home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

— Это было жестоко, госпожа, — сказал Ран, вернувшись в свое тело и растирая затекшие запястья. — Уж на что я привычен к вашим причудам, и то наблюдал… гм… пребывая в некотором ошеломлении.

— Завидовал, — подсказал Керр.

— Н-нет, вряд ли… — протянул он, счищая засохший воск с кожи. — Спасибо, обошлось без членовредительства.

— Слушай, ты можешь занудствовать сколько угодно, но даже если ты там в зеркале в ужасе закрывал глаза и затыкал уши, тело твое реагировало весьма однозначно, — припечатал Лио. — Так что прости, друг, но отказываешься ты исключительно из врожденной скромности. На самом деле…

— А что это у нас Дженна Дасс молчит? — перебила Вера, пребывавшая в самом замечательном расположении духа.

— Может, ему не понравилось? — предположил Керр.

— Уж конечно! Кто, спрашивается, завывал, как варлах во время гона, и чуть кровать не развалил?

— Он невыносимо страдал, госпожа, по глазам было видно.

— Да? — удивилась она. — Ну… разве что морально.

— Так а я о чем? Он явно жалел, что не может откусить вам руку.

— К счастью, зубы у людей растут только во рту, а мы предусмотрительно использовали кляп и блокировали линии силы, — широко улыбнулась Вера. — Не понимаю, почему он оскорбился? Хотел моей любви — ну так…

— Был отлюблен, — подсказал Лио и гнусно ухмыльнулся. — Все как заказывал, целую ночь напролет, в самых разных позициях… Ран, ты запомнил? Тебе это еще рисовать!

— Еще бы я не запомнил, — тот прислушался к ощущениям. — Впечатление такое, будто меня превратили в коня, посадили в седло древнего рыцаря в полном доспехе и пустили вскачь.

— Кого, рыцаря?

— Меня!

— Рыцарские кони выносливые, — напомнила Вера, — и ты тоже не подкачал. Но Дженна Дасс… Неужели предки были настолько… м-м-м… непросвещенными?

— Сомневаюсь, госпожа, — со знанием дела сказал Лио. — Древнейшие трактаты, если позволите напомнить, описывают и не такое.

— Просто Дженна Дассу было недосуг вникать в тонкости, — предположил Керр. — Он больше думал о том, как бы захватить власть, а не об альковных забавах. Кое-что знал, конечно, но вряд ли придавал этому большое значение. В смысле разнообразия, я имею в виду…

— Пожалуй, ты прав, — согласилась Вера и постучала согнутым пальцем по стеклу. — Эй, ты как? Неужели тебе не понравилось?

Молчание было ей ответом.

— Пускай отдохнет, — постановила она и накрыла зеркало покрывалом. — Наверно, ему нужно осмыслить новый опыт, побыть наедине с собой, обдумать месть… Словом, не будем мешать.

— Да, лучше пойдем вздремнем, — зевнул Лио.

— Сперва позавтракаем, — поправил Керр.

— Вы как хотите, а я пойду в озеро нырну, — мрачно сказал Ран.

— Мне нравятся ваши предложения, — кивнула Вера. — Поэтому айда купаться, а потом уж за стол!..

Вода в озере уже была прохладной — близилась осень, но это только добавило молодым людям аппетита. А вот вздремнуть не удалось: казалось, стоило Вере коснуться головой подушки (потеснив Лио, потому что в ее собственной спальне словно Аградан-завоеватель с войском верхом на броненосных гуррах прошел), как ее разбудили — явился Ханна Соль.

Очевидно, ему не терпелось ознакомиться с достижениями дочери из первых уст, однако, увидев ее помятую со сна физиономию, расспрашивать он не стал, сказал только:

— Похоже, первая фаза операции прошла успешно.

— Более чем… — душераздирающе зевнула Вера и потерла слипающиеся глаза. — Хочешь ознакомиться с подробностями?

— Нет, право, не стоит, — отказался Ханна Соль. — И так вижу, что сил и выдумки ты не пожалела.

Вера молча развела руками.

— А что Дженна Дасс?

