home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Больно! Дико больно! И рукам, и ногам, и всем клеточкам моего тела! Я на самом деле горела и сгорала вновь и вновь…

Пока пламя вдруг не исчезло.

Тяжело дыша, с полными слез глазами я смотрела на своего мучителя, лицо которого отчего-то вытянулось.

— Так ты что, не Василиса, что ли? — недоверчиво произнес он.

И тут пришло осознание произошедшего. Меня только что чуть не убили!

В кровь ударил адреналин.

— Ты!!! — вновь уставившись на мужика, заорала перепуганная и взбешенная я. — Ты меня сжечь хотел!!!

— Точно не Василиса. Та бы в таком огне, да вдали от магического источника не выжила, — поделился с окружающими ничуть не проникшийся моими воплями тип.

— Очешуеть мне, как Горынычу! Она реально бессмертная! — изумленно выдохнул Конь.

— Бесспорно, — подтвердил Баюн и важно добавил: — Марья Кощеевна, с этого момента я официально подтверждаю твое право носить прозвище Бессмертная и заношу его в реестр магической информационной сети.

— Да плевать на прозвище! — от страха и злости меня пробила крупная дрожь. — Он меня жег! И лыбится еще! Посох, заводись, мы его сейчас убивать будем! Конь, врежь ему копытом! И…

— Ты бы для начала прикрылась, царевна, — вежливо предложил кот. — Одежда-то твоя, к сожалению, того-с…

Опомнившись, я опустила глаза и обнаружила испачканное сажей, подпаленное тело, на котором быстро проступала новая розовая кожа. А вот одежды не было! Только тонкие пластинки доспеха с черепушками самое сокровенное прикрывали, делая меня похожей на героиню развратного аниме. Благо хоть они не оплавились.

«Хорошо все-таки, что молодильное яблоко съела. И вправду раны мгновенно затягиваются», — мелькнула мысль.

Однако, прежде чем я сообразила, чем можно прикрыться, неизвестный колдун и фактически мой убийца уже шагнул вперед.

— Как-то не задалось начало знакомства, не правда ли? — с улыбкой разглядывая меня, произнес он. — Но, если ты не против, я сейчас все исправлю.

Я открыла рот, чтобы сообщить, что в помощи всяких там… не нуждаюсь и потребовать отвернуться, да так и застыла. Потому что незнакомец быстро переплел пальцы, шепнул что-то, и трава вокруг зашевелилась.

А потом, быстро удлиняясь, на меня поползла!

Опомнившись, я взвизгнула и попыталась отскочить, да не тут-то было! Ноги уже буквально приросли к земле! Травка оказалась крепче каната и невероятно шустрой. В считаные мгновения она пролезла под доспех и оплела мое тело.

«Вот сейчас сожмется посильнее — и все. Порвет на много маленьких бессмертных кусочков. Собирай себя потом…» — с ужасом поняла я.

И трава действительно сжалась, но, вопреки ожиданиям, не сильно, просто сплетаясь поплотнее. Пространство вокруг меня озарилось изумрудными искорками, в воздухе разлился запах луга после прошедшего дождя. А затем давление исчезло, и, в очередной раз перепуганная, я обнаружила под доспехом совершенно обычные зеленые рубаху и штаны.

«А если б вокруг крапива росла?» — некстати пришла в голову мысль, и я с подозрением посмотрела на колдуна.

— Что ж, давай начнем наше знакомство заново, — предложил он и представился первым: — Белогор.

— Марья, — буркнула я, хотя больше всего хотелось подпалить его в ответ.

— Марья Кощеевна Бессмертная они-с, — дополнил, мурлыкнув, Баюн. — Дочь царя Кощея Бессмертного и полноправная его наследница.

— Вот как? Не знал, что у Кощея вторая дочь имеется, — рассматривая меня еще более пристально, произнес Белогор.

— Никто не знал, ва… — начал было кот, но колдун только искоса этак глянул, и тот осекся.

