home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

За окном гремела гроза, стекло то и дело вздрагивало от порывов шквалистого ветра, но внутрь — Вера подставила ладонь — холод не проникал. Первая летняя буря могла яриться сколько угодно за надежными стенами новой школы Примирения — зачаровано было на совесть, даже ураганы не страшны.

— Госпожа Гайяри? — окликнул ее слуга. — Господин Гайяри срочно требует вас в переговорную!

— Иду! — откликнулась она.

Что могло случиться? Если отец вызывает ее, да еще срочно… Император умер, что ли, не приведи Великое Солнце? Или война началась? Да нет, о таком сообщают совсем иначе…

«Надо же, — подумала она на ходу, — чуть больше года прошло, а ты уже называешь его отцом!»

С другой стороны, куда деваться? Странно вышло бы, начни Гайяри Соль Вэра, дочь Правого полумесяца у трона Императора, называть отца по имени! Пришлось привыкать, и слово это, поначалу дававшееся с трудом, теперь легко слетало с губ.

В так называемой переговорной стояло несколько связных зеркал — и зачарованных на дальнюю связь, и местного сообщения. Сейчас работало одно из них, которое Вера называла «правительственным» — самое надежное и защищенное из всех. Его задействовали всего дважды: для проверки, а еще в начале учебного года, когда властители шиарли и подземников поздравляли своих подданных со вступлением в ряды учеников. Можно подумать, они дома этого не слышали, но… традиция есть традиция. И людям интересно: мало кто видел правителей инородцев!

— Вэра, — произнес отец, едва увидев ее, и тут же нарисовал пальцем в воздухе несколько символов.

Вера повторила его жест, выводя прозвище, которое Гайяри Ханна Соль взял себе в прошлом году и которое подтверждало, что собеседник — именно тот, кем выглядит. И это было странно: с чего бы вдруг Ханна Солю вновь прибегать к этой предосторожности?

— Только не говори, что Дженна Дасс сбежал! — вырвалось у нее.

Не хватало, чтобы древний ополоумевший маг, уже натворивший немало дел, вновь вырвался на свободу! Его дух, конечно, надежно заточен в зеркале, но… Такому, как этот волшебник, достаточно малейшей лазейки! И как знать, куда он устремится — уйдет по дороге предков или же попытается захватить чье-нибудь тело? Это уже удалось ему однажды, и Вере очень не хотелось повторения пройденного: если Дженна Дассу попадется кто-нибудь посильнее Квона Арлиса, сладить с ним будет не так-то просто.

— Нет, — ответил Ханна Соль, к большому ее облегчению, — он ведь лишен всякого сообщения с внешним миром.

— Мало ли какой эксперимент решили поставить! Дали ему на время канал связи, а на что он способен, все мы прекрасно знаем! И…

— Дело не в нем, Вэра, — перебил Ханна Соль. — И не трать время понапрасну, его и так в обрез. Ран при тебе?

— Да, с утра был здесь, — недоуменно ответила Вера. Верно, сегодня она отпустила другого своего телохранителя, Керра, а Ран как раз оставался в школе.

— Немедленно отправь его с поручением… хотя бы к шиарли, поняла?

— Да, но…

— Немедленно! — резко повторил он. — Но не его. Глаз с него не спускай! И не вздумай ни с кем связываться посредством зеркал… И никаких зеркальных масок. Тебе все ясно?

«Не его, но кого-то под его личиной. Уж куда яснее!» — пронеслось в голове Веры, и она кивнула.

— Ты не скажешь, в чем дело?

— Позже, — ответил Ханна Соль. — Буду к завтрашнему вечеру.

Связь прервалась, и Вера уставилась на ничего не отражающее стекло.

К завтрашнему вечеру? В такую бурю? До столицы, положим, не так далеко, это не прежняя школа, спрятанная в глухих горах, а вполне комфортабельный особняк в цивилизованной местности… Но даже если отец возьмет железного коня, ему придется гнать во весь опор едва ли не сутки напролет!

«Похоже, дело и впрямь неладно», — решила она и коснулась браслета, вызывая своих Гайя, — у всех троих телохранителей имелась связь с госпожой.

Пришлось еще подождать их, но это и к лучшему — хватило времени собраться с мыслями. Ханна Соль сказал — никаких зеркальных масок. Почему? Это ведь простейший способ выдать одного человека за другого. — достаточно поставить обоих перед зеркалом и поменять местами отражения! Не всякий волшебник заподозрит подобную маскировку, особенно если подмененный хорошо умеет подражать тому, кого изображает.

