home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

К пристани я подошла через четверть часа. Стража все так же стояла и бдила, телеги грузились, люди создавали оживленный и деловитый шум.

Я успела как раз вовремя. С оплатой на этот раз проблем не возникло, и я с удобством устроилась на пароме у самого борта, глядя на синюю воду и неспешно отдаляющийся берег. Да, паром — это вам не управляемая Финистом лодка.

Воспоминание заставило меня улыбнуться. Правда, почти тотчас следом вспомнились и два неразлучных ведьмака-родственника: сестрица Аленушка и братец Иванушка, заставив улыбку исчезнуть, а меня куснуть губу. Кто его знает, вдруг они еще в Китеже?

Встречаться с ними мне никак не хотелось, так что я в очередной раз напомнила себе об осторожности. Чувствую, даже если Василиса прикажет им оставить меня в покое, то этому приказу они последуют едва ли. Не тот характер.

Наконец паром мягко причалил к острову, и я, стараясь поменьше толкаться в плотной массе сходивших на берег людей, в первых рядах спустилась на землю. Только, как оказалось, зря торопилась: перед главными воротами уже толпилась очередь из обозников, тележников и просто путников, спешивших по своим надобностям в город. И двигалась эта очередь подозрительно медленно.

Я скользяще обогнула стоявших людей, буркнув: «Мне только спросить», отвечая на шипение какой-то полной тетки, что, мол, куда без очереди?! И с максимально безразличным видом внешне, но одновременно с тревогой в душе принялась наблюдать за тем, как всех въезжающих в Китеж тщательно обыскивают. Да и стража у ворот была намного многочисленней, чем в мой последний приезд.

Н-да, неприятно. Хотя здесь, конечно, переживать не о чем: ничего запрещенного у меня с собой нет, а волшебный посох от простой палки и не отличить вовсе. Даже по лицу меня не узнают — на нем иллюзия, черты искажающая. Так что пройти в город я должна.

Вот только сам по себе такой тщательный обыск и усиленная стража — знак нехороший. Неужели Василиса и впрямь к войне с Кощеем готовится? Поверила вранью Хмарника, а то и опять зачарована?

— Эй, ты чего тут стоишь, глазами хлопаешь? — неожиданно окликнул меня один из стражников.

Вздрогнув, я поняла, что пока раздумывала над ситуацией, слишком задержалась в отдалении от основной толпы и тем самым невольно привлекла к себе внимание.

— Я-то? Я ничего. Просто стою, — залепетала я. Как назло в голову не лезло ничего правдоподобного.

А стражник тем временем направился ко мне.

— Эй, Дубыня! Опять по девкам пошел? — бросил ему вслед кто-то из караульных. — Мало тебя в прошлый раз муж обиженный оглоблей отходил? Еще хочешь?

Стражники расхохотались, глядя на нас в общем-то беззлобно и не прерывая своей работы. Дубыня подошел почти вплотную и широко, щербато улыбнулся.

— Ну, чего стоишь, спрашиваю? — спросил он, не переставая ухмыляться. — Одна, что ль, пришла? Коль торопишься, так я и пропустить могу. Без очереди. Вот только обыщу и сразу пропущу.

— Эй, милок! Меня лучше обыщи, да и пропускай! — вдруг закричала та же вредная полная тетка из очереди. — Чай, у меня-то есть чё обыскивать! Не то что у этой тощей!

Кто-то хохотнул. А стражник, внимательно оглядев толстуху, что превышала его весом по меньшей мере вдвое, в ответ крикнул:

— У меня, бабонька, рук, боюсь, не хватит! Тебя по меньшей мере втроем смотреть надобно!

Люди в толпе засмеялись сильнее, а тетка лишь подбоченилась:

— Втроем не втроем, а ты службу давай сполняй! Обыскивай, кому говорю!

Однако Дубыня лишь рукой на нее махнул, вновь поворачиваясь ко мне:

— Ну так что, дева, есть чего запрещенное?

— Слушай, давай я тебе просто за проход заплачу? — предложила я, глядя, как к толстой тетке и в самом деле подходят трое его сослуживцев. — Сколько там билет стоит?

Он непонимающе посмотрел на меня, но смысл вопроса уловил:

— Для всех неместных плату в связи с особым положением втрое подняли.

— Это с каким положением? — заинтересовалась я, доставая Василисин кошель и собираясь развязать плотные тесемки.

— С особым, — со значением пояснил стражник и неожиданно просто взял и забрал кошель у меня из рук.

