home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

— Так ты что… солгал Мирайни?

— Конечно, — ничтоже сумняшеся ответил он и принялся собирать разлетевшиеся по комнате листы. — Я принес кровную клятву только вам, госпожа, а не ему. И от бабушки я унаследовал не эту связь, а только несколько слов.

— Оставь бумажки! — Вера перехватила его руку. — Расскажи лучше, что ты узнал? И как? Только не говори, что Риала явилась тебе в зеркале!

— Вот уж нет. — Ран выпрямился и посмотрел ей в лицо. — Зеркала по обычаю завешивают после чьей-то смерти. Или этот обычай не везде соблюдают?

«Надо же, у нас ведь тоже есть похожее поверье», — мелькнуло в голове, вслух же она спросила:

— Ты же сказал, что бабушка жила отдельно, значит, занавешивали их в ее доме, а не в вашем, разве нет?

— Мало ли что я сказал, госпожа.

— То есть снова солгал? Надо думать, и помнишь ты бабушку превосходно?

— Ну да, — он едва заметно усмехнулся. — Я проводил с ней почти все время с тех пор, как вышел из младенческого возраста. Так было лучше для всех, а если бы отец еще позволил бабушке забрать меня, вышло бы совсем хорошо. Но нет, какое там…

— Понятно, ты был в его власти, как же можно выпустить тебя из рук? — Вера поморщилась. — Знаю таких людей. Но ты снова отвлекся: как тебе удалось повидать Риалу после ее смерти?

— На самом деле, — помолчав, ответил Ран, — я даже не уверен, будто мне это не померещилось. Помню, бабушка давно уже недомогала, ей делалось то лучше, то хуже…

— А позвать хорошего целителя нельзя было? Или снова вмешался твой отец? Лекари ему тоже были не по нраву?

— Госпожа, не нужно делать из него чудовище. Приглашали целителей, я помню двоих или троих. И помню также, как матушка жаловалась — плату они берут большую, а не то что вылечить бабушку, но даже и определить, что с ней такое, не могут.

— Так и не выяснили?

Ран покачал головой.

— Может, позже взрослые что-то обсуждали между собой, но меня на такие беседы не приглашали, а спрашивать было бесполезно. Да и что я мог понять в том возрасте?

— Верно… Так, мы ушли куда-то в сторону. — Вера запустила пальцы в кудрявые волосы. — Риала болела, значит, ты не мог быть рядом с ней?

— Она звала меня, когда ей становилось получше, — ответил он, — но если чувствовала ухудшение, сама выгоняла прочь. Должно быть, не хотела, чтобы я видел ее в моменты слабости.

— Это у вас точно семейное, — пробормотала она. — И что дальше?

— Одним дождливым вечером… — Ран бросил взгляд за окно и уточнил: — Не настолько дождливым, конечно. Тогда всю неделю моросило, и это было невыносимо: я совершенно никуда не мог деться. К бабушке нельзя, наружу тоже, там грязи по колено…

— Неужели ты еще не умел читать?

— Умел, конечно же. Но, во-первых, книг в доме не так много, и те взрослые, а во-вторых, читать несколько дней кряду я и теперь не смогу, не то что в детстве.

— Плохо тренируешься, — сказала Вера. — Нужно будет заглянуть к Реннису и составить для вас троих списки литературы, а то вы совсем обленились! В смысле мускулы упражняете, — она ткнула Рана кулаком в твердокаменное плечо, — а вот мозги ваши, похоже, изрядно закостенели. Ничего, я это живо исправлю!

— Только не говорите, что заставите нас пересказывать прочитанное, госпожа! Это слишком жестоко…

— Захочется мне — прикажу по ролям сцены разыгрывать, — заверила она. — Тебе пойдет роль неприступной принцессы, имей в виду.

— У принцесс обычно роли без слов, — не остался он в долгу, — так что я переживу.

— Специально для тебя я найду какую-нибудь историю с деятельной героиней, — сказала Вера, решив, что при необходимости и сама сможет сочинить что-то в этом роде.

