home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

— Я не стану торговаться с вами, госпожа Гайяри, — ответил он, — потому что не в моих правилах спорить с красивыми женщинами. Особенно с теми, у которых есть нечто такое, что мне необходимо заполучить.

— Да вы, я смотрю, дамский угодник…

— Не смотрите на меня так оценивающе, госпожа Гайяри, я женат давно и счастливо. В другое время, возможно, я счел бы за честь быть одаренным вашим вниманием, но теперь, к сожалению, слишком тороплюсь.

Вера не нашлась с ответом. А что тут скажешь? Ведь не нахамил, но ясно дал понять: прелести Соль Вэры его интересуют, конечно, но не до такой степени, чтобы позабыть о деле.

— Для начала скажите, как вы меня узнали, — поинтересовалась она, решив оставить взаимные расшаркивания. — Вроде бы я неплохо замаскировалась…

— По косвенным признакам, — ответил мужчина, и морщинки возле его глаз снова собрались в прихотливый узор.

«Вот о ком можно сказать — улыбается одними глазами», — подумала Вера, вслух же спросила:

— Каким именно? Ну же, скажите, мне пригодится на будущее!

— Если коротко, то я знал: происшествие в Эдоре не останется без внимания высокопоставленных персон, которые, в свою очередь, не станут привлекать к нему внимание официальным расследованием причин гибели хозяев поместья, а постараются изыскать иные способы дознаться истины, — без малейшей запинки выговорил он. Чувствовалось, что такие пассажи ему привычны, а потому слетают с губ легко и непринужденно. — Следовательно, в Эдор отрядят не рядовых чиновников. Дознавателей… возможно, но почему именно им доверено огласить завещание? Если уж им нужно ознакомиться с местом преступления, что мешает сделать это на вполне законных основаниях? А если что-то все-таки мешает, то они могли бы изобразить сопровождающих чиновника Императорской канцелярии, только и всего.

Вера вздохнула. Да уж, следовало получше продумать этот визит. И не скажешь ведь, что время сильно поджимало, поэтому и винить можно только себя. Похоже, ей все-таки передалась изрядная часть черт характера Соль Вэры, девицы с нравом взрывным и импульсивным. Хорошо еще, обычно удавалось удерживать себя в рамках. Но впредь, решила Вера, обдумывать авантюры следует все же более тщательно.

— Затем… Далеко не по всякому важному делу люди Императора отправятся на железных скакунах. Такие вообще есть только у Правого полумесяца, хотя, конечно, он волен одолжить их кому угодно. — Мужчина сделал паузу. — И что получается? В Эдор являются четверо якобы дознавателей, трое мужчин и девушка. О, думаю я: ведь у Правого полумесяца есть не только заколдованные кони, но еще и дочь, которая не расстается с тремя своими телохранителями. Не слишком ли очевидное совпадение?

— Только не говорите, что можете видеть сквозь мои маски.

— Не могу, зато в состоянии оценить линии силы ваших спутников: они спрятали их не слишком тщательно. Да и вы, если честно, отнеслись к маскировке небрежно. Вероятно, рассчитывали на то, что здесь некому будет вас опознать?

— Именно так, — созналась Вера. — А мы с вами никогда прежде не встречались? Ваши рассуждения понятны, но все же вы слишком легко узнали наши рисунки!

— Нет, никогда, — заверил он.

Она бы поспорила, да не могла вспомнить, где уже видела это лицо. А раз в идеальной памяти Соль Вэры не осталось ни следа, ни даже намека на след… скорее всего, мужчина не лгал.

— Доводилось иметь дело с моим отцом? У нас достаточно схожий рисунок…

— Тоже нет. Вернее, дела-то нам вести приходилось, но я не имел чести побеседовать с ним с глазу на глаз.

— Следовательно, — заключила она, — вы опознали линии силы Рана…

— В точку! — воздел палец незнакомец. — Опять-таки, я никогда не видел его самого, но он настолько похож на Риалу, что, право, я мог бы уверовать в переселение духов, если бы вчера не повстречал Миару.

— А кто это?

— Вы что, даже не удосужились узнать, кто есть кто в этом… гм… осином гнезде? — удивился он.

— Зачем? — в свою очередь удивилась Вера. — Если они не имеют отношения к делу, то мне нет разницы, кого как зовут!

