home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 22

Много времени это не заняло, и вскоре Файрани со спутницей отбыл. Он явно не желал задерживаться в сердце Империи дольше необходимого.

— О чем вы беседовали? — спросила Вера у Рана.

— Да так, госпожа, о сущей ерунде, — ответил он. — Она спросила, как я дошел до жизни такой, и я рассказал… вкратце. Когда зашла речь о школе Примирения — объяснил, как тут поставлено дело и почему Миаре здесь не место. Надеюсь, она поняла меня правильно.

— Ты умеешь быть убедительным. Не завидуешь ей?

— Будь я ее ровесником, наверняка бы позавидовал, — сказал Ран после паузы, — но не теперь. Мне хватило приключений, не скоро потянет на них снова.

— Файрани, судя по всему, из них не вылезает, но они ему не прискучили.

— Что с того? Мы родственники, конечно, но настолько дальние, что не обязаны быть похожими даже внешне.

— Нет, внешнее сходство у тебя как раз прослеживается, — пробормотала Вера, — и с Миарой, и с Файрани. Да и характер у вас тоже явно фамильный. Только ты как нацепил на себя оковы долга, так и изображаешь статую. А будто я не знаю, каков ты на самом деле!

— Может быть, госпожа, мне вовсе не нравится быть таким, как они? Позвольте, хотя бы это я решу сам.

— Как я тебе запрещу? Мне даже нравится контраст твоей внешней холодности с внутренним огнем, — улыбнулась она, и Ран только вздохнул.

— Да, чуть не забыл… Миара оставила вот это для вас.

— Почему же не передала лично? — удивилась Вера.

— Мне показалось, она самую чуточку на вас обижена, — сказал Гайя. — Не знаете случайно, почему бы это?

— Догадываюсь…

Вера покачала на ладони подвеску из темного камня с золотистыми искрами. Некрупная, с палец длиной, вещица казалась очень тяжелой, и вовсе не за счет простой металлической оправы и цепочки, они столько весить не могли. Однако никаких заклятий на камне не было… разве что они были вплетены настолько искусно, что Вере не под силу было их обнаружить.

— Что это такое?

— Понятия не имею, госпожа. Миара сказала, это подарила ей бабушка, то есть моя мать, а той эта вещица досталась от Риалы.

— Вот как… Но почему она решила с ней расстаться? Да еще передала мне?

— По ее словам, матушка говорила — подвеска передается в нашей семье исключительно по женской линии, и Риала была далеко не первой ее владелицей. По какому принципу выбирается следующая — неизвестно, но мне кажется…

Ран умолк, а Вера насторожилась.

— Постой-ка… Риала уцелела, когда погиб Лирра Наль, а тогда подвеска наверняка была у нее, ведь дочь она еще не родила, так? И Миара сумела разглядеть Зазеркальщика и задержать его… А вот при Камисте этой вещи не было, раз она подарила ее дочери. Камиста погибла вместе с супругом… Не может ли оказаться так, что эта безделушка как-то связана с… ну, скажем, с зеркальной магией?

— Я не знаю, госпожа, и Миара не знает тем более, — покачал он головой. — Может быть, Файрани в курсе, но он уже уехал. Не нагонять же его?

— Ничего страшного, я ему вестника пошлю, — мрачно ответила Вера и тут же исполнила задуманное.

Ответ пришел незамедлительно: Файрани удивлялся, кому это взбрело в голову считать обычный камушек могущественным амулетом. Да, его некогда привез какой-то предок из далекого путешествия, из тех краев, которых и по сию нору нет на картах, но этим ценность подвески и исчерпывается. Колдовать она уж точно не помогает.

— Что это могут быть за края такие? — задумчиво произнесла Вера, когда птица-вестник исчезла. — Мир ведь неплохо изучен. Во всяком случае, какие-то острова или даже материки, на которые предки Файрани наткнулись давным-давно, теперь уже наверняка нанесены на карты.

— Может, речь о внутренних областях этих мест? — предположил Ран. — Береговая линия, положим, известна не первый век, но кое-где удаляться от нее слишком опасно, и мало кто знает, что творится где-нибудь в диких лесах или горах.