— Пока молчит, — ответила она. — Наверно, еще не нашел подходящих слов для того, чтобы охарактеризовать произошедшее с ним. Судя по всему, этот реликт не ожидал от нас такой подлости…

— И как ты намерена строить с ним диалог после такого… гм… оскорбления?

— Я собираюсь потребовать выполнения обязательств, только и всего. И не забывай, отец, ты сам посоветовал мне повести себя именно так!

— Неужели? — усмехнулся Ханна Соль.

— Разве нет? Кто подсказал мне эту идею, спрашивается?

— Ты сама все придумала, как обычно, а виноватым отчего-то пытаешься выставить меня.

Вера потеряла дар речи от такого заявления, а когда обрела, прошипела:

— Будем надеяться, что Дженна Дасс не исполнит свою часть сделки с тем же коварством!

— Я надеюсь, ты будешь наготове и не допустишь чего-то непоправимого, — невозмутимо отозвался Ханна Соль. — Ты уверена, что моя помощь не понадобится?

— В последний раз ты предлагал мне помощь, когда я не могла слезть с крыши северной башни в Гайяри, — припомнила Вера, — и было мне тогда одиннадцать лет.

— Ты отказалась.

— Да, и все-таки сумела спуститься сама, даже ничего себе не сломав. Поэтому, как ты понимаешь, — она припомнила поведение Соль Вэры и постаралась скорчить такую же гримаску, — я постараюсь обойтись своими силами. В конце концов, у меня есть Гайя.

Он кивнул, смерил Веру внимательным взглядом, потом сказал:

— Я взял на себя труд захватить сюда Эдор Миару, раз уж ты совершенно о ней позабыла. Полагаю, в ближайшее время ты не намерена возвращаться в Гайяри, а мне незваная гостья совершенно ни к чему.

— Ох… Совершенно вылетело из головы! Благодарю, отец… А от Файрани вестей нет?

— Он на пути сюда, — ответил Ханна Соль. — Нужно же ему забрать документы? Вот они, кстати, на твоем столе.

— Логично, он не мог уехать далеко, а чем пересылать эти ящики, проще вернуться за ними, — пробормотала Вера. — Погоди! Ты, судя по всему, хочешь, чтобы я передала ему бумаги и… поговорила с ним о Миаре?

— А ты надеялась спихнуть это на меня?

Не дождавшись ответа (очевидно, лицо Веры было достаточно выразительным), Ханна Соль едва заметно усмехнулся и встал.

— Нет уж, Вэра, — произнес он, — ты уже показала, что можешь не только принимать решения, но и нести за них ответственность. Тебе больше не удастся прикинуться маленькой девочкой, которая не осознает последствий своих шалостей… Меня, во всяком случае, ты не проведешь. А потому будь любезна принять Файрани как хозяйка школы Примирения и временный законный представитель Эдор Миары и столковаться с ним об условиях, при которых девушка может быть передана под его покровительство. Не забывая при этом об интересах и чаяниях самой Миары, разумеется.

«Временный законный представитель, надо же так назвать, — тяжело вздохнула Вера. — А что поделаешь?»

И правда, сама ведь недавно имела с Ханна Солем разговор на эту тему: незамужняя девица, пусть и совершеннолетняя, должна подчиняться отцу. Миара осиротела, но у нее имелся старший брат, к которому перешло право распоряжаться жизнью сестры… при условии, что он сумеет ее заставить. Во всяком случае, ее собственный старший братец Соль Гарта как-то с хохотом заявил, что ни при каких условиях не возьмется опекать Соль Вэру, буде вдруг с Ханна Солем что-то случится! Даже прямой императорский приказ не заставит его взять на себя такую обузу, и придется им обоим скрываться от гнева правителя. Желательно в разных частях света.

«Втроем подаваться в бега веселее, — мрачно добавил Соль Дарга, второй по старшинству брат. — Желательно — в разные стороны».

Вера полагала, что это полностью характеризует внутренние отношения семейства Гайяри…

— Хорошо, я поговорю с ним, — сказала она.

— Не забудь предупредить Миару. Вполне вероятно, твоя идея передать ее на попечение совершенно незнакомому прадедушке не найдет в ней отклика.