Можно подумать, мало она перечитала приключенческой литературы! Приспособить пару незамысловатых сюжетов к здешней истории и мифологии — вот и готов роман.

«Почему бы и нет? — подумала Вера. — Женщины-исследователи здесь есть, но вот женщин — авторов развлекательных книг мне что-то не встречалось. А раз так, то Соль Вэра легко может стать первой! Можно будет заняться на досуге…»

— Пошутили, и будет, — сказала она. — Значит, ты маялся от безделья? И что было дальше?

— Меня отправили спать, — ответил Ран, — и я, помню, быстро уснул.

— Ты всегда был послушным мальчиком.

— Просто под шелест дождя хорошо спится, госпожа. Правда, мне показалось, что не успел я закрыть глаза, как меня разбудили.

— Кто?

— Бабушка. — Ран задумался, вспоминая. — Я удивился: в тот день она вовсе не выходила из своих покоев, я видел ее только утром, и то буквально на минуту. И я подумал: может, к вечеру ей стало лучше? И потом, это для меня было уже поздно, а взрослые-то в такую рань спать не ложились…

— Поэтому ты и не удивился, — заключила Вера.

— Именно. Я хотел что-то спросить, но бабушка приложила палец к моим губам, и я не смог вымолвить ни слова, — продолжал он.

— Испугался, наверно?

— Не особенно. Решил, что она задумала какую-то шалость и мне лучше не шуметь.

— Бабушка? Шалость?.. — не поверила Вера своим ушам.

— Да, госпожа, а что в этом такого? — недоуменно взглянул на нее Ран. — Она ведь вовсе не была дряхлой развалиной, которая может только сидеть в кресле у камина. До болезни она частенько брала меня покататься верхом.

«Голова твоя дубовая! — выругала себя Вера. — Не забывай, что в жилах Риалы текла кровь шиарли, а они до старости могут выглядеть молодо! Иначе как бы она выдавала себя за Райну? Тем интереснее, кстати, от чего она умерла…»

— И что потом? — спросила она.

— Бабушка села на мою кровать, погладила меня по голове, как обычно, а потом сказала: «Я погасила звезду на восходе».

— И все?!

— Нет, потом она добавила: «Семью семь кругов. И дождь такой же шел». Я хотел спросить, о какой звезде речь, но, повторяю, онемел. — Ран помолчал, потом добавил: — Бабушка сидела со мной, пока я снова не уснул. А когда проснулся утром, узнал, что ночью ее не стало.

Вера тоже посмотрела на залитое водой оконное стекло, потом кивнула:

— Сходится. Если Риала балансировала на грани жизни и смерти, а вдобавок шел дождь, ее дух мог далеко не сразу отправиться по дороге предков. Либо же у нее хватило умения для того, чтобы последние силы вложить в путешествие своего духа к тебе. Ты, должно быть, вовсе не просыпался, иначе не почувствовал бы прикосновения.

— То есть бабушка мне приснилась?

— Можно и так сказать. Пришла в твой сон, чтобы передать нечто важное… И снова сходится, — сама себе сказала Вера, — смерть оборвала клятву лично Денна Риалы и развязала ей язык. Клятва-то перешла к твоей матери, над этим Риала была не властна, но вот поведать тайну она почему-то решила именно тебе.

— Я ведь все равно не понял, что это означало, — усмехнулся Ран.

— Постой, ты родителям об этом рассказал? — спохватилась она.

— Я упомянул, что бабушка мне приснилась той ночью, но расспрашивать меня никто не стал, было не до того. А о ее словах я умолчал. В конце концов, она явно не желала, чтобы их услышал кто-то еще.

