home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Дождь лил как из ведра, не было видно ни зги, и только в темной массе посреди двора угадывались Ран с Лио. И еще одна тень маячила рядом — усталая лошадь; хвост и грива у нее слиплись, голову она свесила до самой земли, но заняться ею никто не спешил.

Вера, оскальзываясь на мокрых камнях, подбежала к Гайя и тут же выругалась в полный голос.

— Как ты ухитрился?.. — выговорила она, опустившись рядом с Лио на колени и отстранив Рана: сейчас тот не помогал, а только мешал.

— Госпожа, да ведь я ничего не сделал, — криво улыбнулся тот. — Старался только… поскорее…

— Ладно, потом расскажешь! Ран, ты сейчас отпусти его, я перехвачу… да, вот так. И прикрой нас от дождя наконец!

Чувство было до боли знакомым: если хоть раз доводилось сращивать разорванную линию силы, этого не забудешь. Наверно, такое ощущают врачи, из последних сил пытающиеся удержать умирающего пациента на этом свете…

Если бы Лио прискакал с торчащей в спине стрелой, кровавой раной в груди или с висящим за плечами проклятием, было бы проще, право слово! Но нет, из телесных повреждений у него имелись лишь не особенно глубокий порез, синяки да ссадины (явно следствие падений с лошади). Что касается линий силы, тут дело обстояло намного хуже: одна из них, да не какая-нибудь, а основная, на которой держались все остальные, оказалась виртуозно перерезана в нескольких местах — словно вену исполосовали тончайшими лезвиями так, что каждый порез находился почти вплотную к предыдущему.

Лио, несомненно, пытался сам зарастить эту рану, но не преуспел. Это и так-то сложно, когда задета основная линия силы, питающая остальные, а уж когда она искромсана… К тому моменту, как Лио осознал, что именно с ним произошло, сил у него осталось не так уж много. Но в то же время достаточно для того, чтобы удержаться в седле и вернуться к госпоже!

Волшебные раны — дело серьезное, и Вера сосредоточилась. Что именно случилось с Лио, можно выспросить и потом, если останется жив… а он останется, никуда не денется! Ран побывал на дороге предков — и ничего, живехонек, а Лио еще никуда и не уходил…

Это должно было быть очень просто, но ничего не выходило: Вера сводила вместе обрезанные концы линии силы, но они тут же расходились. Не морским же узлом их вязать, в конце концов! Она была уверена, что справится в одиночку, но, похоже, ошиблась.

— Гайя, руки!

Если волшебная рана никак не закрывается, значит, не устранена первопричина. А если эту причину невозможно обнаружить с первого взгляда, значит, придется поискать поглубже… И еще глубже… И еще…

— Вот они… — произнесла Вера одними губами.

— Что, госпожа? — шепнул Керр.

— Осколки. Не разглядишь без зрительного стекла, такие мелкие… засели точно в линии силы! Держите его, вы двое, а я вытащу эту дрянь…

— Госпожа, — подал голос Лио, — осторожнее… Это, похоже, не простое стекло!

— Ты чем занят? — спросила Вера, убрав с лица мокрые пряди («зонтик» Рана был безупречен и не пропускал дождя, это лоб взмок от напряжения). — Умираешь? Вот и не отвлекайся. Без тебя разберусь! Керр, посвети!

«Стекло, значит? — мелькнула мысль. — Откуда? Прыгал в окно и вынес собой раму? Или столкнулся в темноте с зеркалом? Ну не через ограду же лез с вмурованными наверху осколками! Здесь такое вроде бы не в ходу — зачем, если есть заклятия против воров?»

Чем бы ни были изначально осколки, они очень неохотно покидали человеческую плоть. Пришлось потрудиться, прежде чем удалось заставить крохотные, почти неразличимые кусочки стекла покинуть тело Лио.

— Ран, дай платок…

Белая ткань расцвела алыми пятнами, что-то блеснуло, словно крохотный бриллиант, но Вера решила, что рассматривать добычу будет позже.

Вот теперь линия силы поддавалась исправлению, и слава Великому Солнцу! Это обычный человек спокойно живет без волшебства, но даже слабый волшебник, если нанести ему подобную рану, может умереть — слишком уж тесно связана магия человека с его жизнью. Владеющего волшебством нелегко убить, если атаковать только телесную оболочку — ее не так сложно залатать, но вот если разрушить линии силы, то даже величайшему из великих придется нелегко. Через такой разрыв магия вытекает бесконтрольно, а когда организм ощущает острую ее нехватку, то мобилизуется полностью и отдает уже жизненные силы в тщетных попытках излечить рану.

