home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

И два войска столкнулись. Смешались в кучу нежить, люди… бились не только оружием. Заклятиями вокруг тоже швырялись так, словно в снежки играли. Мне и Яру дело нашлось сразу же — то стрелы вражеские на подлете испепелять, то щиты бойцам раскидывать.

Однако, несмотря на это, передние ряды нежити людская рать смела относительно легко. Только потом перевес качнулся в нашу сторону. Люди увязли, когда в дело вступили не хрупкие скелеты первой линии, а более «прокачанные» войска.

Живые мертвецы, медлительные, но вооруженные огромными зазубренными тесаками, доставляли бойцам немало неприятностей. Из битвы их можно было вывести только порубив на мелкие части, но прежде, чем люди это поняли, поле боя заполонило множество безголовых живых трупов. Они вслепую размахивали ножами и одинаково мешали сразу всем.

— О, огненное покрывало, смотри-ка! — воскликнул вдруг Яр. — Да какое сильное!

Над группой странных существ, больше всего напоминающих ожившие коряги, в воздухе вспыхнул огненный шар. С умопомрачительной быстротой он развернулся в огромное жаркое покрывало, накрывая истошно заверещавших «коряг». Ненадолго, буквально на полминутки. Но когда покрывало поднялось, вместо «коряг» на земле тлели лишь угольки.

А покрывало уже двинулось в сторону маленького клина рыцарей Смерти, которые только что разметали отряд вражеских воинов. Завидев опасность, те попытались уйти в сторону, но завязли в очередной стычке. Когда же с неприятелем было покончено, огонь оказался уже совсем рядом.

— Хана рыцарям, — констатировал Яр.

— Ты бесчувственная деревяшка! — выругалась я и, направив его в сторону покрывала, жахнула со всей силы, пытаясь создать огню магическую преграду.

Ух и затрещало!

Ударившись о ядовитую зелень воздвигнутой стены, огонь растекся и стал слабеть.

Однако не успела я обрадоваться, как Яр зло зашипел, а огонь вспыхнул сильнее, словно подпитанный кем-то извне. Причем я сразу ощутила, что этот кто-то магом был куда опытнее меня.

— Не сдержим! — с усилием прошипел посох.

И тут откуда-то сверху прямо в огонь ударила огромная водяная стрела! Пробив в покрывале знатную дыру, она начала вращаться, словно маленький водяной торнадо. Пламя злобно зашипело, в воздух ударили клубы пара, и обе противоборствующие стихии исчезли.

— Кощеева работа. — Яр облегченно вздохнул.

Тем временем маленький отряд рыцарей Камелота, спаянных в единый стальной кулак, дружно ударил по трем богатырям, которые неспешно, с шутками да прибаутками, расшвыривали наших воинов.

Несмотря на то что богатырей было трое, а рыцарей, во главе с Ланселотом, пятеро, те не дрогнули. Разве что шуточки прекратились. Ланселот вновь схватился с Ильей, а Добрыня и Алеша Попович отбивались каждый от двоих сразу. Стоило признать, небезуспешно. Добрыня рубился спокойно и размеренно, а вот Алеша с ходу выхватил саблю и завертел ею так, что клинок стало не видно. Доспехи напавших на него рыцарей то и дело вспыхивали искрами, когда сабля достигала цели.

А потом маги противника взялись за работу всерьез. По полю зашагали каменные големы величиной с половину взрослого дуба. Они давили огромными ногами мельтешащую нежить. В воздух взлетели горгульи, атакуя наши войска сверху.

Но одновременно с тем землю накрыла тень и с высоты со страшным ревом спикировал вниз Змей Горыныч. Все три головы, вытянутые на длинных шеях, одновременно распахнули пасти, и струи огня ударили по воздушным войскам противника! Раз, еще раз, и еще! А затем, выходя на бреющий полет, он всей своей массой обрушился на шагающих големов, опрокидывая их на землю и раздирая огромными когтями.

Увы, возможности его были ограничены лишь первой линией поля боя. Только там он не рисковал задеть и своих.

— Марья, смотри! — неожиданно воскликнул Яр.

Отвлекшись от созерцания рыцарей Смерти, которые, выстроившись клином, брали разбег, чтобы разрезать большой отряд вражеских лучников надвое, я посмотрела наверх. И ахнула!

Развернув белоснежные паруса, в небесах величественно плыли пять воздушных кораблей!

Горыныч, бросившийся было прямо на них, схлопотал в одно крыло здоровенный гарпун и теперь по синусоиде улетал подальше, ругаясь в три головы.

Вокруг кораблей мерцало магическое поле, о которое разбивались молнии Василисы и колдовские стрелы Кощея. Корабли миновали условную линию фронта и по воздуху продвинулись вглубь наших войск.