— Ну и дела… — Вера снова взялась за голову. — Что же выходит? Наш убийца предполагал, что Риала могла передать тайну таким вот образом? Может, он ухитрился вызвать ее дух… хотя лет-то сколько прошло, поищи ее, она ведь не самая выдающаяся волшебница тысячелетия! Так вот, разговорить дух не каждому под силу, особенно если он позабыл большую часть своего земного существования, но по косвенным намекам понять, что тайна досталась наследникам, еще можно…

— И обнаружить след кровной клятвы Мири на матушке этот некто тоже мог, потому и взялся за нее. Отец… очевидно, он просто оказался рядом. Непонятно лишь, почему пострадали братья! — единым духом выпалил Ран. — Очевидно же, что до своей смерти матушка никому ничего не могла рассказать, даже если бы и знала!

— Вот в мотивы-то все и упирается, — пробормотала она. — Логики не вижу, хоть убей… Почему только братья, а не сестры? Почему живы племянники? Чего ради подводить под обвинение тебя? Про Мирайни мы уже говорили: он сумел бы убрать свидетелей без лишнего шума и таких вот… м-м-м… странностей. Но кто, если не он?

— Если б я только знал, госпожа, — мрачно ответил он. — Я полагал, что, сделавшись Гайя, оставил прежнюю жизнь позади, а у нее, похоже, иное мнение!

— Да уж… Хорошо, попробуем зайти с другой стороны. Что случилось за семью семь кругов до смерти твоей бабушки?

— Понятия не имею, — честно сказал Ран. — Может, неурожай или там наводнение? Не зря же она упомянула о дожде!

— Проще начать с даты, — пробормотала Вера.

У Соль Вэры была идеальная память: все, что она когда-либо изучала, читала, даже видела мельком, оседало в ее голове навсегда. Правда, поддерживать в этой голове порядок было делом нелегким, но оно того стоило: порывшись в залежах ненужной вроде бы информации, можно было выудить самые неожиданные факты. Но не в этот раз…

— Ничего не могу вспомнить, — покачала она головой. — Либо это было настолько незначительное событие, что я о нем даже не слышала, либо…

— Его замолчали нарочно?

— Или, как вариант, оно имело значение только для Риалы и тех, с кем она была связана. Но нужно еще поискать, — решила Вера. — Я могла ничего не слышать об этом, потому что была… Да, точно, за пару лет до этого меня занесло в Дагаран, и выбралась я оттуда только еще через три года.

— Что, скрывались от воинственных местных жителей по горам и долам? — ядовито спросил Ран.

— Скорее это они от меня скрывались в тщетных попытках уберечь секреты предков, — честно ответила она.

— А войну не вы развязали?

— Какую еще войну? — неподдельно удивилась Вера. — Или ты имеешь в виду тот дурацкий приграничный конфликт? Ну, допустим, в том была доля моей вины, но согласись, в итоге все сложилось к лучшему!

— Ну да, только северный Дагаран до сих пор поделить не могут, — пробормотал Ран. — Но ладно, речь не о том…

— Именно. Пожалуй, нужно поднимать императорские архивы.

— Думаете, там может оказаться упоминание о нужной дате?

— Почему бы и нет? — пожала она плечами. — Если не окажется, тогда будем думать дальше. В любом случае придется ехать в столицу!

В самом деле: Ханна Соль запретил пользоваться зеркальной связью, и что, прикажете гонца посылать с письмами? Может, еще голубиной почтой воспользоваться?

— В архиве, напомню, служит наш старый знакомый Квон Арлис, — сказала Вера. — И если он не сумеет отыскать хоть какой-то намек на искомое, я ему голову оторву! Не затем я ему жизнь спасала, чтобы он бездельничал…

Судя по выражению лица Рана, он Арлису искренне сочувствовал: оказаться должником Соль Вэры не пожелал бы никто, пребывающий в здравом уме и твердой памяти. Ладно еще он сам: как телохранители обязаны положить жизнь за свою госпожу, так и она должна заботиться о них… Правда, Вера тогда сделала чуточку больше, чем среднестатистический господин для своего вассала, но она предпочитала об этом не напоминать. Все-таки не чужие, столько лет бок о бок… и не только бок о бок.