— Подход в своем роде уместный, но не в моем случае, — решил мужчина. — Я привык узнавать все и обо всех, кто попадает в сферу моих интересов. Так вот, Эдор Миара — это младшая внучка покойного, дочь его второго сына.

— Кажется, я поняла, о ком вы, — кивнула она, припомнив выкрик девушки, здорово похожей лицом на Рана. — Да, рисунки линий силы у них имеют определенное сходство, и неудивительно, они же близкие родственники. А если я верно поняла ваше высказывание, то и нравом девушка удалась в бабку.

— Похоже на то. Чужая кровь явно не перешибла в ней ту, что текла в жилах Риалы, а значит…

— Сдается мне, сейчас начнется самое интересное, — перебила Вера, подумав, что этот человек никак не моложе Ханна Соля, а потому с ним нужно быть поосторожнее, как и вообще с людьми намного старше и опытнее тебя самой. — Однако я не хочу выслушивать это в одиночестве. Раз уж вы, уважаемый, — до сих пор не имею чести знать вашего имени, — решили открыться мне, вам придется сделать это и для моих Гайя, от которых у меня нет секретов. А если учесть то, что ваша информация, судя по всему, касается одного из них, я тем более настоятельно прошу вас пройти со мной!

«Тебя ни разу в жизни не задерживали даже для проверки документов, откуда этот протокольный язык?» — мелькнуло в голове.

— Могу ли я сопротивляться такому напору? — усмехнулся он. — Где вы изволили оборудовать допросную, госпожа Гайяри?

— Что, доводилось бывать в застенках?

Не дождавшись ответа, Вера вернулась к покоям Риалы и толкнула дверь.

— У нас гость, — сказала она, когда Гайя разом повернулись на звук. — Швыряться в него ничем не надо. Пока не надо.

В руках Лио был тяжеленький с виду сундучок, так что предупреждение явно оказалось не лишним.

— А, вижу, портрет вы еще не дочиста обобрали? — весело спросил гость. — Рекомендую заглянуть за корсаж и тем более под юбки — там может оказаться масса интересного!

— Сундучок как раз оттуда, — хмыкнул Лио. — Госпожа…

— Этот господин давно собирается назвать мне свое имя, но увы, — вздохнула она, — покамест оно остается безвестным. Но, судя по всему, он знал Риалу и вдобавок имеет определенную заинтересованность в ее наследстве.

— Побрякушки меня не занимают, — сказал тот.

— Вот мы и обсудим, что вам нужно…

Вера жестом пригласила его проходить и заперла дверь понадежнее. И еще пару заклятий навесила, чтобы уж наверняка: теперь подслушать разговор снаружи было нереально. Сильный волшебник сумел бы, но она бы почувствовала.

— Новая школа, — заметил незнакомец, бесцеремонно усаживаясь на край кровати, — у нас действуют иначе. Но вышло красиво, этого не отнять!

— Уважаемый, может быть, перейдем к делу, а разницу приемов старой и новой школы волшебства обсудим в другой раз? — вежливо попросила Вера.

— Я, право, не знаю, с чего и начать…

— Представьтесь, — предложил Керр. Взгляд его сделался сосредоточенным и не слишком-то добрым.

— А что вам даст мое имя? — развел руками незнакомец. Судя, по всему, он получал несказанное удовольствие от этой беседы. — Я могу назваться кем угодно, вы все равно не сумеете этого проверить, даже если станете пытать меня всерьез. О, я верю, что вы на это способны, но зачем?

— Ради искусства, — пробормотал Ран.

— Гм… Пожалуй. Все-таки нехорошо заставлять даму ждать. Тем более она готова поджарить меня на месте, испепелив заодно бесценное шиарлийское покрывало, будто я не чувствую…

— Эта унылая тряпка — шиарлийское покрывало? — не поверил Лио. — Да вы шутить изволите!

— Выверните его наизнанку, — ухмыльнулся тот и встал, чтобы помочь. — Ну, что скажете теперь?

— Скажу, что вы, не иначе, были завсегдатаем этой спальни, — не удержалась Вера.

Покрывало оказалось двойным: выверни его, как пододеяльник, и перед тобой окажется не унылая серая основа с черным узором, а поразительной красоты тканая картина! Леса и горы, реки и долины были изображены так тонко, с таким тщанием, что казалось — наклонись ниже, и провалишься в этот вытканный мир… Такую вещь — только в раму и на стену, а не на кровать стелить!