— Да что же это такое-то?! Где Финист?! — закричал Яр, в волнении дергаясь у меня в руке.

Но Финиста почему-то не было. Я бессильно смотрела, как корабли зависли над нашими еще не вступившими в битву отрядами. Как на палубах появились люди в кольчугах и шлемах, украшенных голубыми ленточками, и, следуя неслышной команде, дружно стали выпрыгивать за борт.

Белоснежные парашюты раскрылись в воздухе, а сами спускавшиеся воины стали осыпать наши войска стрелами, стреляя быстро и точно.

Расплескалась синева, расплескалась,

По тельняшкам разлилась да по шлема-ам! —

торжествующий голос Баяна на мгновение перекрыл шум битвы.

Суматоха, возникшая в тылу, сделала свое дело. Нежить дрогнула, постоянно оглядываясь на шум позади. А там уже шла полноценная сеча. Спустившиеся на парашютах воины с ходу отбрасывали луки и выхватывали мечи, очертя голову бросаясь на врага.

— А-а-а-а!!! — внезапно послышался дружный вопль, и я увидела, как один из летучих кораблей вдруг накренился. Несколько его парусов опали, затрепетав на ветру бесполезными тряпками, и он по косой дуге, то резко проваливаясь вниз, то выравнивая курс, стал неспешно падать. Как раз на головы рубящимся воинам с голубыми повязками на шлемах!

Заметив опасность, те мигом перегруппировались, постаравшись одной слитной атакой отбросить от себя врага и уйти с места примерного падения летучего корабля. И тут…

— Ай-ай-а-а-а!!! — донесся знакомый голос откуда-то из выси. — Ату их, избушка! Ату!

Не может быть! Бабушка?! Откуда?

Это действительно была Баба-яга, моя дорогая бабуленька! Правда, вот конкретно сейчас от милой бабуленьки в ней мало что осталось.

Огромная ступа, в которой сидела, размахивая чудовищных размеров помелом, косматая старуха, с гудением принялась кружиться вокруг кораблей. То приближаясь, то отдаляясь, Яга молотила по воздушной силе противника, помелом скидывая воинов вниз по нескольку зараз.

А внизу, услышав клич старой хозяйки, уже неслась по полю избушка, расшвыривая и своих, и чужих. Чужим, по счастью, досталось больше.

«Марья!»

А? Что? Кто это?!

«Марья, это я! — раздался у меня в голове голос. — С тобой все в порядке?»

— Белогор?

«Я это, я! Ты в безопасности?»

Я огляделась.

— А мне с тобой вслух говорить или просто подумать?

Яр сверкнул на меня глазницами, а Белогор…

— И нечего ругаться! Я, между прочим, с телепатией не особенно дружу! — Я постаралась взять себя в руки. — Вслух буду, так привычней. Я на холме, в отдалении. Стою тут, как Кутузов, помогаю по возможности чем могу.

«Отлично, нам любая помощь кстати, — похвалил тот. — Хоть мы врага и сдерживаем, но верх взять не можем. Как и они, впрочем».

— Так это вроде хорошо? — уточнила я.

«Мало тут хорошего, Марья, — не согласился Белогор. — Нам побеждать надо, иначе Хмарник себя не проявит. Куда ему спешить, коль его войско поля не отдает? А сил у нас нет, чтобы ход битвы преломить. Точнее, есть я, но я в бой вступать не могу — нельзя с Хмарником измотанным встречаться».

— Ну, ночью Кощей всех наших воскресит, и нас больше станет, — напомнила я. — Правда, рать тоже под нарко… в смысле, под Живой водой. Но это только на два дня, а у нас воскрешения безлимитные, так что…

«Так что растянется это надолго, пока мы сами падать не начнем от усталости. Даже сила Источников вечно на ногах нас держать не сможет. Вот тут-то и возьмут нас всех тепленькими», — завершил Белогор мрачно.

— И что тогда делать? — Я вновь оглядела поле битвы, но уже не так радужно.

Я мало что понимала в тактике и не была великим полководцем, но чем больше видела, тем больше все это месиво напоминало мне болото. Тягучее, засасывающее всех вокруг.

В этой битве не было побеждающих и проигрывающих. Они здесь вообще будто не планировались. Словно кто-то специально рассчитал силы противника так, чтобы сделать их равными нашим. Затянуть, удержать, измотать…

«Так и есть, Марья. — Наполненный тревогой голос Белогора заставил меня вздрогнуть и осознать, что тот все это время, оказывается, к моим мыслям прислушивался. — Так и есть».

— Тогда надо прекращать людей гробить. И нежить тоже, — сделала логичный вывод я.

«Как тут прекратишь? — мрачно отозвался Белогор. — Если люди жаждут стереть наконец-то Кощеево царство с лица земли? Да еще как жаждут! Расстарался Хмарник. Сказать по чести, так я и не помню, чтоб такую рать собирали ради одного дела».

