home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

В кабинет просочилась (иначе не скажешь) Миара. Она так упорно глядела в пол, что даже не заметила сразу — в помещении порядочно народу. Впрочем, отступать было поздно, и она уставилась на присутствующих. И безошибочно опознала:

— Дядя Ран?..

— И ведь не отопрешься… — недовольно проворчал он. — Да, это я. Рад знакомству.

— А по вам и не скажешь… — сказала Миара.

— Не обращайте на него внимания, он у нас нелюдимый. — Лио галантно подвинул ей кресло, и девушка села, с опаской покосившись на Веру. — Вдобавок о семье Ран вспоминать не любит, в роли дядюшки, наставляющего юную племянницу, себя не видит…

— Его самого еще наставлять и наставлять, — подхватила Вера. — Доверять ему обучение такой юной особы попросту безответственно.

— Моего мнения, как обычно, никто не спрашивал, — вставил Ран. — Но в данном случае я совершенно согласен с госпожой Гайяри.

— Вы поэтому не желали видеться со мной? — бесхитростно спросила Миара. — Чтобы не пришлось отказывать мне в просьбе? И в поместье не открылись никому…

Вера пристально посмотрела на нее.

— А почему вы решили, что Ран вообще возвращался в Эдор?

— Ну… — девушка уставилась на свои руки, сцепленные на коленях. — Когда я увидела вас, я сразу заподозрила, что госпожа Цеви Таш — это вы. Конечно, вы совсем-совсем не похожи, но кое-что… голос, манеры… И еще — госпожа Цеви путешествовала с тремя спутниками, и хоть главным назвался господин Рами, все равно казалось, будто верховодит она…

— Говорил же я вам — лучше нужно маскироваться, — подал голос Файрани, с удовольствием наблюдавший за спектаклем.

«Несчастный, он еще не знает, что его ждет!» — мстительно подумала Вера и сказала:

— Продолжайте.

— В общем-то, нечего продолжать, — ответила Миара, не поднимая глаз. — Я тогда подумала: если я права, то, возможно, кто-то из этих господ и есть мой дядя. А может, и нет: вдруг у госпожи Гайяри больше трех верных слуг, и с собой она взяла кого-то другого, вовсе не дядю Рана? Я ведь не знала наверняка!

— Вы с таким энтузиазмом согласились на побег, потому что думали, будто сможете познакомиться с ним?

— Ну да… Мне казалось, мы должны быть похожи не только внешне, — сказала девушка, покосилась на него и принялась теребить длинную черную косу. — Отец очень неохотно вспоминал о младшем брате, но я все-таки кое-что услышала и запомнила. И думала: родись я мальчиком, меня, наверно, тоже отправили бы прочь из дома, искать удачи…

— Со строптивыми девушками, увы, поступают иначе, — заметил Файрани. — Как это ни прискорбно, но вас, дитя, действительно выставили бы из дома — замуж. Или в какую-нибудь обитель с нравами построже, чтобы вас там научили смирению и послушанию. Полагаю, после нескольких лет в таком заведении вы бы с радостью согласились на любого предложенного родителями жениха, лишь бы выбраться оттуда.

— До чего мне это не нравится, — в сердцах сказала Вера. — Разберемся с нынешним делом, непременно займусь этим…

— Вам-то что за печаль? — удивился он. — Посмотрел бы я на того, кто попытался бы силком выдать вас замуж!

— Думаете, отец и два брата со мной не справятся? Это не считая Императора: против его воли я, конечно, тоже могу пойти, но, боюсь, расклад сил окажется не в мою пользу.

— Вы себя недооцениваете, — сказал Файрани.

— Что ж, спасибо за комплимент… — усмехнулась Вера, — но проверять что-то не хочется. Впрочем, мы отвлеклись! Если я правильно понимаю, Миара, вы понадеялись, что Ран послужит вам защитой от родителей и, вероятно, станет вашим наставником на многотрудном пути познания магической науки?

— Ну… да, — созналась она. — Но, кажется, ошиблась…

— К сожалению, это так. Но не стоит переживать, право. У меня на примете, знаете ли, имеется куда более подходящая кандидатура.

— О ком вы, госпожа?

— А вот об этом господине, — она указала на Файрани. Тот с деланым изумлением приподнял брови и округлил глаза. — Ну что вы строите гримасы? Вы будто не были в Эдоре и не знали, что затеяла Миара!