Затем Белогор вновь перевел взгляд на меня и попросил:

— Ты уж мигни коню своему, сделай милость. Я же вижу, что он ко мне все ближе встает да примеривается незаметно, как бы лягнуть меня покрепче. Не надо, прошу.

— А чего ты ждал? — огрызнулась я, тем не менее останавливая Коня жестом — мало ли что? — Взял и сжег меня. Благодарить тебя за это, что ли?

— Признаю, не прав оказался, царевна, — колдун вновь улыбнулся. — Ошибся, с кем не бывает, уж прости. Но сама посуди, как тут не ошибиться? Вы с Василисой на одно лицо, да и доспех Кощеев, посох, конь знакомый. Вот и погорячился малость.

Я кивнула. Погорячился он, видите ли. Я вот тоже… погорячусь при случае.

— Чем тебе моя сестра не угодила? Или ты за каждую провинность сразу огнем живых людей палишь?

— То дело личное, уж прости, царевна, — Белогор развел руками. — Про то мне да ей известно. Пусть так и будет.

— Скрываешь, значит, — покачала я головой, изо всех сил стараясь стоять спокойно. Новая кожа чесалась просто зверски.

— У всех есть свои тайны. У меня, у тебя… Даже вон у кота.

— У меня нет, — отозвался Баюн. — Но если скажешь, то будут. Непременно.

Я задумчиво посмотрела на колдуна.

— Как перед тобой кот-то выстилается. И кто же ты такой, Белогор? Или тоже не ответишь?

— Как вырастешь с мать, все будешь знать. А сейчас незачем оно, — тот подмигнул. — Ладно, пора мне, царевна. И не держи зла, лучше будем считать, что одну жизнь я тебе должен.

Он слегка топнул ногой и… исчез. Самым настоящим образом пропал, словно его и не было. Безо всяких спецэффектов.

— Еще и невидимкой становиться может, — изумленно выдохнула я и перевела взгляд на самого умного среди нас — кота. — Кто это такой?

Однако Баюн надежд не оправдал, отрицательно качнув головой.

— Сказывать не велено.

— Да ладно, он ведь уже ушел.

Многозначительное молчание.

Ну да, ну да, может, Белогор просто невидимкой стал и еще где-то рядом находится.

— Ну и пожалуйста, не очень-то и хотелось, — независимо буркнула я. — Подумаешь, Копперфильд сказочный, на травяной одежде специализирующийся… кста-ати! Баюн, надеюсь, ты меня в свой реестр в нормальном виде занесешь? Не хочу, чтобы всякие там колодцы меня полуголой, обгорелой или травой опутанной показывали.

— Нет-нет, не изволь беспокоиться, царевна, — заверил Баюн. — Обрисую такой, какой ты сюда прибыла, при всем достоинстве.

Ага, уже лучше. А то встречают, как говорится, по одежке. Хотя на данный момент это не самое главное. Главное — раньше времени преимущества своего не лишиться. А потому…

— Слушай, а давай ты пока никому сообщать о моем бессмертии не будешь? Я и без титула похожу, — попросила я.

— Да как можно? — кот замахал лапами.

— Времена неспокойные, — напомнила я. — Потому пусть это моим маленьким козырем будет на всякий случай.

Баюн призадумался, но потом все же с видимой неохотой кивнул.

— Спасибо, — я благодарно улыбнулась и слегка потерла левый наплечник, счищая сажу с металлического черепа. — А то у вас тут каждый сироту не местную обидеть норовит. Даже вот видишь, доспех, который Кощей лично правил, не смог огненное заклинание отвести. Интересно, кстати, почему? Нет, мне не то чтоб обидно, но не хочется в будущем подобных сюрпризов.

— Так он от проклятий зачарован и от молнии небесной, карающей, — подал голос посох. — А так чтобы огонь, из-под земли возникший, остановить — не его это.