— Разве что…

Она снова взвесила безделушку на руке. Странное дело, камень совсем не нагревался, оставался ледяным. Холод этот, однако, не казался неприятным, опасностью не веяло, и Вера подумала, что вряд ли стоит ожидать вреда от подвески. Конечно, она не собиралась цеплять ее на шею, к другим амулетам, но держать под рукой — отчего бы нет? Никогда не знаешь, что может пригодиться. Вдруг и этот кусочек неизвестного минерала понадобится в самый неожиданный момент? Да минерал ли это? Если присмотреться, больше похоже на какую-то окаменелость, клык или коготь…

— Что вы теперь намерены делать, госпожа? — прервал молчание Ран.

— Пойду побеседую с Дженна Дассом. Надеюсь, он уже пришел в себя и готов отвечать на вопросы. А если нет… Что ж, придумаем, как его расшевелить!

— Можно делать это без моего участия? — кротко попросил Гайя.

— Как получится…

Вера решительно направилась к выходу, Ран последовал за ней. Остальные, дожидавшиеся за дверью, привычно заняли места за ее спиной, и Вера в который раз подумала — до чего приятно ощущать такой… хм… крепкий во всех смыслах слова тыл. Предательства от Гайя ожидать нельзя ни при каких обстоятельствах!

Зеркало, в котором обитал Дженна Дасс, безмолвствовало и выглядело пустым и мертвым.

— Эй, ты здесь? — Вера постучала костяшками пальцев по вычурной оправе. — Впрочем, куда же ты отсюда денешься?

— Действительно, вопроса умнее ты выдумать не могла, — язвительно ответил он.

— О, я рада, что ты не стал на меня дуться, — улыбнулась она и, взяв стул, уселась напротив зеркала. Гайя остались за дверью: Вера подозревала, что Дженна Дасс захочет говорить с глазу на глаз, если вообще соизволит отозваться. — Ты так внезапно замолчал после возвращения в зеркало…

— Да уж, ты умеешь указать мужчине его место… — протянул он и неожиданно засмеялся. — Что ж, Соль Вэра, признаю — на этот раз я проиграл. Сам виноват: нужно было четко оговорить правила, но… Разве мог я подумать, что ты настолько… настолько…

— Раскрепощена, — пришла на помощь Вера. — Но я ни за что не поверю, будто ты не затаил на меня зла.

— Правильно сделаешь, — согласился он. — Кое-что затаил. Но это не зло, нет… Сложно подобрать определение.

— Так постарайся.

— Это сродни азарту, — помолчав, сказал Дженна Дасс. — Я давно не ощущал ничего подобного, я уже забыл, когда встречался с достойным противником… Нет! И это неверно — какой же ты противник?

— Хочешь сказать, что не можешь считать женщину равной себе и сражаться с ней тоже на равных не желаешь?

— Глупо предполагать такое, Соль Вэра. Я уже дважды повержен женщинами, но и одного раза хватило бы, чтобы задуматься и перестать считать их существами более слабыми, чем мужчины. Впрочем, я и до встречи с Вирра Марой не питал таких заблуждений. Но дело не в противостоянии, повторяю.

— Тогда, вероятно, ты мог бы назвать меня соперником? — подсказала она. — Им вовсе не обязательно враждовать, если речь идет о каком-то состязании, к примеру.

— Да, пожалуй, — согласился он. — О состязании умов… Ты меня перехитрила.

— Я даже не слишком старалась.

— Не важно. Ты честно выполнила свое обязательство, а мои устаревшие взгляды не оправдание моему проигрышу, — негромко засмеялся Дженна Дасс.

— В ответ ты можешь обмануть меня, — закинула удочку Вера.

— Не выйдет, — с досадой ответил он. — Ты же не обманывала. Я потребовал ночь твоей любви — я ее получил, а вот форму исполнения желания мы не оговаривали, и в этом мне некого винить, кроме самого себя. Поэтому, Соль Вэра, я вынужден буду поведать тебе о Зазеркальщике, как ты его называешь, все, что мне известно.

«Это было бы слишком просто», — подумала Вера, устроилась поудобнее и кивнула:

— Я слушаю.

