home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 23

Сама она долго бы еще колебалась, взвешивая все «за» и «против», но на этот раз возобладала природа Соль Вэры, не привыкшей откладывать дела в долгий ящик.

План? План есть, отходные пути имеются, система безопасности худо-бедно продумана, так зачем тянуть? Ничего нового уже не сочинишь, а Зазеркальщик может ускользнуть… И еще неизвестно, сколько времени уйдет на разговоры с Дженна Дассом — он любитель ходить вокруг да около, это Вера давно поняла. Хотя, возможно, он просто соскучился по общению? И его можно понять!

— Ну? Все всё усвоили? — спросила она у Гайя, остановившись перед зеркалом. Конечно, вопрос был риторическим, и ответа Вера не ждала. — Дженна Дасс, я вернулась!

— Неужели? А я уж думал, ты струсишь… — отозвался он.

— Что за детские игры? — улыбнулась она. — Думаешь, я оскорблюсь и постараюсь доказать тебе, что ничего не боюсь? Как бы не так. Разумная осторожность — наше все!

— Вы еще как-то забавно говорили, госпожа, — напомнил Керр, — кажется…

— Я не трус, но я боюсь, — подхватил Лио. — По-моему, вполне исчерпывающе.

Дженна Дасс не обратил на них внимания.

— Значит, ты решилась довериться мне, — задумчиво произнес он. — Похвально!

— Довериться? Даже не мечтай, — твердо сказала она. — Ты выполнишь свою часть сделки, только и всего. Но учти, я буду настороже. Все мы будем настороже, и если ты сейчас скажешь, будто не желаешь участия моих Гайя в процессе…

— То ты повторишь экзекуцию, только уже не будешь так ласкова, — закончил Дженна Дасс. — Если настаиваешь на их присутствии… пускай даже условном, при нашем с тобой настоящем свидании — дело твое. Только имей в виду: благодаря вашей прочной связи они могут увидеть или почувствовать что-то такое, чему не будут рады.

— Думаю, они переживут, — ответила Вера, обменявшись взглядами с Гайя. — А если это окажется нечто слишком уж неприятное, то не обессудь — я немедленно тебя покину.

— Ты уверена, что это будет легко сделать? — в его голосе послышались опасные нотки. — Я не угрожаю, Соль Вэра, а наоборот, предупреждаю. Зазеркалье — это не дорога предков, которая, в сущности, безобидна. Здесь может встретиться кто-нибудь намного хуже и опаснее меня. Я-то как раз не представляю для тебя угрозы — куда уж мне, бесплотному духу!

— Надеюсь, ты предупредишь меня заранее, если мы встретим такое создание?

— Если успею и если сам пойму, что оно опасно, — ответил Дженна Дасс. — Это место меняется очень быстро и непредсказуемо, а я не настолько искушен в путешествиях по Зазеркалью, чтобы с ходу распознать угрозу.

— Но тебе она не страшна… — протянула Вера, — именно потому, что ты бесплотный дух. А вот дотянуться до моего тела это существо может… теоретически. Ты это имеешь в виду?

— Именно.

— Прекрасно, мы предвидели что-то в этом роде, а потому будем настороже. Так ведь?

— Конечно, госпожа, — ответил за всех Ран.

Оставалось надеяться, что магическая сеть, создавать которую обучились все трое, сумеет задержать Зазеркальщика и позволит самой Вере ускользнуть, случись что непредвиденное. В том случае, конечно, если Дженна Дасс не преувеличивает опасность… Впрочем, она полагала, что лучше уж перестраховаться, — целее будешь.

— Ты готов встречать гостью? — спросила она, удобно устроившись в кресле перед зеркалом.

Не хватало ремней безопасности — лишенное духа тело может и на пол соскользнуть, а Гайя будет не до того, чтобы следить еще и за этим, — но наколдовать их было делом пары секунд.

— Жду тебя с нетерпением, — отозвался Дженна Дасс, и Вера, прикрыв глаза, спросила:

— Порядок?

