home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

Выезжать в самый ливень не хотелось, вдобавок нужно было дождаться Лио: он нагнал бы, конечно, но спасибо вряд ли сказал бы. Ну а где он застрял, оставалось только гадать: по такой омерзительной погоде даже железоконный всадник завязнет в грязи (да еще и скакун заржавеет чего доброго, если не следить за ним как полагается), а уж обычный — тем более. Вера и ему отправила вестника, передать, чтобы поторапливался, но ответить Лио не мог: такую птичку только с виду просто сотворить, на деле же это не всякому волшебнику по силам.

«И, кстати, это слабое место в легенде, — подумала она. — Зачем мне посылать к Шегарин Лио? Это дольше. Вдобавок человека, кем бы он ни был, можно поймать и допросить, а вестник дается в руки только адресату. Лови его, не лови — бесполезно. Ну да ладно, можно сказать, что Шегарин эта вещь была нужна, вот и пришлось нагонять, чтобы вручить ей… что-нибудь».

Кстати, о шиарли: вот они-то как раз умели посылать вестников. Что уж говорить о Шеганаи Шегарин, не менее родовитой, чем Соль Вэра, и умелой волшебнице!

У Веры мысли с делом не расходились: едва успев пообедать, она снова распахнула окна настежь и занялась голосовой перепиской — как еще это было назвать?

Просьба подтвердить в случае чего, что Ран действительно догонял группу шиарли, чтобы вернуть их предводительнице нечто важное, вопросов не вызвала — надо так надо. Когда они с Шегарин согласовали даты (глупо было бы проколоться, назвав днем встречи второй день месяца вместо четвертого!), та сказала: пусть забытой вещью будет шиа-тан, нечто вроде записной книжки, способной запечатлевать и воспроизводить мыслеобразы и даже сны. Вера давно мечтала разжиться такой же, но сотворить ее было намного сложнее, чем соорудить из подручных материалов вестника. Впрочем, она уже была близка к успеху — сил-то вполне хватает’, нужно отточить умение, чем Вера и занималась в минуты редкого досуга.

Вот на вопросы о зеркальной магии Шегарин ответить затруднялась. Во всяком случае, с ходу не смогла припомнить способов убийства через зеркало. Заморочить голову — возможно, для сильного мага не так уж затруднительно, особенно если объекты намного слабее его, но это Вера знала и без нее. Другой вопрос, что делом это было непростым и долгим, а обмануть разум двоих людей одновременно не сумел бы и величайший волшебник! Просто потому, что в зеркальных миражах каждый видит свое, каждому нужны его собственные грезы и мечты…

Двое не могут мечтать одинаково, желать одного и того же, даже если это любящие супруги или близнецы, а значит, для каждого придется придумать отдельную иллюзию. Но и так непросто создать для кого-то волшебный мирок, куда он будет заглядывать через зеркало, отрешившись от забот. А сотворить такой сразу для двоих, да чтобы ни один из них не заметил неладного, чтобы чужие фантазии не вошли в диссонанс с его собственными… Чего доброго, посмотревшись в одно и то же зеркало, люди поспорят о том, чье видение лучше, и вся затея пойдет насмарку!

И еще — это слишком сложный способ убийства супругов Эдор, мелкопоместных дворян (если выражаться в привычных Вере терминах), которые и при дворе-то бывали только по большим праздникам или какой-то серьезной надобности. И тем более не объясняло смерти их сыновей.

«Не представляю, как такое возможно, — ответила Шегарин на последнее эмоциональное послание Веры. — У нас есть легенды о зеркалах, способных понемногу отбирать жизненную силу у того, кто слишком часто смотрится в них. Если он не бросит эту привычку, то рано или поздно поменяется местами со своим отражением: оно шагнет из Зазеркалья в реальный мир, заменив оригинал. Этот несчастный навеки останется за стеклом, если не найдется кто-то, способный не просто распознать подмену, но и совершить обратный обмен, а таких умельцев в нынешние времена и не сыщешь…»

— А это бы объяснило исчезновение духов, — сказал Керр, дослушав сообщение вместе с госпожой.