— Я помню, — встрял Яр, но продолжать не стал, лишь хмыкнул на мой удивленный взгляд. Да, мол, слышу вашу речь, чего уж тут.

— Кстати, а где Финист? — воспользовавшись случаем, уточнила я. — Почему только бабушка с Горынычем в воздухе отдуваются?

«Хм, был здесь. А теперь и вправду нет. Странно…»

— Ты до него докричаться, как до меня, можешь?

«Могу. — Белогор на мгновение замолчал, а потом выдал: — Нет, не могу. Чувствую только, что он в облике соколином. Ярость чувствую. Охотничий азарт. И…» — Он вновь замолк.

— Чего там?! — не выдержала я. — Говори уже!

«Не знаю, как и выразить. Может, и ошибаюсь я, но страх его вдруг ощутил. Словно Сокол страх этот яростью и гневом смыть пытается».

— Финист чего-то боится? — не поверила я. — Ты уверен? Он ведь…

Внезапная мысль заставила меня оборвать фразу. Финист боится… Чего может бояться Сокол? А того, что ему вновь крылья подрежут!

— Белогор! — закричала я в ужасе от собственной догадки. — Финист свой Источник защищает! Там Хмарник! Нас отвлек, а сам Источник Живого ветра подчинить себе хочет, чтобы еще сильнее стать! Туда ведь практически никто добраться не может, только те, кто летать умеет! А Хмарник — сын бога неба, стопудово с полетами в ладах! Поэтому Финисту там даже помочь некому!

Среагировал Белогор сразу же. Только и выдохнул:

«Я — туда!» — И пропал из моей головы, оставив звенящую пустоту.

Быстро обернувшись, я нашла взглядом место, откуда Белогор управлял войсками, и увидела, как в небо рванулась темная фигура, на лету расправляя огромные, клубящиеся тьмой крылья.

Через несколько секунд Белогор, точнее уже Наволод, пропал из вида. Он с такой безумной скоростью вошел в облачный слой, что заставил несчастные облака взвихриться, словно в небесах внезапно закрутился мощный смерч.

А я осталась стоять внизу, кусая губы и изо всех сил стараясь придумать, чем можно помочь. Ведь если и без того могущественный сын Перуна заберет под себя еще и Источник, то может стать совсем уж неодолимым!

Справится ли с ним Наволод? А вдруг расчетливый Хмарник подготовился и к его появлению?

Облака тем временем начали совсем уж безумную пляску. Они то закручивались в длинные столбы, то метались, словно от сильных воздушных ударов. Наверху явно шла настоящая битва.

Когда же небо начало наливаться чернотой и засверкали молнии, я вдруг поняла, что дело идет не слишком хорошо.

Знакомые сполохи Мертвого огня то и дело окрашивали мертвенно-синим сиянием тяжелые тучи, а от оглушительного громового треска хотелось заткнуть уши. Вот только молний было все больше, а Мертвого огня все меньше.

Я должна помочь! Обязана! Но как?

— Мне надо ему как-то помочь! — не выдержав, с отчаянием воскликнула я вслух.

— Я не допрыгну, — с досадой отозвался Конь.

— Да и нечего тебе там делать, — поддержал его Яр. — Там такие заклятия в ход пошли, что у меня скоро кора свежая вылезет от избытка эмоций.

Внезапно раздалось знакомое чириканье, и из-под доспеха показался Ктулха. А я уж и забыла о нем! Дух все это время был абсолютно неощутим.

Но теперь осьминожек вдруг решил проявить активность и закружил передо мной, что-то вереща.

— Это что за существо? — занервничал Конь. — Какой уродливый. Сейчас я его как хрястну копытом…

— Я те хрястну! — возмутилась я. — Это Ктулха! Мой дух домашний. Почти как кошка, только осьминожка.

— Да? То-то он мяукать пытается. — Конь фыркнул. — Но получается плохо. И зачем он тебе? Мало того что уродливый, так еще и орет противно так, что у меня уши загибаются, словно у ишака какого. Давай я его все-таки хрястну, а?

— Ну тебя, — отмахнулась я и посмотрела на Ктулху. — Ты чего мяучишь? Ты ж не кот. Повадки, конечно, у тебя похожие, но…

— Погоди, Марья, — перебил Яр. — Сдается мне, не мяучит он, а слово какое-то сказать пытается. Мяук, что ли? Или маук…

— Паук? — предположила я. А потом, озаренная догадкой, охнула: — Смауг?!

Ктулха торжествующе вскинул щупальца, показывая, что именно его и имел в виду, а потом обхватил мою руку.

— Смауг? — удивленно переспросил посох. — Это еще кто?