— Да, госпожа, — за всех ответил Ран.

— Тогда…

Линии силы вспыхнули, будто сложный узор сосудов на внутренней поверхности закрытых век. Это было странное ощущение: тело сделалось легким до невозможности, как бывает в соленой воде, которая выталкивает на поверхность, сколько ни пытайся нырнуть поглубже. Только здесь нырять не требовалось — Веру потянуло будто бы в громадную трубу, и оставалось только отдаться на волю потоков (и не думать о турбулентности). Линии силы — ее и Гайя — были отлично заметны, и она подумала, что со стороны выглядит, наверно, как альпинист со страховочными тросами. Вернее, водолаз-глубоководник или даже космонавт, если уж продолжать аналогию…

Впереди было непроглядно темно, но наконец забрезжил свет, движение ускорилось… Еще немного, и Вера буквально вылетела на поверхность, если можно так выразиться. Переведя дыхание (оказалось, она инстинктивно задерживала его, будто в самом деле находилась под водой), Вера первым делом проверила линии силы. Все было в порядке — ее собственные прочно связывали дух с телом, оставшимся по ту сторону зеркала. Обернувшись, она могла видеть себя саму, обмякшую в кресле, и троих Гайя вокруг.

— Ну надо же, — сказала Вера, прокашлявшись. Голос звучал как-то непривычно. — Как я забавно выгляжу со стороны… Эй, слышите меня?

— Да, госпожа, — отозвался Ран. — Все в порядке?

— Пока да, — ответила она и огляделась. — Триан был прав, тесновато здесь…

Вера прикоснулась к стеклу — оно было холодным, как и стена рядом, вроде бы каменная. Одинокий стул посреди комнаты был на ощупь как самая обычная мебель — дерево, ткань, немного металла, — и поскрипывал, если сесть с размаху. Похоже, в Зазеркалье духи чувствовали окружающую обстановку точно так же, как люди — в обычном мире. Вот разве что запахов Вера не ощущала…

— Что-то я не вижу нашего фигуранта, — сказала она наконец. — Дженна Дасс, где же ты? Неужели прячешься от меня?

— Ну зачем же, — послышался его голос за спиной. — Я здесь.

Она резко развернулась, увидела собеседника и… потеряла дар речи.

Айярей Дженна Дасс не просто обладал всеми особенностями, присущими потомкам драконов, — высоким ростом, резкими чертами лица, смугловатой кожей и темными волосами, — он был еще и до неприличия красив необычной, диковатой красотой…

— Что такое, Соль Вэра? — осведомился он, подходя ближе. От него исходило какое-то животное притяжение, иначе не скажешь. — Ты представляла меня как-то иначе?

— О да. — Она постаралась взять себя в руки. — Я полагала, ты годишься мне в прадеды и выглядишь соответственно. Впрочем… Кто сказал, что этот облик ты не выдумал? Или, возможно, ты и был хорош собой в юности, но к преклонным годам поседел или даже облысел, ссутулился, иссох…

— А кто тебе сказал, что я повстречался с Вирра Марой в преклонном возрасте? — рассмеялся он.

И правда, сообразила она, ведь никаких сведений о дате рождения Дженна Дасса не сохранилось, а он не счел нужным поведать об этом. Конечно, он был далеко не юнцом, когда проиграл далекой предшественнице Веры, но драконья кровь — не шутка (тем более почти не разбавленная, как у нее самой), ее обладатели долго не старятся… То есть лет-то Дженна Дассу может быть очень много, но это не означает, будто он должен выглядеть сморщенным стариком.

— Что так смотришь, Соль Вэра? — спросил он. — Может быть, сожалеешь, что не можешь сойтись со мной в физической оболочке? Поверь, это не помеха: даже в этом крошечном зазеркальном мирке можно повеселиться на славу!

— Нет уж, благодарю, — отказалась она. — Не будем устраивать представление за стеклом для моих Гайя, а то они, чего доброго, захотят к нам присоединиться, и ты этому не обрадуешься…

— Как скажешь, — улыбнулся Дженна Дасс.

