home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


«Сорок семь Девять» (бывший Иераполис)

Облик башни Вечных Владык не соответствовал ее громкому имени. Трехэтажная, шестиугольная, с пилястрами из белого золота на крыше, она уступала в размерах любой орудийной турели «Фиделитас лекс». Впрочем, отсюда правили всей планетой, поэтому название было более чем подходящим.

— Думал, она покрупнее будет, — заметил капитан Ярулек. Его серую броню, как и кожу под ней, покрывали непрерывные строчки аккуратной клинописи — отрывки из «Книги Лоргара» на колхидском языке, символ истовой веры космодесантника.

Позади него стояли еще сорок Несущих Слово в доспехах цвета темного гранита; на керамите блестели знаки различия отделений и руна ордена Бесконечной Спирали, помазанные священными маслами. Среди них был и капеллан Мельхиад — Кор Фаэрон знал его еще на Колхиде, но под именем Дара Волдака.

Сам первый капитан — Хранитель Веры, фаворит Уризена — лично возглавлял штурм последнего оплота религии, которую ее последователи называли церковью Сребристой Чаши. Легионеры уже сожгли почти все храмы культа на Иераполисе вместе с прихожанами, и Лоргар Аврелиан приказал расправиться с последними из них до конца дня. Кора Фаэрона сопровождали десять космодесантников Пепельного Круга, поклявшихся уничтожать ложных идолов и еретиков.

— По-моему, это лишь вершина комплекса, — ответил первый капитан. — Если враги Согласия не лгали на исповедальных пытках, башня венчает некрополь, простирающийся под большей частью города.

Кор Фаэрон обвел рукой окружающие их руины зданий, сокрушенных вчера орбитальной бомбардировкой и залпами «Вихрей». Несмотря на беспощадный обстрел, бастион по-прежнему высился среди развалин; согласно официальным легионным рапортам, причина его стойкости крылась в замаскированном энергетическом поле неизвестного типа. Заподозрив, что цитадель защищает некая таинственная сила, Хранитель Веры решил напрямую проследить за ее уничтожением. Это позволило ему на законных основаниях привести с собой воинов, скрытых под маской Пепельного Круга, — воинов, знавших, что Истину невозможно ни закопать, ни сжечь.

— На ней даже орудий нет, — фыркнул один из подчиненных Ярулека, сержант Бел Ашаред. Первый капитан собирался порекомендовать его Эребу для производства в чин капеллана и в ходе нынешней операции проверял выдержку и лояльность воина, о чем тот даже не подозревал.

— Тогда ты не откажешься первым войти в ее ворота, — отозвался Кор Фаэрон, указывая цепным клинком на пышно украшенный вход в башню.

— На то воля Императора, и она будет исполнена. — Подняв болтер в знак того, что принимает вызов, Бел Ашаред скомандовал своему отделению приготовиться к атаке.

Вперед выступил Мельхиад, мрачное создание в черной броне и сером табарде, схожем с накидками пастырей Завета на родине легиона. Облачение указывало, что колхидца с младенчества готовили к служению святой церкви — как и Кора Фаэрона, но Хранитель Веры не нуждался в подобном убранстве. Его легендарную биографию и так знали все.

— Те, кто внутри! — провозгласил капеллан, и его слова, превращенные в рев динамиками доспеха, эхом отразились от каменных стен. — Вы признаны виновными в несогласии с волеизъявлениями Императора Человечества, отказе от благодетельного Просвещения и отрицании Имперской Истины. Продолжая поклоняться ложным богам, вы прямо нарушаете эдикты Терры. Хуже того, отрицая неправедность своей религии, вы преднамеренно и злостно совершаете преступление веры.

Есть лишь одна Правда и один Закон, и оба они происходят от Него-на-Терре. Император, кладезь Истины, заявил Свое право на этот мир ради блага всех людей. Вы не пожелали отринуть себялюбие и тщеславие, а потому виновны также в измене своей расе. Вам не снискать помилования или пощады. Вас лишат жизни, а ваше имущество поступит в распоряжение великого Империума Человечества!

Формальности были соблюдены, и Ярулек жестом приказал воинам наступать. Возглавляло штурм отделение Бела Ашареда. Первый капитан и его ученики из Пепельного Круга пешком следовали за ними, держа наготове ручные огнеметы и шипастые цепные топоры. Легионеры были оснащены прыжковыми ранцами, обеспечивавшими стремительное продвижение, но сейчас этого не требовалось.

Бел Ашаред, первым достигнув серебряных дверей, установил на них три мелта-бомбы и отошел в сторону. Заряды взорвались, вокруг разлетелись обугленные осколки и капли металла. Сквозь дыру в толстых створках воины увидели оплавленные засовы и затворы. Распахнув врата, Несущие Слово ринулись через порог и открыли огонь из болтеров по целям, еще невидимым для Кора Фаэрона. Пока космодесантники преодолевали брешь, мимо них мелькали лазерные лучи; некоторые разряды безвредно отражались от доспехов.

