home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

— Ясно, заманить вас к зеркалам или подсунуть их вам у обитателей Эдора не вышло. Одного не могу понять, — сказал Ханна Соль, выслушав эмоциональное повествование Веры, — каким образом вы ухитрились незаметно вывезти Миару?

— Внутри железного скакуна достаточно свободного места для хрупкой девушки, — ответила она, — а поскольку вскачь мы не гнали, то ничего не стряслось ни с ней, ни с ним, можешь проверить.

— Нужно было бы взыскать с тебя стоимость нового коня — не уверен, что он в самом деле не пострадал. Но не стану, так и быть… — он едва заметно усмехнулся. — Ран, полагаю, так и не открылся племяннице?

— Нет. Не пожелал, а я не стала настаивать. По-моему, она настолько ошалела при виде нашего дворца, что не уловила момента, когда исчезли дознаватели и появилась я с двумя Гайя. А Ран предпочел… хм… уехать с каким-то заданием, — пояснила Вера.

— Его дело, однако в школе он не сможет прятаться. Но, полагаю, — Ханна Соль взглянул на дочь, — у тебя иные планы на эту девушку. В школу ты ее везти и не планировала, верно?

— Именно так. Видишь ли, Миара достаточно хорошо обучена — домашнее образование вполне имеет право на жизнь, — но неопытна. А школа Примирения рассчитана на тех взрослых, которые учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь, безо всякой системы…

«Прекрати ты цитировать что попало! — обозлилась Вера на себя. — Что за дурацкая манера?»

— Продолжай.

— Файрани, — коротко ответила она.

— Он здесь при чем? — нахмурился Ханна Соль.

— Мне показалось, он с огорчением говорил о том, что в свое время не смог взять Рана под крыло.

— Предлагаешь отдать ему Миару?

— Что значит — отдать? Она не вещь. Захочет — пускай отправляется к дальним родственникам, нет — придется оставить ее в школе до тех пор, пока не поймет, в чем ее призвание. Может, она найдет общий язык с шиарли, я бы не удивилась, — сказала Вера. — С ее любопытными способностями она наверняка заинтересует Шеганаи… Ты предпочитаешь препоручить такую волшебницу шиарли, а не подданному Империи? Или попросту спихнуть ее замуж, чтобы не путалась под ногами?

— Это Файрани-то подданный Империи? — неожиданно рассмеялся Ханна Соль.

— Разве нет? Он теперь живет в Арр-Асте, а она давно присоединена, так ведь?

— Будто это его когда-либо волновало… Нет, Вэра, он никогда не был ничьим подданным. Он перейдет под любую руку, если сочтет это выгодным.

— Но в текущий момент…

— Нет, Вэра. Риалу можно было считать нашим человеком, она прижилась здесь, пустила корни, а ее кузена до сих пор ветер носит, хотя он старше меня.

— Ты ему не доверяешь? — прямо спросила она.

— Не вполне. Он знал о той истории с Лирра Налем, но смолчал, — одно это дорогого стоит. Он помогал нам с пограничьем, у него есть люди даже среди морских головорезов. Есть еще многое, слишком долго рассказывать… Файрани — ценный человек, этого я отрицать не могу. Но полагаться на него я бы не стал.

— То ты! Миара все-таки его правнучка, хоть и не родная. Думаешь, он способен причинить ей какой-то вред? Или науськать против нас?

— Могу сказать лишь одно: я не понимаю его мотивов, — признал Ханна Соль. — И, к слову, я не уверен, что он обрадуется такому довеску к документам.

— Так ты все-таки решил передать их ему?

— Не все, но большую часть. Кое-что лучше уничтожить… во избежание. Остальное не представляет опасности для Империи, а если клану Файрани спокойнее владеть старинными расписками и договорами, это их право.

— Вдобавок это жест доброй воли, не так ли? — уточнила Вера. — Насколько я смогла понять, контрабанда неистребима, но держать ее поток под контролем не так уж и сложно, если знать все входы-выходы и располагать нужными людьми.

— Совершенно верно. Мы закрывали глаза на развлечения Эдора, потому что это была сущая капля в море. Да и сбывать кое-что выгоднее не по обычным каналам.

— Запретный плод сладок? — не удержалась она.

— Вспомни себя в детстве: тебе запретили есть незрелые оушу с дерева, но разве ты послушала?

