home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Ледяной ветер агонизирующей Нави ударил в меня сразу со всех сторон. Привычных снежно-пепельных равнин вокруг уже не было. Земля то тут, то там вздыбливалась огромными крутоярами, словно после коврового бомбометания. Широкие трещины трескуче разламывали поверхность, подсвечивая из глубины Мертвым огнем, который никак не мог насытиться, уничтожая на своем пути все, до чего мог достать.

А достать он мог практически до всего. Даже небеса пылали, расчерченные огненными струями. Темные вихрящиеся воронки дымного пламени появлялись прямо в воздухе, чтобы так же быстро исчезнуть, откусив от Нави еще кусочек. Горизонт, который теперь был виден, пылал мертвенным бело-голубым заревом.

Дышать было трудно. Дым и мельчайшие частицы пепла так и норовили пролезть в легкие. Земля под ногами мелко дрожала, и эта дрожь словно электрический разряд пронзила и меня, едва не свалив на землю. Навь страдала и стремилась сполна наградить своей болью ее виновницу. Меня.

Чувствуя, как слабеют ноги, а тело само стремится упасть, чтобы навсегда остаться здесь и разделить с миром Нави ее участь, я вскрикнула. Посох выскользнул из руки, по щекам потекли злые слезы. Как же самонадеянно было отправиться сюда в одиночестве, надеясь, что смогу вновь пройти там, куда вообще-то живым вход заказан!

Попытки противиться оказались тщетны, и я упала на колени.

Нет, не подняться, не сделать и шага. Не в моих силах, теперь я понимала это четко.

И в тот момент, когда я почти сдалась, правую руку сильно дернуло. Я опустила глаза. Кольцо, данное Наволодом, ярко светилось, словно сам Мертвый огонь пришел мне на помощь. Не потому, что вернулась связь с Источником — это я знала совершенно точно. А в благодарность за то, что дала ему невиданную доселе свободу. У Мертвого огня, как я и чувствовала в прошлый раз, был свой разум. И сейчас именно он принял такое решение.

С одной стороны, мне сразу стало значительно легче. Волны боли будто отсекли от меня острым ножом. А с другой стороны, земля вокруг задрожала еще сильнее, расходясь трещинами и протягивая их ко мне. Будто Навь стремилась из последних сил разделаться с той, которая обрекла ее на гибель.

Я вскочила на ноги, подхватив безмолвный посох, и бросилась прочь от широкого разлома, мгновением позже расколовшего землю в том месте, где я только что была. Языки синего пламени скользнули по мне… но не причинили никакого вреда!

Мертвый огонь не жег меня! Вообще!

Уверена, что даже войди я в него специально, то не сгорела бы.

«Кажется, я только что заслужила прозвище Марья Неопалимая», — нервно хмыкнула я. И тут же закашлялась.

Может, Мертвый огонь меня и не жег, но вот дышать наполненным чадом воздухом с каждой минутой становилось все сложнее.

Глаза слезились. Горло першило. Я заозиралась, пытаясь понять, в какую сторону идти. Но дороги на сей раз не было. Ни тропинки, ни малейшего на нее намека. Только мимо меня то и дело проносились существа самого разного вида — от откровенных чудовищ до просто оживших клубков мрака с беспорядочно извивающимися дымными щупальцами. Некоторые горели, беззвучно крича от боли.

Внезапно одна из тварей, больше всего напоминавшая парящую в воздухе небольшую медузу, бросилась прямо ко мне. «Медуза» горела, содрогаясь всем телом. Узкая каемка бледно-голубого огня уже на треть обратила ее тело в пепел. А я неожиданно поняла, что она хочет. Это не была какая-то там телепатия, я не слышала слов и не видела образов. Но точно знала, что «медуза» умоляет о помощи.

Шалея от страха, но не в силах отказать, я вытянула руку с кольцом и коснулась полупрозрачного тела.

— Уймись, огонь! — произнесла, сама не ожидая от себя такого.

Кольцо сверкнуло, словно не соглашаясь с моей волей. Но огонь, пожиравший «медузу», все же исчез, а обгоревшее тело, до этого времени висевшее в воздухе на уровне моей груди, обессиленно опустилось на землю.

Это стало для моих нервов последней каплей.