— Из-под земли? Колдун, типа, не меня, а землю под моими ногами поджег? Умно-о, — я нервно хмыкнула и сделала мысленную пометку быть осторожнее и не полагаться только на защиту доспеха. А то мало ли?

— Ты прости, что не уберег. Кабы силы были, я бы щит поставил, но бой с волколаками уж больно много отнял. Не восстановился я, — пробормотал Яр.

— Да я тебя не виню, — заверила я и перевела взгляд на Коня. — А ты почему о появлении этого… Белогора не предупредил? Где твоя хваленая Вещая чуйка?

— Так она только для всадника работает, — фыркнул тот. — А ты на мне не сидела.

Хм. Надо учесть на будущее и лишний раз в незнакомых местах с коня не слезать. На всякий случай.

— Волколаки? — заинтересовался Баюн. — Так на вас по пути сюда оборотни напали?

— Ага, — я кивнула, подходя к коню и забираясь в седло. — Но нас без соли не сожрешь. Конь сражался как… как Конь! А Яр даже их предводителя спалил.

— В смысле — спалил? — ахнул Баюн. — Это вы что же, Серого Волка убили? У-у!

— А что?

— Так он же приятель Ивана Царевича, мужа Василисы… был.

— Вот теперь понял, почему они на нас напали, — фыркнул Конь.

— И откуда на нем оберег Василисин оказался, — поддакнул посох.

— Иван Царевич и Серый Волк, значит? — я довольно улыбнулась. — А вот нечего! Смотреть надо, на кого пасть разеваешь. Это мы ему еще и за Красную Шапочку отомстили!

Кот почесал лапой голову.

— Он у вас шапку, что ли, украл?

— Не у нас, — я махнула рукой, мол, не бери в голову. — Ладно, поеду я. За помощь спасибо. Как дома окажусь, первым делом прикажу трехпудовую цепь для тебя справить.

— Пять, — поправил кот.

— Что «пять»? — захлопала я глазами.

— Уговор был на пять пудов, — строго сказал Баюн.

Вот ведь котище вредный! Но делать нечего.

— Пять! Конечно, пять! — старательно засмеялась я. — Оговорилась, бывает. Хотя мне золото сейчас, чувствую, будет нужно просто позарез. Чтобы отца из неволи вызволить, похоже, изрядно потратиться придется.

Не спуская с меня подозрительного взгляда, кот уточнил:

— Значит, передумала в свой мир возвращаться, царевна?

— Пока да, — я кивнула. — А куда спешить, раз я бессмертная? Василиса, говоришь, мудра? Так я богата! В моем мире, имея деньги, можно многое сделать. Думаю, что и здесь тоже. Золото любят все! Особенно криминальные элементы.

— Кто? — не понял Баюн.

— Вор мне нужен умелый, — пояснила я. — Который замки зачарованные на цепях Кощеевых вскрыть сможет. Посоветовать кого-нибудь можешь?

Баюн задумчиво почесал голову. Прошелся пару шагов туда-сюда, а потом сказал:

— Было тут одно товарищество. За мелкие дела воровские не брались, исключительно по-крупному играли. Оушеном главаря их звали, только…

— Да знаю, знаю, — перебила я его. — Проезжали мы мимо их последнего места упокоения. Погорячился папочка.

— То-то и оно, — кот снова задумался. — Есть, пожалуй, еще один человек. Только он далече, и как ты до него доберешься, я, увы, не знаю.

— И кто же это?

— Зовут — Аладдин. Живет в далекой Аграбе, что далеко на востоке…

— Аладдин? Серьезно? — перебила я его. — С джинном и летающим ковром?

Кот недоуменно посмотрел на меня.

— Про джинна не ведаю, а ковер у него точно есть. Они там все со своими ковриками ходят, положено так в тех краях. Вот Аладдин — вор знатный! Хитрей его на целом свете не сыщешь, точно тебе говорю!

— И как я в эту Аграбу попаду? — я нахмурилась. — Без магии даже на моем Коне туда скакать несколько месяцев, это если дорога будет прямая, без задержек. Да еще пустыню пересечь придется…

— А ты откуда знаешь? — поразился кот.