Гайя — те умели, и недурно, поэтому выдать за Рана того же Лио проще простого. Да, они разнятся и ростом, и сложением, но не настолько сильно, чтобы сторонний наблюдатель обратил на это внимание. А если они будут верхом, так и тем более — сложно точно определить рост всадника.

Следовательно, смотреть будут на самые очевидные приметы: внешностью и манерами эти двое совсем не схожи. У Лио симпатичное подвижное лицо, с которого не сходит улыбка, яркие голубые глаза, темнеющие или светлеющие в зависимости от настроения, немного вьющиеся каштановые волосы. У Рана волосы прямые, черные, ниже плеч, а в глазах под длинной челкой, если присмотреться, заметен серебристый отблеск — сказывается кровь шиарли. Улыбается он редко, увидеть на его лице отражение эмоций — это постараться нужно, а из себя его вывести может разве что госпожа. Однако если понадобится, один сумеет поумерить веселость и прикусить язык, а второй — вести себя более раскованно и не молчать каменно всю дорогу, пугая непривычных к такому попутчиков, буде такие случатся.

Одним словом, придется использовать воздушные маски: это сложнее, но более надежно. У зеркальных, при всей простоте их использования и несомненном удобстве, есть неприятное свойство: пока носишь такую личину, нельзя приближаться к отражающим поверхностям. Конечно, полностью уберечься не выйдет: любая лужа на дороге, хорошо начищенная бляха на сбруе, лезвие ножа, чье-нибудь случайное окошко, даже чужие глаза замечательно отображают, но — мельком и совсем не четко. От такого может случиться разве что небольшое искажение маски, которое, скорее всего, останется незамеченным окружающими и быстро выправится, как сходят на нет круги на воде. Но вот если окажешься нос к носу со своим отражением в хорошем зеркале — пиши пропало. Маскировка слезет, да не развеется, а будет сходить клочьями, особенно если накладывали ее как следует, и зрелище это неприятное. Когда такое случается при свидетелях, считай, дело провалено…

Недаром и в императорском дворце, и во многих других, особенно принадлежащих старой знати, так много зеркальных залов! Кое-где зеркала маскируют в самых неожиданных углах, на потолке (у Веры тоже имелось такое в спальне, но для несколько иных целей), даже на полу — всегда есть вероятность, что гость может оказаться не тем, кем кажется.

«А не в этом ли дело?» — подумала Вера, в нетерпении прохаживаясь взад-вперед по своему кабинету, большому и очень скудно обставленному по здешним меркам.

Что поделать, ей нравился простор (сказывались годы работы в маленьком кабинетике с несколькими сослуживицами, не иначе), вдобавок удобно было вызывать на ковер провинившихся учеников или целые группы. Они, особенно люди, почему-то терялись, оказавшись посреди почти пустого кабинета под пристальным взглядом госпожи ректора…

— Если бы я вас за кем-то отправила, а вы валандались столько времени, я бы сказала, что вас только за смертью посылать! — сказала она явившимся наконец Лио и Рану. — А где вы Керра потеряли?

— Госпожа, ну не будьте жестоки, дайте ему хотя бы одеться! — фыркнул Лио.

— По моему срочному вызову он обязан являться незамедлительно даже голым, — ответила Вера. — Чего я у него там не видела?

— Вы, может, и видели, — ответил Ран, а она в который раз задалась вопросом: подозревают Гайя о том, что их госпожа регулярно выбирает кого-то из них на ночь, или все-таки до сих пор уверены, будто видят крайне занимательные сны? И не делятся ли этими фантазиями друг с другом? — А ученицы пугаются.

— Ну и на кой нам такие нервные ученицы? — фыркнула Вера. — Пускай привыкают! Магия пострашнее бесштанного мужика, который вдобавок именно этим девицам юбки не задирает!

— Ран преувеличивает, — заверил Лио, посмеиваясь, — это скорее Керр пугается: а ну как они его возьмут количеством и употребят по назначению? Он не возражает, уверен…

— Только все разом — это малость чересчур даже для вашего верного Гайя, госпожа, — закончил встрепанный Керр, закрыв за собой дверь. — Прошу простить за опоздание, волна разыгралась.

— Какая еще волна? — опешила Вера.

— На озере, — пояснил он, приглаживая светлые волосы. — Я как раз назад повернул, когда вызов получил, а когда в физиономию такие валы катятся, плыть сложно. Но я спешил, как только мог!

— Нет, я знала, что вы ненормальные, но всякий раз вы ухитряетесь меня удивить! — искренне сказала она. — Я правильно понимаю: ты отправился поплавать в озере? В такой шторм?

— Самое милое дело, госпожа, — кивнул Керр. — Бодрит!

— А ты со своими шуточками… — повернулась Вера к Лио.

