home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

Помолчав и собравшись с мыслями, Вера уточнила:

— Вы имеете в виду эту историю о призраке Лирра Наля в зеркале?

— Какую же еще? — Файрани помолчал, хмуря густые брови, потом, приняв какое-то решение, сказал: — Почти одновременно с Камистой и ее мужем умер один человек в столице.

— Кто? — насторожилась Вера.

— Его имя вам ни о чем не скажет, а вот род занятий… Это был торговец, ведший весьма выгодные дела с Эдором. Думаю, не нужно пояснять, что такого рода связи у Риалы остались с прежних времен? А Камиста, хоть и пошла совсем не в нашу породу, все-таки умела вести дела, особенно под чутким руководством матери.

— Погодите… Риала, торговец… и вы, надо полагать? В Эдоре что, контрабандой промышляли? — пораженно спросила Вера.

— Надо же чем-то заниматься, чтобы не заскучать, — скромно ответил Файрани. — Риала привыкла к бурной деятельности, вот и придумала это, а я, каюсь, потакал ее затее. Но не беспокойтесь, госпожа Гайяри, эта торговля не наносила никакого ущерба казне. Более того, определенный процент как раз и шел в эту самую казну, как заведено. В этом деле никто придонных акул не изображал, меру знали…

— Постойте, вы сказали — Камиста, — перебил Ран. — Вы имеете в виду, что делами на самом деле занималась мама, а не отец?

— Поначалу — да, под руководством Риалы. После замужества Камисты ее супруга тоже привлекли к этому семейному развлечению. Ему было не слишком-то по вкусу такое занятие, но он быстро оценил перспективы, особенно когда ему подсказали, как можно заработать на бросовых землях. Он взялся за это, Камиста продолжала свое дело, дети… — Файрани усмехнулся, — их обучили необходимому, внуков, полагаю, тоже. Цепочка потянулась дальше.

— Тетки живут на самой границе… — пробормотал Ран. — Понятно!

— Повторяю, мы меру знали, — поднял руку Файрани. — А доказать ничего не выйдет. И вовсе не в ваших интересах поднимать шум: в первую очередь пострадает честь Эдора, а не покойной Риалы, не так ли?

Вера взглянула на Рана, он же спросил:

— Раз вы говорите, что родители обучили моих братьев и сестер… ну… ведению дел, почему же со мной даже не заговаривали о подобном?

— Потому что вы, судя по всему, уродились чересчур похожим на Риалу, — был ответ. — Она писала мне о вас. Вы грезили Корпусом и магией, придворной жизнью и подвигами во славу Императора и прекрасных дам…

— Что, правда? — поразился Керр, и Ран мрачно зыркнул на него.

— Если бы Риала осталась рядом с вами еще лет на десять, уверен, мы с вами познакомились бы гораздо раньше, — добавил Файрани. — Она уверяла, что вы — вылитый я в юности. Неправда, конечно. Я всегда грезил умеренной властью и большими деньгами, а не всякой ерундой.

— То-то за ведьмой по морям столько лет гонялись, — поддел Лио.

— Это другое! — засмеялся Файрани. — Гхм… Ну, может, она была права. И вполне вероятно, Ран, вам пришлась бы по вкусу жизнь в пограничье, и вы смогли бы заняться семейным делом… скажем так, с другой стороны. Но не сложилось. Очень, очень жаль…

— Почему же родители ничего мне не сказали? — спросил Ран. — Я ведь ушел из дому очень рано, оставаться здесь было выше моих сил!

— Скажите прямо — вас выжили из Эдора, — хмыкнул тот. — Представляю, какие здесь гремели бури… Камиста хотела отправить вас ко мне, но Сатт был против, уж не знаю почему. Подозреваю, вы были так похожи на Риалу, что он вас невзлюбил…

— Вполне может быть, — кивнула Вера. — Сатт не хотел брать в семейное дело копию властной тещи. Может, даже опасался, что со временем Ран займет его место и будет командовать остальными, отцом в том числе. Я бы не удивилась!

— Я тоже, такой поворот мысли был вполне в его характере. Ну а без поддержки матери Камиста, к сожалению, не могла с ним совладать. Она надеялась, что вы пойдете в Корпус, а там уж… Но в Корпус вас не пустили, а что было дальше, вы знаете лучше меня.

— Вы могли бы вмешаться, — заметила Вера.