— Мультик смотрела, — отмахнулась я. — А кроме Аладдина есть еще кто-нибудь? Поближе? Грабителей-то вон сколько, говорят, купцы постоянно жалуются.

— Грабеж на большой дороге — есть ремесло старинное и почетное, — назидательно сказал Баюн. — Им и князья, бывает, промышляют. А воровство на Руси не в чести. У нас даже двери на ночь не запирают. Так что если и найдется вор, то с магией он точно работать не будет — навыка нет.

— Аладдин, значит, — я тяжело вздохнула. — Эх, и угораздило!

А кот лишь хвостом вильнул да принялся вылизываться с самым отстраненным видом Мол, ты просила совета, ты его получила. Остальное — не моя забота.

Пришлось прощаться.

— Ладно, Баюн, поеду я. Не поминай лихом, как говорится.

— Скатертью дорога, — мурлыкнул тот в ответ, а когда Конь уже поворачиваться начал, вдруг добавил: — Ты, Марья, осторожнее с этим Белогором будь, ежели встретитесь. Опасный он. Сильно.

— Спасибо. Поняла уж, — пробормотала я.

И вот мы уже вновь несемся по озеру. Конь — с удовольствием прыгая по воде и выбивая копытами брызги, Яр — задумчиво что-то бормоча и, кажется, высчитывая, сколько времени займет поездка до Аграбы. Я же — пытаясь уложить в голове все, что узнала от Баюна.

Признаться, я нередко мечтала вновь обрести родственников. Да и кто бы на моем месте не мечтал? Но когда узнала, что собственная сестра хочет меня убить… в общем, с одной детской мечтой пришлось проститься. Осталась лишь надежда на то, что хотя бы отец моему появлению обрадуется.

«Обязан обрадоваться, учитывая, что я его из плена спасу! Ну, надеюсь, что спасу. Если с Аладдином договорюсь…»

Каким образом я буду договариваться, решила пока не задумываться. Вот доберусь до Кощеева дворца, там с Костопрахом и обсудим. В безопасности, под охраной рыцарей Смерти, которые всех незваных гостей, если что, на ленточки нашинкуют.

Несмотря на то что Водяного на протяжении всего пути обратно видно не было, появился он сразу, как только Конь ступил на твердую землю. И, с легким удивлением разглядывая мой изменившийся наряд, поинтересовался:

— Добром ли съездила, Марья?

— Нормально, — ответила я. — Что могла, узнала. Вот только маньяк тут у вас, как оказалось, поблизости обитает. Форменный пироман, если можно так выразиться.

— Знаешь, царевна, вот вроде и говоришь ты по-нашему, а я тебя через слово понимаю, — недовольно булькнул Водяной.

Очень хотелось сказать, что и я от местного говора не в особом восторге, но сдержалась. Все ж это я в их мир попала, значит, мне и подстраиваться надо. Так что просто пояснила:

— Напал на острове один тип. Огнем меня жег, было больно и неприятно. Потом, правда, выяснилось, что он меня, как и ты, с Василисой перепутал, — я поморщилась. — Интересно, и что вы все с ней так не ладите? Вроде, по слухам, сестричка, наоборот, в общении чудо как хороша и обходительна.

Вместо ответа Водяной злобно заклокотал, так, что вода вокруг него пошла кругами.

— Нет, ну не хочешь говорить, не надо. Я ж не настаиваю, — сразу подняла руки я, а Конь предусмотрительно отступил на пару шагов назад. Мало ли? Кто знает, что в голову полурыбе придет?

Однако обошлось.

— Ну отчего же, скажу, — булькнул он. — Василиса и впрямь обходительна, ласкова да мила бывает, ежели захочет. Да только обманула меня сестра твоя, вот и весь сказ!