Я, несколько оторопев от такой наглости, и сказать ничего не успела, как кошель оказался развязанным, а стражник потряс его над открытой ладонью:

— Да не боись ты! Лишнего не возьму. Заодно проверю, вдруг ты там чего колдовское прячешь, дабы честной народ на сторону черной магии склонять… а это что? Печенье?

Дубыня поднял на меня недоуменный и даже слегка обиженный взор.

На его ладони и впрямь лежали лишь два засохших кругляша, которые я когда-то из вежливости взяла у Печки. Больше ничего. Ни единой монетки.

— Ага, — механически кивнула я, не менее растерянная. — Бери и переходи на нашу черноколдунскую сторону.

И нервно хмыкнула.

Стражник шутку оценил. Гоготнул и бросил кошель обратно мне.

— Так бы и сказала, что денег нет. За печенье благодарю, конечно. Да только без платы в Китеж не пропущу, уж извини.

И, захрустев этими самыми печеньками, отправился обратно к своим.

Я же вцепилась в кошелек, пытаясь понять, что сейчас вообще такое произошло.

— Как так-то, Яр? — пробормотала я. — Там же деньги Василисины были…

Я осеклась, потому что рука, сжавшая кошель, почувствовала твердость монет и острые зубчики гребня. Быстро открыв кожаный мешочек, я убедилась в том, что все и впрямь на месте. Но почему тогда стражник их не нашел?!

— А кошель-то Василисин непростой. — Яр тихонько хмыкнул. — Все ценное защищает. Хорошо, что вы близняшки, иначе б ты денег в нем тоже не нашла.

— Да уж, — согласилась я. — Надо же какая полезная штука! — И, высыпав на ладонь немного серебра, закричала Дубыне вслед: — Эй! Стражник! Есть у меня деньги!

В общем, в город я вошла, провожаемая шуточками стражника про места, в которых одинокие девушки деньги прячут.

Правда, стоило мне чуть отойти от ворот, смех за спиной почему-то вдруг сменился тревожными выкриками. Обернувшись, я увидела, как Дубыня отчего-то схватился за голову, словно пытаясь с нее что-то сорвать.

— Рога! Рога оленьи! — донесся его испуганный голос.

«Никак печеньки подействовали!» — сообразила я и припустила вперед, стараясь затеряться в толпе, пока стража не опомнилась и не сообразила, кто может быть виновником внезапных глюков Дубыни.

Следуя короткому приказу Яра, я быстро нырнула в какой-то переулок, пробежала его и вышла на соседней улице. Перешла на скорый шаг, снова завернула в переулок, потом еще в один…

Простые горожане не обращали на меня внимания. Спешит девица по своим делам, и пусть ее!

Так, кружными путями и вышла к дворцовой площади.

А потом меня, всю такую собой гордую, аккуратно взяли под локоток с двух сторон, да так крепко, что не вырваться, не убежать. Одновременно на посох накинули какое-то плотное покрывало, и я ощутила легкое покалывание на лице. Моя маскировка спала.

— Тише, девонька, тише, — убедительно прогудел в ухо мужик справа. — Не дергайся, поранишься еще. Нехорошо будет. А посох твой пусть пока поспит.

— Послушайте, я только приехала… — попыталась испуганно отговориться я, но тут же была перебита.

— А и хорошо, что приехала! Мы тебя тут, почитай, уж целый день ждем, Марья, дочь Кощеева.

«Но как?! — забилась в голове единственная мысль. — Маскировка, меры предосторожности… а они тут весь день ждут?!»

— Пойдем, царевна, — подтолкнул меня в спину второй.

— Куда? В темницу? — Я приготовилась звать Наволода.

— Зачем в темницу? — удивился голос. — Ты ж сестра Василисина. Вот к ней и доставим.

Та-ак, а это уже интересно. И по факту совпадает с целью моего прибытия в Китеж.

Я немного успокоилась и, отложив вызов жениха на потом, зашагала вместе с конвоем во дворец. Меня провели по череде знакомых коридоров и лестниц, и вот я уже в заново отремонтированном кабинете Василисы.

Сама сестренка мрачно взирала на меня, уперев руки в бока.

— Явилась, не запылилась, — взмахом руки отпуская стражников, произнесла она. — Я ждала тебя раньше.

— И тебе привет, — откликнулась я, одновременно с облегчением сбрасывая с Яра покрывало. — Откуда ты…

— Узнала о твоем появлении? — перебила она. — После вести о злодействе нашего отца этого следовало ожидать. Ему нужны союзники и мои советы. Но сам бы он сюда не заявился, а вот тебя ко мне отправить — запросто. Ты ведь теперь его официальная наследница. Пойдем прогуляемся, — предложила-приказала Василиса и, не дожидаясь ответа, первая вышла из покоев.