— Змей, на котором я через Навь летела. А ведь он и вправду может помочь!

— Ты летела через Навь на ком-то?!

— Да. Потом расскажу, — быстро кивнула я и с сомнением посмотрела на осьминожка. — Идея, конечно, хорошая, но ты уверен, что он тут всех не пожрет?

Ответное верещание Ктулхи было непонятным, но уверенные нотки я все же различила. Мой карманный, точнее, запазушный дух, похоже, был убежден, что опасности такой вызов не представляет.

— Вызывать кого бы то ни было из Нави я все же не рискнул бы. — Яр считал иначе. — Наволод занят боем и, ежели что не так пойдет, сразу не отреагирует. А тут вон сколько народа…

Но я уже решилась и попросила Коня:

— Слушай, скакни повыше, а?

— Не скакнуть, а подпрыгнуть, — ворчливо отозвался тот. — Нашла развлечение. Через скакалку прыгай, коль блажь такая в голову пришла. Мы, кони, для такого не предназначены.

— Кощею расскажу, что не слушаешься!

— Ябед никто не любит, — наставительно сказал Конь.

Но угроза подействовала: тут же меня прижало к седлу так, словно на плечи кто-то мешок с песком уронил Холм превратился в мелкий бугорок, оставшись далеко внизу. Да и вообще, мы чуть до облаков не достали!

Скорость вертикального взлета замедлилась.

— Так нормально? — с издевкой спросил Конь, и мы камнем полетели вниз.

Чувствуя, как ветер яростно пытается выдернуть меня из седла, я изо всех сил сжала бока Коня ногами и вытянула вперед руку с Наволодовым кольцом, разрезая пространство сверху вниз и открывая прореху в реальности.

— Смауг!!! — заорала я что было сил и сама не услышала свой голос, настолько сильно свистел в ушах ветер.

Зато услышал Ктулха! Он отцепился от меня, оттолкнувшись всеми своими щупальцами, и бросился к межмировому разрезу.

Уж не знаю, как он усилил мой зов, но Смауг явился! Как раз тогда, когда мы приземлились обратно на холм и я так лязгнула зубами, что чуть не прикусила себе язык. В очередной раз возблагодарив магию седла, которая не позволила рассыпаться от перегрузок моему позвоночнику, я восторженно уставилась на выглянувшую через прореху в небе исполинскую голову навьего змея.

— Закрывай! Закрывай Навь, пока не поздно! — тут же истошно закричал Яр.

— Да не волнуйся ты так, это же Смауг! — Я, наоборот, улыбнулась. — Видишь, он откликнулся! Значит, поможет.

А потом в нашу реальность выплыл он весь, и разрез между мирами сразу затянулся, послушавшись моего мысленного желания.

Битва сама собой слегка поутихла. Люди задирали вверх головы, во все глаза смотря на невиданную тварь. А змей неспешно парил над нашими головами, с любопытством осматриваясь и приглядываясь к летучим кораблям.

— Так ты на этом летела?! — сипло выдавил череп.

— Ну да.

— Да это же… да он же… да ты хоть знаешь, что он такое?! — буквально взвыл Яр.

А Конь подо мной дернулся и неожиданно потребовал:

— Слезь с меня!

— Чего? — Я недоуменно моргнула.

— Слезь! — повторил он. — Я проголодался. Внезапно так. Аж в брюхе урчит. Пойду во дворец смотаюсь, перекушу. И не зови меня, пока это будет тут летать.

Хмыкнув, я спустилась на землю и поддела:

— Испугался?

Но Конь не ответил.

Зато отозвался посох:

— Маш, а Маш… А можешь меня к его седлу прикрутить? А то я тоже… того… проголодался.

— Да что с вами? Это же змей! Почти как Горыныч, только больше, без крыльев, из Нави и с одной головой, — попыталась успокоить их я, но, осознав, что это не помогает, плюнула и опять закричала: — Смауг!

На этот раз меня увидели.

— Княжна-а! — раздался знакомый зубодробительный голос у меня в голове. — Тебе нужна помощ-щь?

— Нужна! Еще как нужна! — голос у меня практически сел, но я старалась кричать изо всех сил.

Громадный змей начал спускаться, описывая круги над полем битвы. Это зрелище было одновременно и жутким, и настолько впечатляющим, что битва окончательно прекратилась.

Я заметила, как над людскими рядами уплотнились поднятые магами волшебные щиты. Нежить такой заботы со стороны Кощея не удостоилась, поэтому стала потихоньку так, не отрывая взгляда от неба, пятиться в разные стороны. Осуждать я их не могла.

Тем временем змей спустился совсем низко и, разметав редкие деревья, удобно так обвил холм. Его огромная голова поднялась надо мной, а взгляд огненных глаз почти с осязаемой силой придавил к земле.