Я промолчала, ожидая продолжения. Видно было, что у Водяного накипело и выговориться болотный старик хотел неимоверно. И он продолжил:

— Пришла, понимаешь, со всем уважением. Дескать, тоже ей к коту надобно. Ну, поторговались, как водится. Не поскупилась Василиса, жемчугом крупным дорогу оплатила, а потом вдруг добавила, что очень ей русалка моя потребна. Та, которая от Морского Царя вместе с Буяном-островом сюда попала. Даже каменья самоцветные посулила.

Я нахмурилась.

Хм. Моя сестрица ничего просто так не делает, это я уже уяснила. Так зачем ей понадобилась русалка?

— А ты? — спросила.

— А я — ни в какую! — отрезал Водяной. — Любовь не продается! Отказал, даже разгневался, что она с такими предложениями ко мне обращается. Ну, Василиса вроде как и отступилась. Улыбнулась ласково, прощенья просить стала. Да и предложила гребешком костяным мне бороду расчесать. Тут я, пень старый, и не устоял, — Водяной горестно покачал головой. — Гребень тот волшебным оказался. Как воткнула она мне его в бороду, так и заснул я крепко. А стервь эта дорогу в озере проморозила прямо до Буяна и на обратном пути, уж не знаю каким способом, мою зазнобу ненаглядную на поверхность выманила и с собой забрала.

Водяной глубоко вздохнул и совсем поник головой. Даже жалко его стало, все ж любовь потерял.

— Не грусти, болотный царь, — сказала я. — Помочь не обещаю, но, если случай выйдет, про тебя не забуду.

— Э-эх! — явно мне не поверив, тот с досадой плюхнул кулаком по воде, обдав нас фонтаном ледяных брызг.

Конь с фырчанием отпрыгнул, я от неожиданности взвизгнула. И тут…

— А ну стой, чудовище поганое! — неожиданно раздался позади гулкий голос. — Прочь, мерзость болотная, от девы юной и непорочной!

Быстро обернувшись, я изумленно уставилась на обладателя столь трубного гласа. И посмотреть было на что!

Из-за деревьев выехал всадник, полностью закованный в блестящие латы. Даже конь его весь был одет в железо. Глухой шлем с опущенным забралом не давал возможности рассмотреть лицо внезапного спасителя. Огромный меч рыцаря был подвешен к седлу слева, а не менее массивная секира с двумя лезвиями — справа. Сам же он в одной руке держал небольшой треугольный щит, а в другой длиннющее копье со стальной чашей, защищающей руку.

— Сразись с тем, кто даст тебе достойный отпор! — продолжал рыцарь. Из-за закрытого шлема голос звучал так, словно воин говорил из глубокого колодца.

— Ты кто еще такой? — недоуменно спросил Водяной.

— Мое имя — Ланселот Озерный, — гордо ответил рыцарь.

— Озерный? — Водяной недоуменно почесал голову. — Родственник, что ли?

А я, услышав это имя, едва сдержала изумленный вздох. Неужели и впрямь Ланселот? Тот самый?!

В голове замелькали картинки из просмотренных фильмов. Король Артур, Камелот, рыцари Круглого стола… погодите, кажется и кот Баюн о них упоминал! Совершенно точно, он говорил, что рыцари Круглого стола и волшебник Мерлин охраняют Источник Живого камня! Надо же, с кем удалось встретиться!

Рыцарь тем временем уже тронул коня шпорами. Послушное животное сорвалось с места, и вся эта куча железа на приличной скорости промчалась мимо нас.

Честно говоря, я думала, что его конь не успеет затормозить. Но тот, взрыхлив копытами влажную землю, как вкопанный встал у самой кромки.

— Выходи, чудище! — снова воззвал рыцарь. — Биться будем!

— Ты что, совсем дурак? — недоуменно спросил Водяной, отплывая подальше. — Сам сюда иди!

Однако Ланселот дураком не был, поэтому в воду не сунулся.

Ситуация становилась патовой, поэтому я решила вмешаться.

— Сэр рыцарь! — позвала я его. — Со мной все в порядке. Водяной просто… просто очень эмоционален. Но зла мне не желал.