Вера молча кивнула, хотя у нее имелось свое мнение на этот счет. Спорить с Ханна Солем было совершенно бесполезно, в особенности если дело касалось каких-то труднообъяснимых эмоций и тем более предчувствий. Он был прагматиком до мозга костей, толстокожим, как те самые верховые гурры, и это порядком выводило из себя. С другой стороны, можно было понять, почему он не любил полагаться на чьи-то субъективные впечатления… Вдобавок он неплохо разбирался в чужих чаяниях, так что, вполне вероятно, первое и даже десятое впечатление было обманчивым.

Вера надеялась когда-нибудь получше узнать Ханна Соля, но сейчас момент был не слишком подходящий для разговоров по душам.

— Иди уж, досыпай, — сжалился он. — Я распорядился разместить Миару в гостевых покоях и попросил какую-то твою ученицу присмотреть за ней, показать школу, словом…

— Выполнил мои обязанности, — снова вздохнула Вера. — Кто хоть тебе попался? Я имею в виду ученицу.

— Ты полагаешь, я помню весь этот… — тут Ханна Соль явно проглотил слово «сброд», — всю эту толпу поименно? Высокая чернявая девица с голосом, как у императорского глашатая.

— Ранна Тара, — безошибочно определила она, припомнив, что будущая целительница, как и некоторые другие ученики, осталась в школе. Увы, не всем было куда возвращаться… — Хорошо, она с Миары глаз не спустит…

— Это уже твоя забота, — сказал он, надевая перчатки. — Зря время потратил, а мог бы провести его с куда большей пользой!

— Хоть верхом прокатился, а то небось к своему креслу прирос, — съязвила Вера. — И вообще, будешь столько сидеть за бумагами — горб вырастет.

— Я, кажется, назвал тебя взрослой? — уточнил Ханна Соль. — Беру свои слова назад. И уйди с глаз моих!

— Это мой кабинет, — напомнила она, не желая оставлять за ним последнее слово. — Не подумай, будто я тебя выгоняю, но ты ведь уже собирался назад в столицу, разве нет?

Ханна Соль смерил ее выразительным взглядом.

— Не тяни время, — сказал он наконец. — Чем большую передышку ты дашь Дженна Дассу, тем больше пакостей он успеет измыслить.

— Подозреваю, он придумал их предостаточно еще до того, как предложил мне информацию. Но ты прав, ему явно придется переосмыслить концепцию. — Вера опять зевнула, прикрыв рот ладонью. — К сожалению, прямо сейчас я не в состоянии приступать к допросу. Очень уж спать хочется…

— Я недавно говорил о том, что мне показалось, будто тебя подменили, — неожиданно сказал Ханна Соль, — так вот, эти слова я тоже беру обратно. Ты все та же безалаберная и безответственная Соль Вэра, которой пришло в голову поиграть в солидную даму. Надо отметить, у тебя неплохо получается притворяться, но в какие платья ни рядись, суть остается прежней, и ее не скроешь. Во всяком случае, от меня.

— Ты так говоришь, будто это что-то плохое, — буркнула она. Пускай лучше думает так, чем подозревает о подмене.

— Конечно, нет, — улыбнулся он и направился к выходу. — Держи меня в курсе. И не соглашайся на рискованные эксперименты с этим мерзавцем.

— Мог и не предупреждать.

— Действительно, что толку зря сотрясать воздух? Ты ведь все равно поступишь по-своему, — кивнул Ханна Соль и закрыл за собой дверь.

Последнее слово все-таки осталось за ним…

«Ну надо же, — подумала Вера, взглянув на ларцы с документами, — явился самолично. Наверно, в самом деле переживает за непутевую дочь, только выражает это своеобразно… Ладно! Будем надеяться, Файрани приедет еще не скоро… Ну хотя бы через несколько часов. И все это время меня никто не станет будить, иначе… загрызу, честное слово!»

Надеждам ее суждено было оправдаться: до самого вечера в школе царили тишина и покой, а на закате Лио осторожно растолкал госпожу и поинтересовался, не желает ли она отужинать. Вера желала, к тому же не годилось оставлять гостью в неведении относительно ее дальнейшей судьбы.