Лио, конечно, был далеко не великим волшебником, но и бесталанным считаться не мог, а потому с ним пришлось повозиться. С другой стороны, будь он равен силой своей госпоже, умер бы прежде, чем успел добраться до школы! Как говорит Дэр, под напором струя сильнее хлещет…

Вера еще раз проверила, не осталось ли чего-то постороннего в теле Гайя, выдохнула и отстранила его.

— Вот видишь, — шепнул Керр Рану, — не ты один влипаешь в неприятности!

— Это, конечно, безмерно меня утешает, но… — тот взглянул на окровавленный платок в своей руке, — все равно не нравится. Прежде нас не пытались убить на каждом шагу.

— Неправда твоя!

— Хорошо, пытались, но не настолько замысловатыми способами.

— Довольно спорить. — Вера протянула руку, и Гайя помогли ей подняться на ноги. — Отнесите Лио в замок. И позовите слуг, пускай о лошади позаботятся, в конце концов!

— Госпожа, что делать с этим? — Ран протянул руку с окровавленным платком.

— Дай мне… — Она забрала вещицу. — Сейчас я выдохну, приведу себя в порядок… И мы поговорим. Слышишь, Лио? И не прикидывайся беспамятным!

— Я не прикидываюсь, госпожа… почти… — просипел тот, когда Керр закинул его на могучее плечо и понес под крышу.

И четверти часа не минуло, как все были в сборе.

— Выкладывай, — велела Вера, встав перед Лио.

Тот достаточно убедительно изображал умирающего, но спрятать здоровенный шмат ветчины на изрядном куске хлеба не успел. Очевидно, кто-то из Гайя позаботился о восполнении если не магических, так хотя бы телесных сил товарища.

— Знал бы я, что выкладывать, госпожа… — уныло сказал он.

— Начни с того, как вот это, — Вера показала стеклянное крошево во флаконе, — оказалось у тебя в груди. Причем именно в линии духа, начисто ее перерезав в нескольких местах. Уж прости, но это не тянет на случайное совпадение!

Лио помолчал, вздохнул, потом произнес:

— Это все зеркало виновато…

Должно быть, все трое переглянулись слишком уж выразительно, потому что он обеспокоился и добавил:

— Госпожа, я помнил про запрет пользоваться связными зеркалами, чем угодно могу поклясться!

— Лучше объясни, как это с тобой приключилось, — велела она.

— Да очень просто… — Лио помолчал, собираясь с мыслями. — Я как раз собирался поворачивать обратно. Думал, как лучше это проделать, чтобы своей физиономией не светить. Прикидывал даже, не нацепить ли чью-нибудь личину, потом рукой махнул — воздушные маски мне не слишком хорошо удаются, проще попросту…

— Я помню, ты умеешь гримироваться, — кивнула Вера.

— Ну вот… Я уже маску Рана снял, след сдвоил и поехал назад. А тут ваши посланники один за другим! Возвращайся скорее да возвращайся… Вы б знали, госпожа, как они бесят, когда то и дело на голову валятся и зудят над ухом, и зудят… А я ответить не могу!

— У тебя было связное зеркальце, — вспомнил Ран. — Ты что, хотел связаться с нами?

— Думал об этом, но нельзя же, я будто не помню? — Лио постучал себя по лбу. Звук оказался выразительный, звонкий. — То есть вызвать-то вас хотелось и сказать хоть пару слов… ласковых. Ну, что я впереди лошади скакать не могу, летать покамест не выучился, а быстрее по этой слякоти ехать невозможно, хоть ты обколдуйся!

— Правда, на всю дорогу сил не хватит, — кивнул Керр, и Вера согласилась.

Можно прикрыться от дождя, можно выстелить дорогу перед собой заклятием таким образом, чтобы лошадь не оскальзывалась и не спотыкалась, но надолго ли хватит всадника-волшебника?

— В общем, устал я — слов нет, — продолжал Лио. — Заночевал в каком-то придорожном притоне, рано поутру стал собираться — надо себя в порядок-то привести? Ну я и посмотрел в свое зеркальце.

— Погоди, связные ведь не отражают, — нахмурилась Вера.

— Госпожа, так их два в футляре было, — пояснил он. — Одинаковых. Связное и обычное.

— Вот, сами взгляните, — Ран протянул ей небольшую кожаную книжечку, взятую, видимо, у Лио.

Оба зеркальца — каждое с донце стакана размером, вряд ли больше, — оказались разбиты. Вернее, обычное — в осколках, удержавшихся в оправе, можно было разглядеть отражение, — треснуло, несколько кусочков стекла вывалились, а вот связное будто в пыль рассыпалось. От него осталось только мелкое крошево и след на подкладке.