— Пожалуй, вот только взамен никто не явился, — покачала головой Вера. — Если бы Сатт и Камиста остались живы-здоровы, но принялись вести себя иначе, чем прежде, тогда был бы резон заподозрить подобное, пусть это всего лишь сказки, но…

— Но они умерли, — пробормотал он. — Уж прости, Ран, что вспоминаем об этом то и дело, только иначе никак.

— Я не чувствительная девица, — отозвался тот. — И с родителями не разговаривал с тех самых пор, как ушел из дома и стал Гайя. Виделся — это да: господин Гайяри должен был убедиться, что у меня не осталось невыполненных обязательств перед семьей, а потому свел нас лицом к лицу…

— Выслушал их упреки и махнул рукой?

— Нет, это отец махнул на меня рукой, — сказал Ран. — По-моему, он даже рад был, что не придется устраивать мою судьбу. Тем более я сам ее уже устроил, благодаря господину Гайяри.

— И госпоже! — напомнил Керр.

— Госпожа — это уже потом, — не согласился тот, — сперва-то я был обычным Гайя, как и ты. Нам ведь не сразу поручили это самоубийственное занятие!

— Что-что ты сказал? — поинтересовалась Вера.

Мужчины притихли, как нашкодившие мальчишки. Физиономии, во всяком случае, были очень похожими. Вера бы не удивилась, узнав, что они напропалую сплетничают о хозяйке промеж собой. Может, даже делятся эротическими фантазиями, несчастные…

— Ладно… Ясно, что ничего не ясно, — сказала она, выдержав паузу. — Пока мы не увидим те зеркала, судить рано. Жаль, что Шегарин не может поехать с нами!

— Так пригласите ее, госпожа, — предложил Керр.

— Смеешься? В смысле пригласить я могу, она не откажет, уверена… Но вот отцу и господину Мирайни вряд ли придется по вкусу вмешательство шиарли в наши дела, — ответила Вера.

— И правда что, — подумав, кивнул он. — Примирение примирением, но до открытого взаимодействия нам еще далеко.

— Именно. Посоветоваться с ней я могу, но привезти шиарли с собой — не в гости, а по такому делу, — уже перебор. Да и ждать, пока она вернется, слишком долго. Мы Лио-то дождаться не можем!

Она помолчала, потом добавила:

— Идемте спать, вот что. Время уже позднее, ничего нового мы не надумаем, а переливать из пустого в порожнее я смысла не вижу.

В самом деле: уже не только пообедали, а и поужинали, но дело с мертвой точки не сдвинулось. Кто-то сказал бы, что госпожа Гайяри со своими телохранителями очень много ест, но что поделаешь — непрестанные занятия волшбой отнимают не меньше, а то и больше сил, чем физические упражнения. Учитывая же, что Гайя сочетали оба занятия, можно сказать — они сидели на голодном пайке.

— Вы правы, госпожа, — кивнул Ран. — С вашего разрешения…

За ним откланялся и Керр, а Вера закрыла окно и перебралась в спальню, тоже просторную и скудно обставленную (и никаких балдахинов!).

«Это дело — само как зеркало, — подумала она, расчесываясь. Можно было привести волосы в порядок мановением руки, а то и усилием мысли, но Вере нравилось перебирать собственные густые вьющиеся пряди. Это успокаивало. — Не за что зацепиться. Ни единой ниточки! Но, может быть, мы найдем что-нибудь в Эдоре? Ханна Соль ведь тоже проскакал по верхам, не вникая в суть… А там может оказаться что угодно! Взять историю Риалы: как связан с ней Мирайни на самом деле? Не скажет ведь, старый пень… Ну да ничего, я сама докопаюсь!»

Она больно дернула волосы расческой и шумно выдохнула. Положительно, нужно снять напряжение. А что в таких случаях помогало лучше всего? Правильно, телохранители!

