home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

Это оказалось проще, чем думала Вера: линии связи можно было разглядеть, если знать, как именно смотреть и что искать. Они напоминали провода или даже трубы, спрятанные глубоко под слоем вязкой пыли, почти неразличимые, но именно что почти… Должно быть, когда активировалась связь, они делались яркими и заметными, но покамест дремали в зазеркальной глубине, и передвигаться по ним следовало с огромной осторожностью. Шаг в сторону, и ты очутишься в трясине, и хорошо, если только по щиколотку, а не по шею. Выбраться без посторонней помощи почти нереально, если не повезет уцепиться за ту самую линию связи, но для этого должно очень сильно повезти. Дженна Дасс вот не сумел до нее дотянуться, хотя угодил в топь совсем рядом с тропой…

«Очень может быть, что те, кто пытался путешествовать по Зазеркалью, попались в такую же ловушку, — думала Вера. — И даже если их тела оставались живы, что толку, если дух провалился куда-то в самые глубины? Меня, допустим, сейчас страхуют Гайя, они успеют на помощь… ведь успеют же? — Она мысленно пробежалась по линиям силы и выдохнула с облегчением: телохранители пребывали в полной боевой готовности. Правда, их мысленные ответы были едва различимы, словно зазеркальное пространство глушило сигнал. — Те же, кто на свой страх и риск проводил такие эксперименты в одиночку, могли и не выбраться. Вернусь — непременно разузнаю, до чего дошли в Научном собрании… Надо было заранее этим озаботиться, но кто же мог знать, что понадобится?»

— Поправь меня, если я ошибаюсь, — сказала она, изучая сложный рисунок связей под ногами. — Из этого зеркала мы можем добраться только до тех, с которыми ранее было установлено соединение?

— Нет.

— Ты же сказал, что эти вот линии связывают его именно с такими зеркалами!

— Да. Но если хозяин зеркала свяжется с кем-то еще, появится новая тропинка, — снисходительным тоном произнес Дженна Дасс, и Вера подавила желание еще раз макнуть его в болото.

«Возможно, Зазеркальщик добирался до своих жертв именно так, — решила она. — Ему нужно было попасть хотя бы в одно зеркало, а уже оттуда по не остывшим еще линиям связей он перебирался в другие, не забыв замести собственные следы. И, видимо, уходил, когда не находил тропинки, по которой мог пробраться дальше».

— Я не спрашивала, что случится, если кто-то извне предпримет некие действия, я говорила о текущем моменте без новых привходящих условий, — терпеливо сказала Вера.

— Тогда ты права.

— И у меня, возможно, получится вызвать прежнего респондента, находясь в Зазеркалье? Хотя бы отца?

— Я на твоем месте не стал бы рисковать. Он может решить, что это происки врагов, — заметил Дженна Дасс. — Уничтожит зеркало, оборвет связи, а отдачей тебя может покалечить.

— Похоже, ты знаком с этим не понаслышке… — пробормотала Вера. — Так ведь? Отвечай, что ты медлишь? Видно ведь, что не впервые в Зазеркалье! И о тварях, которых можно здесь повстречать, ты говорил с опаской, но и со знанием дела… Ну?

— Какого ответа ты от меня добиваешься, Соль Вэра? — развел он руками. — Да, я бывал здесь, но знаю об этом месте и законах его существования не больше твоего.

— Хочешь сказать, будто поведал мне все, что тебе известно? — сощурилась она. — Сомневаюсь… У тебя непременно должен остаться кинжал в рукаве, как тебя ни обыскивай. Вдобавок о Зазеркальщике ты так ничего и не сказал. Но я, пожалуй, попробую догадаться, откуда ты вообще о нем знаешь…

— Попытайся, — кивнул Дженна Дасс, и в глазах его мелькнул тревожный огонек.

— Скорее всего, вы были знакомы, — сказала Вера. — Возможно, даже очень близко. Сложно сказать, ты первым начал опыты с Зазеркальем или он. Думаю, все-таки он. Ладору был зеркальных дел мастером и почти наверняка пытался найти способ не только связываться с кем-то посредством своих зеркал, но и путешествовать. А ты не мог не заинтересоваться такой идеей и, вполне возможно, предложил помощь и поддержку. Ты сильный маг, и Ладору наверняка с радостью согласился. Наверно, вы даже какое-то время работали вместе, а вот потом…

Она помолчала, глядя в бесстрастное лицо Дженна Дасса, потом тихо спросила:

— Чем же Ладору Эгго напугал тебя до такой степени, что ты убил его, оставив дух вечно скитаться в Зазеркалье?