— Вовсе нет, просто это покрывало — мой подарок Риале, — сказал мужчина. — Ну а надежно прятать все самое ценное либо показывать посторонним только изнанку — это, наверно, у нас семейное.

— Да скажите наконец, кто вы такой! — не выдержала Вера.

— Родился я далеко отсюда, — начал он, — но это не имеет значения. Теперь я обитаю за проливом, как говорят в ваших краях, а когда был моложе, не сидел на месте. При рождении мне дали имя Файрани Нар Рен…

«Вот почему его лицо показалось тебе знакомым, балда! — подумала она. — Ты каждый день видишь похожее в зеркале! Точно кто-то из старой знати… Впрочем, такой фамилии я никогда не слышала, и поди пойми, сам он ее придумал или… Или предки придумали, да. А если переводить имя, получится „хитрый зверь“, а вернее, даже „бестия“. Шутники были его родители, ничего не скажешь!»

— Но объяснять местным, что из этого имя, что фамилия, обычно недосуг, — продолжал он с улыбкой, — а потому в Арр-Асте и окрестностях меня в свое время величали Пройдохой Фаем, а теперь зовут попросту — старина Наррен. Я не возражаю, лишь бы платили вовремя и сполна.

— Это очень интересно, господин Файрани, но какое отношение вы имеете к Риале? — спросила Вера, привычно устроившись на подоконнике. С этого ракурса дама на портрете выглядела немного озадаченной, а из-под края ее шлейфа выглядывал еще один сундучок, и Вера указала на него Рану.

— Да самое прямое!

— Вы что, дедушка Рана? — прямо спросил Лио.

— Именно так, молодой человек, — ответил Файрани и выдержал паузу, откровенно наслаждаясь реакцией собеседников. — Только не родной, нет. Троюродный, вроде бы так выходит. Мы с Риалой кузены.

— Вот так дела… — выдохнула Вера. — Где же вы раньше-то были?

— В Арр-Асте, говорю же! Живу я там, — фыркнул он. — Так вот… Звали Риалу, конечно, иначе. Мы с нею родились в один день, хоть и с разницей в год, а потому нам дали одинаковое второе имя. Я — Нар Рен, а она — Ала Рен.

— Умный зверь? — негромко спросил Ран, и Вера с недоумением покосилась на него.

Прежде он никогда не давал понять, что хотя бы немного знаком с полузабытым языком. Хотя в библиотеке и такого можно набраться по крупицам, а Соль Вэра частенько отправляла туда Гайя выяснить что-нибудь, если самой было недосуг (или попросту лень).

— Да. Потом, когда она решила остаться на этих берегах, то просто переставила буквы в имени… и взяла другую фамилию, конечно же. Наша в те годы была слишком уж на слуху, — сказал Файрани.

— А ее муж и сын куда подевались? — поинтересовался Керр.

— Уехали в странствие и не вернулись, — был ответ. — Собственно, муж — это я. Нет-нет, не в том смысле… Я хочу сказать, мы представлялись мужем и женой — удобно, фамилия одна…

— Чей же у нее был ребенок?

— Мой, чей еще? Троюродный кузен — это не родной брат, — ухмыльнулся Файрани. — Ваша знать и на более близких родственниках женится, а мы так… Забавлялись при отсутствии других кандидатур и как-то однажды оказались слишком беспечны. Так или иначе, Риалу не слишком расстроила осечка, раз уж она решила родить этого ребенка… И не ошиблась: Рен Тарр — человек весьма успешный и известный, скажем так, в узких кругах. И — вижу, вы хотите спросить об этом — он жив и здоров, а не явился сюда лично только потому, что немного занят где-то по другую сторону океана. Ну а родственников ближе нас у Риалы нет. Не считая внуков, конечно же, но…

— Погодите, а моя мать? — перебил Ран.

— Камиста родилась намного позже Рен Тарра, а от кого — понятия не имею, — покачал головой Файрани. — Риала мне не докладывала. Но дочь она любила, так что, вероятно, Камиста — от кого-то из тех мало живущих возлюбленных Риалы, которым не суждено было увидеть внуков.