— Говори, что надобно, княжна, — прошипел он.

И я сказала.

Конь ошалело посмотрел на меня, когда я стала медленно подходить к краю холма. Яр приглушенно выругался на неизвестном языке, и свечение в его глазницах исчезло, словно посох закрыл глаза.

— Зато у меня копыта есть, — дрожащим голосом буркнул Конь вслед. — А этот даже споткнуться вовремя не сможет.

Тихонько хмыкнув, я взобралась по наростам на спину Смауга и устроилась в знакомом уже костяном «седле». Правда, когда змей начал подниматься, оказалось, что встречный поток ветра здесь дул куда сильнее, чем в Нави, так что чуть не смел меня с его спины.

— Яр! Сделай что-нибудь! — закричала я, изо всех сил вцепившись в костяной нарост.

Посох дрогнул, но, словно смиряясь с неизбежным, вновь включил свое свечение. Вздохнул, и тут же встречный ветер слегка унялся, обтекая меня вокруг. Теперь казалось, будто я всего лишь еду на гоночном мотоцикле. А это уже терпимо.

Аспид вражеский, змей невиданный

Небо синее закрыл тучею.

Тень его легла на воинов,

И затихла битва временно… —

голос Бояна, хоть и усиленный гуслями, остался далеко внизу.

Змей ворвался в клубящиеся тучи, разметав их словно легкий пух. Мы поднялись еще выше и направились туда, где то и дело били молнии и пылал Мертвый огонь.

Еще на подлете я увидела кружащиеся в воздухе две фигуры, осыпающие друг друга магическими ударами. Наволод в своем естественном облике и Хмарник, такой, каким я видела его в отражении Истока. Холеный, с аккуратно подстриженной черной бородкой и видневшейся на шее из-под воротника белоснежной рубашки вязью татуировки. Черт, да он вообще был одет так, словно не на битву явился, а на заседание совета директоров какой-нибудь «Газнефти». Строгий костюм выглядел слегка помятым, но и все! Даже галстук держался ровнехонько!

А еще я увидела парящую недалеко от них темноволосую женщину с белоснежными лебедиными крыльями, которая бережно удерживала в руках безжизненное тело большого сокола.

— Да когда вы кончитесь-то? — лениво произнес Хмарник. — Не успею с одним разобраться, как тут же другие на подходе.

И с ленцой повел в мою сторону рукой, на которой я успела заметить блеснувшие золотом часы.

Прямо из воздуха перед нами тотчас соткался огромный булыжник и, словно выстрелив из пушки, рванулся в мою сторону. Однако я даже испугаться не успела, как Смауг дыхнул чем-то дымным и мерзлым, и каменное ядро разлетелось в пыль. А вместе с ним обратился в лед и брызнул в разные стороны и здоровенный шар, бывший некогда воздухом.

— Занятно… — произнес Хмарник, отлетая чуть дальше.

Он выглядел уверенным и сильным, но я каким-то шестым чувством расслышала в голосе полубога тревожные нотки. Ага, значит, не всемогущий он! Во всяком случае, пока.

— Офион? — Наволод тем временем изумленно уставился на змея. — Ты как сюда попал?

— Княжна призвала. К тебе на помощ-щь прибыть захотела.

— Кто? — Он вдруг заметил на спине Смауга меня и вытаращился уж совсем обалдело. — Марья?!

— Так-так, — задумчиво произнес Хмарник. — Наконец-то мы познакомимся, Маша Бессмертнова. Наслышан, как же. Моргана мне многое про тебя наговорила, что в приличном обществе и молвить совестно.

— Я о тебе тоже только ругательное сказать могу, — рявкнула я со злостью. — Но знакомиться с тобой не планирую! Почему бы тебе просто не свалить отсюда?

— Куда свалить? — Хмарник пожал плечами. — Это мой мир. Я тут, уж прости за пафос, вроде как полубогом числюсь. И не из слабых.

— Наволод тоже сын бога, — парировала я. — Так что нечего тут!

Хмарник поднял руки в примиряющем жесте:

— Твоя правда. Двое нас тут таких. Да только дело в том, Маша, что впредь я твердо намереваюсь остаться здесь единственным полубогом. Имею, знаешь ли, желание такое. Так что скоро Наволода здесь не будет. Прими как данность. — Он лениво метнул очередную молнию, которую Наволод отразил мгновенно возникшим перед ним щитом клубящегося мрака.

— А не слишком ли ты самоуверен, Хмарник? — спросила я насмешливо, стараясь потянуть время, чтобы Наволод мог собраться с силами. — Нас уже двое. Нет, трое, — поправилась я и хлопнула ладонью по чешуйчатому наросту. — Еще вот этот милый зверь. Так уверен, что справишься?