— Я, скажем так, предполагал, но не был уверен, — обтекаемо ответил он.

— Вы тоже были в Эдоре? — удивилась девушка. — Но я вас не помню, господин…

— Файрани Нар Рен, — он привстал и раскланялся, — к вашим услугам. Я, видите ли, неплохо замаскировался. Мне пришлось открыться госпоже Гайяри, но вот прочие и не подозревали о моем присутствии. Вернее, считали кто слугой, кто конюхом…

— Он будет говорить очень долго, поэтому позволю себе перебить и пояснить: господин Файрани — кузен бабушки Риалы, — подал голос Ран. — Наш дальний родственник.

— О да, и старый Наррен только теперь осознал, в какую ловушку заманила его коварная госпожа Гайяри, — притворно вздохнул Файрани. — А впрочем, это даже интересно!

— Да о чем вы говорите? — нахмурилась Миара.

— Все очень просто. — Вера положила руку на ларец с бумагами. — Вы жаждете знаний, но в школе Примирения не получите желаемого. Тара права: вам здесь учиться нечему, а учить вы не желаете. И хорошо, что не соглашаетесь от безысходности: хуже нет учителя, чем тот, кто вынужден заниматься этим ремеслом, но не испытывает к нему никакой склонности.

— Это верно, — подтвердил Файрани. — Человек может быть сколь угодно умел и искусен в своем деле, но вот наставник из него не выйдет, хоть ты напополам тресни! Ему скучно и неинтересно повторять одно и то же с начинающими… Даже вы вскоре взбеситесь, а что говорить о людях многоопытных, желающих покорять новые горизонты знаний, но волею судеб вынужденных заниматься нелюбимым делом? Право, я удивлен тому, что госпожа Гайяри, известная своим нелегким нравом, преуспела на учительском поприще…

«Знал бы ты, как именно я на нем преуспела», — невольно усмехнулась Вера.

— Речь не обо мне, — сказала она, — и не старайтесь сменить тему беседы, господин Файрани. Миара должна отправиться с вами — и точка!

— То есть мое мнение по этому поводу вас не интересует? — приподнял он густые брови (Вере вновь вспомнились мохнатые бабочки-гуделки).

— Вы же обрадовались, когда решили, что Ран решил наверстать упущенные возможности и… хм… познакомиться с вами поближе, разве нет? Ну так вот вам подходящая замена: молодая талантливая волшебница, прекрасно обученная основам и горящая желанием научиться как можно большему.

— Выглядит она довольно перспективно… — Файрани смерил девушку взглядом. — Сила и способности, судя по всему, почти как у Риалы, только немного с другим уклоном… да и характер похож, насколько я могу судить после столь краткого знакомства. Пожалуй, я не стану возражать, госпожа Гайяри.

— Еще бы вы возразили, — ласково ответила Вера, погладив ларец. — Документы идут только в комплекте с ученицей…

— Позвольте, но ваш отец сообщил, что я могу забрать бумаги у вас! — возмутился он.

— Ну… попробуйте, — улыбнулась она. — Впрочем, к чему эти игры, господин Файрани? Я же по вашим глазам вижу, что вам уже не терпится заняться юным дарованием!

— Пожалуй, — согласился он и снова оценивающе взглянул на Миару. — Старшие дети и внуки уже совсем взрослые, младшие — еще не доросли до моей науки, а скучно ведь, когда некого наставлять на многотрудном пути познания, согласитесь?

— Охотно соглашусь. К слову…

— А меня вы тоже не спросите? — возмущенно перебила Миара. Сейчас, в гневе, она очень походила на дядю и даже — отдаленно — на портрет Риалы. — Я… я вовсе не этого хотела!

— Ну а чего вы ожидали? — пожала Вера плечами. — Боюсь, выбор у вас невелик.

— Вы сказали, что из школы Примирения никого не выдают!

— Совершенно верно, вот только стоит вам переступить порог, — она сделала широкий жест, — и защита школы на вас распространяться не будет. И если ваши родственники решат вытребовать вас официально, направят соответствующий запрос в Императорскую канцелярию, а его удовлетворят… что вполне вероятно, то вас задержат при первой же возможности и под конвоем отправят домой.