«Ох уж эта старая знать! — невольно подумала Вера. — Можно отлично выглядеть до самых преклонных лет, а если владеешь магией — тем более. Вдобавок репродуктивным функциям ничего не грозит: дети могут родиться с разницей в полвека, а то и больше… И скрываться удобно: сменил имя, и вот ты уже не Файрани Ала Рен, а Денна Риала. Силу спрятать труднее, но возможно при желании — достаточно взглянуть на этого Нар Рена… Надо, кстати, разузнать, как работает эта его маскировка, пригодится!»

— А вы уехали и оставили ее здесь одну? — спросил Ран.

Он непроизвольным жестом гладил покрывало, и там, где ладонь немного приминала ткань, морские волны меняли течение, а кроны деревьев будто пригибались под невидимым ветром.

— Совершенно верно. — Файрани сунул руку в карман, вынул расшитый золотом мешочек и пояснил: — Вредная привычка, ничего не могу с собой поделать…

«Если он сейчас еще трубку вынет, набьет и закурит, я решу, будто мне все это снится», — подумала Вера. Курящих она в этом мире не видела. Вернее, кое-где принято было жечь листья определенных растений, кору и даже грибы и дышать этим дымом для достижения приятного расслабления, но до того, чтобы вдыхать его непосредственно в легкие, вроде бы никго еще не додумался.

Но нет, Файрани достал из мешочка темный шарик, похожий с виду на изюм в шоколаде, бросил в рот и пояснил:

— Годы уже не прежние, а эта отрава замечательно бодрит. Не желаете попробовать? Кирш с Западного архипелага, отменной выдержки!

— Как-нибудь в другой раз, — сказала Вера, принюхавшись.

Нет, запах ничем не напоминал табачный. От Файрани тянуло легким ароматом, цветочным и пряным, и вроде бы отдающим карамелью. Ну не местный же это аналог шоколада со специями! Впрочем, разобраться в пристрастиях этого господина можно было и позже.

— Вы остановились на том, что уехали, — напомнила она.

— Ну да. Мальчику пора было посмотреть мир, а отпускать его одного не хотелось. Конечно, самостоятельно нажитые шишки на лбу отменно способствуют процессу познания, но… — Файрани развел руками. — В те годы на окраинах Империи было неспокойно, и на семейном совете мы постановили, что лучше немного ущемить самостоятельность Рен Тарра, зато не дать ему погибнуть как-нибудь особенно глупо и нелепо. Вообще мы могли бы поехать все вместе, но Риала заупрямилась: у нее здесь оставалось важное дело, и бросать его она не желала.

— Что за дело? — тут же спросил Лио.

— Не так быстро, я дойду до этого. Видите ли, все взаимосвязано, и если не начинать от предтеч… — он выразительно взглянул на Веру, явно намекая на общих предков, — можно запутаться окончательно.

— Ваше вступление и без того было достаточно долгим, — сказала она. — Наверно, пора переходить к сути?

— Уже перехожу, — улыбнулся Файрани. — Знаете, в три четверти вы очень похожи на Риалу, какой она была в юности. Поворот головы, осанка, даже черты лица…

— Вы же сами сказали о предтечах, — напомнила она, давая понять, что тайна старой знати для нее таковой не является. — А мы не так давно столкнулись с одним из них нос к носу, едва живы остались. Поэтому довольно о древности, говорите уже о Риале, раз начали!

— А я и говорю, — невозмутимо сказал он, положив в рот еще один темный шарик. — Мы с Рен Тарром путешествовали, вовсе не ища для себя тихой гавани, пробовали многие занятия, — я, знаете, словно вторую молодость обрел! — но наконец осели совсем недалеко отсюда, через пролив.

— В Арр-Асте, — кивнул Керр.

— Сперва не там, в Тальви, но если мерить здешними расстояниями — рукой подать. Сын между делом успел связаться с вольными мореплавателями… об этом уж не стану рассказывать, иначе мы рискуем тут заночевать. Главное, итогом этих похождений стала его женитьба: захватил как-то торговое судно, а на нем оказались девушки на продажу.

— Пришлось взять себе? — съязвила Вера.

— Ну да, не бросать же? Куда они денутся, чужеземки без рода-племени? Языка не знают, даже одежды нет… — Файрани махнул рукой. — Это тоже долгая история. Причем, что самое обидное, этими пленными девицами сынок занялся сам, а мне оставил капитаншу!

— Неужто и такие бывают? — искренне поразился Керр.

