возвышения, я указала на Кладенец Ланселоту и подбодрила:

— Вот меч, сэр рыцарь. Надеюсь, вы сможете его достать.

Тот коротко поклонился, поднялся на возвышение и для начала внимательно осмотрел огромную рукоять. Оглянулся на меня. Я кивнула, давая разрешение, и Ланселот решительно взялся за рукоять правой рукой.

Я невольно затаила дыхание. Костопрах стоял, не шевелясь и не отрывая взгляда от рыцаря. А тот сжал пальцы, потянул рукоять…

И меч с металлическим лязгом послушно пошел вверх, роняя искры!

Одним рывком Ланселот вытащил его полностью и торжествующе поднял над головой.

Не удержавшись, я захлопала, а Костопрах выругался, но скорее одобрительно, чем злобно. И тут вокруг стоящего рыцаря воздух взвихрился маленьким торнадо!

— Это еще что такое?! — взвизгнула я в испуге.

— Доспехи это, — проворчал скелет. — Те самые. Непростые.

Торнадо исчез, а на месте Ланселота… На месте Ланселота стоял высокий воин, с ног до головы закованный в вороненые латы. Глухой шлем полностью закрывал его голову, на плечах и локтях медленно выдвинулись острые стальные шипы. Черный плащ опущенными крыльями лег позади него, а узкая щель забрала засветилась алым светом, словно кто-то внутри шлема включил маленький фонарик.

— Это еще что такое? Что за световые эффекты? — тихо спросила я Костопраха, но тот в ответ лишь пожал плечами.

Ланселот медленно спустился вниз и остановился, не доходя до нас двух шагов. Я с трудом осталась стоять на месте, а вот скелет и Ли-Сан невольно отступили перед этой величественной и опасной фигурой.

— Сэр Ланселот? — неуверенно позвала я.

Тот глубоко вздохнул и уверенным движением убрал Кладенец в ножны на поясе.

— Эти доспехи словно были сделаны специально для меня, — раздался глухой голос рыцаря из-под шлема. — Они гораздо легче, чем те, к которым я привык, но, несомненно, прочнее.

Вот и хорошо. По крайней мере, с ума Ланселота эти доспехи не свели. А то, что он выглядит жутким и опасным, мне только на руку. Так что на всякие там свечения можно не обращать внимания.

— Ох, что на это царь Кощей скажет? — пробормотал Костопрах.

Но я только отмахнулась. Тоже мне, нашел о чем волноваться! Да если Ланселот благодаря этим доспехам сможет Кощеев Источник уберечь, тот только спасибо скажет!

Так что я поручила Костопраху познакомить Ланселота с войсками, выделить комнату Лисе, а сама отправилась в бывшие Василисины покои, дорогу к которым уже запомнила. Завтра Ланселот с Белогором разнесут и вражеское войско вместе с Морганой. Затем мы с Лисой освободим отца, и жизнь наконец-то наладится. Иначе и быть не может!

Улыбнувшись собственным мыслям, я приказала Топлянице принести что-нибудь вкусное на ужин, а сама отправилась релаксировать в ванну. Именно там я планировала провести остаток вечера. Хотелось хоть немного отвлечься от окружающего дурдома и отдохнуть.

В конце концов, имею я на это право, верно?


Глава 11 | Марья Бессмертная | Глава 13