— Ран, кто тебя просил хватать это голыми руками? — нахмурилась Вера.

— Я футляр зачаровал, чтобы не вытряхнуть все стекляшки, — пояснил Лио. — Хотел, чтобы вы взглянули. Его можно брать спокойно, он просто так не откроется и за пальцы не цапнет.

— И я был осторожен, госпожа, — добавил Ран. — В отличие от некоторых. Как ты ухитрился порезаться этими осколками, если они были внутри футляра?

— Погоди, сейчас объясню… В общем, стал я собираться, в обычное зеркальце глянул, грязь с физиономии стер, щетину убрал, причесался кое-как, да и пошел за своей лошадью… А на обратном пути на навозе поскользнулся! Да так неудачно, что грудью налетел на жердину…

— Дай угадаю: зеркало разбилось, — сказал Ран.

— Ну! Оба, — уточнил Лио. — И как так вышло, в футляре же были… В общем, осколки высыпались мне за пазуху, парочкой я порезался, довольно глубоко. Я их вынул — подумаешь, царапина! И поехал себе дальше, но только скоро понял — дело дрянь… Вот с того момента я уже плохо помню: знал только, что, если до вас не доберусь, не жить мне! Футляр тогда же зачаровал. А если б у меня с собой столько заряженных амулетов не было — по вашему примеру таскаю! — не успел бы…

— Но все-таки успел. — Вера протянула руку и погладила его по щеке. — Но вы мне это бросьте! Взялись, понимаешь, умирать то и дело!

— Да нас эта тоже как-то не радует, — пробормотал Ран. — Если мне будет позволено предположить, госпожа, то виной этому происшествию я.

— С какой радости? — удивился Лио.

— Не зря же господин Гайяри сказал, чтобы мы держались подальше от зеркал, а госпоже велел с меня глаз не спускать.

— Полагаешь, неизвестный все-таки охотится именно за тобой? Но чего ради?

— Чтоб я знал!

— Погодите, — остановил Керр, с силой потерев переносицу, как делал обычно в минуту неприятных раздумий. — У меня есть две идеи, но обе, по правде говоря… не очень.

— Давай любые, — велела Вера и уселась на подоконник, раскачивая ногой.

При дворе уже отметили, что костюмы дочери Правого полумесяца год от года становятся все откровеннее, только теперь она оголяется не сверху (то есть не носит больше декольте ниже талии), а снизу (то бишь все сильнее укорачивает камзолы и надевает провокационно узкие брюки, до неприличия плотно облегающие фигуру). Молодым девицам из Созвездия такие наряды были по нраву, взрослые дамы ворчали, пожилые, напротив, вспоминали молодость, а мужчины всецело одобряли новую моду…

— Первая моя мысль, — начал Керр, — еще более-менее логична. Господин Гайяри предположил, что целью убийцы может стать Ран. Лио носил маску Рана. Пускай недолго, зато личина была сработана на совесть. Ты ведь снял ее буквально перед самым происшествием?

— Ага.

— И после того в зеркало не гляделся?

— Нет, зачем? Вот до того проверял, не просвечивает ли моя настоящая физиономия, — сказал Лио. — Я, кажется, понял, к чему ты клонишь… Этот некто искал Рана и нашел вместо него меня? И перепутал из-за маски?

— Если предположить, что кто-то в самом деле умеет разыскивать людей с помощью связных зеркал, то почему нет? — развел руками Керр. — Когда ты в маске, отчасти становишься другим человеком. Вдобавок госпожа ее на совесть зачаровала, правильно? А ты хорошо копируешь повадки… Тот, кто Рана не знает так, как мы, и не заподозрит, что перед ним другой человек.

— Знаешь, чтобы найти кого-то таким способом, нужно сутками напролет заглядывать во все связные зеркала Империи! — фыркнул Лио. — И это еще должно повезти, чтобы рядом со стеклом кто-то оказался…

— А может, он и не заглядывает, — сказал вдруг Ран, хмуря брови.

— Что ты имеешь в виду?

— Что он уже там, и в какое зеркало ни посмотри…

Гайя переглянулись, а Вера уцепилась за эту мысль. Правда, ее нужно было еще как следует обдумать, поэтому она спросила:

— А вторая твоя идея, Керр?

— Она тоже странная, — честно признался он, — хотя на фоне этих вот размышлений уже такой и не кажется. Я вот что подумал: возможно ведь отследить, с кем в последний раз или два общался человек, так?

— Да, а у зеркала в Эдоре канал связи был оборван, — кивнула Вера. — Явно ради того, чтобы не удалось установить, кто был по другую сторону. У этого зеркальца тоже, кстати. Оно не просто разлетелось в пыль.