— Они были очень вкусными, — пробормотала Вера, выудив из памяти Соль Вэры этот эпизод. — И вообще, это же деликатес!

— Не спорю. И от одной-двух ягод — столько обычно употребляют разумные люди — с тобой ничего бы не сделалось. Но ты никогда не знала меры, за что и поплатилась.

— Я на оушу еще лет двадцать смотреть не могла, даже на спелые, — призналась она. — Гм… ты хочешь сказать, что побаловать людей контрабандой можно, но, если тонкий ручеек превратится в бурный поток, их может захлестнуть с головой?

— Не замечал прежде за тобой таких склонностей к поэтическим сравнениям, — ответил Ханна Соль, — но ты права. Впрочем, об этом тебе тревожиться не нужно: незаконная торговля с пограничьем давно взята под контроль, и эти документы лишь добавили недостающие штрихи к общей картине.

— То есть я зря прокатилась в Эдор?

— Отчего же? По-моему, ты сделала это не без пользы. Я имею в виду твое приобретение.

— Но твой план не сработал, верно?

— Не возьму в толк, о каком плане ты говоришь, — снова улыбнулся Ханна Соль. Впрочем, по искоркам в темных глазах заметно было, что все он прекрасно понимает.

— Хорошо, сделаем вид, будто ты не рассчитывал, что я взбаламучу это болото с ядовитыми тварями, — согласилась Вера. — Тем не менее документы я получила, вопрос с контрабандой, как ты говоришь, решен, а Файрани, полагаю, готов к сотрудничеству… Но вот незадача, отец, главная-то проблема вовсе не в этой несчастной торговле! И даже не в давно умершем Лирра Нале — ведь не доказано, что его сгубило зеркало, так?

— Не доказано, — неохотно согласился он. — Однако признаков насильственной смерти на его теле не обнаружили. Магическое воздействие отсутствовало, либо его следы успели рассеяться до того, как мы взялись за дело…

— Неужто Риала не почувствовала бы неладное? Она была сильной волшебницей!

— Она была женщиной, — с некоторой снисходительностью в голосе произнес Ханна Соль, и Вера нахмурилась. — Полагаю, ты тоже оказалась бы в растерянности, случись подобное с кем-то из твоих любовников у тебя на глазах.

— Отец, я не растерялась ни в прошлом году, когда меня забрызгало мозгами Рана, ни в этом, когда Лио рухнул с седла мне под ноги с осколком зеркала в груди, — ответила она. — Я не склонна паниковать в подобных ситуациях. А судя по рассказам Рана и его многоюродного дедушки, Риала была такой же. И я не верю, что при виде мертвого Лирра Наля она упала в обморок, а не попробовала вернуть его. Ведь пробовала же?

— Конечно. И тут же отправила весточку нам, — сдался Ханна Соль. — Но, повторяю, следов магического воздействия не было.

— Следов нет, вычислить связи не представляется возможным… — Вера запустила обе руки себе в волосы. — Однако нечто все еще бродит в Зазеркалье. И пока оно не поймано, доказать непричастность Рана к смерти его родственников нельзя.

— Увы. Надеюсь, кстати, ты не забываешь о маскировке? Мне не хотелось бы вытаскивать его из застенков.

— Разумеется, я помню, — сердито ответила она. — Я вообще хотела оставить его в Гайяри, но… ты знаешь его упрямство. Отсиживаться в безопасности он не желает, видите ли!

— Вы друг друга стоите, — вздохнул Ханна Соль.

— Подобное притягивается к подобному. А может, это я дурно влияю на окружающих… Но мы отвлеклись, отец. Речь о том, что ты полагаешь, будто зазеркальное чудовище представляет опасность, не так ли? Иначе не велел бы всем нам держаться подальше от зеркал!

Он промолчал.

— Но мы не можем прятаться вечно, — продолжила Вера. — Что это, в конце концов, за ерунда! Сколько Рану придется носить маску? Сколько еще нам не пользоваться связью? Допустим, мы с тобой можем отправлять вестников адресатам, но как быть с ответом? Ждать обычной почты? О, кстати…

— Что еще? — нахмурился Ханна Соль.

— Арлис не ответил потому, что ты ему запретил?

— Ты ему писала?