— Какая забавная фантазия, Соль Вэра, — ответил он после паузы. — Кое-что ты угадала — я в самом деле заинтересовался идеей путешествий сквозь зеркала, но быстро остыл к ней. Работы предстояло не на один век, а меня ждали куда более насущные проблемы.

— Да-да, я помню, ты хотел захватить власть, — кивнула она, стараясь одновременно следить за тропой и поглядывать на Дженна Дасса. — И не оставил этих попыток по сию пору: сам сказал, что вынашиваешь планы дальнейших действий.

— Ты так говоришь, Соль Вэра, будто честолюбие и властолюбие — это что-то дурное, — покачал он головой. — Но не станем отвлекаться. Ладору был одержим своей идеей…

— А в чем конкретно она заключалась? — перебила Вера.

— Как ты наверняка предположила, он хотел не просто гулять по Зазеркалью, как мы с тобой в эту минуту, а протащить сюда материальную оболочку.

— Видимо, ты составлял ему компанию во время прогулок…

— Почему нет? Это было достаточно интересно. Я уяснил, как могу использовать кое-что в своих целях, и на том успокоился.

— Иными словами, это не ты придушил старика, пока его дух бродил здесь, чтобы он не смог вернуться в свое тело?

— Кто тебе сказал, что Ладору был стар? — недоуменно спросил он.

— У меня сложилось такое впечатление, — ответила Вера, — слишком уж многое он успел изобрести за свою жизнь. И еще…

Она осеклась, и Дженна Дасс вопросительно взглянул на нее. Вера же подумала о том, что долгоживущие склонны недооценивать тех, чей век короток. А ведь достаточно вспомнить деятелей науки прошлых веков (земных, конечно же, но и здешние не отставали): будучи еще совсем молодыми, они успевали совершить множество открытий, порой эпохальных! А вот до старости, к слову, доживали далеко не все.

— Ладно, признаю, была не права, — сказала она. — В самом деле, в образ умудренного сединами ученого не вписывается эта затея с зазеркальными путешествиями… Нет, конечно, бывают люди, которые до гробовой доски сохраняют живость ума и склонность к авантюрам, но их все же меньшинство.

— Ну вот, — продолжил Дженна Дасс. — Когда я познакомился с Ладору, он был мужчиной в расцвете лет. Что там, он не успел еще растерять юношеской горячности! Потому и взялся так рьяно за дело — желал прославиться сильнее прежнего.

— Иногда нужно вовремя остановиться, — пробормотала Вера. — Звания создателя связных зеркал ему вполне хватило бы для того, чтобы остаться в вечности…

— Представь, Соль Вэра, я говорил ему об этом точно такими же словами, но он не послушал. Он был одержим… — Дженна Дасс вздохнул и умолк ненадолго. — С такими мне не по пути.

— Конечно, тебе вполне достаточно одного одержимого — себя самого, — не удержалась она. — Ну да что мы все о тебе да о тебе… Скажи лучше, что случилось с Ладору? Если ты не убивал его, тогда кто? Или вовсе никто не виноват, а смерть его приключилась от естественных причин? Может, он повстречал здесь кого-то… какую-то из тех тварей, на существование которых ты намекал, и перепугался до такой степени, что дух его оборвал связь с телом?

Дженна Дасс снова долго молчал, прежде чем ответить.

— Я не убивал Ладору, — сказал он наконец, — но косвенно причастен к его гибели.

— Вот как!

— Да. И ты права, Соль Вэра: он повстречал на этих вот неведомых дорожках нечто такое, с чем не сумел справиться. Не уверен, что я сам совладал бы с этим…

Дженна Дасс взглянул по сторонам, и Вере показалось, что он… боится? Но чего? Неужели встречи с Зазеркальщиком? Или, быть может, с тем самым противником Ладору, кем бы (или чем) он ни был?

— Так расскажи наконец, — попросила она. — Мы уже достаточно далеко зашли… во всех смыслах слова.

Действительно, зеркало, через которое они попали сюда, едва виднелось вдалеке. Спасибо, линии силы не рассеивались с расстоянием, но вот слышать Гайя Вера перестала окончательно.