Миара, как выяснилось, успела сдружиться с Ранна Тарой — та была немногим старше, но считала себя куда более опытной, а потому взяла новенькую под крылышко. Правда, не преминула высказать свое мнение относительно пополнения, причем во всеуслышанье, прямо за ужином, благо в школе Примирения учителя и ученики согласно непререкаемому правилу трапезничали за одним столом. Рана, впрочем, Вера оставила присматривать за зеркалом, приказав подать ему ужин в комнаты. «Вам есть что обсудить, — добавил Лио, — так что ты уж объясни бедняге, что все не настолько страшно». Ответ был не вполне цензурным, чего и следовало ожидать.

— Госпожа Гайяри! — позвала Тара с другого конца стола. Ханна Соль был прав: голос у нее был что надо, он легко покрыл приглушенные разговоры немногочисленных присутствующих. — Дозвольте спросить?

— Спрашивай, — кивнула она, отвлекшись от десерта.

— А новенькая у нас учительницей будет?

— Почему ты так решила?

Вера покосилась на Миару. Та уткнулась в тарелку и делала вид, будто вопрос ее не касается. Мало ли, вдруг тут другие новенькие найдутся?

— Потому что ее саму учить нечему, — просто ответила Тара. — Она ж не как мы: с луга по былинке, читать-то еще не все толком выучились… Из хорошей семьи, много чего знает-умеет, ну так отчего бы ей с нами не заниматься?

— Если помнишь старую школу Примирения, то там служили две неопытные девушки. Многому они вас обучили?

— Так они сами ничего толком не могли, — резонно заметила та. — А Миара еще как может! И растолковывать горазда. Вот я и подумала…

«Заманчивая идея, — подумала Вера. — Правда, Ран будет вовсе не рад соседству с племянницей, но если она откажется иметь дело с Файрани… или же ему не придется по нраву мой план, тогда придется искать компромисс».

— Это пока не решено, — сказала она вслух.

— Госпожа Гайяри, — подала голос сама Миара, — но неужели это возможно?

— Почему нет? Вы в самом деле неплохо обучены, хотя практики у вас не хватает, поэтому вполне можете преподавать основы.

— Но… простите, госпожа Гайяри, я вовсе не хочу быть учителем! — Она даже привстала. — Наоборот!

— Что — наоборот? — не поняла Вера.

— Это Таре кажется, будто я много знаю, но в сравнении с вами я просто… просто никто!

— Ну спасибо, а я, значит, вообще пыль под лавкой? — насупилась Тара.

— Извини, не хотела тебя обидеть, — покаянно сказала Миара, — но я думала, что в школе Примирения смогу выучиться не хуже, а может, и лучше тех, кто заканчивал Императорский корпус!

— Можно совмещать преподавание с самообразованием, — не удержалась Вера.

— И если я не соглашусь… вы отправите меня домой? — тихо спросила девушка.

— Нет, конечно же. У меня есть для тебя предложение, но его лучше обсудить наедине. Я буду ждать тебя в своем кабинете. Приходи, как закончишь ужин.

Она встала из-за стола, Гайя потянулись следом.

— Ну и заварили вы кашу, госпожа, — сказал Лио, убедившись, что никто не может их услышать.

Вроде бы все наличные ученики были за столом, но известно ведь, что они чрезвычайно пронырливы и ухитряются оказываться в самых неожиданных местах и слышать то, что вовсе не предназначено для посторонних ушей. К счастью, даже для слабого волшебника не составляло труда обезопасить свой разговор.

— Подумаешь, — ответила она, устраиваясь в удобном кресле, изрядно напоминающем трон. Не Звездный, конечно, но тоже весьма и весьма внушительный. — Расхлебаем!

— Вот именно, — подхватил Керр, — завариваете вы в одиночку, а потом…

— Зову вас с черпаками, — закончила Вера. — Что это вдруг на вас такое занудство напало? Или отец с вами побеседовал, пока я спала?

— Пытался, — лаконично ответил Лио.

— Я так и знала… И чего он от вас хотел?