— Можно выйти замуж, — утешил Лио. — У мужа не заберут. У нас тут хватает молодых людей, так что…

— Я не собираюсь замуж! — Миара сжала кулаки. — И потом, есть ведь дядя Ран, а он старший мужчина в семье, и если он скажет…

— Я больше не Эдор, Миара, — напомнил он. — Я не имею права распоряжаться твоей судьбой.

— А госпожа Гайяри, значит, имеет?!

— Вы всегда можете вернуться к матери, — заметила Вера. — Я даже дам вам сопровождающих.

— Но…

— Довольно!

Происходящее начало выводить Веру из себя, а это было чревато. Самоконтроль — вещь замечательная, но она, к сожалению, еще не достигла в нем совершенства.

— Вариантов несколько, — негромко проговорила она, глядя Миаре в глаза. — Либо вы немедленно отправляетесь домой — повторяю, я дам вам сопровождающих и даже напишу пространное письмо вашей матушке, с тем чтобы она не принялась укорять вас. Либо остаетесь в школе, но я не гарантирую вашей неприкосновенности за ее пределами, это во-первых, а во-вторых — не собираюсь кормить нахлебницу, поэтому вам придется найти себе занятие, и не важно, станете ли вы учить новичков или прибираться. Третий выход — уехать с господином Файрани, который, уверена, принесет все возможные клятвы в том, что как следует позаботится о вас и станет относиться точно так же, как к родным своим внукам. Так ведь, господин Файрани?

— Пред лицом грубого шантажа вынужден согласиться на любые условия, — кивнул он, явно наслаждаясь представлением. — Но вы забыли еще один вариант, госпожа Гайяри?

— Какой же?

— Девушка может гордо отринуть все предложенное и уйти прочь. Правда, ей придется сделать это без денег… ну разве что дядюшка ссудит ее несколькими монетами, без помощи и даже без представления, в какую сторону идти. — Файрани перестал улыбаться, и Миара попятилась под его взглядом. — Возможно, родня не станет ее искать, а она сумеет добраться до столицы или какого-нибудь городка, но что дальше? Если очень повезет, ей удастся наняться помощницей к какой-нибудь колдунье средней руки, но мне мало в это верится. Желающих и без того пруд пруди, и они, быть может, не так одарены и не могут похвастаться прекрасным домашним образованием, зато прекрасно ориентируются в городской жизни и умеют за себя постоять.

— А еще могут ходить за скотиной, торговаться в лавках и работать по дому, — со знанием дела добавил Керр. — Вдобавок это обычно затягивается. На всю жизнь. Денег так не скопишь, а без денег и думать нечего о серьезной учебе. Ну разве что какой-нибудь проезжий волшебник разглядит искру дарования и возьмет Миару в ученики, но…

— Но зачем идти к такому — далеко не вероятному — исходу столь замысловатым и полным лишений путем, если именно это сейчас и предлагаем мы с господином Файрани? — закончила Вера. — Довольно торговаться, мне это надоело, право! Почти любой из моих учеников ухватился бы за такую возможность обеими руками, а госпожа Эдор изволит капризничать? Нет уж, капризы оставьте для матушки!

— Вы сами уговорили меня сбежать, а теперь… теперь просто отдаете, как будто я надоевшая наложница! — выпалила Миара. Щеки ее пылали, глаза сверкали, и была она сейчас дивно хороша.

Видимо, Файрани тоже это оценил, потому что заметил:

— Отмечу, что чтение романов не пошло девушке на пользу. Ничего, госпожа Гайяри, у нее не будет времени на досужие выдумки, уж поверьте. Ну разве что ближе к старости…

— Прекрасно, именно на это я и рассчитываю, — ответила Вера и повернулась к Миаре: — Не сказала бы, что я умоляла вас бежать с нами, стоя перед вами на коленях. Вы согласились мгновенно, и я полагала, что вы достаточно хорошо представляете себе последствия этого поступка. Ошиблась, увы! А ошибки нужно исправлять сразу же, что я и делаю.

— И это после того, что я для вас сделала? — горько прошептала та.

— Я очень благодарна вам за рассказ о Зазеркальщике и за предупреждение об опасности. Правда, на нас никто так и не покусился…

— Очевидно, все-таки побоялись, — кивнул Ран. — Получится или нет — неизвестно, вдобавок чудовище могло атаковать вовсе не чужаков, а членов семьи. В любом случае, пострадай императорские дознаватели, подозреваемыми сделались бы все присутствующие. Мои племянники и невестки не могли этого не понимать.