— Ты же умная девочка, — ответил он. — Подумай сама. Даже если я сейчас отступлю… Что маловероятно, конечно… Но если даже отступлю, так ненадолго. Вся Русь подо мной! Все маги, богатыри, простой люд. Сметут они Кощея, уж поверь. А там и мой черед придет. Долго ли твой Наволод в одиночку выстоит? Или ты думаешь в Медной горе укрыться?

— И дальше что? Место Кощея займешь?

— Зачем? Кощей, скажу тебе по секрету, слишком мелок. Всю жизнь среди нежити промышлять. Нет! — Хмарник с силой сжал правую руку в кулак. — Весь мир моим будет. Начну с Руси, продолжу остальными царствами. Никто не посмеет преградить мне путь. Русь лишь первым сорванным плодом станет! А после царств, может, очередь других миров придет, кто знает?

— Да, у тебя губа не дура, — завистливо произнесла я. — А еще меня с Кощеем жадной называют.

Хмарник усмехнулся:

— Непочтительно говоришь, девочка. Не страшно?

— Не девочка пред тобой, а Марья Бессмертная, царевна Дракенморская, прозванная Неопалимой, Разрушительница зеркал и Наездница на змеях! — неожиданно для меня самой торжественно отчеканил Яр.

— Можешь преклонить колено, — не удержавшись, добавила я и нервно хмыкнула.

Хмарник лишь пожал плечами, а потом вмиг обратился во что-то темное и клубящееся. И тут же Наволодов магический щит отвел от меня очередную молнию.

Битва вспыхнула с новой силой! Только теперь с моим непосредственным участием.

Хотя что я могла сделать? Да, я изо всех сил старалась поразить его пламенем посоха, я старательно орала змею что-то вроде: «Сожри его! Он маленький, но вкусный!»

Да только толку-то?

Волшебный огонь Яра Хмарник отбивал играючи. Это тогда, когда я вообще умудрялась попасть в него.

Змей был слишком огромен для стремительного боя, поэтому Хмарник с легкостью избегал клыкастой пасти. А один раз он так влупил Смаугу промеж глаз каким-то на вид пылевым шаром, что огромное тело содрогнулось. Да столь мощно, что я чуть не вылетела из импровизированного седла.

Основная схватка все равно развернулась между Хмарником и Наволодом, оставив всех остальных в роли активных статистов.

Они оба изменились. Наволод словно вырос на пару размеров. Пепельно-белые волосы развевались и сыпали искрами, а огромные крылья окончательно потеряли свою форму, став трескучими струями вихрящегося воздуха.

Обличие же Хмарника лишь отдаленно угадывалось в том клубящемся облаке тьмы, которое хоть и имело общие контуры человека, но постоянно менялось, словно его силе было тесно в установленных границах.

В ход шло все — раскаленные струи пламени, ледяные стрелы, каменные валуны, которые создавались прямо из воздуха. Один раз Хмарник метнул что-то вроде огромной паутины, и та почти смогла достичь Наволода. Слишком тот был занят, уворачиваясь и методично сжигая тварей, выглядевших как одна большая пасть с единственным глазом.

Паутину я спалила с помощью посоха, за что удостоилась двух коротких взглядов. Одного благодарного, второго — полного равнодушной ненависти.

Никто не мог взять верх. Пока не мог. Но я видела, что атаки Хмарника становятся все сильнее, а вот Наволод, наоборот, почти все свои силы был вынужден бросать на защиту. Не только себя, но и меня. В голову даже стала закрадываться мысль: может, зря я вообще вмешалась?

А уже через несколько минут оказалось так, что Наволод практически завис надо мной, укрывая своими крыльями. Хмарник же с огромной скоростью носился вокруг нас, обстреливая заклятиями и хохоча.

Принимая на созданный Яром щит очередную молнию, я трусливо начала подумывать о побеге. Как бы только еще Наволода с собой захватить и от Хмарника оторваться?

И тут в голове у меня зазвучал голос Кощея:

«Силу Источника Мертвой воды отдаю полностью сыну Велесову!»

Причем, судя по тому, что произошло далее, не только у меня. Наволод как-то разом расправил плечи и буквально на глазах наполнился бодростью и энергией, словно и не бился до этого на измор.

«В аренду и на время!» — запоздало донеслось до нас.

А затем на Хмарника обрушился настоящий вал темной воды!

Тот попытался было выставить на пути Мертвой воды стену огня, надеясь на то, что две противоборствующие стихии взаимоуничтожат друг друга. Но я видела, что в темной воде ветвятся сполохи мертвенно-бледного огня Наволодова Источника. И ничего, вполне себе уживаются друг с другом.