Арлис же был ей чужим, и то, что удалось сперва освободить его тело, захваченное духом давно почившего мага, а затем вернуть дух хозяина на место, следовало считать величайшей удачей в его жизни! Или же величайшим проклятием: со своих должников Соль Вэра спрашивала не стесняясь, и Вера не собиралась отступать от этой традиции.

Так или иначе, бывший ректор школы Примирения еще неплохо устроился: архивариус в Императорской библиотеке — должность не из последних. Он мог бы и в Научное собрание вступить, если бы во время всех перипетий с мятежным (и буйным) духом Дженна Дасса линии силы Арлиса не пострадали настолько сильно. Не фатально, вполне обратимо, но для того, чтобы восстановить прежние способности, ему требовались годы и годы. Ну а поскольку Ханна Соль предпочитал глаз с подобных людей не спускать, то и определил его на библиотечную службу: и пользу приносит, и под присмотром. А если дать ему доступ к секретным архивам, так Арлис, может, и еще что-нибудь интересное откроет… Только теперь для начала пускай поделится своими изысканиями с куратором! Во избежание, так сказать…

Ну а старик Реннис Тин, тоже когда-то служивший в архиве Императорского корпуса, теперь обретался в школе: ученики были с ним хорошо знакомы, уважали и по-своему любили, дело свое он знал — что еще нужно от библиотекаря?

— Пожалуй, Арлис может помочь, — согласился Ран. Прежде именно ему выпадала честь сутками ворошить пыльные бумаги, но с тех пор кое-что изменилось. — Или мы вместе поищем. Наперегонки.

— Это уж как получится… — Вера протянула руку, и отложенные до поры до времени панки, повинуясь ее жесту, переместились поближе. — А пока посмотрим, чем осчастливил нас отец…

«И зачем такие роскошные обложки, если внутри всего несколько листков?» — досадливо подумала она, просматривая текст. Но большего, судя по всему, даже у Ханна Соля и Мирайни попросту не нашлось: не был Эдор Сатт птицей такого полета, за которым следовало бы пристально наблюдать. Несомненно, копни глубже, и найдется за душой Эдора что-нибудь этакое, но у Ханна Соля определенно не хватило на это времени: о гибели семейства он узнал буквально накануне. А если человек с виду совершенно добропорядочен, как следует из этих вот характеристик, значит, или действительно чист перед законом, или умеет скрывать свои темные делишки так, что искать следы — дело не одного дня и даже не одной недели.

«Искать следы, значит…» — подумала Вера и коснулась браслета, давая знак Лио, где бы он ни находился, чтобы поторопился с возвращением.

— Что-то случилось, госпожа? — заметил ее жест Ран.

— Нет, просто вы все нужны мне в полном составе, — ответила она. — На похороны твоих родных мы уже не успеем, но вот на поминальные торжества — вполне. Их ведь должны будут устроить твои племянники и сестры?

— Да, но сестры вряд ли успеют прибыть: одна живет у самого океана, другая — ближе к Эоррии. Я даже не уверен, что им уже сообщили, связь там не ахти. Помню, — добавил он, — матушка сокрушалась, что и рада бы подольше поговорить с Реной и Ристой, но какое удовольствие можно получить от беседы, если ты собеседника слышишь, а он тебя — нет? Все равно что говорить с портретом — картинка есть, а ответить на вопрос она не в состоянии.

— Связь, говоришь, скверная? — насторожилась Вера. — Интересно!

Ран нахмурился, явно уловив ее мысль: его родителей нашли возле испорченного связного зеркала, братьев тоже, но сестры не пострадали. Не потому ли, что неизвестный попросту не сумел их вызвать? Если в их краях связь затруднена, то зеркало нужно настраивать особым образом, и это как минимум. Должно быть, Эдоры уже приспособились общаться с дочерьми, но кому-то стороннему сразу наладить контакт было сложно… Вдобавок Рена и Риста — замужние дамы, и если с матерью они могли общаться сколь угодно долго (к вящему неудовольствию супругов, надо полагать), то вряд ли им так просто передали бы вызов от постороннего.