— Еще как бывают, — заверил тот. — Если честно, я в ней женщину поначалу и не подозревал. Как есть мужчина — рослая, плечи широкие, саблей орудовала так, что я едва без руки не остался, голос хриплый, а уж ругалась — заслушаться можно! Впрочем, она и теперь так ругается… И колдовала, может, не слишком изящно — сразу видно, Корпус не заканчивала, — но с такой силой, что пару мачт мы снесли. Причем одну — мной.

Файрани завел руку за спину и почесал между лопатками. Очевидно, воспоминания еще были свежи в его памяти.

— Мне повезло, это я признаю, — продолжил он. — Еще бы немного — и кормить бы мне рыбу, но удалось все же подловить и скрутить эту ведьму…

— Зачем же вы брали такого опасного противника живым? — удивилась Вера.

— А кто, кроме капитана, расскажет, куда они шли и кому что везли? — вопросом на вопрос ответил Файрани. — Старший помощник мог бы, наверно, но он дрался как бешеный, живым не дался, а от прочих толку никакого, проверено… Ну а нам нужно было прояснить этот их маршрут. В подробности, опять-таки, вдаваться не стану, они к делу не относятся.

— Я полагаю, захватив эту капитаншу, вы на ней в итоге женились?

— Да как сказать… — Файрани потрогал челюсть, потом переносицу. — Захватить-то я ее смог, а толку? Добром она ничего не говорила, а пытать у меня выходило скверно. Тяжело это с женщинами, даже такими… Думал, на берегу сдам кому надо, раз сам не способен справиться, а она по дороге сбежала. Оказалось, старшим помощником был вовсе не тот рубака, которого на вантах убили, а какой-то вовсе невзрачный матросик из тех, что первыми сдались, он и устроил побег. В самую бурю, чтоб им, на шлюпке… Даже я бы не рискнул.

— Послушайте, ваши морские приключения, без сомнения, очень интересны, но вы ведь сами сказали, что они не имеют отношения к нашему делу!

— Прошу прощения, увлекся, — повинился он. — Немного осталось. Пока я гонялся за этой морской ведьмой, — сами понимаете, меня задело за живое! — Риала не теряла времени понапрасну.

— Вот с этого места поподробнее, — попросила Вера.

Файрани помолчал, сел поудобнее, закинув одну ногу на другую и сцепив руки на колене (закрытая поза, человек не намерен говорить откровенно, вспомнилось Вере что-то такое из психологии), потом сказал:

— Я уже упоминал, что на окраинах Империи в те времена было неспокойно. Новый миропорядок, хотя и существовал не первый год, еще не устоялся. Тем не менее даже в тех мутных водах хватало народу, понимающего: если не уцепиться за протянутое весло, вскорости пойдешь на дно, тебя сожрут более сильные и крупные хищники, займут твое место. Ну, если ты, конечно, не озаботишься уютным местечком под брюхом большой хищной рыбины…

— Это вы так иносказательно говорите о небольших государствах, присоединившихся к Империи… как та же Арр-Аста? — сообразила Вера, припоминая курс истории.

— Совершенно верно.

Вольных княжеств и даже королевств в те годы (если она правильно оценила временной период) хватало с избытком. Они сливались воедино, дробились на части, исчезали с политической карты и снова возникали (зачастую на новом месте, но под прежним знаменем), и разобраться в этой катавасии мог далеко не каждый профессиональный историк. Что творилось в прибрежных краях, вообще было покрыто туманом… Из которого в свое время выплыли Тальви, Арр-Аста, Вельса и еще несколько сравнительно крупных и достаточно устойчивых образований. Теперь они тоже входили в состав Империи, но формально сохраняли, если выражаться современным языком, право на самоопределение. Аналог грубый, но более подходящего Вера подыскать не смогла.

— Позвольте, угадаю, — сказала она. — Риала в те годы находилась при дворе, верно? А раз уж Мирайни и мой отец знают о ней… вряд ли они вспомнили бы какую-то рядовую даму из Созвездия через столько лет! Стало быть, она играла не последнюю роль в присоединении спорных земель, а поскольку в то время там находились и вы, значит, вы тоже принимали в этом участие. Я права?

— Да, — сказал Файрани и улыбнулся. Морщинки возле его глаз снова сложились в другой рисунок. — Это была замечательная возможность, во-первых, показать Рен Тарру на деле, а не на словах, как происходит становление государственности, а во-вторых — неплохо заработать. Ну а то, что мы своими мелкими делишками играли на руку Империи… О, нам не нужны награды, право. Оно того стоило!