— Да, ему и вдове Лирра Наля, спрашивала насчет зеркала. Правда, ее ответ меня уже не интересует, а вот Арлис, возможно, сумел бы что-то раскопать…

— Я ему ничего не запрещал, а он ко мне не обращался, — твердо сказал Ханна Соль. — Переговори с ним сама. Возможно, он так увлекся, что позабыл о времени.

— Вот как?.. Хорошо, непременно наведаюсь в архив. Все равно мне нужно попасть в Научное собрание, и вот об этом, — Вера выдержала паузу, — я и хочу поговорить.

— Так не молчи.

Он демонстративно заложил руки за спину.

«Странное дело, — подумала Вера. — Считается, что закрытая поза — это когда человек скрещивает руки перед собой. Только с Ханна Солем это не работало: вот он, весь на виду… якобы. А на самом деле закрыт на такой замок, который и десятку умельцев не сковырнуть, не взломать…»

— Мне нужно поговорить с Дженна Дассом, — сказала она. — Более того, он нужен, чтобы разобраться с этим делом.

Воцарилось зловещее молчание.

— Ты в своем уме? — осведомился наконец Ханна Соль.

— В чужом уме быть затруднительно, — снова не удержалась от цитаты Вера. Впрочем, здесь их все равно никто не мог узнать. — Послушай меня, отец… Кем бы или чем ни было то, что убивает людей посредством зеркал, оно появилось не вчера и даже не сто лет назад. Возможно, это новое явление, но вдруг оно пришло из глубины веков? Дженна Дасс всегда искал тайных знаний, так, может, он слышал и о подобном? Вдобавок он сам теперь обитает в зеркале…

— Обычном, не связном, — напомнил Ханна Соль. Губы его сжались в тонкую линию, но он покамест сдерживался, не высказывал своего отношения к предложению дочери.

— Полагаю, от скуки он давно изучил свое вместилище. У него ведь каналы связи не оборваны, только блокированы. Но даже если он ничего не знает, думаю, сможет подсказать что-то!

— Да. Направить на ложный путь, к примеру. Не забывай, что ему не за что любить всех нас, и тебя в особенности.

Вера помолчала. Да, с Дженна Дассом, самозваным (а может, и настоящим) родичем Императора, пришлось обойтись сурово. Впрочем, он начал первым, захватив тело Квона Арлиса и с его помощью контролируя школу Примирения и спящего дракона под нею. Более того, он почти убил дракона…

— Будь здесь Триан, — сердито сказала Вера, — все оказалось бы намного проще!

Это уж точно… Но поди поищи Трайяни Ханна Дасса, столько лет обитавшего в том самом зеркале под видом духа рыжего бродяги Триана! Исчез, как не бывало, вернуться в обозримом будущем не обещал, а мог и вовсе позабыть о людях. Что ему, дракону, человеческие букашки, чей срок жизни по сравнению с его собственным — все равно как у бабочки-однодневки?

Вера не держала на него обиды, но все же сожалела, что он исчез так поспешно. Его тоже можно было понять — он стремился спасти… ну, пусть будет дочь, и без того настрадавшуюся от Дженна Дасса. И все же…

— Триана с нами нет, — ответил Ханна Соль, бывший в курсе этой истории. Вера подозревала, правда, что в драконов он по-прежнему не верит, невзирая на свидетельства очевидцев, но это уж были мелочи. — А заключенный, повторяю, сильно зол что на тебя, что на твою предшественницу.

— Да помню я, как Вирра Мара заточила его дух и оставила подумать о своем поведении… — буркнула она. — Но в самом деле, отец, спросить-то я его могу? Даже если он не скажет правды или солжет, это все-таки будет больше, чем ничего! В нынешней ситуации я могу лишь предложить ловить зазеркальную тварь на живца и уповать на то, что Ран и Миара сумеют ее сдержать… но сомневаюсь, что им удастся изловить эту гадину!

Вера перевела дыхание, собралась с мыслями и продолжила:

— Или ты думаешь, стоит подождать год-другой, чтобы Зазеркальщик успокоился и… не знаю, впал в спячку? А ты можешь предугадать, где и когда он появится снова? В моем зеркале, в твоем, императорском? Или, быть может, у кого-то из твоих внуков? Мы ведь даже не понимаем, по какому принципу он выбирает жертв!

— Решили ведь — тех, кто связан с потомками Риалы.