Это Соль Вэра могла позволить себе держать связное зеркало в спальне и разговаривать с кем и когда угодно (вне зависимости от желания респондента), но для многих такая вещь — предмет роскоши, ее держат в особой комнате и всячески оберегают. Не слишком хорошо знакомые с магией даже полагают, будто зеркало может испортиться от чрезмерно частого использования, а потому предпочитают старомодные способы связи, ту же голубиную почту…

— Нужно предупредить их, — сказал Ран, явно придя к тем же выводам.

— Само собой. Как думаешь, они приедут попрощаться?

— Не могу сказать, госпожа. Обе очень любили матушку, но отпустят ли их мужья?

— Ясно, тогда поступим проще… Открой окно, — велела она и поежилась, когда он исполнил приказ: — Ух, ну и ветрище!

Вера протянула руку, и на ладони ее закружился крохотный водоворот. Он делался все больше и больше, пока не поднялся на добрый локоть вверх, а воронка его не начала крениться в стороны под собственной тяжестью.

— Гайяри Соль Вэра от имени Гайяри Ханна Соля, Правого полумесяца у трона Императора, — негромко произнесла она. — Настоящим приказываю Рене, урожденной Эдор, не приближаться к связным зеркалам. Буде даже вызов последует от самого Императора — игнорировать под страхом смерти! Впрочем, если жизнь не мила, можно и ответить. Дальнейшие распоряжения воспоследуют. Скорблю о вашей утрате.

Серебристо-серая птица, будто сотканная из капель дождя, стрелой вылетела из водяной воронки, пронзительно крикнула и унеслась в открытое окно, а Вера повторила то же послание для Ристы.

Третья птица унесла распоряжение для Арлиса: пока четверка изыскателей доберется до столицы, он уже успеет что-нибудь отыскать!

— Не слишком ли вольно вы используете имя вашего отца? — спросил Ран, когда последний посланник улетел, а Вера сделала знак затворить окно.

— Ничуть! Он втравил меня в это дело, пускай теперь расхлебывает последствия… если они воспоследуют, конечно. Я искренне надеюсь, что обойдется, — честно сказала она. — Что ж…

— Госпожа, — не дал ей договорить Ран, — боюсь, я вынужден принести извинения.

— За что еще?

— Почему-то из всех ваших Гайя именно я то и дело оказываюсь в таких ситуациях, что меня приходится выручать. Мне кажется, это… ну… — он развел руками, не в силах подобрать подходящего определения. — Неправильно!

— Намекаешь, что мне стоило бы заменить тебя кем-нибудь более предсказуемым и беспроблемным? — Вера поймала его за рукав и подтянула поближе к себе. — Не дождешься. И потом, в нынешнем инциденте твоей вины нет. Вот в прошлый раз, согласна, ты свалял дурака, за что и поплатился. А больше я что-то ничего и не припомню…

— Ну как же, было дело, — буркнул Ран.

— Давно и неправда, — ответила она. — Зачем вспоминать о такой ерунде? И, кстати, не пора ли нам пообедать?

— Не помешало бы, мы ведь и позавтракать не успели, — согласился он после паузы, и, будто подслушав его слова (скорее всего, так и было), в гостиную ввалился Керр.

— Госпожа, изволите спуститься в столовую или подать обед сюда? — церемонно спросил он и тут же добавил: — Вы зачем окно открывали? Или это Ран его башкой выбил, когда от вас выброситься пытался?

— Люблю тебя за тактичность, — сказала ему Вера. — Для дела открывали, для дела… А к обеду спустимся, а то так и оголодать недолго. Лио еще не вернулся, кстати?

— Если бы вернулся, я бы с ним вместе пришел, наверно, — буркнул Керр и жестом заставил разбросанные бумаги собраться в папки и улечься на столик, который Вера по привычке называла журнальным. — Надумали что-нибудь, нет?