— Прости… прости меня! Ну, пожалуйста! — Слезы вновь потекли из глаз. — Я не нарочно! Я не знала, что так будет!

И тут что-то изменилось. Словно весть о том, что я смогла помочь одному из местных существ, моментально облетела остальных. Все они, жуткие, страшные, большие и маленькие, словно по неслышной команде, в поисках спасения бросились в мою сторону.

Однако, прежде чем я успела сообразить, что вообще теперь делать, всех нас сверху накрыла огромная тень. Я тотчас задрала голову и испуганно замерла. Огромный летающий змей спиралью стремительно спускался с небес, глядя прямо на меня. Горящие желтым глаза буквально пригвоздили меня к месту, лишив сил двигаться дальше, а пасть, усеянная огромными иглами зубов, распахнулась.

«С электричку длиной, не меньше», — пришла в голову глупая мысль, когда я зажмурилась, приготовившись быть съеденной.

Прошла секунда, еще одна… Я тихонечко приоткрыла глаза, чувствуя себя маленькой-маленькой на фоне огромной пасти.

Змей все еще нависал надо мной, неотрывно просвечивая взглядом.

— Чего смотришь? Дыру прожжешь, Смауг-переросток, — пробормотала я, при этом стуча зубами от ужаса.

На ответ, понятное дело, не рассчитывала, ляпнула лишь по инерции. Поэтому, когда неожиданно раздался голос — дикая смесь шипения и скрежета, — чуть не рухнула на землю. Как от тембра, так и от громкости.

— Кто такой С-с-смауг?

Оно еще и разговаривает!

Хотя если разговаривает, может, не съест?

Набравшись какой-то отчаянной храбрости, я ответила:

— Дракон такой. Летающий. Красивый, потому что золотой.

Змей некоторое время молчал, слегка притушив свой огненный взгляд. А потом этот невыносимый голос раздался снова, и я только сейчас поняла, что он звучит прямо у меня в голове, заставляя трепетать каждый нерв, как от вида бормашины стоматолога.

— Зачем ты здес-сь, умертвительница? Что еще тебе надо в Нави? И почему не приходит князь, когда его мир умирает, а слуги обращаются в пепел?

Ага. Вот и причина, по которой со мной вообще заговорили.

Я постаралась выровнять дыхание и вновь собрать в кулак всю свою смелость для ответа. Если это жуткое создание может говорить прямо у меня в голове, кто гарантирует, что он не читает моих мыслей? Хотя, наверное, если бы читал, то и спрашивать не стал бы… Но все равно лучше говорить правду.

— Князь ваш сейчас по неведомому пути идет. Обманным словом его туда направили, — заговорила я, поневоле сбиваясь на какой-то древнерусский стиль. — А я — невеста его, между прочим. Выручать Наволода иду. — Словно пытаясь что-то доказать, я вытянула в сторону змея руку с кольцом. — В мире живых магические перемещения стали недоступны, а терять время нельзя. Не успею, пропадет князь. Окончательно и бесповоротно.

Змей опустился еще ниже, глаза разгорелись ярче.

— И куда тебе надобно? — Он немного помолчал и добавил; — Куда надобно, княгиня?

От изумления я резко вздохнула и закашлялась от дыма. Мне не послышалось? Меня вправду только что титуловали?

— Ну, не совсем еще княгиня, свадьбы-то не было, — пробормотала я себе под нос, а потом, опомнившись, выпалила: — А надо мне в Кощеево царство!

— Не ведаю про такое, — скрежетнул голос в голове. — В Нави нет царств.

М-да, ситуация…

Я задумалась, как объяснить нужную цель, и тут, словно по наитию, произнесла:

— Там река Смородина течет. Огненная такая. Но не как Мертвый огонь, жаркая и красная.

И змей встрепенулся. Вы когда-нибудь видели, как может встрепенуться здоровенная электричка? Я вот теперь увидела. Больше не хочу.

— Река? — задумчиво произнес он. — Река-граница… Про нее ведомо. Ее я чую.

— Отлично! Вот туда, за реку, мне и надо, — поспешно подтвердила я. — Причем быстро. Не верну князя, сгорит все.

Змей наградил меня очередным задумчивым взглядом, а потом изрек:

— Хорошо. Я помогу, княгиня. Только слово дай, что вернется князь.