Вот только кто? Ран взвинчен, ему самому не помешало бы успокоиться… а умиротворенности Керра хватит на обоих. Гайя — это не просто телохранители, линии силы связывают их с госпожой прочнее, чем даже супругов, так что…

«В прошлой жизни ты не была такой любвеобильной, — попеняла себе Вера и сама же ответила: — Можно подумать, тогда у тебя был выбор! То есть выбор, конечно, был, но к нему всегда прилагалось столько „но“, что проще было обойтись».

Действительно: один женат, другой постоянно занят на работе и потому с трудом может выкроить время, ну а если явится — толку от него, уставшего? А о встречах без обязательств можно было только мечтать! На словах это всех устраивает, а на деле глазом моргнуть не успеешь, как в твоей прихожей поселятся мужские тапочки, в ванной — зубная щетка и бритва… а их обладатель требует завтрак, обед и ужин. Что характерно, если предложить съездить вместе за продуктами, то ему окажется некогда. Бывали, конечно, исключения, но такие редкие… И поди убеди, что тебе это все даром не сдалось. Пробовала уже, не понравилось!

«Пуганые у нас мужики, — заключила она. — Один опасается, что ты его на себе женишь, другой — что начнешь деньги тянуть. Еще и наследником осчастливишь чего доброго… А те, у которых этой дури в голове нет, давно и надежно заняты. Или собирают сливки с девиц посвежее…»

Что до обязательств, именно они и связывали госпожу с телохранителями. Четко обозначенные, не допускающие двоякого толкования, нерушимые во время всего срока действия. И это Вере очень нравилось.

«А по сравнению с Соль Вэрой ты вообще ведешь себя пуритански, — добавила она мысленно. — Хорошо, что здесь не знают таких слов!»

Надо сказать, план удался. Дело даже не столько в удовольствии тела, нет: истинным наслаждением было подбирать линии силы обоих любовников таким образом, чтобы они звучали в унисон, чтобы бурное нетерпение Рана наталкивалось на неизменное спокойствие Керра и рассыпалось пенными брызгами… Не хватало только Лио — он поддал бы жару!

Впрочем, и так неплохо вышло…

Вера сама не заметила, как заснула, а очнулась от тихого панического вопля.

— Ты что орешь? — мрачно спросила она у Керра, проморгавшись. В темноте видны были только его круглые, как у напуганной кошки, и вроде бы светящиеся зеленоватые глаза. — Ночь на дворе, весь замок перебудишь!

— Я не сплю, — заверил Ран с другой стороны, и Вера зашипела.

Ну надо же так проколоться! Всегда звала к себе Гайя, когда те были в полусне, выпроваживала точно так же, а тут… Взяла и сама уснула!

— И давно ты не спишь? — поинтересовалась она, развернувшись и подвесив над громадной кроватью огонек.

Ран лежал, закинув руки за голову, а выражение лица у него было самое что ни на есть мечтательное.

— Да как сказать, госпожа, — задумчиво ответил он, и глаза его сверкнули серебром. — С самого вечера, пожалуй. Разве что задремал ненадолго, а потом… с вами разве уснешь?

— Так ты прикидывался, скотина, — утвердительно произнесла Вера. — И весьма убедительно прикидывался! А как давно, позволь поинтересоваться…

— Проспорил! Продул Лио двадцатку! — перебил ее Керр. — Он тоже твердил: не может такое сниться, не может… И чтобы всем по очереди! А иногда даже сразу двоим… или троим… И в подробностях!

— То есть вы обсуждали подробности? — уточнила она. — Расположение родинок у меня на спине, узоры линий силы и прочие мелочи, надо полагать?

— Да как же тут не обсудить, госпожа, — пробормотал он, — если поутру рожа у кого-нибудь довольная, как не знаю у кого, и туман в глазах! Или искры, как у этого вот…

Керр перегнулся через Веру и ткнул Рана в бок.

— Задавишь! — возмутилась она, отпихивая Гайя. — Да уж… Вот и думай, то ли я плохо освоила сонные чары, то ли вы со временем к ним адаптировались?