И огненная стена Хмарника не выдержала столкновения! Страшно зашипев и ударив во все стороны клубами раскаленного пара, она исчезла. А вот вал, спаянный силой двух Источников, хоть и чуть уменьшился, но все так же был нацелен на колдуна. И тот ничего не смог придумать, кроме как мгновенно открыть портал и исчезнуть в нем, потеряв свой клубящийся облик…

…Чтобы мгновенно появиться из такого же портала за нашими спинами и выпустить из неестественно широко открывшегося рта целый рой каких-то тварей, больше всего напоминавших скрещенных между собой комаров и шершней. Только каждый такой комарошершень, изначально вылетая величиной с муху, через несколько мгновений уже становился с кулак размером и таким же удлинившимся жалом.

Наволод развернулся, а вот я на Смауге не успевала! Только и могла, что крутить головой, наблюдая, как тот пытается отбросить от нас новую опасность. Пламенную завесу комарошершни преодолели играючи, вал Мертвой воды только начал формироваться для нашей защиты…

Но внезапно по надвигающемуся облаку ударил мощный кулак сжатого воздуха! Он практически сплющил летящих тварей в один ком и отправил их вниз. Еще один удар воздушной струи пришелся прямо по Хмарнику, слегка замедлившемуся, после «родов» через рот. Тот кубарем отлетел прочь, стараясь остановить неконтролируемый полет.

Я повернула голову. Мы совсем забыли про Царевну Лебедь, а та сейчас протягивала к нам руки с лежащим на них безжизненным соколом.

Нет, не безжизненным! Птица приоткрыла глаза, встрепенулась и попробовала подняться, но вновь обессиленно уронила голову. Однако знакомый голос Финиста, будто свист воздуха вокруг нас, сам сложился в слова: «Силу Воздушного Источника отдаю Наволоду. Только, чур, с возвратом по первому слову!»

И вот тут картина боя поменялась полностью. Теперь Наволод мало того что при каждом взмахе рукой просто сотрясал вокруг себя пространство, так еще и ускорился, превратившись лишь в размытый силуэт.

Теперь настала очередь Хмарника отбиваться, совершенно не помышляя об ответных атаках. А каждый магический удар Наволода хоть и встречал на своем пути контрзаклинание или отводился в сторону, но все равно отрывал от клубящегося тьмой облика Хмарника целые куски. Так что вскоре от него не осталось ничего.

Человек в строгом костюме пируэтом ушел от струи Мертвого огня и поднял руки, закричав:

— Стойте! Вам все равно не одолеть меня! Я сын бога, и я бессмертен!

Наволод остановился, но заклинание не прервал. Перед его раскинутыми руками возникли сразу три сферы: шар Мертвого огня, Мертвой воды и переливающегося Воздуха. Он медленно свел ладони и все три сферы слились в одну совершенно непонятную субстанцию, которая на глазах меняла свою форму от идеального шара до вытянутой в сторону Хмарника стрелы.

— Никто в этом мире не в силах победить меня! Я отступлю, но вернусь! Так не лучше ли будет нам договориться? Разделить, так сказать, сферы влияния?

Несмотря на то что Хмарник дышал тяжело, восстанавливался он прямо на глазах. Бледный цвет лица исчезал, тело вновь наливалось силой, и вокруг него уже начинали клубиться первые облачка мрака.

— Мы всеми править будем! — продолжал он. — Ты и я — два полубога! Что для нас остальные? Тьфу! Лишь пыль под ногами. Ничего без нашей воли не свершится! Согласен ли, Наволод, сын Велеса? Ну а хочешь, забирай себе Русь да девку эту! Три Источника сейчас в твоих руках. Это же шанс! Кто на Руси сейчас с тобой сравнится? Всех на колени поставишь, всех к ногтю прижмешь!

Наволод молчал, не отрывая взгляда от Хмарника. Заклятие сил трех Источников медленно исчезало перед ним, сначала распавшись обратно на три сферы, а потом и сферы эти стали бледнеть и исчезать.

А мне стало страшно. Я чувствовала, что коварные слова Хмарника словно ядовитые семена падают на возделанную почву. Ведь Наволод действительно хотел получить доступ к Источникам. Вдруг все эти рассказы про неукротимость Мертвого огня тоже были лишь предлогом? Может, стоит прямо сейчас, пока он отвлекся, ударить огнем из посоха ему в спину? И полностью использовать свою силу? Я ведь могу, силы у меня много. Вот она, только потянись! Когда еще выпадет такой шанс…

Стоп! Это не мои мысли!

Я осознала, что чужой шепот проник прямо в мою голову и на мгновение завладел волей. И когда своей злостью растерла это наваждение в пыль, я поняла еще кое-что.

Шепот этот, роясь в закоулках моего сознания, зацепил струны, до сей поры мной совершенно не используемые. Да что уж там, я даже не знала, что они вообще существуют!