— Яр, ты очнулся? — тихо спросила я.

— Да, — подтвердил тот с досадой. — Все мы предусмотрели, только о самом главном — премудрости Василисы — и забыли.

— Угу. Но по крайней мере, на зачарованную она не похожа, — пробормотала я и последовала за сестрой.

Пройдя темным коридором и спустившись вниз по крутой винтовой лестнице, мы вышли в сад. Подойдя к небольшому фонтанчику, Василиса уселась на резную скамью и пригласила меня присесть рядом.

— Нельзя во дворце разговоры важные вести, — сказала она. — Весть Баюнова, что всю Русь на дыбы поставила, и Китеж переполошила. Многие уже и нам обвинения кидать пытались, мол, с Кощеем мы в сговоре можем быть. Пришлось город на военное положение переводить, да только и во дворце настроения ходят разные. Кто не верит, что отец наш мог такое злодейство удумать, а кто и сомневается. Что скажешь, Марья?

— А скажу, что отца оболгали, — резко ответила я. — Он, конечно, не идеал доброты, но на этот раз ни при чем совершенно. И доказательства у меня есть.

После чего взяла и рассказала ей без утайки про все, что пришлось пережить. И про сына Перуна, и про тропу Троянову, и про Исток.

— Та-а-ак… — протянула Василиса задумчиво, когда я закончила. — Хмарник, значит? Читала я кой-чего про него. Жаль, мало, да и то лишь слухи.

— Даже слухов достаточно, чтобы понять: на Кощее он не остановится, — сказала я. — Хмарнику нужен мир, и желательно весь. А как говорится, хочешь мир — иди воевать. Вот он войну и начал.

— Верно говоришь. — Василиса ожгла меня взглядом. — Теперь бы до остальных новость эту донести. Хотя непросто будет, чую. Многие ведь просто поводу рады от Кощея избавиться. Думать надобно, что делать.

— Вот мы и собираемся думать. Вместе, — оживилась я и вскочила со своего места. — Открывай тропу к Кощееву дворцу. Там совет будет. Вместе решим, что дальше делать.

Василиса кивнула и взмахнула рукой, открывая портал.

— Прямо у ворот выйдешь, — пообещала она. — Я приду вскорости, только мужа предупрежу. И вот еще что, Марья…

— Что? — Я остановилась у самого портала.

— Воровать нехорошо, — наставительно сказала Василиса. — Уверена, что это все дурное влияние Соловья. Не к лицу тебе подобным заниматься. Люди засмеют и уважать перестанут. Как Кощея.

Ну ничего себе обвинения! И помнит же такую мелочь!

— Чё я там своровала? — обиженно выдохнула я. — Кошелек с горстью монеток? Тебе его жалко? Сидишь тут на всем готовом, а мне даже поесть не на что было! Не думала, что ты такая мелочная! И кто из нас на Кощея больше похож?

— Да плевать на монеты! Ты гребень мой украла!

— Гребень? — Я рывком вытащила позабытую безделушку из кошеля. — Вот этот? Еще лучше! Расчески для сестры родной жалко стало?! Да подавись!

И швырнула гребень ей в ноги.

— Марья, стой! — испуганно воскликнула Василиса.

А потом земля под ногами задрожала так, что я едва не упала, и между нами вверх с сумасшедшей скоростью поперли стволы деревьев! Они разметали фонтан, словно игрушечный, превратили аккуратные дорожки во вспаханную землю. Могучие корни, словно живые, расползались по садику, еще недавно такому уютному и аккуратному, тянулись к дворцу…

— Ма-а-арья!!! — от вопля Василисы заложило уши.

— Я же не знала! — крикнула я в ответ, прыгая в портал и успевая заметить, как по одной из дворцовых стен змеятся черные трещины, сквозь которые прорастают на глазах мощные дубы.

— Ой, — только и произнес Яр, когда проход закрылся, оставив нас перед Кощеевым дворцом.

— Я так понимаю, с сестрой мы в ближайшем будущем точно не помиримся, — ошарашенно пробормотала я.

— Мне срочно надо попить, — выдавил посох. — Чего-то мне икается.

— Ну она же Премудрая. — Я с надеждой посмотрела на него. — Может, наколдует, чтоб как раньше было? Трах-тибидох-тибидох, и дворец лучше прежнего. Да и вообще, там, по правде говоря, ландшафтный дизайн поменять надо было. Устарел он. Не модный.