Глаза его сияли расплавленным золотом, и очень сложно было отвести от них взгляд, но Вера справилась с собой. В конце концов, не для того она рисковала, чтобы пялиться на этого древнего красавца!

— Теперь я понимаю, почему ты не соглашался занять абы какое тело, — сказала Вера в отместку. — Любое покажется несравнимым с твоим настоящим… если, конечно, принять на веру, что ты не приукрасил действительность и не выдумал этот вот образ. Может, на самом деле ты был небольшого роста, совсем не так широк в плечах и вовсе не настолько хорош собой… Промолчу уж о подвигах иного рода, о них я тоже знаю лишь с твоих слов, а ты и соврешь — недорого возьмешь.

— Я уже говорил, что тебе неплохо удается ставить людей на место? — спросил он, дождался кивка и продолжил: — Это так, но сейчас ты ошиблась. Я ничего не выдумывал. Дух не может сменить внешность: загляни хотя бы на дорогу предков и убедись в этом сама! Единственное, что нам доступно, так это вернуться к собственному облику в определенном возрасте, не более того.

— То есть я угадала, и таким вот… — она шагнула ближе и бесцеремонно пощупала крепкий бицепс, — ты был в расцвете молодости, а Вирра Маре попался пусть не беспомощным старцем, но уже изрядно потасканным мужчиной? Скажешь, наверно, что она бессовестно надругалась над человеком преклонных лет, который не мог защититься от юной и полной сил волшебницы… Ой, постой, но очень уж молоденькой Вирра Мару назвать сложно, у нее уже внуки взрослые были! А если ты еще старше, то…

— Лучше перейдем к делу, — после выразительной паузы сказал он. На вопрос так и не ответил, что характерно. — Времени у нас не так много, как хотелось бы, иначе, Соль Вэра, я бы объяснил и даже продемонстрировал тебе всю глубину твоего заблуждения.

— Прибереги силы для Зазеркальщика, — фыркнула она. — Если останутся. Что ж, я подумаю. Это может быть забавно — в бестелесном виде я еще этим не занималась. Интересно, как будет реагировать тело? И будет ли?

«Не отвлекались бы вы, госпожа!» — вдруг услышала Вера голос Керра. Вернее, не услышала. Гайя не раскрывали рта, она же видела! Слова будто прозвучали у нее в голове, и это воодушевляло.

«У нас что, удаленная связь есть? — спросила она мысленно. Судя по тому, как переглянулись мужчины, они тоже ее слышали. — Вот это здорово! Не знаю, может ли слышать нас Дженна Дасс, но надеюсь, что нет».

«Теперь не только слова не скажи, а еще и не подумай!» — посетовал Лио.

«Хороший Гайя должен держать язык за зубами, а мысли — в порядке», — строго ответила Вера и повернулась к Дженна Дассу, улыбнувшись как можно более ласково:

— Ну что? Мы можем приступать?

— Конечно, — отозвался он, — как только будут открыты каналы связи. Ты, помнится, обещала их разблокировать.

— О, разумеется…

Вера обошла его, ведя рукой по стене и прислушиваясь к своим ощущениям. Вообще-то, связь уже была восстановлена, нужна была самая малость, чтобы открыть выход из этого зеркала на просторы… тут Вера прикусила мысленный язык и заменила «интернет» на «зеркальную паутину». Может, термин и приживется, хотя до глобальной сети тут еще дело не дошло.

«Между прочим, — подумала она, — это упущение. Нужно уточнить в Научном собрании, какое подразделение занимается развитием связи, и подбросить им идею-другую!»

Мысленный стон Гайя был ей ответом…

— Вот, — произнесла она вслух и толкнула стену кончиками пальцев. Сплошная каменная поверхность неожиданно легко подалась — обрисовались контуры двери, и кусок стены повернулся, будто дверь на петлях. — Идем?

— После тебя, — галантно ответил Дженна Дасс.

