home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


«Сорок семь Шесть» (бывший Теревад)

Сжигать книги было приятно. Характерный запах их горения напомнил Кору Фаэрону благовоние, которое воскуряли зимой в Башенном храме Завета. В часы молитвы клубы фимиама поднимались в рабочие покои пастыря, словно подтверждая, что все идет установленным порядком, согласно его указаниям.

Сейчас густой дым заполнял архивы Каралоса. Первый капитан подумал о том, какие именно тома пылают здесь, и его радость усилилась. Несущие Слово сжигали книги имперских преданий, произведения, где воспевалось поклонение Императору, трактаты об Имперской Истине, научные труды летописцев, тонкие брошюрки с текстами молитв Тому, Кто Правит Террой.

Меж тем воины Пепельного Круга с пылающими огнеметами в руках методично продвигались по книгохранилищу. Рубя полки цепными топорами, они сгребали бумагу и тонкий пергамент в погребальные костры знаний. Капелланы Семнадцатого, некогда творцы и хранители собранной здесь мудрости, выливали на груды веленя и фляги масел, больше не считавшихся священными, и отделения Астартес поджигали курганы размокших страниц. Пламя вздымалось до потолка, но огонь и копоть не мешали воинам в силовых доспехах.

По воле Лоргара, приказавшего искоренить в легионе культ Бессмертного Императора, Несущие Слово вычищали следы бесславных деяний прошлого с приведенных ими к Согласию планет. Иначе Повелитель Человечества сделал бы это за них — преподал бы еще один наглядный урок, как на Монархии. Нет, если кто-то и сотрет кредо примарха с лица Галактики, то лишь его сыны, и никто иной. Исполнить столь важное задание прародителя поручили самым ревностным воинам Пепельного Круга — даже тем, кто не отрекся от идеалов незаконной веры в Императора.

Пастырь наслаждался уничтожением по причинам, неведомым большинству присутствующих. Они истребляли великую ложь. Неважно, был Император богом или нет, — он не принадлежал к Силам, бессмертным созданиям, которым некогда присягнул проповедник. Кор Фаэрон сохранил «Старую Веру» — так он называл свою религию в растущем кругу заговорщиков. Из секты Темного Сердца в рядах легиона возродилось Братство, своей целью подобное колхидскому.

В нынешние непростые времена многие люди жаждали обрести веру, найти в ней опору. Теперь, после запрета поклоняться Императору, они начнут искать другую религию — и услышат проповеди Кора Фаэрона.


Когда все нижние ярусы архивов запылали, первый капитан приказал своей роте вернуться на нулевой уровень изолированного хранилища. Покинув пылающие руины, бойцы поднялись в главный зал библиотеки, где на эбеновых полках стояли священные книги, написанные за минувшее столетие. С потолочных балок свисали знамена с образами Лоргара в нимбе Императорского света; на капителях колонн, что поддерживали мозаичные своды, восседали золотые орлы с глазами-рубинами. Вдоль стеллажей ниспадали развернутые молельные свитки, покрытые строчками красных чернил.

— Справедливая, долгожданная кара, — заключил лейтенант-командующий Менелек. — Кстати, никогда не понимал, почему вы, колхидцы, так упрямо записываете все подряд.

Затем бывший Имперский Герольд, принятый в XVII легион еще на Терре, жестом скомандовал своим отделениям продолжить зачистку. Все его воины носили эмблемы Первого Основания, они дольше века подтверждали непоколебимую верность Императору.

— А почему ты терпел наши варварские колхидские суеверия? — спросил Ярулек.

Подозвав собственных бойцов, капитан встал рядом с лейтенантом-командующим.

— Раньше Император не запрещал их, — объяснил Менелек. — Сейчас мы исполняем Его приговор.

— И волю Лоргара, — вмешался Кор Фаэрон.

Пламя лизнуло высокие полки, перекинулось на стяги.

По библиотеке разнеслось рычание цепных клинков, перемежавшееся грохотом от падения шкафов и треском ломающихся досок.

— Примарх поступил верно, признав свою ошибку, но наказание запоздало, — отозвался терранин. — Другие легионы уже смотрят на нас свысока за нашу неспешность в завоеваниях. То, что мы навлекли на себя заслуженную кару, принизит нас еще сильнее. Возможно, нам лучше вновь стать Имперскими Герольдами. Окончательно избавиться от колхидских заблуждений, вернуть Семнадцатому прежнее величие…

— Думаю, теперь все ясно, — прозвучал в шлеме пастыря голос Ярулека, искаженный помехами на зашифрованном канале.

По движению зрачка Кора Фаэрона авточувства брони переключили его вокс на ту же частоту.

— Так пожелал Лоргар, — произнес он условную фразу.

Внезапно и отрывисто рявкнул болтер Бела Ашареда. Взрыв снаряда, поразившего Менелека в боковину шлема, прозвучал еще резче. Мгновением позже зал погрузился в какофонию болтерных залпов и шипения мелтаганов; в дыму пожара сверкали лучи лазпушек, изрыгали пламя ракетные установки. Бывшие Иконоборцы, оказавшись под перекрестным обстрелом, быстро погибли. Их слабый ответный огонь не представлял угрозы для убийц.

Через тридцать секунд на полу лежали сто космодесантников в рассеченной, разбитой и расколотой броне, сраженные предательским ударом.

— Некоторые еще живы, — доложил Ярулек, глядя на распростертого у его ног Менелека. Тот пытался вцепиться непослушными пальцами в поножи капитана. Пинком отбросив руку лейтенанта-командующего, колхидец прицелился тому в голову.

— Нет, — запретил Кор Фаэрон. Дым и пламя расползались по залу, словно живые существа. Резервуары с маслами и топливом для огнеметов из снаряжения терран начали загораться и детонировать; стоны раненых превратились в проклятья. Пастырь закрыл ротный канал связи и, указав на главную дверь, обратился к Ярулеку и его братьям: — Уходим. Оставьте их в пепле слов об Императоре, коего они подвели.


Братство | Лоргар. Носитель Слова | Книга третья: Взывание







Loading...