— Я? По какому праву? Я Рану, по сути, никто, — Файрани тяжело вздохнул. — Камиста писала, что он отправился в странствие, и я время от времени слышал о нем. Но ни разу не смог застать ни в Арр-Асте, ни еще где-то. Я ведь тоже на месте не сижу, и гоняться за наемниками мне не с руки… Когда же он угодил к вашему отцу, я хотя бы вздохнул спокойно — там с Раном ничего страшного случиться не могло.

— Кроме госпожи, — вставил Лио.

— Полагаю, Ран от своей службы не страдает, — улыбнулся Файрани. — Он ею явно наслаждается.

— Не уводите разговор в сторону, — сказала Вера. — Вы сказали, умер человек в столице. Очевидно, торговый партнер? Думаю, я угадаю, если скажу, что он тоже скончался без видимых на то причин возле связного зеркала? Каковое оказалось безнадежно испорченным?

— Совершенно верно. Звали его Ирги Ларом, можете навести справки. Правда, о его связи с Эдором никто не знал, — предупредил Файрани. — Об этом спрашивать бесполезно.

Вера привычным уже жестом взялась за голову.

— Час от часу не легче! — воскликнула она. — Что-то прояснилось, что-то совсем запуталось… Кстати, господин Файрани, а почему умерла Риала? Вы знаете?

— Я мало что понял из ее последнего письма, — произнес он после паузы. — Судя по всему, она все-таки оказалась рядом со связным зеркалом, хотя всеми силами старалась избегать этого, и довольно скоро скончалась. А я снова оказался слишком далеко…

— Она единственная, кто умер не мгновенно, — заметил Лио. — Хотя, может, были и другие, только мы о них не знаем. Что за ерунда с этими зеркалами?

— С зеркалами, полагаю, все в порядке… Хотя нет, — сам себя перебил Керр, — они каким-то образом реагируют на связанные с потомками Риалы дела. Так ведь? Сперва она сама, потом дочь с зятем, внуки… И Рана неспроста велено держать подальше от зеркал. И ты тоже напоролся, хотя где ты и где Риала!

— Может, зеркала не по степени родства жертву выбирают, а по тесноте связи? — фыркнул Лио. — А что, логично же! Торговец имел дело с Эдорами, а мы с Раном постоянно бок о бок, так что, наверно, от меня… ну, как будто его запахом тянет, если можно так выразиться.

— Неужели это какое-то проклятие? — пробормотала Вера, потирая лоб. — Скажем, дух Лирра Наля никуда не исчез, а угодил в Зазеркалье. Никогда не слышала о подобном, но мало ли? И он, скажем, счел Риалу виновной в своей гибели и принялся охотиться за ней… недаром же ей мерещился призрак в зеркалах! Она, однако, успешно избегала их до поры до времени, не убереглась и умерла. Призрак распробовал ее… хм… на вкус и принялся охотиться за ее родственниками. Как вам такой вариант?

— А почему такой большой перерыв? — задал резонный вопрос Ран. — Смерти Лирра Наля и Риалы разделяет много лет. Допустим, она в самом деле долго пряталась, но почему тогда Зазеркальщик не принялся за прочих сразу? Отец часто пользовался связным зеркалом… И теперь понятно, почему мама оказалась с ним рядом, раз они вели дела вместе!

— Так, может, он просто наелся? — негромко произнес Файрани. — Высосал… не дух, но жизнь, и на время затаился. Затем атаковал снова.

— Не дух! — повторила Вера. — Верно, Ран, ты же рассказывал, что бабушка явилась тебе во сне в ночь своей смерти! Ее дух точно ушел по дороге предков, но вот духов твоих родителей там нет… Может, на этот раз Зазеркальщик распробовал новую пищу?

— И теперь не остановится, пока не дотянется до всех, кто как-то связан с Эдорами, — пробормотал Керр. — Что же это за чудовище такое?

— Не знаю, но мы должны это выяснить, — твердо сказала Вера. — И понять, почему оно не тронуло господина Файрани!

— Вероятно, мне повезло, — сказал Файрани, — и в тот момент поблизости не было зеркал. И связь я держал письмами — в море так удобнее.

— В самом деле? Кстати, господин Файрани, а как вы ухитрились так быстро добраться из Арр-Асты в Эдор? — спохватилась Вера и в очередной раз с досадой подумала, что детектив из нее никакой.