— Нет уж, оставь расшаркивания для кого-нибудь другого. Ты иди первым, — тут же сказала Вера. Кто его знает, вдруг вытолкнет ее в зазеркальный лабиринт и ухитрится закрыть дверь? Как тогда возвращаться? — Но если боишься, так и быть, я могу взять тебя за руку.

— Хорошо, — ответил он и подставил локоть. Вера крепко ухватилась за него, подумала: «Ни пуха ни пера!» — и вслед за Дженна Дассом шагнула в неизвестность.

Неизвестность оказалась серой и пустынной. Больше всего она напоминала просторный заброшенный чердак в старом доме… Впрочем, чердаки имеют свойство захламляться, а здесь не было ничего, только кое-где пробивался слабый свет, будто из невидимых окон. В общем-то, темно не было, не приходилось даже напрягать зрение, чтобы разглядеть спутника, но в тех областях, показалось Вере, намного светлее.

— Это другие связные зеркала? — спросила она, указав на одно такое светлое пятно.

Голос прозвучал неожиданно громко и гулко; Вера была уверена, что он погаснет, но нет, какое там, он словно даже усилился. Эха, правда, не было.

— Тише… — шикнул Дженна Дасс и огляделся. — Да, зеркала. Они не активны сейчас, видишь, свет очень тусклый? Если кто-то кого-то вызовет…

— Наверно, это должно выглядеть, как если бы в солнечный день распахнули дверь со двора в темный дом. Или отдернули шторы, — перебила она и снова огляделась. — И что же, отсюда мы можем увидеть вообще все связные зеркала, какие только есть в мире?

— Конечно же, нет, — снисходительно ответил он и шагнул вперед. Вера последовала за ним, не выпуская его локтя.

Если честно, хотелось для надежности пристегнуться к дракону-полукровке тросиком, но увы, проделать это с духом, если сама находишься вне своего тела, невозможно. Оставалось уповать на страховку Гайя.

— Ну а это что? Те зеркала, что находятся ближе всего к нам? В школе Примирения? — не отставала Вера. — Или те, с которыми я чаще всего связывалась посредством твоего вместилища? Ну, до того, как ты в нем поселился, конечно.

— Последнее, — сдался Дженна Дасс. — Можешь посмотреть в любое из них и убедиться.

— Так если связь не задействована, разве я что-то увижу? — нахмурилась она.

— Задействуй, — ответил он.

— Погоди-ка, я что-то не понимаю… Разве дух на это способен? Триана в расчет не берем, он не был нематериальным в прямом смысле слова. Или дело в том, что мое тело и дух связаны?

— Именно так.

— А Зазеркальщик? Если он способен вызывать кого-то посредством зеркал, выходит… либо он такой же, как Триан, либо его тело живо, так, что ли?

— Ни то, ни другое, — ответил Дженна Дасс.

— Любопытно… Но ты, кажется, собирался поведать мне о нем? Разве не за этим я явилась к тебе в гости?

— Сперва осмотрись, — предложил он, — иначе кое-что может оказаться для тебя неприятным сюрпризом, а в разгар путешествия мне будет не до того, чтобы на пальцах объяснять всякие мелочи.

«Замечательно, еще и путешествие!» — с досадой подумала Вера.

Конечно, оговаривать подобное следовало на берегу, но как, спрашивается, сделать это, если Дженна Дасс выдает информацию в час по чайной ложке? Деваться, однако, некуда, если только отступить не то чтобы с позором, но несолоно хлебавши. Формально пленник зеркала свое обещание выполнил, а в том, что Вера не смогла добраться до сути, винить придется только себя.