Но вот теперь, случайно задев их, заставив зазвенеть сначала тихо, а потом все громче, этот насланный Хмарником шепот сделал то, чего не могла сделать я самостоятельно. Он показал мне мою силу!

Сначала я ощутила мощь своего Источника. Да так полно и ясно, как не бывало прежде. Засмеялась от неожиданности. Это оказалось так просто и естественно, как дышать. Его мощь, его энергия словно током разбежались по моей коже, наполняя той непонятной силой, которую и называют магией.

А потом я поняла, что нужно делать.

Значит, Хмарник говорит, что уничтожить его нельзя? Что он, даже будучи побежден сейчас, вновь соберется с силами и вернется? Что ж, посмотрим, как он сможет вернуться оттуда, куда я собираюсь его отправить!

— У меня для тебя есть сюрприз, — улыбаясь, сообщила я.

Хмарник удивленно взглянул на меня, словно только сейчас вспомнил, что вообще-то в разговоре участвуют трое.

«Наволод, можешь толкнуть его? Чтоб он назад отлетел хотя бы немного?»

Мысленная речь теперь тоже давалась легко и естественно.

«Марья? — Наволод был удивлен не меньше Хмарника. — Что ты задумала?»

«Просто сделай, как я прошу, хорошо?»

Он взглянул на меня и едва заметно кивнул.

— Знаешь что, уважаемый полубог… — начала я, обращаясь к Хмарнику и тут же «промыслила» Наволоду:

«Давай!!!»

Тот резко выбросил вперед руки, и могучая воздушная струя ударила колдуна в грудь. Нет, Хмарник, конечно, успел выставить перед собой щит, гася энергию ветра, но тем не менее все же отлетел назад.

Прямо в портал, который я открыла за его спиной!

— Яр! — закричала я и покрепче сжала посох.

Тот понял сразу же, и меня выбросило из импровизированного седла змея. Сделав неуклюжее сальто, которого я сама от себя не ожидала, я влетела в портал вслед за Хмарником.

— Марья!!! — донесся до меня крик Наволода, и портал за спиной закрылся.

На мгновение взгляд затуманился, а потом я больно ушиблась коленом о каменные плиты пола и резко вскочила на ноги. Получилось!

Исток передо мной искрился всеми цветами радуги, уходя под купол волшебного храма, где разделялся на несколько потоков, питающих, как я помнила, магические Источники.

Хмарник стоял прямо перед ним и не мог отвести взгляда. Он слегка дрожал, впитывая расходившуюся по храму волнами мощь Истока, и зачарованно следил за игрой света в поднимающихся струях воды.

— Ты все сделала правильно, девочка, — раздался знакомый голос, и возле чаши Истока прямо из воздуха соткался знакомый дед с древесными корнями вместо ступней ног.

— Древник… — прошептала я. — Ты мог бы просто сказать мне, что делать, а не заставлять додумываться самой.

— Не мог, — покачал он седой головой. — Исток — это не просто магия и сила. Это…

— …равновесие, — закончила я за него.

Он улыбнулся и кивнул.

— И ты с самого начала знал, что так все и будет? — спросила я. — Не так ли… Троян?

И снова улыбнулся дед. Седые волосы на его голове начали темнеть, тело наливаться силой, а глубокие морщины разглаживались сами собой. И вот уже не старик передо мной, а высокий, могучий мужчина. Лишь несколько седых прядей осталось в бороде.

— Не знал, Марья, — низким голосом ответил он. — Это была лишь одна возможная тропинка из множества других, что вьются по мирозданию. И каждое разветвление в свою очередь порождает тысячи других. Как тут угадать? Старые боги могли видеть лишь некоторые перекрестки, но даже они не в силах были распознать все возможные пути.

Он вздохнул, а я заметила, что хоть и помолодел Троян-Древник, но глаза его остались такими же старыми.

— А с ним что будет? — Я оглянулась в сторону Хмарника.

И увидела, что тот уже не стоит на месте, а медленно, зачарованно глядя вверх, поднимается по невидимым ступеням к самому куполу.

— Для него тропа продолжится, — сказал Троян-Древник. — И сойти с нее он уже не сможет.

— А что там? — не выдержав, спросила я.

— Кто знает… — усмехнулся он в ответ и взмахнул рукой.

Перед глазами все завертелось в цветном круговороте, и через мгновение я поняла, что вновь сижу на спине навьего змея, а на меня ошарашенно таращится Наволод.

— Э… это как? Ты же только что прыгнула…

— Я потом расскажу, — улыбнулась я. — Главное, что Хмарник больше не вернется.

— И лучше тебе не знать откуда, — вставил чуть слышно посох.

Наволод оглянулся, нахмурился. Потом вновь посмотрел на меня и утвердил:

— Обязательно расскажешь!


Глава 17 | Марья-Царевна | Глава 19