— Какими шуточками, госпожа? — неподдельно удивился он. — Я сказал, что надо дать Керру хотя бы одеться, так я разве что-то выдумал? Он, по-вашему, в одежде купается, что ли?

— Утонешь — можешь ко мне не являться, — сказала она Керру. — Не то вселю твой дух в статую посреди фонтана в Малом Императорском дворике, будешь весь оставшийся срок существования воду из ушей пускать!

— Можно подумать, в этой луже утонуть можно…

— В луже как раз утонуть очень легко, — заметил Ран. — Бывало, люди и в колее захлебывались, особенно спьяну.

— Не буду спорить, тебе виднее, — ухмыльнулся Керр. — Госпожа, а зачем вы нас так срочно созвали?

Вера выругалась сперва про себя, потом вслух: эти трое кого угодно заболтают до полусмерти! Конечно, в минуту настоящей опасности они слов понапрасну не тратят, но… если уж госпожа не велит немедленно заткнуться и заняться делом, то не откажут себе в удовольствии почесать языки.

— Ты, — она ткнула пальцем в грудь Рана, — немедленно отправляешься к шиарли. У меня есть для тебя поручение.

— Как прикажете, госпожа, — без тени удивления ответил он.

— А ты поедешь вместо него, — добавила Вера, кивнув Лио.

Гайя переглянулись, сообразив, в чем дело.

— Случилось что-то, о чем нам не полагается знать, госпожа? — осторожно спросил Керр.

— Случилось что-то, о чем я пока сама понятия не имею, — в сердцах ответила она. — Но приказ отца есть приказ. Поэтому встаньте-ка передо мной и замрите хотя бы на минуту!

Поменять обоим внешность труда не составило, а одевались Гайя и так почти одинаково.

— Кольцо, — напомнил Ран в последний момент, и Вера снова выругалась.

У всех Гайя кольца были гладкими, как полагается по обычаю… до недавних пор: тогда Рану, распростившемуся с жизнью и вернувшемуся обратно, досталось новое — с небольшим рубином.

— Ну почему отец не мог приказать услать Лио или Керра? — вздохнула она, маскируя и кольцо. Лучше было сделать это самой, хотя и Лио справился бы: не хватало, чтобы заклинания вошли в противоречие или, того хуже, в резонанс. Не смертельно, но и приятного мало. — Почему я должна помнить обо всех этих… кольцах и прочей ерунде?!

Ответа не последовало, да Вера его и не ожидала. И была твердо уверена: она-то как раз обязана помнить обо всем, и доставшаяся ей от настоящей Соль Вэры идеальная память тому в помощь. Но память памятью, а вот внимание тоже нужно тренировать: известно же, что прокалываются всегда на вроде бы незначимых мелочах!

— Значит, ты едешь к шиарли, — повторила она Лио с лицом Рана.

— Какое у меня поручение-то, госпожа?

— Шегарин забыла у меня нечто важное, и я заверяю ее, что эта ценность никоим образом не пострадает и дождется ее возвращения в целости и сохранности, — подумав, сформулировала Вера. — Но это не важно, потому что до шиарли ты не доедешь. Все ясно?

— Конечно. Мелькну пару раз там и сям, буркну про госпожу, которой все равно — погода или непогода, да и растворюсь, — хмыкнул Лио. — Потом мне куда ехать? Возвращаться?

— Да, — сказала она, потому что по этому поводу указаний от Ханна Соля не поступало. — Маску только поменяй.

— Ясное дело, я же отсюда не уезжал… А ты, — он ткнул Рана локтем в бок, — не очень-то пользуйся моей неотразимой внешностью. Наобещаешь невесть чего десятку девиц, а я расхлебывай потом!

— Обещать не значит жениться, — ответил тот. — Вдобавок ты все равно не можешь этого сделать, пока ты Гайя, забыл? Во всяком случае, без позволения госпожи. А что-то мне подсказывает…

— …что я не позволю, — закончила Вера. — Потому что меня покамест устраивает нынешняя компания и привыкать к кому-то новому я не желаю. Конечно, если вас постигнет любовь всей вашей жизни и вы упадете мне в ноги, уверяя, что жизнь без нее не мила, я вас отпущу… Но потом не обижайтесь, если вернетесь через пару лет и окажется, что ваше место занято.

— Вообще-то, мы рассчитывали когда-нибудь уйти, — произнес Керр, с опаской покосился на нее и добавил: — Не в ближайшее время, нет. Не заслужили еще. Но так… в обозримом будущем…

— Обозримое будущее — это до глубокой старости. Я лично помирать иначе как дряхлым дедом не намерен, — перебил Лио. — Но, думаю, к тому времени госпожа найдет себе телохранителей посвежее, зачем ей старые сморчки?