— Даю, — заверила я. — Сделаю все, что в моих силах, чтобы ему помочь.

Удовлетворенно кивнув, змей изогнул тело в воздухе так, что один изгиб коснулся земли рядом со мной.

— Забирайся, — сказал он, и по жесткой чешуе пробежал малиновый сполох, отчего та ощерилась цепочкой длинных шипов. Длинных, ровных, как пожарная лестница.

Я неуверенно подошла поближе, но потом нервно усмехнулась и, наплевав на все, зажала посох под мышкой и полезла наверх.

Да, вокруг царил настоящий паноптикум. Но, черт возьми, у меня есть цель, и я должна достигнуть ее любой ценой!

Оказавшись на спине змея, я огляделась, пытаясь сообразить, где лучше устроиться. Несмотря на то что спина была огромной, жесткая чешуя на ней оказалась гладкой и скользкой, что гарантировало мое падение, едва змей начнет движение.

Однако почти сразу рядом со мной вырос очередной длинный костяной шип, за который, видимо, предлагалось ухватиться. А когда я плюхнулась с ним рядом, пара таких же шипов возникла за спиной, давая возможность упереться для большей надежности.

В следующий миг змей начал резкий подъем, и воздух с силой придавил меня сверху. Скосив глаза, я увидела, как пылающая земля остается далеко внизу, стремительно удаляясь. А потом мы рванули вперед, и я вцепилась в костяной шип, стараясь не выпасть из «седла».

Несмотря на гигантские размеры, змей летел с сумасшедшей скоростью. И мало того что летел! Он на полном ходу уклонялся от огненных струй Мертвого огня, которые то и дело возникали прямо в воздухе, норовя ударить в огромное тело. Вспышки дымного пламени вокруг появлялись столь часто, что я ощутила себя пилотом истребителя, которого снизу расстреливают зенитки.

— Врешь, не возьмешь! — заорала я от накативших одновременно ужаса и восторга. — Я огнеупорная, как Мать драконов!

Мы неслись сквозь пропитанный гарью воздух, ледяной и одновременно горячий от вспышек огня, то стремительно срываясь в пике, то, наоборот, взмывая под самые небеса. Мои руки словно вросли в костяной шип, а грудь распирало от избытка чувств.

Однако огня впереди становилось все больше и больше, а змей уклонялся от него все с большим трудом. И если для меня пламя было не опасно, то ему вполне могло повредить, так что тот все же начал снижаться.

— Огненную реку мы миновали, княгиня, — произнес он. — А дальше мне лёта нет.

И, войдя в крутое пике, от которого меня вжало в костяную «спинку», на полной скорости начал приближаться к земле.

Впрочем, запаниковать я не успела — слишком быстро мы опустились. Только охнула от перегрузки, когда змей изогнулся, переходя на бреющий полет, а потом рывком остановился.

Костяные шипы втянулись в тело, а чешуя пошла волной, аккуратно опуская меня вниз, на твердую землю. Миг, и я стою на ногах, а змей уже вновь набирает высоту.

— Спасибо, Смауг! — закричала я ему вслед, чувствуя, как клокочет в крови адреналин. — Или как там тебя зовут…

Тот не удостоил меня ответом. Змей спешно удалялся в пепельное небо, подальше от Мертвого огня.

Я оглянулась, надеясь посмотреть, как выглядит Смородина в мире Нави, но ничего не увидела из-за плотной стены дыма. Ну и ладно. Надо выбираться отсюда. Будем надеяться, что змей не обманул и не ошибся и Смородину мы все-таки миновали. Потому что в любом случае дальше мне не пройти — задохнусь.

Я взмахнула рукой с кольцом, и в пространстве Нави возникла прореха. Но едва сделав к ней шаг, вдруг услышала отчаянное верещание. Резко оглянулась, готовясь в случае малейшей опасности броситься в открытую между мирами щель.

Прямо ко мне мчался… мчалось… В общем, прямо ко мне во всю прыть спешило какое-то непонятное существо, больше всего напоминавшее маленького лилового осьминожка с котенка размером. Он не летел в воздухе, лишь слегка отталкивался щупальцами от земли, передвигаясь парящими прыжками. Огромные глаза с мольбой смотрели на меня, а жалобное верещание не прекращалось ни на мгновение. Стало ясно, что с его скоростью убежать от быстро надвигающейся стены огня точно не успеть.