— И вам, прекрасная леди, опасность не грозит? — осведомился Ланселот, разворачивая ко мне коня.

— Эй, Водяной! — вместо ответа закричала я. — Мне грозит опасность, как по-твоему?

Болотный царь покрутил пальцем у виска и с тихим бульканьем скрылся под водой.

Тогда рыцарь подъехал ко мне ближе. Остановился буквально в нескольких шагах, воткнул копье в землю и подвесил щит на седло. Затем поднял забрало шлема…

На меня смотрел молодой Ричард Гир собственной персоной! Те же русые, слегка вьющиеся волосы до плеч, скулы, карие глаза с прищуром, короче, один в один!

— Ланселот Озерный, — вновь представился он. — Позвольте узнать ваше имя, прекрасная леди?

— Марья Кощеевна. Царевна, — добавила я не совсем уверенно и на всякий случай незаметно ущипнула сама себя за руку.

Второй раз за все время пребывания в этом мире я всерьез усомнилась в собственном рассудке. Даже сказочная нечисть и говорящие коты не настолько выбивали из колеи, как появление здесь известного голливудского актера.

Тем более актера, который в моем мире этого самого Ланселота и играл!

А если вспомнить Оушена с тринадцатью друзьями, которые тоже вообще-то из нашего фильма и тоже в том фильме воровали… это что получается? У кого-то в Голливуде есть способ перемещаться сюда и обратно?

Догадка была важная и требовала вдумчивого размышления. Шанс вернуться домой с помощью Карачуна, конечно, никуда не делся, но гораздо лучше иметь несколько вариантов, верно?

Правда, обдумывание пришлось отложить на потом, поскольку Ланселот начал расспросы:

— Как вы оказались в столь отдаленном от поселений месте, леди Марья, да еще и одна?

Времени на то, чтобы придумать достоверную легенду, не было, поэтому решила ответить как есть:

— Отца моего враги в плен взяли, вот и пытаюсь узнать, как его освободить. Рассчитывать-то больше не на кого.

— Сочувствую, — Ланселот покачал головой. — Все ж не для юных леди такие испытания. Да и наряд у вас… весьма странный.

И что-то такое промелькнуло в его взгляде, отчего интуиция тотчас взвыла, требуя осторожности.

— Это не мое. Это трофейное, — тут же сообщила я. — Досталось от одной чародейки, которая меня убить хотела. Вид, конечно, специфический, зато доспех вот от проклятий защищает. А палка магией ударить может. Хоть какая-то защита в этой глуши.

Уж лучше сразу оправдаться, чем в тебе какую-нибудь нежить заподозрят. Яр, конечно, сердито сверкнул глазницами оттого, что я его палкой обозвала, но, к счастью, промолчал.

— Странна история ваша, леди Марья, — Ланселот удивленно покачал головой. — Но дар Мерлина говорит мне, что нет в ней лжи и чиста ваша душа.

Ух ты! Это он что, еще и правду чувствует? Хорошо, что я не врала!

От мысли, что было бы в обратном случае, меня на миг прошиб холодный пот. Мысленно возблагодарив свое везение, я осторожно спросила:

— А вас что сюда привело?

— Услышал я, что в здешних краях живет мудрец, который в поисках моих помочь сможет. Вот и поехал я на встречу с этим уважаемым человеком. Но, похоже, свернул не туда, — рыцарь с сомнением покосился на озеро.

Первым порывом было сказать, что очень даже туда, но я вовремя прикусила язык. Учитывая, как Ланселот набросился на Водяного, и подслушанный Яром разговор купцов о всаднике в латах, который нечисть изничтожает, это было бы опрометчиво. Ведь если Ланселот таки переберется каким-то образом на остров Буян, то что он сделает, когда обнаружит вместо «уважаемого человека» говорящего кота? Правильно, скорее всего убьет на фиг! И лишится Лукоморье еще одного раритетного существа.