Воцарилось молчание.

— Я был на полпути сюда, когда почувствовал, что Камисты не стало, — сказал Файрани наконец. — Мы были связаны не только родством — оно слишком дальнее, — но и многими клятвами, а вы знаете, полагаю, как ощущается расторжение подобных обязательств.

— Еще бы… — невольно поежилась она. — Но почему вы вдруг решили навестить эти места? Камиста что-то сообщила?

— Да, — неохотно ответил он. — Но не написала ничего конкретного, лишь настоятельно просила о личной встрече. Я подумал: неужто Сатт решил отстранить ее от дел или там расторгнуть брак и присвоить себе все нажитое совместным трудом? Мало ли! Она просила поторопиться, я и постарался прибыть в самые сжатые сроки. Но все-таки опоздал…

Он снова взглянул на портрет и вздохнул.

— Ясно, что ничего не ясно, — пробормотал Ран.

— Это еще мягко сказано, — ответила Вера. — Что ж… Господин Файрани, я могу пообещать, что ваша переписка с Риалой и другие документы вернутся к вам, когда мы удостоверимся, что они в самом деле не затрагивают интересов Империи. Но, боюсь, это все-таки случится не завтра и даже не послезавтра.

— Понимаю, — сказал он. — Я буду ждать, госпожа Гайяри. Думаю, ваше письмо найдет меня, где бы я ни был, не так ли?

— Конечно.

— В таком случае позвольте откланяться. И вот еще… Если позволите, госпожа Гайяри, я дам вам не совет, но информацию к размышлению. Вы когда-нибудь думали о том, что такое связное зеркало?

— Что вы имеете в виду?

— Они не отражают вас, — пояснил Файрани. — Они вывернуты зеркальной поверхностью наизнанку, и когда вы говорите с кем-то, вы видите его отражение в своем зеркале.

— Никогда всерьез не задумывалась об этом в подобном ключе, — призналась Вера. — Звучит довольно жутко.

— Именно так. И мы не знаем, что или кто обитает в Зазеркалье, — сказал он без тени улыбки. — Может быть, тени отражений, духи, а может, и кто-то еще. Или же там вовсе ничего и никого нет, и всей этой истории есть иное объяснение, скажем, волшебник, научившийся убивать посредством зеркал. Ведь это звучит логичнее, чем страшные истории о потерявшемся в Зазеркалье кузене Императора или о неведомом чудовище, верно?

— Пожалуй…

— В любом случае, госпожа Гайяри, ответ нужно искать по ту сторону зеркала, — произнес Файрани и коротко поклонился. — Удачи вам в этом нелегком деле. Думаю, я узнаю, когда оно завершится успехом или неудачей, не важно. Засим прощайте. Я буду ждать весточки от вас.

Вера посмотрела на закрывшуюся за ним дверь, хотела было подавить раздражение, но не стала и с чувством сказала вслед Файрани:

— Да чтоб тебе и всем твоим потомкам до скончания веков сыском заниматься!

— Интересно, как сбудется такое проклятие? — задумчиво произнес Керр.

— Не знаю и знать не хочу, — ответила Вера, хотя, что греха таить, не отказалась бы узнать.

Главное, проклятие истинной ведьмы сбывается всегда, а значит, Файрани не ускользнуть от возмездия. Надо думать, у него за душой наберется немало делишек, за которые следовало бы покарать, вот пусть теперь побудет на другой стороне и поищет преступников!

— Ран? Ты, к слову, не хочешь поближе пообщаться с многоюродным дедушкой?

— Не испытываю такого желания, госпожа, — ответил он, взглянув на портрет Риалы. — Думаю, я пришел бы в восторг, если бы господин Файрани объявился, когда мне было шестнадцать. Или, скажем, столкнувшись с ним в пограничье. А теперь… не вижу разницы — есть он или нет. Конечно, он мог бы рассказать что-то о Риале, но для меня это все равно что роман о незнакомке: интересно, захватывающе, но не более того. Его Риала и моя — два разных человека.

— Понятно…

Вера поворошила свитки, тоже посмотрела на портрет. Риала, она же Файрани Ала Рен, улыбалась устало и вроде бы немного виновато. Дескать, сколько хлопот я учинила… Правда, если взглянуть немного сбоку, то она выглядела совсем иначе — надменно и даже самодовольно. Кто бы ни писал эту картину, он, несомненно, был мастером своего дела! Магия магией, но вдохнуть жизнь в нарисованное изображение способен только настоящий художник.