— Напомнил, что мы к вам не просто так приставлены, не для красоты и не для мебели, как вы выражаетесь, — сказал Керр, — а в качестве телохранителей. И пообещал, если с вашей головы хотя бы волос упадет, выпотрошить нас собственноручно при большом стечении народа, затем залить внутренности расплавленным металлом… Словом, там было много подробностей. После ужина не хочется перечислять.

— Главная идея состояла в том, что умереть он нам не позволит, — добавил Лио, — а потому экзекуция будет длиться до тех пор, пока ему не надоест. А если мы все-таки попытаемся дезертировать на дорогу предков, он нас и там достанет, найдет новое вместилище и будет повторять это до тех пор, пока не удовлетворится.

— Узнаю отца, — протянула Вера. — Надо же, как переживает…

— Знаете, госпожа, я бы на его месте тоже переживал, — искренне сказал Керр. — Потому что с вас станется самой к Дженна Дассу в зеркало залезть, если он откажется говорить по-хорошему.

— Отличная идея! — воскликнула она. — Надо будет попробовать…

— Ну кто тебя за язык тянул? — Лио посмотрел на Керра, как на заклятого врага. — Ведь попробует, а мы опять будем виноватыми…

— Это если что-нибудь случится, — перебила Вера. — Но я буду осторожна, обещаю. И вообще, может быть, Дженна Дасс все-таки сменит гнев на милость? Если нет, придется пообещать засунуть его в женское тело и…

— Нет, я не согласен, — тут же сказал Керр. — Можете считать меня старомодным и так далее, но я отказываюсь принимать участие в подобном извращении.

— Такого он точно не простит, — подтвердил Лио.

— И это меня вы называете извращенкой? — всплеснула Вера руками. — Да ему обычного женского житья-бытья хватит по уши, особенно если без магии. Какие уж там… оргии!

— Угу, вы его еще родить заставьте, — проворчал Керр.

— А это мысль!

— Ну опять… — простонал Лио, но тут, на счастье Гайя, в дверь постучали.

Против ожидания, это оказалась не Миара, а Файрани Нар Рен собственной персоной — заметно утомленный с дороги, но не потерявший хорошего расположения духа.

— Добрый вечер, госпожа Гайяри! — сказал он, раскланявшись. — Что это у вас за школа такая? Ни замка на воротах, ни даже привратника — входи кто хочешь… и выходи тоже.

— А это одно из основных положений: двери школы Примирения открыты для всех, и не важно, хотят они войти или выйти. Силой мы здесь никого не удерживаем, — пояснила она, встав навстречу. — Уверена, вы сейчас спросите — а как же злоумышленники? Так вот, дорогой господин Файрани, никто, таящий дурные помыслы, сюда не войдет. Зачаровано на совесть, неужели вы не заметили?

— Признаюсь, не обратил внимания, — покаялся он, хотя по хитрому взгляду было понятно — все он прекрасно заметил. А уж зачем завел этот разговор — поди пойми! Может быть, просто не знал, с чего начать (хотя это-то для человека его возраста и с таким опытом просто странно).

— Я не ждала вас так рано, — сказала Вера, — однако вы явились как нельзя вовремя!

— Еще бы, — ответил Файрани. — Позволите присесть? Благодарю… Давненько мне не приходилось отмахивать таких концов верхом! Палуба все-таки более милосердна к старикам вроде меня, хотя тоже может встать дыбом…

— О, господин Файрани, стариком вы станете еще не скоро, — поддержала она выбранный тон, — и не удивлюсь, если за вашей морской ведьмой… о которой, кстати, вы обещали рассказать как-нибудь на досуге… гоняетесь не ради победы, а исключительно для поддержания себя в боевом духе.

— Гхм… пожалуй. Как догоню и одержу победу, ну или наоборот, так и… — он развел руками. — Через несколько лет обнаруживаю, что семейство мое приумножилось. Не всякий раз, конечно же, но тенденция прослеживается на протяжении далеко не первого круга…

— Сдается мне, ваша семья прирастет и без очередного, скажем так, поединка, — прозрачно намекнула Вера.

— Что вы имеете в виду?