— Кладка из самородных камней, орнаменты работы италийских зодчих, магический контур, который сама Царевна Лебедь ставила, — мрачно перечислил Яр. — Ага, тибидохнет так, что мало не покажется. Откуда у тебя вообще тот гребень взялся? Вот загребущие твои руки, ну вся в отца! И как я не уследил-то!

Пристыженно промолчав, я поспешно перевела взор к дороге, по которой к нам мчался разъезд рыцарей Смерти в количестве пяти воинов.

Костяные кони застыли как вкопанные в нескольких шагах, заставив закашляться от поднятой пыли.

— Царевна Марья, с возвращением! Мы сопроводим вас во дворец, — раздался из-за глухого забрала низкий неживой голос.

— Не беспокойтесь, сама дойду, — ответила я. — Ступайте!

Рыцари слаженно кивнули и вскинули боевые косы, поворачивая коней, а я только сейчас заметила, что во дворце и вокруг него идет самая активная деятельность. Извинить мою невнимательность мог лишь тот факт, что я только что серьезно повредила дворец Василисы.

Как и в прошлый раз, когда владыка джиннов Соломон решил прибрать к рукам Кощеевы земли, ко дворцу стекались толпы нежити, снаряженной для серьезной битвы. Только теперь, помимо ставших уже привычными скелетов, крепко сжимающих мечи и топоры и одетых в рваные кольчуги с болтающимися на черепушках шлемами, я увидела столько странных созданий, что Яр сбился, стараясь перечислить мне каждый вид.

— Лунные призраки, простые призраки, кладбищенские призраки… тьфу! Это кладбищенские духи…

— А что, есть разница? — заинтересовалась я, наблюдая, как небольшая такая стая рвано-прозрачных существ пролетела мимо.

— Есть, — заверил посох и продолжил: — Костянки, моровые поветрия… кстати, не дыши в их сторону! Так, кто еще? Личи, зомби, паранормы… А в их направлении лучше ничего не думать! Гремучники, ядобразы…

— Стоп! Подожди, Яр! — взмолилась я. — Все равно всех не запомню! Откуда вообще такое разнообразие? В прошлый раз при мне такого обилия мертвых биологических видов не наблюдалось.

— Ну так сама сказала — при тебе, — ответил посох. — Вспомни, тогда многие вообще думали, что ты морок Карачунов. А сейчас мобилизацию сам царь Кощей объявил. Ощущаешь разницу? От его призыва никто не уклонится и не спрячется. Вот и пришли гризеллы и варканты…

Я перестала слушать его бормотание, потому что заметила спешащего навстречу Костопраха.

— Царевна Марья! Как я рад, что ты вернулась так быстро! — воскликнул скелет.

— Сама рада. А Кощей где? — спросила я.

— В башне у себя, — ответил Костопрах. — Колдует, верно, на победу.

Я задрала голову. Самая вершина высоченной башни действительно светилась багровым намного ярче, а темные облака в небе закручивались вокруг нее.

— Занят, значит? Вот и ладненько, — с некоторым облегчением констатировала я. Признаваться Кощею в том, что под конец разозлила Василису, очень не хотелось. — Ты ему передай тогда, что все в порядке. А я, пожалуй, пойду отдохну, остальных подожду, и все такое.

Костопрах поклонился в ответ:

— Тотчас все передам, царевна. Не изволишь ли откушать? Время позднее.

— Нет, не хочется. — Я отрицательно качнула головой и поспешила к себе.

Следующая пара часов прошла в тревожном ожидании. Как бы ни хотелось мне отдохнуть, волнение не давало расслабиться. Шутка ли, почти вся Русь на нас войной ополчилась! И ладно бы по делу, а то ведь лжи Хмарника поверили.

И чего теперь делать? С простыми невиновными людьми воевать? Нежить-то мертвая уже, я — Бессмертная. А они совсем наоборот. Не могу я так! Не могу представить себя убийцей!

Но если не воевать, то дальнейшая моя судьба будет очень печальна. Всю бессмертную жизнь в Медной горе не просидишь, да и Хмарник на нас с Кощеем не остановится.

Так и мучилась я дурными предчувствиями да спорами с Яром о добре и вынужденном зле, пока вновь не объявился Костопрах.

— Царевна, Белый Князь прибыл! — отрапортовал он. — К воротам подходит. И еще…

Наволод! Здесь!

Не дослушав, я стрелой помчалась к выходу. Выскочив на дворцовую площадь, краем глаза отметила какое-то нездоровое оживление местных страшилищ. Но при моем появлении те смолкли и просто уставились на ворота во все свои буркала и гляделки.

Во двор действительно входил Наволод. Точнее, сейчас это был Белогор, русоволосый, одетый в плотный кожаный доспех, с нашитыми на груди и плечах воронеными стальными пластинами.