Последовав за авангардным отрядом, первый капитан и его спутники вошли в маленький вестибюль перед округлой часовней. Алтарь в ней уже повалили и разбили легионеры Ярулека. На оштукатуренных стенах Хранитель Веры увидел искусно выписанные фрески, напомнившие ему иллюстрации из древнейших святых книг Колхиды — изображения эмпиреев, которые он изучал долгими годами до прибытия Императора и XVII легиона. Закрученные узоры были испещрены лазерными ожогами, рытвинами от детонаций и обильными брызгами крови. В дверных проемах и на белом каменном полу валялись тела в шелковых ризах Сребристой Чаши, разорванные болт-снарядами. Телесные соки верующих текли по ложбинкам между плитами. Живых врагов не осталось.

На дальней стороне помещения имелась еще одна дверь — простая, деревянная, выкрашенная в белый цвет. Отделение бойцов Ярулека готовилось открыть ее.

— Стойте! — приказал Кор Фаэрон, быстро шагая через часовню. — Похоже, там святилище. С непотребствами внутри разберемся мы. Ярулек, отыщи проходы в катакомбы — неизвестно, сколько этих ничтожеств успело сбежать по туннелям. Поддерживай связь со своими бойцами на поверхности, чтобы никто не ушел.

Помедлив секунду, капитан взглянул на воинов Пепельного Круга, собравшихся рядом с Хранителем Веры. Затем он отсалютовал командиру, вскинув клинок поперек смотровых линз, развернулся и начал отдавать приказы легионерам.

— Датор, ломай дверь, — велел Кор Фаэрон и отошел, уступая место другому Несущему Слово.

Цепной клинок топора с рычанием пробудился к жизни, его зубья завращались, сливаясь в размытое пятно. Датор трижды рубанул по двери, и на третий раз оружие глубоко вошло в створку. Выдернув его, космодесантник сорвал расщепившуюся деревянную панель с косяка.

Переступив порог, первый капитан оказался в коридоре, коротком и слишком узком для бойцов Пепельного Круга с их прыжковыми ранцами.

— Никого сюда не пускать, — приказал он, направляясь к лестнице в конце прохода. По ней Хранитель Веры быстро поднялся в зал, простирающийся на всю ширину башни.

Здесь первый капитан обнаружил статуи, очередные фрески и у дальней стены — горстку длиннобородых мужчин в рясах. Священники торопливо разбирали книги и амулеты из большого сундука. Один из них, заметив Кора Фаэрона, выпрямился и в панике сунул руку за пазуху.

— Если там оружие, через полминуты вы все умрете, — предупредил Несущий Слово. — Остановись, и вы уцелеете. Кто из вас Авдеаус?

Пятеро старейшин переглянулись. Один из них, самый дряхлый, боязливо поднял руку.

— Я Авдеаус, первосвященник Сребристой Чаши. — Он выпятил грудь, изображая презрение к врагу, но по трясущимся пальцам было очевидно, что жрец просто хорохорится. — Это богохульство не останется без…

— Знай, Авдеаус, что сегодня твои молитвы были услышаны. Мне известно, каким Силам вы все служите; близок час испытаний, и вы не должны выказывать слабость. Из этого зала есть другой выход?

— Я… Почему ты помогаешь нам?

— Какая разница? — перебил другой старейшина. — Он отпускает нас!

Вместо Авдеауса легионеру ответил третий священник:

— На хорах у нас площадка для орнитоптера.

Подойдя к приставной лестнице у стены, он указал на потолочный люк над ней.

— Взращивайте веру, но таитесь от глаз, — сказал Кор Фаэрон. — Пусть Истина придает вам сил. Что бы ни случилось с этим миром, не сомневайтесь: победа будет за вашей верой. Ваши души удостоятся награды. И однажды ваши наследники услышат зов ваших истинных господ.

Когда жрецы направились к лесенке, Несущий Слово прицелился в Авдеауса из болт-пистолета.

— Мне нужно доказательство того, что ваша секта уничтожена. Твоя голова подойдет. Вы четверо, пролетите два километра на восток, затем поворачивайте к северо-востоку от города. Там просвет в авгурной сети обнаружения. Укройтесь в Мусорных трясинах и исчезните.

— Ты же сказал, что мои молитвы были услышаны, — испуганно выговорил первосвященник.

Он дернулся было к лестнице, но товарищи поймали его за рясу и толкнули обратно к Кору Фаэрону.

— Разве ты не просил, чтобы Силы обратили на тебя свой взор?

Авдеаус неуверенно кивнул. Покинувшие его старейшины спешили выбраться из зала.

— Сейчас ты обратишь свой взор на Силы, — произнес Хранитель Веры, нажимая на спуск.


предыдущая глава | Лоргар. Носитель Слова | Книга первая: Откровение







Loading...