— Госпожа, — негромко сказал Ран, будто услышав ее мысли, — я знаю, что этот портрет не значится в перечне причитающихся мне вещей, но…

— Но мы можем его конфисковать, — перебила Вера. — Подозреваю, в нем спрятано еще с десяток таких сундучков, а выискивать, под каким утлом нужно смотреть на холст, чтобы их раздобыть, нам некогда. Займешься этим на досуге.

— Благодарю, госпожа, — кивнул он и выдохнул с заметным облегчением.

— И покрывало захвати, — добавила она. — Мне оно нравится.

— Если госпожа перешла к мелкому грабежу, значит, дело труба… — пробормотал Керр.

— Это не грабеж, а моральная компенсация, — услышала его Вера. — Должны же у Рана остаться хоть какие-то памятные вещи? Драгоценности — это замечательно, но… не то.

— Будто я спорю…

— А раз не споришь, тогда собирайте это все и идем в кабинет. Там нас опечатанные ларцы дожидаются. Кстати, — добавила она, — странно, что Сатт их заранее приготовил, будто опасался чего-то и не желал, чтобы они попали в чужие руки. И еще: если он не хотел привлекать Рана к семейному делу, то почему оставил этот компромат именно ему?

— Мне на ум приходит только одно, госпожа, — ответил Керр. — Эдор Сатт знал, кому служит Ран, и понимал, что бумаги попадут к вашему отцу. Иначе оставил бы другим наследникам.

— Пожалуй…

— Возможно, дела пошли как-то так, что разобраться самому уже не выходило, — подал голос Ран. Меж бровей его пролегла глубокая морщина. — Боюсь, без Риалы они постепенно перестали справляться, даже вместе с матушкой и моими братьями. Возможно также, зятья забрали много власти — в тех краях с женщинами не слишком церемонятся, и сестры вряд ли принимали участие в делах.

— Думаешь, кто-то хотел устроить переворот в отдельно взятой семье и прибрать торговлю к своим рукам? — Вера потерла лоб и добавила: — Что ж, вполне вероятно. А отец твой, судя по всему, был человеком относительно законопослушным… Торговля землями за рамки закона не выходит, а контрабанда — дело другое. Возможно, он хотел прекратить это, но…

— В это легко влезть, а вот выбраться — шиш, — попросту закончил Лио. — Может, у Риалы получилось бы, а у родителей Рана не вышло. Сдается мне, Эдор Сатт хотел те бумаги отправить куда надо. Вроде как признался, ну и… Риалу ведь оба Полумесяца знали, приняли бы во внимание, чей зять, не стали бы наказывать, наверно.

— Ты намекаешь на то, что об этих его планах узнали и того… пресекли поползновения бросить дела? — спросил Керр. — И для этого убили через зеркало?

— А чем тебе плоха эта версия? Все ведь вписывается: погибают супруги Эдор, потом их старшие сыновья — с ними они связывались чаще всего, вот, наверно, убийца и сумел нащупать ниточку связи. Или даже… — Лио взъерошил вьющиеся волосы и вдруг выпалил: — Послушайте, а что, если он в самом деле научился поглощать духи? Так вот оказывается чей-то дух внутри зеркала… или в Зазеркалье, это как угодно. И по приказу убийцы движется к ближайшему родственнику… Тот получает вызов вроде бы от родителей, отвечает — и готово!

— Звучит неплохо, — кивнул Ран. — Если взять за отправную точку то, что убийца начал с отцовского делового партнера, через него вышел на родителей, убил их, затем моих братьев… Странно, почему не дотянулся до сестер и зятьев?

— Ты сам сказал, что связь там скверная, а зеркалами пользуются не каждый день, — напомнил Керр. — И, возможно, проделать такое получится, только если поглощенный дух еще… ну… бодр и достаточно похож на живого человека. А через какое-то время от него остается только тень вроде тех, которые видела в зеркалах Риала. Да и сил на подобное нужно немало, уверен. Вдобавок, если убийца спешил замести следы, ему некогда было сутками вызывать твоих сестер. Попробовал пару раз, не дозвался, оборвал канал связи и залег на дно. Как вам?

— Мне нравится, — сказала Вера. — Но как объяснить нападение на Лио?