— А мы с тобой разве не связаны с ними? С Раном, в частности… Кровной клятвой, не забывай! И, полагаю, с самой Риалой вы с господином Мирайни тоже не обходились простыми словами…

— Положим, — кивнул Ханна Соль. — Что ж… Допустим, Дженна Дасс вдруг решит поведать тебе что-то интересное. Как ты намерена проверить его слова?

— Можно посулить ему свободу или хотя бы тело в обмен на сотрудничество.

— Уже предлагали, бесполезно. Он чрезвычайно упрям.

— Наверно, неправильно предлагали, — усмехнулась Вера. — Позволь мне попробовать!

— Хорошо, пробуй, — неожиданно легко согласился Ханна Соль. — Но что ты станешь делать, если он вырвется из-под контроля?

— Каким образом, если он всего лишь дух?

— Он, помнится, прекрасно умел захватывать чужие тела.

— Арлис был недостаточно силен, чтобы противостоять… — Вера осеклась и захлопала в ладоши. — Отец, ты подсказал мне отличную идею! Думаю, мне удастся уговорить Арлиса ненадолго впустить в себя Дженна Дасса, а тот в обмен на увольнительную согласится сказать хоть что-нибудь… Как тебе?

— Ужасно, — ответил Ханна Соль и тяжело вздохнул. — Главное, не предлагай ему тело кого-нибудь из Гайя.

— Не сразу, во всяком случае, — кивнула Вера и прикусила губу. — Смотри… если он побывает в теле Рана, на нем останется отпечаток его духа, верно? И вот тогда можно будет ловить Зазеркальщика на Дженна Дасса, а не на кого-то из нас!

— Если он согласится участвовать в этой затее, — напомнил он.

— Я могу быть крайне убедительной, будто ты не знаешь…

— Ты хочешь открыть зеркалу каналы связи? Не опасаешься, что Дженна Дасс ускользнет, и тогда у нас будет два… хм… Зазеркальщика?

— Он не станет бродить по зеркалам, — заверила Вера, — характер не тот. Если даже и сбежит, то затаится на время, соберется с силами и захватит чье-нибудь тело. Вряд ли сильное, с таким ему сейчас не справиться. Ну а в физической оболочке без особенных магических способностей Дженна Дасс не так уж страшен.

— Очевидно, если я передумаю и запрещу тебе эту авантюру, ты все равно найдешь способ выкрасть зеркало и заняться им сама? — приподнял густую бровь Ханна Соль.

— Ну зачем же сразу красть… Я попробую убедить Императора дать мне разрешение на это, — сладко улыбнулась Вера. — Скажу, к примеру, что шиарли очень хотят пообщаться с нашим пленником, он ведь знает многое о прошлом. А где заниматься подобным, как не в школе Примирения? Думаешь, он откажет?

Ханна Соль помолчал, потом нехотя произнес:

— Будет лучше, если ты займешься этим под моим присмотром.

— Зачем еще? — дернула она плечом. — Я уже однажды справилась с Дженна Дассом, так неужели оплошаю во второй раз?

— С ним — возможно, а вот с той тварью, которая обитает в Зазеркалье… — он покачал головой. Взгляд был тяжел и непреклонен. — Я не хочу лишиться тебя, пускай даже теперь ты совсем не та Вэра, которую я знал с детства.

— О чем ты?..

Внутри у нее похолодело. Неужели Ханна Соль догадался… Она опасалась этого сильнее всего! Но как?.. Конечно, он мог увидеть различия в поведении прежней Соль Вэры и нынешней, и все-таки…

— Если тебе так хочется это знать… — Он посмотрел в сторону, затем снова взглянул на нее. — Ты сильно изменилась, попав в школу Примирения. Не скрою, я питал некоторые надежды на это, но перемены оказались настолько скорыми и разительными, что я даже заподозрил… Будто ты уже не моя дочь. Будто это кто-то другой в твоем теле. Очень похожий на Соль Вэру, знающий все, что должна знать она, вплоть до мельчайших подробностей, умело подражающий ее поведению, так что даже Гайя не заметили неладного… но все-таки настолько иной, что порой оторопь брала.

— Вот как… — проронила Вера и облизнула пересохшие губы.

Глупо было рассчитывать, что Ханна Соль не увидит разницы между настоящей Соль Вэрой и самозванкой…

— Я даже предположил, что кто-то ухитрился подменить твой дух, но нет…

— Проверил, да?