Она огляделась и решительно шагнула к ближайшему тускло светящемуся проему. Ощущение было странным: казалось, ноги ступают по очень толстому слою давно слежавшейся пыли… или по ковру с чрезвычайно длинным и густым ворсом, в котором легко увязнуть, споткнуться и, к примеру, полететь носом вперед в этот самый ближайший проем. Вера решила двигаться помедленнее: с Дженна Дасса станется толкнуть ее в спину, а что может случиться от соприкосновения с чужим зеркалом, неизвестно. Пробовать это на практике Вере не хотелось не только из резонных опасений, но и потому, что Гайя, почуяв неладное, могли вытащить ее обратно в реальность, а тогда опять-таки сделке с Дженна Дассом конец. На вторую ночь любви он вряд ли согласится, а на что еще его приманишь?

«Впрочем, — подумала Вера, — попадись он мне живым, я, вполне вероятно, не отказалась бы поразвлечься с ним и без всяких сделок, мерзавец он там или нет. Но что поделать, чему не бывать, тому не бывать. Даже жаль немного, такой экземпляр пропал!»

Тут же ей пришла в голову иная мысль: что, если Вирра Мара прикончила этого красавца и заточила его дух в камне вовсе не потому, что была борцом за добро и справедливость и таким образом покарала злодея, а по более приземленной причине? Может, он ей изменял или, скажем, жениться отказался! Ну и что, что у нее уже были внуки! Будто это кому-то мешало разойтись с мужем и выбрать себе другого…

«Если так, он вполне может оказаться моим предком, — невольно улыбнулась Вера. — Впрочем, вся старая знать — драконьей крови. И еще неизвестно, один крылатый негодник порезвился или несколько. С Императором Гайяри точно в дальнем родстве, где-то в сорок третьем колене, если мне память не изменяет. Дженна Дасс уверял, что он тоже Айярей, как Император, следовательно, если не врет — а это вряд ли, очень уж внешность характерная, — то и с ним мы родичи. Правда, совсем не близкие».

Об этом, однако, можно было поразмыслить и позже, а пока Вера шаг за шагом приближалась к зеркалу. То, что было под ногами, все меньше напоминало пыль или ковер, теперь оно походило на густую траву, так и норовившую обвиться вокруг лодыжек, а еще точнее — на болотный мох…

«Госпожа, осторожно! — уловила она предупреждение Гайя. — Вы тонете!»

Так и есть! Серая поверхность понемногу засасывала в себя, и каждый следующий шаг давался с заметным усилием: вытащить ногу из этой трясины становилось все сложнее и сложнее, а стоило Вере замереть на месте, как ее начинало ощутимо затягивать. Проверять, куда именно, ей вовсе не хотелось: провалишься еще в какое-нибудь подпространство, и попробуй, вылезь оттуда!

«Вернуться? Или все же попробовать добраться до зеркала?» — подумала она, оглянувшись. Дженна Дасс, не двигаясь с места, наблюдал за ней с явным исследовательским интересом, и это Веру обозлило. Она давно научилась контролировать вспышки ярости и даже аккумулировать эту разрушительную энергию, с тем чтобы прицельно применить в подходящий момент, но на этот раз сдерживаться не стала.

— Чтоб тебе провалиться! — прошипела она в адрес Дженна Дасса, и, к ее огромному удовлетворению, проклятие истинной ведьмы сработало даже в Зазеркалье.

Не в полную силу, правда: вместо того чтобы ухнуть в болото с головой, Дженна Дасс вдруг потерял равновесие, оступился на ровном месте и ушел в серую трясину по колено, нелепо взмахнув руками.

Вера, не без труда вытаскивая ноги из болота, повернула назад. Чем дальше от зеркала, тем легче было идти, а вскоре она почувствовала под ногами твердую поверхность.

— Шутить изволишь? — поинтересовалась Вера, осторожно ощупав почву под собой. Здесь под серым веществом трясины не было.

Очевидно, Дженна Дасс знал, где ходить безопасно, вот только не счел нужным поделиться этим знанием. Хотел, должно быть, полюбоваться, как его спутница барахтается по горло в трясине и умоляет о помощи. Вот только не учел, с кем имеет дело: Вера не собиралась паниковать (ведь у нее имелся, так сказать, аварийный выход) и уж тем более доставлять удовольствие Дженна Дассу видом своего испуга. Что греха таить, ощущения были крайне неприятными, но желание утереть нос этому мерзавцу легко пересилило страх.