Решение пришло спонтанно, и разум в нем не участвовал.

Распахнув шубку, я крикнула:

— Эй, Ктулха! Давай сюда!

Осьминожек взвизгнул, изо всех сил оттолкнулся от земли в отчаянном прыжке, счастливо миновал один из огненных сполохов и врезался мне в грудь. Правда, оказался настолько легким, что я даже не пошатнулась. А миниатюрный осьминожек шустро спрятался под воротником шубки и крепко вцепился в плечо всеми щупальцами.

— Ктулху фхтагн! — прокричала я напоследок. И, схватив горсть присыпанной пеплом земли, прыгнула в проход, ведущий в мир живых.

Похоже, у меня выработался определенный навык путешествий по Нави, так как на этот раз на ногах я устояла. Даже кулак с землей не разжала. Аккуратно переместив оную в подвешенный на поясе мешочек, я быстро огляделась и поняла, что змей сдержал слово. Жухлая трава, серое небо над головой, запах серы и жар… я действительно находилась в Кощеевом царстве, буквально в полусотне шагов от реки Смородины.

А на другом ее берегу стоял Кощей и, выпучив глаза, неотрывно смотрел на меня. Он, как рыба, то открывал, то закрывал рот, явно силясь что-то сказать.

— Привет, папуля! — крикнула я и, не удержавшись, помахала ему рукой. — Застрял?

Лицо Кощея вмиг налилось кровью, а на шее вздулись жилы. На миг я даже испугалась, не хватит ли родителя апоплексический удар.

А потом меч, который он до этого момента сжимал в руке, полетел в сторону, и раздался совершенно нечеловеческий вопль:

— Ма-а-арья!!!

От неожиданности я едва не присела, но вовремя напомнила себе, что бояться нечего. Как бы ни злился Кощей, миновать Смородину он не мог. А простым, пусть и очень громким криком еще никого не убили. Поэтому язвительно усмехнулась и, подойдя почти к самому краю реки, чтобы не сильно надрывать горло, полюбопытствовала:

— И как тебе невозможность попасть домой? Неприятное ощущение, правда? Хоть один плюс в том, что магия исчезла, нашелся. Теперь ты можешь в полной мере ощутить то, на что обрек меня!

Кажется, папочка заскрипел зубами. По крайней мере, желваки на его скулах заходили весьма активно. Однако от дальнейших воплей и ругани удержался и ответил почти спокойно:

— То для тебя лучше было! Сберечь от Белого Князя хотел! Да только вижу, ты опять кольцо его надела. И по Нави ходишь…

— Если б не надела, фиг бы сюда попала, — отметила я. — А так хоть кто-то из нас двоих может за сокровищницей присмотреть. Ты-то не в состоянии оказался. Сидишь там, а тут приходи кто хочешь и бери чего душе угодно. Без меня все семейные ценности разгребли бы. И это была бы полностью твоя вина!

Конечно, я намеренно язвила, однако отца зацепило.

— Да ты!.. Да мимо меня мышь не проскочит! — зло выдохнул он. — Сам по мосту не пройду и другим не дам!

— Угу. Не дашь, конечно. Без магии и без бессмертия. — Я хмыкнула. — Хотя дело твое. Если тебе жить надоело, кто я такая, чтобы тебя осуждать? Могу только заверить, что все наследство получу в полном объеме и никому другому не отдам.

— М-м-марья!

Нет, еще немного, и его точно удар хватит.

— Я бы постояла тут с тобой еще, поболтала, но времени нет, — сообщила я. — Дела зовут. До Источника еще полдня топать.

— Источник? — Кощей вмиг посерьезнел. — Он же закрылся. Или ты способ какой знаешь, чтобы его пробудить? Так не томи, говори давай. Чай, не чужие друг другу будем. Порешаем уж как-нибудь разногласия наши семейные.

Я укоризненно покачала головой:

— Вон как заговорил? Как меня обратно в другой мир сбагривать вместо благодарности за спасение, так про родственные связи и не подумал. А как опять нужда приперла — пожалуйста. Нет уж! Это так не работает. Так что ты тут посиди пока и определись окончательно: семья мы или нет. Потому что чужим людям я помогаю только за очень большие деньги.