— Ничего особенного. Но, сдается мне, сидя взаперти, много мы не узнаем, а значит…

— Нужно съездить в Эдор, — заключил он. — Что так смотрите, госпожа? Дураку ясно: если что-то случилось с господами, то слуги наверняка в курсе. Слышали, видели… Даже по сплетням многое можно понять. А если взяться как следует…

— Вот и я так подумала, — усмехнулась Вера. — Раз отец хочет сделать из меня дознавателя, так и быть, я им побуду. Пускай только потом не жалуется!

— Вряд ли вы его удивите, вы же не знаете методов допроса, — заметил Ран.

— А я на ходу придумаю, — пообещала она. Действительно, светить кому-нибудь в лицо и грозно рычать «в глаза мне смотри, мерзавец!» не так сложно, а магия обеспечивает богатейший арсенал для допроса чересчур молчаливых. — Нужно снадобий побольше с собой прихватить, вот что. Мало ли какие понадобятся…

— Вообще-то, господин Гайяри приказал мне не показываться на глаза, — напомнил он.

— А ты и не покажешься. Никто из нас не покажется, — улыбнулась Вера. — В Эдор приедут четверо императорских дознавателей во главе… с Керром, точно! Он как раз в нужной степени обстоятельный и одновременно бесцеремонный.

— Хм… Мы с Лио — понятно, но как же вы?

— Что — я? Я буду волшебницей, приставленной к отряду для усиления. Недавно из Корпуса: кто отрядит для такого банального дела кого-то посильнее?

— Ну ладно, — сказал Керр, — внешность изменить — раз плюнуть. А вы, может быть, даже сумеете вытерпеть пару дней и никого не отправить на дорогу предков каким-нибудь особенно извращенным способом. Вот только…

— Ну, договаривай!

— Как мы объясним свое присутствие? Что дознавателям потребовалось в Эдоре?

— Ну что ты, в самом деле, сам не сообразишь? — развела руками Вера. — Господа погибли очень странной смертью, сыновья их тоже, а мы должны присмотреть за тем, чтобы последняя воля покойного… кстати, копия завещания в одной из папок, надо захватить. Так вот, чтобы эта воля была исполнена как полагается.

— Если там кто-нибудь когда-нибудь видел дознавателя, то сразу раскусит обман, — стоял на своем Керр.

— Ну и пускай. Тогда скажем, что мы из особого отдела, — фыркнула она. — И абы какими делами не занимаемся. А тут, понимаешь, все указывает на преступление с применением грязной магии, так что…

— Ну ладно, сойдет, — подумав, согласился он. — При дворе все бывали, вести себя умеем, в лужу не сядем. Но еды надо с собой прихватить, а то я там есть не рискну. Мало ли… не люблю отраву. Помереть, может, и не помрешь, но приятного мало.

— Мысль хорошая, но мы с собой столько не увезем, — с сожалением сказал Ран.

— Еще бы, с вашим-то аппетитом, — вставила Вера.

— Дожили, госпожа коркой хлеба попрекает…

— Вовсе нет, но до Эдора отсюда суток четверо, не меньше, сколько-то времени там, да еще обратная дорога…

В самом деле, взять с собой сухой паек несложно (часть можно спрятать в тот подпространственный карман, где маги могут хранить самое необходимое), но и только. Вьючную лошадь нагрузить не проблема, только ведь нужно везти еще и корм для нее и других коней: по дороге можно что-то купить, но вдруг в самом Эдоре придется обходиться собственными запасами? Они имеют обыкновение таять со сказочной быстротой, об этом Вера знала не понаслышке.

— Ничего, — утешил Керр. — Справимся. Господин Гайяри оставил пять железных коней. Он, сдается мне, хорошо представляет ход мыслей госпожи, а значит…

— А значит, нужно поблагодарить его за такой щедрый подарок! — перебила Вера и хищно улыбнулась. — Этак мы точно сойдем за особый отряд!

— Я думал, вы оскорбитесь, что он угадал ваш следующий ход, — сказал Ран.

— Еще не хватало… Пусть лучше гордится тем, что ему это удалось! — с достоинством ответила она.


Глава 3 | Злые зеркала | Глава 5







Loading...