Керр развел руками.

— Может, бродило в Зазеркалье что-то такое… — поводил пальцами в воздухе Лио. — Остаточное явление? Мы с Раном, считай, названые братья, вот и…

— Да, вполне возможно… — пробормотала она, кусая губы. — Но по всему выходит, что отец был в курсе происходящего. Слишком быстро они с Мирайни узнали о гибели супругов Эдор… Может быть, Сатт уже потихоньку начал сдавать своих партнеров? На него, как на живца, могли ловить рыбу покрупнее… И я теперь понимаю, зачем отец отправил нас сюда!

— Чтобы взбаламутили воду? — фыркнул Лио. — Да мы вроде тихо действовали, никто ничего не заподозрил. Кроме Файрани.

— Вот именно. Который оказался на полпути к Эдору незадолго до смерти Камисты. Было письмо от нее или нет, поди узнай?

— Если и нет, он должен был позаботиться об интересах своей ветви семьи, когда понял, что общее дело вот-вот прикажет долго жить, — сказал Керр. — По-моему, как раз с его стороны все совершенно прозрачно: ехал, надеясь убедить Сатта продолжить сотрудничество, а если не выйдет — забрать компрометирующие документы и разойтись миром.

— Или, по крайней мере, не допустить, чтобы они попали не в те руки, — добавил Лио. — Он ведь не слишком испугался, когда вы пригрозили передать бумаги отцу, госпожа, вы заметили? Мне кажется, главным образом ему не хотелось, чтобы этот архив угодил в руки наследников. В особенности зятьев Рана: племянники еще достаточно молоды, провести их не так сложно, а вот те, окраинный народ, могут иметь свой интерес. Который вряд ли совпадает с интересами Файрани, иначе с чего бы ему взволноваться?

— Одним словом, — подытожила Вера, — мы больше не будем гадать и переливать из пустого в порожнее, а соберем все, что причитается Рану, и отправимся…

— Домой?

— Совершенно верно, Лио, в мой родной дом, — широко улыбнулась она. — Думаю, самое время побеседовать с отцом… И с Арлисом заодно, раз уж он не торопится с ответом!

— Мне кажется, господин Гайяри ждал от вас чего-то иного… — пробормотал Керр.

— В самом деле? Например, что я засяду за эти письма и, ничего не смысля в старинных договоренностях и неписаных соглашениях, сумею найти того, кому выгодна смерть четы Эдор? О нет, отец слишком хорошо меня знает, поэтому, уверена, даже не рассчитывал на подобное!

— Спросите — узнаете, — заключил Лио. — Выедем сегодня?

— Нет, с утра, — ответила Вера. — Полсуток погоды не сделают, а ночевать под дождем мне не нравится.

С этими словами она вышла из комнаты и выдохнула, правда, без облегчения. В самом деле, о чем думал Гайяри Ханна Соль? Вера догадывалась, но подозревала также, что все пошло не по его плану. Очевидно, он еще не привык, что Соль Вэра, став ректором школы Примирения, внезапно остепенилась и прекратила громить чужие усадьбы, заметив косой взгляд в свою сторону…

«Забавно, — подумала она, поднимаясь по лестнице в свою комнату, — у долгоживущих, вроде старой знати, временные рамки сильно размываются. Должно быть, для Ханна Соля год — как для меня день. Я-то еще не привыкла… но скоро привыкну. В самом деле, события в школе будто вчера случились, а ведь как раз год прошел!»

— Госпожа Цеви? — окликнули вдруг ее, и Вера остановилась.

Это оказалась та самая девушка, Миара. Она хорошо спряталась в тени, и, не приглядываясь нарочно, Вера бы ее не заметила.

— Что вам угодно? — спросила она.

— Мне нужно сказать вам пару слов, — девушка огляделась. — Наедине!

— Вот как? Ну что ж, идемте в мою комнату, — кивнула Вера, заинтригованная донельзя.

Миара выглядела испуганной, но в то же время решительной. Когда за ними закрылась дверь, а Вера запечатала ее надежным заклятием, девушка явно немного успокоилась, хотя настороженность никуда не делась из ее взгляда.

— О чем вы хотели поговорить?

— Вы… — Миара набрала побольше воздуха и выпалила: — Вас хотят убить!


Глава 13 | Злые зеркала | Глава 15







Loading...