С этими словами я повернулась к нему спиной и быстрым шагом отправилась по знакомой дороге в сторону дворца. Даже оборачиваться на новый крик не стала, только шубу с плеч сбросила — очень уж рядом со Смородиной жарко было.

Оставшийся без прикрытия Ктулха тотчас шмыгнул под рукав рубашки и прижался к плечу. Впрочем, полупрозрачный осьминожек из Нави практически не ощущался, так что я против не была. Сидит и сидит себе. И ладно.

Зато наконец-то вставила обратно в посох самоцвет-«батарейку» и облегченно вздохнула, когда глаза Яра вспыхнули.

— Прошла? Хорошо, — едва очнувшись, произнес тот с неменьшей радостью. — Рад ощущать себя пусть и нежитью, но живой.

Правда, радость Яра изрядно поугасла, когда мы пошли через большое поле-кладбище, где когда-то обитала нежить. Сейчас тут царила полная, теперь по-настоящему кладбищенская тишина. Только между склепов и могилок то тут, то там виднелись кучки костей и лохмотья одежды, отмечая места упокоения местных жителей. Слишком внезапно все произошло. И оттого находиться здесь было вдвойне жутко.

Несмотря на то что миновать это место я старалась побыстрее, шла осторожно. Старалась ни на кого не наступить и аккуратно обходить всех своих, надеюсь, временно почивших подданных. А пока обходила, заметила, что многие места захоронения украшены надписями на табличках.

«Спасибо, что прочли эту надпись. Можете продолжать движение».

Я невольно хмыкнула. Ох ты ж, костяной кладезь юмора! «Аншлаг» на кладбище прямо.

«Разлагаюсь. Просьба не беспокоить».

И в мыслях не было.

«А чтобы доказать, что богатство можно забрать с собой, я повелел все сжечь, а пепел высыпать мне в гроб. Обломитесь, наследнички!»

Вот этот предусмотрительный оказался. И жадный, отчего я почувствовала внезапную симпатию.

Наконец поле кончилось. Ускорившись, я миновала мрачный лес и увидела возвышающуюся за стеной пирамиду дворца, Я была практически дома.

Запустение царило и здесь. Не встречал меня Костопрах, не стояли личи на охранных башнях, не гарцевали караульным объездом вокруг стены рыцари Смерти…

Вон, кстати, неподалеку от ворот несколько здоровых груд костей вперемешку с доспехами виднеются. Судя по всему, дозорные и есть.

— Апокалипсис тудей какой-то, — пробормотала я. — На Земле никого, всех забрали на Страшный суд.

— Какой суд? — сипло откликнулся Яр. Видимо, тоже впечатлился масштабами увиденного.

— Страшный. Последний. Когда всех в одну кучу собирают, а потом либо на небо, либо в пекло на вечные муки, — пояснила я. — Но ты не переживай, у вас такой религии нету, вы все вроде как в Навь попадаете. Хотя, учитывая, что Навь горит и все ее обитатели тоже, вариант с пеклом и тут уже практически реален.

Посох закашлялся.

Я же передернула плечами, стараясь не думать, что это целиком моя вина, и свернула к Источнику.

Вот он, родимый! Знай стоит себе, где и был Водичка вон деревья отражает. Но при этом никаких ощущений не возникает. Словно и не мощнейший колдовской инструмент передо мной, а простой колодец.

Не доходя до сруба несколько шагов, я остановилась и взглянула на череп:

— Ну что, Яр, давай показывай, какую траву рвать.

— Да любую. Вон, хочешь, с той начни, по левую руку от колодца, — предложил Яр. — Видишь цветы, на колокольчики похожие? Все не крапива.

— Никогда не видела черных колокольчиков, — пробормотала я, обходя колодец и нагибаясь за указанной травой…

— Брось ею! — внезапно потребовали откуда-то сверху.

Вздрогнув, я быстро подняла голову и оглядела стоявшее рядом дерево, однако никого не обнаружила. Только небольшую белочку. Правда, эта белочка странно, пристально на меня смотрела, но ведь не могла же она…

— Мое! — сообщила белка.

Белка разговаривает!

Это правда белка разговаривает, или у меня «белка» началась? Хотя я вроде ничего алкогольного не пила. Правда, в Нави дымом надышалась…

— Э-э, простите? Что — ваше? — растерянно, но на всякий случай вежливо уточнила я.