Самоуверенности в нем явно поубавилось, особенно когда он понял, что затягивает его очень быстро: к тому моменту, как Вера подошла к нему, Дженна Дасса засосало до середины бедер.

— А что с тобой будет дальше? — с интересом спросила она, глядя на него сверху вниз. — Может ли дух захлебнуться? Или ты так и будешь вечно проваливаться… куда, кстати?

— Возьми да посмотри, — любезно предложил он, не делая, однако, попыток освободиться. Должно быть, потому, что при малейшем движении уходил все глубже и глубже. — Для ускорения процесса можешь нырнуть головой вниз.

— Нужно ли расценивать твои слова так, будто ты не знаешь, что тебя ожидает?

— Уверен лишь в одном — это будет неприятно, — сквозь зубы ответил Дженна Дасс. — Кто обитает в глубинных слоях Зазеркалья, один…

Он осекся.

— Кто? Кого ты имеешь в виду? — заинтересовалась Вера. — Ты точно имел в виду человека, иначе сказал бы «одно Великое Солнце знает»! И не говори мне, будто ты в него не веришь: когда мы с Гайя исполняли твое желание, ты именно Великим Солнцем заклинал меня прекратить, не забыл еще?

— Догадайся сама, — сказал он, выразительно дернув плечом (отчего ушел в топь по пояс). — Думаю, тебе хватит одной попытки.

— Зазеркальщик, конечно же. Тут и гадать не о чем! А ты намерен и дальше гордо тонуть, чтобы пойти по его стопам, или все-таки попросишь помочь выбраться?

— После того как ты меня сюда столкнула?

— Вообще-то, ты первый отправил меня прогуляться, — напомнила Вера, — не предупредив об опасности.

— А ты не заметила, что я вел тебя по тропе? Я был лучшего мнения о твоем уме и наблюдательности…

— Подождать, что ли, пока ты по ноздри в трясину уйдешь? — вслух подумала она. — Тогда ты сможешь только булькать в ответ на мои справедливые упреки… Вот только вытаскивать тебя придется за волосы, а это наверняка больно даже для духа. Не то чтобы мне было тебя жаль, но это еще и неудобно — этак вот останусь со скальпом в руке, а ты утонешь мне назло…

— Если бы я мог сам вытащить себя за волосы, то давно бы это сделал, — сказал Дженна Дасс.

«И сменил бы фамилию на Мюнхгаузен», — подумала Вера, а вслух ответила:

— Это такой тонкий намек на то, что ты все же соизволишь принять руку помощи? Впрочем, мне надоели твои выкрутасы…

С этими словами она цепко ухватила Дженна Дасса одной рукой за шиворот, другой подхватила под локоть и потянула на себя. Ничего не вышло: он прочно завяз.

— Нелегкая это работа — из болота тащить… хоть кого-то, — пробормотала она и постаралась задействовать линии силы.

В бестелесном виде это сделать было намного сложнее, чем обычно, но она справилась. И даже немного перестаралась: Дженна Дасс вылетел из трясины пробкой, едва не сбив Веру с ног и не отправив в ту же яму, откуда только что счастливо выбрался, — та затягивалась с отчетливым чавканьем. Обошлось, только он порядком изгваздал Веру, когда ухватился за нее, чтобы устоять.

— Мог бы поблагодарить, — мрачно сказала она, отряхиваясь: «пыль» отставала от одежды крупными вязкими хлопьями, на ощупь похожими на осеннюю паутину. — А впрочем, обойдусь. Но имей в виду: ты от меня так просто не отделаешься! Ты у меня даже после смерти не обретешь покой, и не надейся…

— Я осознал, представь себе, — не менее мрачно ответил он. — Идем?

— Только без фокусов, — предупредила Вера. — На этот раз ты пойдешь первым, а лучше — объяснишь мне, как находишь дорогу.


* * * | Злые зеркала | Глава 24







Loading...