— Да уж, — я нервно улыбнулась. — Других людей здесь точно нет, так что предлагаю повернуть назад, сэр рыцарь. Все равно через озеро не переправиться.

— Странно, я был уверен, что следую верной дорогой… — Ланселот на миг нахмурился, но потом все же мотнул головой. — Но, видимо, вы правы. Позвольте, я поеду впереди, дабы встретить грудью опасность, коли такая случится.

Дождавшись моего кивка, он потянул за поводья, заставляя своего коня развернуться и отправиться в обратный путь.

Мой Конь пошел следом. Молча, видимо, тоже понял, что лучше не выдавать свое «нечистое» происхождение раньше времени.

А вот меня, несмотря на опасения, все больше охватывало желание узнать о Ланселоте побольше. Ведь настоящий же! Интересно! Поэтому уже через несколько минут неспешной езды я не выдержала и спросила;

— Сэр рыцарь, вы сказали, что ваше имя — Ланселот Озерный. А почему Озерный?

— Меня воспитала Дева Озера, — пояснил тот. — Вивиан стала мне второй матерью, когда злонамеренный король Клаудас из Пустынных земель обманом и предательством захватил мой родной замок. Достигнув зрелых лет, я присоединился к королю Артуру в Камелоте, где и был посвящен в рыцари с таким именем. С тех пор и стараюсь нести сие бремя с честью и во имя моей возлюбленной.

— Возлюбленной? — пробормотала я, чувствуя легкое разочарование.

Хотя, учитывая, что Ланселот из фильма тоже был влюблен, глупо было бы ожидать иного.

— Моя дама сердца Гвиневера замужем за моим королем, — в голосе рыцаря зазвучали мечтательные нотки. — Но это не важно, ибо чувство мое светло, и прикоснуться к ней я бы все равно не посмел.

Вот так всегда: одним все — и король, и настоящий рыцарь-воздыхатель, а другим ничего. Я едва сдержала завистливый вздох и решила сменить тему:

— А как вы здесь очутились? Из Камелота до этих мест идти несколько далековато. Вы говорили, что-то ищете?

— Да. Не своей волей забрел я в эти края, леди Марья, — голос Ланселота вновь стал серьезным. — Выполняю королевский наказ. Похитила злая колдунья Моргана меч королевский, что всему миру под именем Экскалибур известен. Вот и разослал Артур своих рыцарей по всем краям света с наказом его вернуть. Уже два года по свету скитаюсь. Ну а по пути, следуя заветам рыцарства, чудовищ истребляю да честным людям помогаю.

— И это хорошо, что помогаете, — резюмировала я. — А как вы по-нашему разговариваете? Неужели за два года так хорошо научились?

Ланселот отрицательно качнул головой и пояснил:

— Это тоже чары Мерлина. Перед нашим отъездом он волшебством наделил всех рыцарей Круглого стола знанием чужих языков, дабы в чужих землях мы не испытывали проблем.

— Круто, — вспомнив зубрежку английского в школе и универе, на этот раз от завистливого вздоха я все же не сдержалась. — Вот бы мне с вашим Мерлином хоть ненадолго увидеться…

И тут мой конь споткнулся. На ровном месте.

Да ну на фиг, неужели опять?!

— Чую! Недоброе чую! — всхрапнул он, удостоившись несколько ошеломленного взгляда Ланселота.

— Леди Марья, ваш конь, он…

— Иногда разговаривает, да, — закончила я и нервно огляделась. — Сэр Ланселот, похоже, нас ждет засада. Или еще что нехорошее.

Благо выяснения о магических свойствах животного рыцарь оставил на потом.

— Понял, — он с лязгом захлопнул забрало шлема. — Держитесь за моей спиной.

Тут и посох дернулся в руке, привлекая к себе внимание.

— Что там еще? — шепотом спросила я.

— Не могу понять, — тихо ответил Яр. — Но определенно что-то есть.


Глава 5 | Марья Бессмертная | Глава 7