«А может, дело в Соль Вэре? — мелькнуло у нее в голове. — То есть в ее отсутствии? Видимо, я колдую иначе, пусть и использую ее тело, поэтому… Нет, но ведь целый год волшебство сбоя не давало, так почему именно теперь?.. Слишком сильное эмоциональное напряжение одного из участников? Может быть. Как поймешь — исследований на эту тему здесь не проводили!»

Кольцо Рана подмигнуло кроваво-красным камнем, и Вера вздохнула: не иначе шуточки Триана. Он ведь перед тем, как улетучиться, что-то сделал с ними четверыми (что именно, разобраться так и не удалось), сказал еще — на добрую память. Только у драконов весьма своеобразные понятия о доброте…

— Я уже давно подозревал, что это не сны, — честно сказал Ран. — Очень уж синяки и царапины… гм… настоящие. Слыхал, конечно, что от некоторых сновидений остаются вполне реальные следы, но чтобы так часто… Керр, что ты трясешься? Вся кровать от тебя вибрирует!

— Да думаю: то ли бежать и надеяться, что госпожа не догонит, то ли зажмуриться и уповать, что она память не до самых детских лет сотрет, — сознался тот.

— А тебе хотелось бы все позабыть? — покосилась на него Вера, поудобнее устроившись на плече Рана.

— Вовсе нет, госпожа.

— И чего тогда ты испугался?

— Вас, — прямо ответил он, помолчал, а потом вдруг захохотал.

— Это ты опять от страха? — поинтересовался Ран, подумал и обнял Веру за талию.

Судя по выражению его физиономии, он ничуть не боялся. Да и с чего бы, в самом деле? Не он же силой тащил Веру в постель, а с точностью до наоборот!

— Не-ет… — сквозь смех выговорил Керр и рухнул головой в подушку, едва не придавив Веру. — Пускай Лио выспорил двадцатку, но… Я как представлю его рожу, когда он очнется… а тут…

— А и правда что, — сказала Вера и ухмыльнулась. — Давненько мы не собирались квартетом!

«Что ты творишь, ненормальная! — попытался возмутиться внутренний голос, но Вера шикнула на него: — Ничего противоестественного. А ради хорошей шутки…»

— То есть память стирать не будете? — опасливо спросил Керр.

— Лень, — честно ответила Вера. — Долго, муторно, еще забудете что-нибудь важное… Да и многое ли для вас изменилось?

— Многое! — подал голос Ран. — На сны не пожалуешься, все кивнут на твою собственную больную фантазию. А вот на вас, госпожа…

— Друг другу, так и быть, жалуйтесь, — милостиво разрешила она. — Можете даже обмениваться опытом, я не возражаю. Но учтите… что вы на меня так уставились? Сама знаю, что вы об этом никому не сможете рассказать!

— Тогда о чем речь, госпожа? — нахмурился Керр.

— Вздумаете меня делить — выгоню всех троих, — прямо сказала Вера.

Как некстати, а! В любое другое время такая ситуация ее разве что насмешила бы, но не тогда, когда ей досталось ответственное задание!

— Госпожа… — осторожно произнес Ран, — вы как-то обмолвились, что вас слишком много для кого-то одного. И добавили, что на троих будет в самый раз. Тогда мы не поняли, к чему это было сказано, а теперь, полагаю…

— Да, ты прав, — кивнула она, решив не вдаваться в подробности. Этот эпизод вспомнить не получалось, значит, Соль Вэра унесла его с собой как нечто очень личное. — Но иногда мне становится скучно, не забывай.

— Ага, а потом мы таскаем за собой зеркало с духом внутри.

— С драконом, — поправил Ран.

— Это мы уже после узнали, да и какая разница? Все равно развлекается госпожа, а таскаем мы, — вздохнул Керр. — То зеркала, то просто тела, от которых еще поди избавься! Но что ж поделать… Мы не возражаем, одним словом.

— Ни в коем случае. По крайней мере, пару ночей в месяц удастся выспаться по-настоящему.

— Да вы вконец обнаглели! — сказала Вера, переварив услышанное.

— Госпожа хочет нас наказать, — перевел Керру Ран.

— О да! — согласилась она. — И еще как!


Глава 4 | Злые зеркала | Глава 6







Loading...