— Вот и я о том же… Скажи-ка, Лио, — продолжил Керр, — ты с кем по этому своему зеркальцу болтал и как давно?

Тот замер на мгновение, потом ответил:

— Как раз с Раном. Только это было недели три тому назад. Помните, я еще в столицу поехал, задержался… м-м-м… по личному делу, ну и сообщил. Мог вообще слуге сказать, да тот не дослушал, сразу поскакал звать госпожу. Но она оказалась чем-то ужасно занята, вместо нее пришел Ран, вот я и…

— Надеюсь, это твое «личное дело» того стоило, — мрачно сказала Вера.

— Ну… как посмотреть, — вздохнул Лио. — Там эоррийские циркачи на площади представление устраивали, а это, я вам скажу, просто услада для глаз, если кто понимает! Я три раза выступление смотрел, на четвертое бы остался, но совесть не позволила.

— Скажи прямо, тебе приглянулась какая-нибудь танцовщица!

— Нет, тогда бы я на ночь остался, — честно ответил он. — Я на жонглеров смотрел и на канатоходцев, а еще… Ладно, долго перечислять, а вы все равно не поймете.

— Ты потом объяснишь в подробностях, чем отличается прыжок эоррийского артиста с двойным переворотом назад в воздухе и приземлением на обе ноги от такого же, но в исполнении местного циркача, — постановила Вера. — Не зря же ты на них засмотрелся… Но мы что-то отвлеклись!

— С тех пор я зеркало не использовал, — заверил Лио. — В школе больших полным-полно, что обычных, что связных, а это у меня только для разъездов. Кстати, госпожа, а откуда вы знаете, как циркачи прыгают?

— От тебя наслушалась, откуда же еще? Да и видела, не первый круг на свете живу!

Не говорить же ему, в самом деле, что в прежней жизни Вера любила смотреть соревнования по спортивной и художественной гимнастике?

— Кажется, я понял, к чему клонит Керр, — сказал Ран, возвращая их к теме разговора. — То, что предположил я, слишком уж сложно: ни одному человеку… или инородцу, каким бы сильным волшебником он ни был, не под силу постоянно держать под контролем все доступные связные зеркала. А вот пройти, грубо говоря, по горячему следу — это другое дело.

— Определенная логика в этом есть, — пробормотала Вера, — но если искали именно тебя, то что мешало напасть хоть в тот раз, когда ты говорил с Лио? Нет, здесь что-то другое… Смотрите сами: сперва погибают родители Рана, затем его братья. Улавливаете?

— Это тот самый горячий след, — уверенно сказал Ран. — Родители достаточно часто общались со всеми детьми… кроме меня, конечно. Значит, самая яркая связь вела к моим братьям.

— Про сестер ты упоминал — там, где они живут, связь скверная… — протянула она. — Убийца мог и не дотянуться.

— Но как вы себе это представляете? — спросил Лио. — С чего бы вдруг братьям Рана подходить к связному зеркалу, если их вызывает незнакомец?

— Вспомни-ка Триана, — сказала Вера, — и его фокусы. Не забыл, как он однажды прикинулся моим отцом, чтобы напугать начальника стражи и заставить его открыть нам городские ворота среди ночи?

— Да уж, эту скачку с зеркалом наперевес поди забудь…

— Духи, — изрек Керр. — В них все дело. Вы это имели в виду, госпожа? Убийца сперва расправился с супругами Эдор, затем, использовав духов, вызвал их сыновей. Те наверняка решили, что на связи отец, за что и поплатились… Но дальше цепочка убийств не пошла, почему?

— Про сестер мы уже сказали, — ответила она. — Вдобавок такое деяние наверняка отнимает множество сил. Он мог вызвать их раз, другой, но не получить ответа. А тем временем нужно было заметать следы.

— Тогда понятно, почему племянники уцелели, — пробормотал Ран. — Как-то глупо связываться с помощью зеркала с тем, с кем живешь под одной крышей.

— Ты вроде бы говорил, что они уже взрослые?

— Да. А значит, могли быть заняты… Честное слово, госпожа, не помню, кто где учится и учится ли вообще, меня как-то не ставили в известность. Еще они могли просто уехать куда-то по делам, на прогулку, на свидание отправиться, наконец… А такие игрушки, как у Лио, есть далеко не у всех, они же стоят не меньше настоящего связного зеркала!