— Я сказал — поведать, а не рассказать, — мягко произнес он. — Ты ведь тоже не оговорила ту форму, в которой желаешь получить эту историю.

— И что это должно означать? — нахмурилась она.

— Теперь твоя очередь навестить меня здесь, — наверняка живой человек сделал бы широкий приглашающий жест, — в моей скромной обители. Рассказывать слишком долго, вдобавок твои Гайя могут нечаянно узнать то, что не предназначается для их ушей, поэтому я предпочту показать…

— Я доверяю своим Гайя, — холодно сказала Вера, — и не думаю, чтобы ты сумел поведать мне нечто такое, чем я не могла бы поделиться с ними. Вдобавок я ни за что не войду в твое зеркало, если не буду уверена, что они страхуют меня снаружи. Ты ведь хотел попытаться не только овладеть, но и завладеть моим телом, не так ли? Думаю, ты снова попробуешь это сделать при первой же возможности!

— Шутка, повторенная дважды, перестает быть шуткой, — вздохнул Дженна Дасс. — Однако ты явно предвидела такое развитие событий, раз уж говоришь о визите в мое обиталище. Что ж… Я знал — это не сработает.

— Неужто?

— Ты предусмотрительна, Соль Вэра, даже слишком, — сделал он комплимент, — но от всех случайностей ты уберечься не сможешь, равно как и предвидеть все мои действия. И здесь тебе придется выбирать: настолько ли сильно ты желаешь узнать о Зазеркальщике, чтобы рискнуть и наведаться ко мне, или же предпочтешь и дальше жить в неведении и рисковать однажды взглянуть в связное зеркало и увидеть там вовсе не своего собеседника?

— Положим, я могла бы согласиться, — протянула Вера. — Вот только что ты сможешь показать мне внутри этого зеркала? Я помню, что говорил Триан: обитать в нем — все равно что жить в небольшой комнатке с окном во всю стену, стекло в котором прозрачно только с одной стороны. Но тогда я пользовалась связью, и он мог видеть многое, был в состоянии и сам наведаться в другие зеркала, а ты этой возможности лишен. И, сдается мне, сейчас ты выдвинешь еще одно условие…

— Ты догадлива, Соль Вэра, — в голосе Дженна Дасса снова звучало веселье, — я как раз намеревался потребовать восстановить связь для этого зеркала. Без нее ничего не выйдет: ты в самом деле окажешься в пыльной каморке, из которой видно только стену, дверь да краешек окна с портьерой. Или ты боишься меня?

— Еще бы! — честно ответила она. — Опасаюсь и не доверяю. Что помешает тебе завести меня куда-нибудь далеко в этом Зазеркалье, да там и оставить? Не уверена, что сразу сумею найти дорогу обратно. А тем временем ты сможешь прикинуться мной, вселиться в мое тело и… Думаю, какое-то время ты продержишься, а потом найдешь способ избавиться от Гайя и исчезнуть. Я женщина, конечно, но я сильная волшебница, и такого тела тебе еще поискать…

— Я ведь клялся не причинять тебе вреда, забыла?

— А ты и не причинишь. Дух мой в целости и сохранности останется за стеклом, а тело, тоже живое и невредимое, отбудет куда-нибудь… — Вера махнула рукой. — Впрочем, если ты готов немного разнообразить наши взаимные обещания, я еще подумаю над твоим предложением.

— Я подумаю над твоим предложением, — передразнил Дженна Дасс.

— Даже если ты не обманешь меня, — добавила она, — кто помешает тебе удрать?

— Как это — кто? — медленно выговорил он. — Зазеркальщик, конечно…

Вера прикусила губу. Дженна Дасс что-то знал, несомненно, но полагаться на его слово, кидаться очертя голову в зеркальную глубину, разлучив дух с телом… Возможно, Соль Вэра согласилась бы с ходу, но Вера была не настолько безрассудна.

— Мне нужно подумать и посоветоваться с отцом, — сказала она и встала, отодвинув стул.

— Не тяни, — посоветовал Дженна Дасс. — Время уходит. Еще немного, и ты уже не найдешь того, кого ищешь.


Глава 21 | Злые зеркала | * * *







Loading...