— Это мой орех, — произнесла белка, при этом пристально глядя на… посох?

— Да какой же это орех? Это ж череп, — изумилась я.

— Ореш-шек! — прошипела она, точь-в-точь как зомби в фильмах слово «мозги».

А потом спикировала на Яра!

— Убери ее от меня-я-я! — взвыл тот.

— Орешек! — в свою очередь, рычала белка, норовя оторвать несчастный череп от палки.

— Какая ты белка! — орала, в свою очередь, я, ухватив зверька за хвост и стараясь отодрать от Яра. — Отцепись от него, инфернальный комок шерсти!

И в самый разгар борьбы, когда я уже отчаялась справиться с шустрой скотиной и на полном серьезе хотела макнуть Яра вместе с белкой в колодец, из-под ворота распахнутой рубахи выскочил Ктулха.

Заверещав что-то явно угрожающее, он мгновенно опутал проклятую белку щупальцами и сильным рывком сдернул ее с черепа. Я и опомниться не успела, как шерстяной комок резко посерел, иссох и рассыпался прахом. Задрав вверх щупальца, Ктулха испустил победное верещание, а потом снова быстренько залез под одежду, привычно угнездившись у меня на плече.

— Что. Это. Было? — выдохнула я.

— Белочка, — жалобно ответил Яр. — Которую Кощей у Гвидона украл.

— Так она дохлая должна была быть! Колдовства же нет.

— Должна, — согласился посох. Потом подумал немного и задумчиво добавил. — А может, и не совсем. Тут ведь Источник рядом. Поди, воду-то она прямо из него пила. Вот и напиталась силой про запас, продлила свое существование, чтоб ей пусто было. Не думаю, что надолго, но пару-тройку дней, наверное, продержалась бы еще, как я на гномьем самоцвете. Если бы ее не убил… убило… что там у тебя за подозрительное существо за пазухой дом себе обустроило? Не припомню, чтобы оно в Медной горе было.

— Это Ктулха, — ответила я. — Я его… или ее… в общем, из Нави вытащила. Вроде как от смерти спасла. Помнишь, я говорила, что Навь горит? Ну вот оно б там точно погибло. Не оставлять же было.

— Из Нави в мир живых? — задумчиво пробормотал посох. — И до сих пор тебя не пытается сожрать? Надо же…

— А с чего ему меня жрать? — удивилась я. — Я ж его спасла, и он об этом знает. Наоборот, вон помогает даже. Благодарный какой. И вообще, он маленький еще.

— Угу. Именно, что маленький, — подтвердил Яр. — А для роста твоему, как ты там ею называешь, Ктулхе нужно питание. И, судя по тому, что он сделал с белочкой, питание — это души и их энергия. Что для создания Нави логично. Нет, я, конечно, не против, что он сожрал эту сумасшедшую белку, но…

— Сожрал?! — Я изумленно уставилась на него. — Я думала, просто убил.

— Какое! Выпил ее до последней капельки, — сообщил посох. — Так что ты уж будь любезна, держи его от меня подальше. А еще лучше, в Навь обратно отправь. Сожрет еще.

— Не сожрет, — буркнула я. Расставаться с осьминожком почему-то очень не хотелось. — Он послушный. И тебя спас, вместо того чтобы съесть, между прочим. Не будь Ктулхи, белка от тебя точно кусок оттяпала бы. У нее зубы были — ого-го!

— Да уж. — Яр нервно дыхнул зеленым дымком. — Сильно она меня поцарапала, кстати?

Я внимательно оглядела череп:

— Ну, есть пара крупненьких царапин, но вроде обошлось.

— Но шрамы все-таки будут, — констатировал Яр неожиданно довольным голосом. — Неплохо. Шрамы украшают мужчину.

— Угу, — не стала спорить я и, оглядевшись вокруг на всякий случай, принялась рвать траву.

Сплести венок оказалось делом несложным. Сколько я их в детстве сделала — не счесть! Немного пришлось повозиться лишь с креплением мешочка с навьей землей, но и тут я справилась.

Теперь для путешествия по тропе Трояна и поисков Наволода все было готово.

Дело оставалось за малым — убить себя.


Глава 9 | Марья-Царевна | Глава 11