Удивительно, но ей, кажется, удалось сбить Файрани с толку. Либо же он настолько задумался о чем-то личном, что оказался не готов к атаке.

Приятно было думать так, но Вера отринула приятный самообман: вряд ли такой человек в присутствии чужаков расслаблялся хотя бы на мгновение! О нет, он ведет свою игру, пусть даже и по привычке…

— Сейчас расскажу, — пообещала она, — но давайте начнем с дела, по которому вы явились в школу Примирения. Очевидно, вас настигло послание моего отца касаемо документов, которые вы хотели получить.

— Верно. На мое счастье, я никуда не спешил, не то пришлось бы проделать вдвое больший путь, а я уже сказал, что совершенно отвык от верховой езды, — усмехнулся Файрани.

— Наняли бы карету, — предложил Лио.

— Ну нет, юноша, я состарился, но еще не одряхлел! — возмутился тот. — Гм… Да, господин Гайяри писал, что я могу получить то, что он решил не присоединять к своей коллекции, у вас. Признаюсь, я немного удивился: что мешало ему передать мне бумаги лично или через своих подчиненных, однако теперь догадываюсь…

— О чем же? — заинтересовалась Вера, и тут дверь снова отворилась.

— Госпожа, разрешите?

— Что такое, Ран? — спросила она. — Наш объект…

— В полном порядке, госпожа, но… — он покосился на Файрани. — Ничего срочного, это может обождать.

— Вот об этом я и говорил, — как ни в чем не бывало продолжил тот. — Я имею в виду свою догадку.

— Может, вы перестанете ходить вокруг да около?

— Все просто, госпожа Гайяри. — Файрани улыбнулся, на этот раз по-настоящему, не одними только глазами, и будто помолодел. — Мы с вами имели прелюбопытную беседу в поместье Эдор, при которой присутствовал этот вот молодой человек. Он, полагаю, был немало удивлен, узнав, что Риала хотела отправить его ко мне, и…

— Думаете, я решил наверстать упущенное и убедил госпожу отпустить меня? — перебил Ран и засмеялся. — Ну надо же!

— Вообще-то я подозревал, что дело обстоит немного иначе, — ничуть не обидевшись, ответил Файрани. — Госпожа Гайяри — истинная дочь своего отца, поэтому она не могла не подумать о перспективах. Собственный осведомитель в семействе старого Наррена — о, от такого не отказался бы даже Правый полумесяц… Кстати, госпожа Гайяри, передайте батюшке, что последнего такого осведомителя мы не утопили, а высадили на необитаемом островке где-то там, — он махнул рукой в сторону заката. — Если повезет, его подберут пираты, а нет, все едино не умрет: волшебник же, хоть и слабенький, пресной воды добудет, рыбы наловит. Но придется поскучать, покуда его обнаружат, это да…

Он откинулся на спинку кресла и с удовлетворением посмотрел на собравшихся. И явно не понял, почему вслед за Раном расхохоталась Вера и двое других Гайя.

— Что это с вами? — поинтересовался он. — Представили, как тот бедолага ловит песчаных многоножек руками и ест сырыми? Право, мы же не изверги, мы оставили ему кое-какую утварь, а огонь он разжечь в состоянии.

— Вы решили, что я хочу подсунуть вам своего Гайя как шпиона? — Вера утерла выступившие от смеха слезы. — Сыграв на родственных чувствах, памяти Риалы?.. Великое Солнце, какая прелесть!

— Неужели я ошибся? — неподдельно огорчился Файрани.

— Самую чуточку, — ответила она. — Ран не намерен покидать меня, так?

— Совершенно верно, госпожа, — кивнул тот, вновь приняв серьезный вид, а Лио прошептал, вроде ни к кому не обращаясь:

— Разве ж ее одну оставишь? Возьмет остолопов каких-нибудь, и сама убьется, и им не поздоровится…

Вера швырнула в него попавшейся под руку книгой, но сказать ничего не успела — дверь снова приотворилась после робкого стука, и раздалось негромкое:

— Госпожа, позвольте войти?


* * * | Злые зеркала | Глава 21







Loading...