— Я знал, что Ладору частенько бродит по Зазеркалью, — нехотя произнес Дженна Дасс. — И, повторюсь, пару раз составил ему компанию. Он уверял, что эти изыскания позволяют ему улучшить качество его зеркал. Подозреваю, подправлял что-то в линиях связи прямо отсюда, с изнанки…

Он выразительно топнул по тропинке.

— Еще он рассказывал мне, что встречал тут странных существ, но всегда уходил от ответа на вопросы о том, как они выглядели и что делали. Точно так же Ладору упоминал о том, что как-то провалился туда, — Дженна Дасс кивнул на топь, — но не рассказал, каким образом ухитрился выбраться. По-моему, с тех пор он и сделался немного странным и принялся с удвоенной энергией решать задачу путешествий сквозь зеркала. Мне, право, было не до него, и общение я поддерживал только ради того, чтобы…

— Чтобы, когда Ладору достигнет успеха, завладеть его открытием и использовать в своих целях? — завершила Вера.

— Ты проницательна, как обычно, — похвалил он. — Именно так.

— Да уж, такой козырь оказался бы не лишним: ты смог бы выйти из зеркала прямо в опочивальне Императора, минуя стражу и охранные заклятия, и застать его врасплох… Могу тебя понять.

— Благодарю, Соль Вэра, но я не нуждаюсь в чьем-либо понимании, — вежливо ответил Дженна Дасс. — Так о чем, бишь, я?.. Ах да! Однажды Ладору прислал мне вестника с просьбой непременно быть на связи в определенный момент. Судя по восторженному тону, он собирался опробовать что-то новенькое, а я требовался в качестве благодарного зрителя и ценителя его талантов.

— А ты на связь не вышел? — тихо спросила Вера.

— Как раз наоборот. Мог ли я допустить, чтобы попытка провалилась? И хуже того, чтобы Ладору разочаровался во мне, своем товарище и покровителе? Я говорил уже, что не раз ссужал его деньгами, каковых немало уходило на материалы для экспериментальных зеркал? — усмехнулся Дженна Дасс, но тут же вновь посерьезнел. — Я ждал его и дождался, вот только Ладору был… Мне показалось, он не в себе. Он будто очень долго бежал и совершенно выдохся, а на лице его читался настоящий ужас.

Он говорил спокойно и размеренно, но Вера поежилась: ей почудилось, будто откуда-то потянуло сквозняком.

— Ладору всем телом ударился в стекло — у меня в покоях стояло зеркало побольше твоего, — принялся стучать по нему кулаками и кричать, чтобы я скорее впустил его, пока до него не добралось… нечто, — продолжил Дженна Дасс. На лицо его легла тень, и оно не казалось уже ни юным, ни чересчур красивым. — Если бы я еще знал, как это сделать!

— Постой, ты же сказал, что был в курсе его изысканий, — нахмурилась Вера.

— Да, и он подробно описывал мне их суть. Только, видишь ли, найти в груде писем именно то, в котором Ладору писал, как именно предполагает — предполагает! — открыть проход для материального тела, не так-то просто. Он писал мне об этом год или полтора назад. А память у меня, к сожалению, не идеальная, в отличие от твоей, Соль Вэра.

— То есть… ты не смог его впустить, так?

— Не смог, — спокойно ответил Дженна Дасс.

— Значит, он погиб? Ты видел это? Видел, что именно его убило?

— Мельком. Одного взгляда хватило, чтобы немедленно оборвать каналы связи и уничтожить зеркало. — Он умолк, потом нехотя добавил: — С тех пор я недолюбливаю зеркала. Любые. И вовсе не потому, что боюсь увидеть в них искаженное ужасом лицо Ладору, о нет… Есть кое-что пострашнее. Жаль, я не сумею описать это, Соль Вэра. Хотел бы я, чтобы ты тоже поближе познакомилась с таким кошмаром…

Воцарилось молчание. Здесь, в запределье, его не нарушал ни звук шагов, ни шелест ветра, ни даже чужое дыхание. От этой ватной тишины закладывало уши, и Вера сказала преувеличенно громко:

— Выходит, это нечто сожрало Ладору? Тело погибло, это понятно, а дух… Ты искал его на дороге предков?

— Да, пробовал найти, но ничего не вышло. Как и у тебя с Эдорами.

— И с Лирра Налем… — пробормотала она. — Ну надо же… Я думала, это Ладору стал Зазеркальщиком и убивает… нет, по какому принципу он выбирает жертв, я пока не поняла. Но если он мертв, тогда кто же убийца?