— То есть… Риала была своего рода координатором? Через нее шла информация?

— Совершенно верно, госпожа Гайяри. Она была прекрасным координатором, оба Полумесяца… и, подозреваю, сам Император ценили ее. И меня заодно, — без лишней скромности добавил Файрани. — Потому что кто, если не я, стал бы передавать эти сведения нужным людям? Кто вообще выудил бы этих людей из мутной воды пограничья, кто подобрал бы подходящую приманку, угодил бы тем и другим? Конечно, Пройдоха Наррен!

— А сын как же? — спросил Керр.

— Он лучше действовал на берегу. Это я влюбился в море…

— В морскую ведьму, если быть точными, — поправил тот.

— Эх, сынок, — улыбнулся Файрани, и Керр невольно улыбнулся в ответ, больно уж заразительно это получалось у старого пройдохи, — если бы я не любил море, эта ведьма вряд ли запала бы мне в сердце!

— Так вы ее изловили в конце концов?

— Керр! Потом спросишь о ведьмах, — оборвала Вера. — Господин Файрани, позвольте, я изложу то, что мне удалось понять. А вы поправите, если я не права…

— С удовольствием, госпожа Гайяри.

— Вы с сыном и Риалой работали долго и успешно, каждый на своем месте. Я не стану расспрашивать о том, как все это происходило, поскольку такой разговор в самом деле грозит затянуться не на одни сутки…

Действительно, об этом даже читать будешь долго: кто какие притязания имеет на прибрежные земли, по какому праву, какие наследственные связи там задействованы, кто и куда тратит деньги, откуда они берутся, чьи интересы затронуты и каким образом реализуются… Разбираться в подобном, что называется, в режиме реального времени, адекватно оценивать обстановку и менять планы на ходу Вера бы не сумела, это точно. Для этого нужен определенный склад ума, одновременно практичный и авантюрный, коим, судя по всему, Риала и ее кузен обладали в полной мере.

— Результатом стало присоединение к Империи наиболее крупных и стратегически важных областей морского пограничья. И, полагаю, усмирение особенно дерзких… хм… вольных мореплавателей, мешающих спокойной торговле. — Вера перевела дыхание и продолжила: — Очевидно, Император и оба Полумесяца были полностью в курсе происходящего. Кто именно снабжал Риалу инструкциями и информацией, наводил на нужных людей, не столь важно, но я поставлю на Мирайни.

— И правильно сделаете.

— Но однажды Риала была вынуждена удалиться из Созведия, сменить имя и зажить обычной жизнью. Она провалила какое-то задание?

— Можно и так сказать, — кивнул Файрани. — Но в том не было ее вины.

— Это как-то связано со смертью Лирра Наля? — прямо спросила она.

— Именно так. И здесь, госпожа Гайяри, мы подбираемся ко второй части нашей истории. Но прежде, чем мы закроем первую, я хотел бы пояснить, что именно привело меня сюда…

— Спорим, я догадаюсь с первого раза? — улыбнулась Вера. — Вам нужны какие-то бумаги из личного архива Риалы. Вероятно, в них упоминается нечто такое, что может выставить семью Файрани в невыгодном свете.

— И вы снова правы, — улыбнулся он. — Поверьте, к делам Империи это отношения не имеет, а вот испортить нам жизнь в Арр-Асте и окрестностях может вполне. Там, видите ли, не догадываются об истинной подоплеке наших действий. А узнают — без затей отправят на дно, и, боюсь, моя супруга охотно в этом поучаствует, когда узнает, кто и почему потопил ее лучший корабль…

— Ран? — повернулась она к Гайя.

— Прежде чем что-либо решать, давайте выслушаем историю до конца, — сказал он после паузы. — Ваш отец и господин Мирайни, думаю, тоже хотят получить не бабушкины драгоценности, а что-то из этих свитков или опечатанных ларцов… вероятно, порочащее имя Императора, кого-то из его родственников или приближенных. Но хоть эта часть наследства принадлежит мне, я распоряжусь ею, только узнав все. И посоветовавшись с вами, госпожа.

— Советоваться нужно с отцом, да только он втравил нас в эту историю и умыл руки, — пробормотала Вера. — Но ты прав, Ран, сперва мы должны узнать окончание истории. Господин Файрани, прошу вас!


Глава 11 | Злые зеркала | Глава 13







Loading...