Это точно: заколдовать-то можно хоть осколок бутылочного стекла, вмазанного в глину, — для оценки важны именно чары, а не чистота зеркала и его оправа. То неподъемное чудовище на позолоченных львиных лапах, в котором долгое время обитал Триан, само по себе стоило дорого — за счет размера и тонкой работы, но как связное зеркало не слишком ценилось до тех пор, пока им не завладела Соль Вэра. Прежде оно обеспечивало связь только в пределах Таговера и окрестностей, даже до столицы не добивало, а вот после ряда усовершенствований… О, оно оценивалось не золотом, а бриллиантами по весу! Теперь, впрочем, тоже: не в каждом зеркале обитает мятежный дух драконорожденного волшебника (с которым, впрочем, так и не удалось найти общий язык).

— Значит, прочие уцелели только потому, что у злоумышленника не хватило времени, — пробормотала Вера. — Он замел следы, в буквальном смысле оборвал все связи, но попыток отыскать тебя не оставил. И делает он это при помощи духов твоей родни… Полагаю, не нужно объяснять, как именно?

— Что-то очень уж нехорошая картина вырисовывается, госпожа, — после долгой паузы произнес Лио. — Чтобы удерживать столько духов, использовать их, да еще искать по всей Империи одного-единственного человека по очень-очень зыбким зацепкам, нужно быть, во-первых, невероятно сильным волшебником, а во-вторых, совершенно чокнутым!

— В самом деле, зачем такие сложности? — поддержал Керр. — Это ведь не тайна. Легко узнать, что бывший Эдор Ран теперь зовется Гайя Раном и входит в свиту дочери Правого полумесяца! Если наш злоумышленник не может поинтересоваться при дворе, мог бы узнать в Эдоре: будто тамошняя челядь не знает, у кого служит младший господский сын…

— Вот-вот, а уж убедившись, что наш Ран — это тот, кто ему нужен, он мог бы спланировать нормальное убийство, а не это вот… — махнул рукой Лио, — непонятное действо с лишними жертвами. Взять меня — ведь едва не умер только потому, что с Раном разговаривал… Ох, госпожа, нужно того слугу предупредить, чтобы к зеркалам не подходил, а то мало ли!

— К ним вообще никто не подойдет без моего разрешения, — сказала Вера, — об этом я позаботилась в первую очередь.

Она помолчала, потом добавила:

— В общем и целом идеи Керра и наши домыслы уже складываются в более-менее жизнеспособную версию. Остается лишь понять, кому и зачем понадобилось все это.

— Вот чует мое сердце — это кто-нибудь вроде нашего одержимого, — проворчал Керр. — Я имею в виду Дженна Дасса, конечно. А Ран… наследник какой-нибудь знатной шиарлийской семьи. Мало ли, вдруг родовая магия только к нему перешла? Дальше сами придумаете, это просто.

— Кстати, чем не версия? — согласилась Вера. — Но проверить невозможно… Хотя почему? Вернется Шегарин — попробуем!

— Госпожа, она уже говорила, что, хоть во мне есть кровь шиарли, я ничего не унаследовал, кроме внешности, — покачал головой Ран. — Но если и так, кому нужен потомок по женской линии? Да еще невесть в котором колене…

— Не скажи, бывает, что и за такими открывается настоящая охота… Прямо как за тобой!

— Вы еще скажите — братьев прикончили, чтобы они не смогли претендовать на мое наследство.

— Ну да, а до племянников добраться не успели. Сестры не наследуют, они замужние, только их дети… — Вера взъерошила волосы. — Словом, достаточно на сегодня. Мы и так преотлично запутались, нужно сделать перерыв.

Керр с Раном выразительно переглянулись, потом уставились на нее, и Вера едва заметно кивнула.

— Вы что так на меня уставились? — с опасением спросил Лио. — Я, никак, малиновой шерстью обрастаю? Госпожа меня прокляла, пока я был в отъезде, что ли?

— Нет, ты выглядишь очень неплохо для несостоявшегося трупа, — заверила она и, спрыгнув с подоконника, взяла его за руку. — А поскольку ты все-таки не умер, хотя попытка была весьма интересной, то драгоценного камня не заслужил…

Лио невольно вздрогнул и отдернул руку, когда кольцо Гайя изменилось — теперь в нем, глубоко утопленный в темном металле, сверкал осколок голубоватого, в тон глаз владельца, стекла. Ну ладно, не стекла, горного хрусталя — Вера была все-таки не настолько жестока.

— А я, — сказал Керр, увидев это, — все-таки предпочитаю украшения без… гм… посторонних вкраплений. Очень мне, знаете ли, жизнь дорога!

— И пусть твое кольцо остается гладким как можно дольше, — без тени улыбки ответила ему Вера.


Глава 6 | Злые зеркала | Глава 8







Loading...