— Настоящее зазеркальное чудовище, кто же еще, — пожал плечами Дженна Дасс. — Хочешь поискать его?

— Не испытываю большого желания, но куда деваться? Нужно изловить и обезвредить эту тварь!

— Только без меня, — твердо сказал он. — Я рассказал тебе все, что знал о Ладору Эгго и его забавах с зеркалами. Показал, как искать здесь дорогу. Больше я ничего не знаю, Соль Вэра.

— Ну как же ничего? Ты можешь описать тварь, которая убила Ладору, хотя и не хочешь, это во-первых, а во-вторых — припомнить, о чем говорилось в его письмах, — сказала она. — Я же сказала: так просто ты от меня не отделаешься!

— Я не сумею ни описать, ни нарисовать то существо, потому что в человеческом языке нет слов для этого, — парировал он. — Думаю, у шиарли и подземников тоже не найдется подходящих сравнений. Я, во всяком случае, таких не знаю, но я интересовался только их научными трактатами, а там подобных слов не встречал. Так что, если ты готова подождать несколько кругов, пока я выучу их литературный язык в совершенстве, мы можем проверить. Что до писем — повторяю, память моя не идеальна, да я и не вчитывался во все. Мне хотелось лишь знать, близок ли Ладору к успеху, а это становилось понятно с первых строк.

— Ты был весьма самонадеян. Это тебя и сгубило, — сердито ответила Вера. — А письма эти, конечно же, не сохранились?

— Сомневаюсь. Но ты можешь поискать, вдруг у кого-то завалялся листок-другой?

Вера глубоко вдохнула, чтобы подавить очередной приступ злости. Накопившегося запаса отрицательных эмоций уже хватало на то, чтобы отправить Дженна Дасса прямиком на дорогу предков и даже дальше, но увы — пока он был нужен. Вдруг вспомнит что-то еще о работе Ладору? И той твари…

— Гляди, Соль Вэра, — сказал вдруг он, перебив ее мысли. — Так выглядит связное зеркало с изнанки.

За разговором они дошли до ближайшего из таких зеркал, и теперь Вера с интересом посмотрела на него, припомнив слова Файрани о том, что они вывернуты наизнанку. И похолодела, потому что отражалась в этом зеркале вовсе не Гайяри Соль Вэра…

Там, на расстоянии пары шагов, стояла Вера Усольцева — такая, какой она была в прежнем мире. Еще молодая, но уже немного потрепанная жизнью женщина, симпатичная, рослая, статная, но… словно бы блеклая тень здешней Соль Вэры. Или отражение — в кривом зеркале.

«Я и забыла, как выгляжу на самом деле», — в панике подумала Вера и покосилась на Дженна Дасса, а потом догадалась взглянуть на его отражение, благо изнанка зеркала показывала и духов.

Вот он выглядел почти так же, как настоящий. Но именно что почти: тот, в отражении, казался старше, черты лица — еще резче, волосы поредели и поседели на висках, глаза глубоко запали, их обвело тенями, и весь Дженна Дасс был словно… полинявшим, что ли? Иного сравнения на ум не шло.

«Не доверяйте тому, что увидите в зеркалах, — вспомнила она прощальные слова Файрани, — они всегда лгут. И не забывайте о том, что в отражении все видится с точностью до наоборот».

Вот только знать бы, как это понимать…

— Ладору говорил, изнанка зеркала показывает истинную суть, — нарушил молчание Дженна Дасс.

— В таком случае не мешало бы протереть стекло, а то изображение тускловато, — ответила Вера, не собираясь вдаваться в дискуссию.

Впрочем, он явно был иного мнения, а потому продолжил:

— У таких, как мы, внешняя оболочка долго не меняется, а вот изменения духа более заметны. Особенно если смотреть вооруженным глазом, а не проецировать на дух черты телесного облика.

— Твоя теория не выдерживает никакой критики, — Вера покачала головой. — Я никогда не видела тебя во плоти, не забывай, а потому не могу придать твоему духу какое-то обличье в своем воображении. А сама я не настолько стара, чтобы мой дух выглядел настолько непрезентабельно.

— Тогда как ты объяснишь это зрелище?

— Очень просто: зеркала и так-то лгут, а уж их изнанка, скорее всего, и вовсе не покажет правды, как ни бейся, — ответила она.

— Что ж, может быть, ты и права, — произнес он после паузы и снова взглянул на свое отражение. — Так говорил Ладору, и я принял его слова на веру: кто, в конце концов, был зеркальных дел мастером?