Миновав слегка приоткрытые ворота, он остановился, спокойно оглядел собравшуюся во дворе нежить, перевел взгляд на меня и приветливо кивнул.

— Я пришел, царевна! Примешь ли гостя?

Ага, это, я так понимаю, часть какой-то церемонии.

— Входи, Белогор, Белый Князь! — отозвалась я. — Давно тебя жду. Будь гостем… Яр, громче подсказывай! Ничего в твоем бормотании понять не могу!

— Коль с добром пришел, будь гостем нашим. Ну а коль со злом пожаловал, так вокруг оборотись да и вали вон! — повысив голос, бодро сообщил посох.

— Да не так же громко! — зашипела я и добавила, обращаясь уже к Белогору: — В общем, ты понял! Заходи и будь как дома.

Тот поклонился, прижав руку к груди:

— Рад безмерно нашей встрече, царевна Марья. Да только не один я явился. Позволь уж и друзьям моим твоими гостями быть.

Друзьям? Я недоуменно моргнула. Он что, кого-то из Нави сюда привел? Или гномы Медной горы с ним явились?

— Твоим друзьям здесь рады не менее, — зашептал Яр. — Моя защита и гостеприимство распространяются и на них тоже.

Послушно повторив эту фразу, я с интересом стала наблюдать, как нежить старательно распахивает ворота. А затем удивленно-радостно уставилась на въезжавших во двор всадников.

Их было немного — всего пятеро полностью закованных в сверкающие латы рыцарей. На сбрую могучих коней были нашиты стальные пластины, а морды закрывали кованые маски. Каждый рыцарь держал в руке огромное копье, украшенное маленьким флажком с вышитым гербом, у каждого своим. Кроме того, у каждого на боку висел тяжелый меч, а к седлу был приторочен треугольный щит.

И когда первый из въехавших всадников снял с головы шлем, позволяя ветру растрепать вьющиеся волосы, я не выдержала и радостно закричала:

— Ланселот!

Это действительно был он. Рыцарь Камелота приветственно махнул рукой и громко сказал:

— Здравствуйте, леди Марья! Во исполнение данного мной слова прибыл я по зову сэра Белогора на помощь и поддержку. А со мной в путь отправились самые достойнейшие рыцари Круглого стола. Позвольте представить их!

Чувствуя важность момента и зная, что эти рыцари вообще очень щепетильны в вопросах этикета, я кивнула и изобразила на лице крайнее внимание.

— Сэр Гавейн, славный воин и племянник нашего короля!

Один из рыцарей снял шлем и поклонился мне, не сходя с седла. Я вежливо кивнула в ответ.

— Сэр Галахад, известный своей скромностью и смирением!

Снова поклон и ответный кивок.

— Сэр Персиваль, достойнейший из рыцарей! Сэр Тристан, славный благородством и верностью!

Я во все глаза смотрела на цвет камелотского рыцарства. Если каждый из них хотя бы вполовину похож в бою на Ланселота, то, пожалуй, наши шансы на успешную оборону значительно возросли.

— Прошу вас, доблестные рыцари, быть моими гостями, — громко сказала я. — И постарайтесь тут никого не убивать, — добавила уже значительно тише, помня о первой реакции Ланселота, когда тот, раненый, очнулся в Кощеевом дворце. Мебель тогда пострадала изрядно, как и некоторые из моих подданных.

— Не переживай, Марья, — успокоил посох. — С ними уже провели разъяснительную работу, судя по всему. Но каков навий князь-то! — с восхищением добавил он. — Надо же, успел в Камелот смотаться! И как только дорогу туда отыскал через Навь свою?

— Мне даже как-то неловко! — раздался вдруг еще один веселый голос. — Сплошные сэры вокруг! Куда бедному Соколу податься?

В ворота заходил Финист, на ходу завязывая пояс и одергивая рубаху.

— Представляешь, одеваться у всех на глазах пришлось, — пожаловался он. — Хоть бы отвернулся кто из вежливости. Нет, стоят, облизываются, на мужскую стать глядючи.

— Ага, на мужскую стать, как же, — проворчал Яр. — Это ж нежить, а не девицы, Сокол. Они, глядя на тебя, уже все рецепты высокой кухни вспомнили.

Фыркнув, я широко улыбнулась и поспешила к спешившимся рыцарям, Ланселоту, ехидному Финисту и довольному своим эффектным появлением Белогору. А навстречу мне с радостным верещанием выпрыгнул Ктулха.


Глава 15 | Марья-Царевна | Глава 17