— А за нереализованные намерения не судят, хотя иногда хотелось бы, — заключила Вера. — Но мы снова отвлеклись. Госпожа Эдор, решайте уже наконец! У меня и без ваших колебаний дел полно…

— Прекрасный выбор, госпожа Гайяри, — ответила та. Голос у нее немного дрожал, но она держалась достойно. — Или вернуться к попрекам и нежеланному замужеству, или отправиться в неизвестность!

— Так вы уже в нее отправились, — удивленно сказал Файрани, — чего ж передумали на полпути?

Судя по выражению лица, с такой позиции Миара свою эскападу не рассматривала.

— В точности Риала, — добавил он и снова улыбнулся. — Та в юности была такой же строптивицей. Честно говоря, меня к ней и приставили, чтобы не натворила дел. Старшие вечно были заняты, а я болтался без дела, вот и…

— Думаю, вы ее возненавидели, — заметил Ран. — Что за занятие для молодого человека — присматривать за девицей с ветром в голове?

— Поначалу, конечно, было дело, — согласился Файрани. — Ну а потом мы притерлись друг к другу и начали творить эти самые дела уже вдвоем… По-моему, неплохо выходило. Если бы не та история, Риала бы и по сию пору не успокоилась, уж я-то ее знал более чем хорошо. А годы нам не помеха.

Он посмотрел на Миару, которая из последних сил крепилась, чтобы не расплакаться (очевидно, столь бурные перемены в до сей поры спокойной жизни не могли не напугать девушку), кивнул каким-то своим мыслям, встал и приобнял ее за плечи.

— Ничего, — сказал он, — в первый раз все менять всегда страшно. Если, конечно, ты не кто-то вроде нас с Риалой.

— Первый раз-то уже был, выходит, — не осталась она в долгу.

— Тем более… — Файрани поманил к себе Рана. — Пойди-ка, в самом деле, поговори с племянницей. Зря она, что ли, из дома сбежала? Не возражаете, госпожа Гайяри?

— Ни в коем случае. И вы двое, — Вера кивнула остальным Гайя, — выйдите. Мы с господином Файрани побеседуем об условиях сделки.

Когда за ними закрылась дверь, он только головой покачал:

— Как все же бывает сложно с молодежью… Даже не верится, что я сам был таким.

— Думаю, вы были намного хуже, — уверенно сказала Вера, — а обо мне и говорить не приходится. Ну а теперь к делу, довольно время терять! И что вы так на меня смотрите?

— Просто, — развел он руками, — чувствую в вас некую неуверенность и пытаюсь понять ее причины. Только не говорите, будто мне показалось, госпожа Гайяри…

— Не показалось, — согласилась она и привычно уселась на подоконник, как раз напротив собеседника. — Пожалуй, не стоило сманивать девушку от родных. Она рассчитывала совсем не на это, а для меня… для меня, пожалуй, это было сиюминутной прихотью. Теперь вот приходится расхлебывать то, что сама заварила, как мои Гайя выражаются.

— Вы еще скажите, будто вам претит распоряжаться другими людьми, — подсказал Файрани, сжав губы так, будто изо всех сил старался не улыбаться.

— Отнюдь, я к этому привыкла, — парировала Вера. — Однако те же Гайя хорошо осведомлены об условиях и последствиях сделки, в отличие от Миары. И что на меня нашло, в самом деле? Я, конечно, думала о том, что она сможет побольше рассказать о Зазеркальщике, но толку-то? Она ведь не имеет представления о том, как ухитрилась сдержать его. И неизвестно, сможет ли повторить…

— Но ведь какая-то идея вас посетила? Не думаю, что вы вдруг решили поиграть живыми куклами. Это совсем не в вашем характере, — заметил он.

— В том-то и дело, что я сама не могу этого понять, — сердито ответила она. — Иногда случается действовать вот так, спонтанно, но что на меня находит, представления не имею. Пытаюсь вот сейчас вспомнить, что взбрело мне в голову в тот момент, но безуспешно! Будто ощущение… или даже предчувствие — Миару нужно немедленно забрать из Эдора и увезти подальше от родни. Почему, зачем? Не знаю, право слово…

— Прежде вам случалось принимать такие скоропалительные решения?