— А сам он как выглядел?

— Почти так же, как и вживую. Но он, как я уже говорил, был молод не только духом, но и телом, а потому различия не бросались в глаза, как у нас с тобой.

— Вполне вероятно, он ошибся.

— Да, и такое возможно, — согласился Дженна Дасс.

Судя по выражению лица, что-то не давало ему покоя, но делиться этим он не собирался.

— Что дальше? — спросила Вера, устав молчать. — Помнится, ты так бойко рассуждал о том, что приманивать Зазеркальщика лучше на тебя, ты ведь получил отпечаток духа Рана, а чудовище почему-то охотится за ним и его родней… Почему, не скажешь?

Дженна Дасс не ответил.

— А я попробую догадаться, — продолжала она по наитию. — На самом деле оно ищет вовсе не Рана. Оно ищет тебя.

— Что за чушь? — нахмурился он.

— Вовсе не чушь. Ты сказал, что стал недолюбливать зеркала с тех пор, как Зазеркальщик утащил Ладору у тебя на глазах. Конечно, ты недоговариваешь, но мне кажется, ты что-то замечал после его гибели, и, наверно, не раз. — Вера перевела дыхание. — Очевидно, чудовище запомнило тебя и искало, только это не так-то просто сделать, когда ты находишься здесь, на изнанке, а снаружи — сотни связных зеркал! Пока доберешься до того, по которому ты с кем-то общаешься, ты уже успеешь прервать вызов.

Дженна Дасс усмехнулся, потом спросил:

— Полагаешь, эта тварь впитала не только дух Ладору, но и его обиду?

— Почему нет? Это бы все объяснило! Скорее всего, ее выпустил или просто случайно показал дорогу Ладору, а убежать от нее не сумел. Больше она никого не тронула, иначе сохранились бы страшные рассказы о связных зеркалах, а их популярность серьезно упала бы. Твари был нужен именно ты, тебя она и искала, — Вера ткнула пальцем в его грудь. — Но ты повстречался с Вирра Марой и исчез. И тварь исчезла. Наверно, она поискала тебя какое-то время, а потом… не знаю, ушла туда, в глубь Зазеркалья. Может быть, это пространство ей не подходит, как знать? Или она все-таки выбиралась на охоту, но так редко, что никто не заподозрил неладного? Потому и баек никаких нет…

— Но зачем она появилась вновь? — задал резонный вопрос Дженна Дасс. — Когда погиб Лирра Наль, я все еще тосковал, заточенный в камне.

— Наверно, дело в зеркале… У Лирра Наля было зеркало работы Ладору, так написала его вдова, — ответила Вера. — Их не так много сохранилось… Вдобавок Лирра Наль — Айярей, как и ты. Это уже два фактора. И вы здорово похожи внешне. Право, я не знаю, какое именно стечение обстоятельств было тому причиной, но что случилось, то случилось: кузен Императора погиб, а его любовница уцелела. Только вот тоже, как и ты, до конца жизни сторонилась зеркал.

— В самом деле? — Он нахмурился. — Возможно, успела что-то разглядеть?

— Неизвестно, — вздохнула она. — Так или иначе, умерла она своей смертью, хотя… подозреваю, контакт с зеркалом имел какие-то последствия, иначе бы она прожила намного дольше. А потом везение оставило ее дочь, зятя и внуков… Я бы решила, что тварь бродила только по связям семейных зеркал, но нет ведь: сперва погиб какой-то торговец, а потом уже дочь Риалы. Могло выйти так, что Зазеркальщик выслеживал ее все эти годы?

— Наверно, — ответил Дженна Дасс, не глядя Вере в лицо. — Если на ней остался отпечаток Лирра Наля, да еще сама она была нашей крови… Он мог чуять запах, назовем это так, чтобы не изобретать на ходу новые термины. Во всяком случае, Зазеркальщик его не позабыл и, едва лишь почуяв, устремился к добыче.

— Пожалуй, так, ведь запах ее потомков был ему знаком, — кивнула Вера. — И все-таки чего-то здесь не хватает! Какой-то малости…

— Извини, ничем не могу помочь. Я знаю об этом не больше, а то и меньше твоего.

— Куда ты смотришь?

— Вон туда, — указал он и улыбнулся. — Мне кажется, Соль Вэра, нам пришла пора распрощаться…


Глава 23 | Злые зеркала | Глава 25







Loading...