— Ты абсолютно прав, — невольно улыбнулась Вера. — А теперь езжай! И возвращайся поскорее. Неизвестно, чего ждать. Лучше, чтобы все вы были при мне.

— Да уж, господин Гайяри на ровном месте панику разводить не станет, — пробормотал Керр, — что-то здесь неладно…

— Завтра узнаем, что именно неладно, — оборвала она. — Он намерен прибыть лично. Лио?

— Меня уже здесь нет! — заверил он от дверей, откашлялся, выпрямился и удалился нарочито деревянной походкой, задрав нос к потолку.

Артист выискался… Вернее, он и был сыном бродячей циркачки, мог и сам веселить народ — это у Лио выходило легко и непринужденно, таких клоунов еще поискать, — но выбрал иной путь, на котором и повстречался с Соль Вэрой…

— А с тебя, Ран, мне велено глаз не спускать, — добавила она, — поэтому дежурить у моих дверей вы сегодня будете вдвоем с Керром. Не думал же отец, будто я сама стану за тобой присматривать, право слово!

— В этом нет нужды, госпожа, — отозвался Ран. — Я не понимаю, что происходит, но это, знаете ли, нередко случается в вашей компании. И разве я выказывал склонность к побегам?

— Всегда бывает первый раз… Ты точно ни о чем не хочешь мне рассказать? Почему отец так печется именно о тебе? Случилось что-то, чего я не знаю?

— Госпожа, я теряюсь в догадках, — твердо сказал он. — Мне не в чем себя упрекнуть, и я не представляю…

— Достаточно! — Вера подняла руку. — Не вижу смысла строить догадки на пустом месте. Даю тему для размышлений: отец запретил связываться с кем-либо посредством зеркал, а сам говорил со мной по правительственному каналу, не личному. Идеи будут?

— Дженна Дасс сбежал, — тут же сказал Керр. — Только при чем тут Ран? Разве что именно его тело приглянулось этому старому извращенцу…

— Сразу нет, отец сказал, что Дженна Дасс под контролем.

— Мало ли что он сказал!

— Твоя правда…

Вера подумала, что на эту версию работает использование Ханна Солем условных знаков: год с лишком назад они тоже не доверяли связным зеркалам, и поэтому… Хотя нет, тогда с зеркалами все было в порядке, это собеседник мог оказаться совсем не тем человеком!

— Скорее всего, господин Гайяри опасается, что кто-то может перехватить его сообщение, — задумчиво произнес Ран. — Но вряд ли это Дженна Дасс. Даже если он вырвался на свободу и сумел захватить чье-то тело, неужели у него не найдется дел поважнее, чем слушать чужие переговоры? И уж тем более говорить обо мне!

— Верно, если бы он все-таки хотел завладеть Раном, а для того прикинулся господином Гайяри и велел вам, госпожа, отослать его куда подальше, то зачем его подменивать? Или, может, Дассу приглянулся именно Лио или даже я, а не Ран? — хмыкнул Керр. — Но это какая-то слишком уж замысловатая и глупая конструкция! Дасс, может, и чокнутый, но далеко не дурак.

— Это уж точно… Значит, дело в ком-то другом, — пробормотала Вера. — И о возможном прослушивании разговоров тоже известно. Ух, как не хватает Триана!

— Если вы хотите выпросить у Императора зеркало Дженна Дасса вместо Триана, то лучше не надо, госпожа, — искренне попросил Ран.

— Почему? С ним, по крайней мере, не соскучишься, — ответила она и задумалась.

Версий было множество, но ни одна не объясняла загадки — какую роль во всем этом играл Ран? И ведь до утра не разберешься! Сам он утверждает, будто ничего не понимает, и причин не верить ему нет: Вера точно знала, когда, куда и как надолго он отлучался, и была уверена, что во время этих отлучек не происходило ничего экстраординарного. Может быть, всплыло нечто из его прошлого? Того, давнего, тех времен, когда Ран не пришел еще на службу к Ханна Солю, не принес ему клятву верности и не отрекся от своей прежней фамилии, чтобы заслужить новую, а до тех пор зваться Гайя?

Оставался только этот вариант, но попытки разговорить Рана ничего не дали. То ли в его прошлом действительно не было ничего такого, о чем стоило вспомнить в связи со столь странным распоряжением Ханна Соля, то ли Вера начисто разучилась определять, лжет человек или говорит правду. Хотя, казалось бы, троих Гайя она знала как свои пять пальцев!


Кира Измайлова ЗЛЫЕ ЗЕРКАЛА | Злые зеркала | Глава 2







Loading...