— Да, конечно. Я ведь известна не только скверным нравом, но и неожиданными выходками.

— И чем оборачивались их последствия?

— Ничем ужасным, — подумав, ответила Вера. — Во всяком случае, я не помню чего-то такого, за что мне пришлось бы себя винить.

— А теперь?

— Хм… Пожалуй, я немного раздосадована на себя, — призналась она. — Сперва я говорю, что Миара не вещь и распоряжаться ею нельзя, а потом именно это и проделываю! Какое право я имею решать за нее?

— Вы старше, умнее и опытнее, — сказал Файрани.

— И что с того? Мое видение ее будущего может разительно отличаться от собственного мнения Миары. И неизвестно еще, кто из нас окажется прав.

— Так-то оно так, но формально выбор у нее есть, — напомнил Файрани. — Вы же не в завязанном мешке мне ее передаете, не в цепях и не закляв на послушание!

— Конечно, она может отказаться, — согласилась Вера, — но могу представить, как встретят ее дома…

— Но это все равно ее выбор, — повторил он. — У многих нет и такого. И возможностей, сравнимых с теми, что открываются перед этой девушкой, тоже нет. Возможно, когда-нибудь в будущем — и весьма недалеком — она сочтет, что лучше бы ей было остаться дома, выйти замуж за подысканного матушкой жениха и вести спокойную провинциальную жизнь. Но с той же вероятностью она поблагодарит вас за то, что не дали ей наделать глупостей вроде ухода в никуда без единой монеты за душой.

— Так-то оно так… — пробормотала Вера, — но осадок все равно неприятный.

— Осадок нужно сливать и как следует прополаскивать сосуд, чтобы не портить вкус напитка, — просветил Файрани. — И, думаю, не ошибусь, если скажу: вы поступили так под влиянием момента. Иногда это называют интуицией.

— Да, я на нее никогда не жаловалась, — кивнула она. — Это вещь постоянная… Почему вы так на меня смотрите?

— Просто нашел подтверждение своему предположению, — ответил он и вынул уже знакомые конфетки. — Не желаете?

— Нет, благодарю. Какому предположению?

— Что наша интуиция — я имею в виду потомков старой знати, как вы это называете, — наследие драконов. Я сам и Риала частенько действовали, повинуясь внезапному порыву, вы вот тоже… Уверен, ваш отец и даже сам Император не чужды этому.

— Это лишь догадки, хотя я ценю ваше желание утешить меня, — вежливо произнесла Вера. — Давайте все же перейдем к делу.

— Еще с десяток клятв… Что ж поделаешь, я не возражаю. — Файрани уселся поудобнее. — Признаюсь, я в нетерпении жду реакции Миары на наш быт. Люблю, знаете ли, ошеломлять молоденьких девиц!

— Главное, не перестарайтесь… К слову, господин Файрани, а вы ничего больше не припомните о зеркалах и их обитателях? Вы сказали тогда, что разгадку нужно искать по другую сторону стекла, а Дженна Дасс фактически подтвердил это, но, может быть, вы о чем-то умолчали?

— Дженна Дасс? — он вопросительно приподнял брови. — Кто это?

— Так… своего рода историк, — ответила она и повторила настойчиво: — Вы ничего больше не знаете о зазеркальных тварях?

— Нет, госпожа Гайяри, и знать не желаю. Спросите почему?

— Почему же?

— Есть области, в которые обычному человеку лучше не соваться, — сказал Файрани, глядя ей в глаза. — И я предпочитаю удовольствоваться сказками и легендами, но не пытаться выведать тайны Зазеркалья. Мне и без того хватает забот. Но вы… вы ведь все равно не отступитесь, так?

— Совершенно верно, — кивнула Вера. — Это уж дело чести, если желаете!

— Будьте осторожнее, — произнес он, — вот и все, что я могу вам посоветовать. И не доверяйте тому, что увидите в зеркалах. Они всегда лгут. И еще, пожалуй… Не забывайте о том, что в отражении все видится с точностью до наоборот. И, возможно, действует тоже.

— Вы мастерски говорите загадками, господин Файрани, — медленно произнесла она, — но я приму ваши слова к сведению. Благодарю. А теперь займемся Миарой…


Глава 20 | Злые зеркала | Глава 22







Loading...