— Конечно. Не могу же я подпустить к Императору и своей семье невесть кого, — спокойно ответил он.

— Очевидно, результаты проверки тебя удовлетворили, иначе бы я здесь не стояла…

— Вот именно. Словом, я предпочитаю думать, что ты наконец-то повзрослела, — сказал он и скупо улыбнулся.

— Пожалуй. Для этого мне понадобилось всего-навсего умереть, — рискнула Вера. Ханна Соль не знал о прошлогодней попытке дочери покончить с собой (в результате чего ее место заняла Вера), и это могло сработать. — Когда взглянешь на этот мир с той стороны, многое начинаешь воспринимать иначе… Знаешь, все, что казалось важным, оказывается сущими пустяками, и наоборот.

— Не понимаю тебя, — нахмурился Ханна Соль. — Ты…

— Очевидно, в прошлом году у меня случился кризис взросления, — сказала она как могла более беззаботно, — и я решила расстаться с жизнью. Вернее, со своим телом и памятью — это предназначалось тебе в качестве прощального подарка. Ну, ты лучше меня знаешь, как это проделать…

— Вэра!

— Что-то пошло не так, — вздохнула Вера, — и я вернулась. Перечитала предсмертную записку, ужаснулась и с тех пор… ну… изменилась. Могу дать тебе это письмо, сам убедишься… Хотя, полагаю, ты и так знаешь, каких глупостей я могу нагородить, особенно если как следует растравлю обиду.

— Зачем ты его сохранила? — тут же спросил он.

— Чтобы перечитывать, — пожала она плечами, — и поражаться собственной глупости. Знаешь, я порой думаю: может быть, какая-то часть меня все-таки застряла на дороге предков? Что-то такое, что отвечало за особенную мерзость моего характера… Но повторять этот опыт и проверять что-то не хочется, вдруг на этот раз недосчитаюсь чего-нибудь важного?

— Ты меня самого уморишь прежде времени, — проворчал Ханна Соль, но она видела, что морщины на его лбу разгладились и выдохнул он с явным облегчением. Кто другой, возможно, схватил бы дочь в объятия, но он был воспитан иначе и не допускал бурных проявлений эмоций. Кроме гнева, разве что. — Хвала Великому Солнцу, что все обошлось!

— Наверно, на самом деле я вовсе не хотела уходить, — добавила Вера. — А может, кто-то из предков отвесил мне живительного тумака и отправил обратно. Я этого не помню, даже жаль немного.

— Хочешь сказать, тебе не впервой путешествовать за гранью реальности? — неожиданно усмехнулся Ханна Соль. — Боюсь, твой скромный опыт не поможет в нынешнем деле.

— Что ты имеешь в виду?

— Только не говори, что ты никогда не слышала о прогулках с духами.

— Я считала это художественным вымыслом!

— И очень зря, — он улыбнулся шире. — То, что проделываем мы с тобой, когда пытаемся отыскать дух умершего — жалкие ученические упражнения. В нынешние времена уже нет магов, способных на время выйти из своего тела так, чтобы оно оставалось живым, и лично наведаться на дорогу предков, а затем вернуться. Однако они существовали, Вэра. Свидетельств тому немного, но если как следует поискать в закрытой части архивов…

— Я думаю, этим стоит заняться после того, как мы разберемся с Зазеркальщиком, — заключила она и потерла руки.

Надо же, как интересно! Очевидно, это что-то вроде астральных путешествий, которыми увлекались всякие доморощенные медиумы в ее прежней жизни. Но здесь-то это вполне могло оказаться реальностью… А вдруг и там не все были шарлатанами и выдумщиками?

— Понимаю, что ты имел в виду, — добавила она. — Дорога предков — это одно, а вот о тех, кто бывал в Зазеркалье, я даже сказок не припоминаю. Есть кое-какие легенды о том, что зеркало можно использовать вместо двери… вроде бы в Научном собрании работают над таким способом путешествий?

— Да, но пока безуспешно. И ты права, никто еще не пробовал войти в зеркало, а если и пробовал, мы о них ничего не знаем… — Ханна Соль помолчал и добавил: — Может быть, Лирра Наль, супруги Эдоры и их сыновья все еще плутают там…

— И наверняка не они одни, — кивнула Вера. — Что ж… В таком случае наш долг — освободить их и положить конец этому безобразию!


* * * | Злые зеркала | Глава 17







Loading...