home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 9

Эдор встретил их тишиной и унынием.

— Спасибо, у вас тут подъемного моста нет и рва с какими-нибудь тварями, — проворчал Керр, когда ворота наконец открылись и незваных гостей впустили во двор.

— Раньше был, — лаконично ответил Ран. — Но твари с голоду передохли.

— А ров засыпали?

— Зачем? Сам зарос. Вон, гляди, еще заметно, где он был…

Керр пригляделся к ручью, текущему вдоль стен поместья.

— Вижу. Повезло вам, значит, что вас никто захватить не пытался!

— Вовсе нет, — сказал Ран. — Пытались-то многие, но все потерпели неудачу.

— Это почему же? Я что-то не слыхал о великих воинах Эдора! — Да и Император, надо думать, как-нибудь отметил бы твоих предков, если они мужественно сдерживали врага на последних рубежах обороны или что-то в этом духе…

— Видишь ли, в чем дело… — Ран спешился и подал руку Вере. — Воины у Эдора, конечно, были. Но мало. А потому предки мои предпочитали сразу же сдаваться на милость противника. И так раз десять за время течения конфликта.

— Удивительно, что их не истребили за такую… гм… беспринципность, — вставил Лио.

— Они были удобны. Эдор испокон веков использовали как место, в котором даже злейшие враги не поднимут друг на друга оружия.

«Демилитаризованная зона», — невольно подумала Вера, оглядываясь. Серые стены, кое-где густо поросшие вьюнком, выглядели до крайности уныло, однако в целом сооружение выглядело способным выдержать серьезную оборону.

— И нашим, и вашим? — спросил Керр. — Ну, в общем, удобная позиция. Главное, не наобещать какой-нибудь из враждующих сторон больше, чем можешь исполнить.

— Само собой. Но предкам как-то удавалось выкручиваться.

— И неплохо, — сказала Вера. — Раз род до сих пор не прервался. Довольно разговоров, к нам кто-то идет…

— Я же заглушил лишнее, госпожа, не маленький ведь, — ответил Керр, но умолк.

К ним приблизился невысокий сутулый человечек с серебристой траурной повязкой на плече — точно такого оттенка была пыль на дороге предков, Вера видела. Должно быть, тот, кто ввел траур такого цвета, тоже там побывал…

— Что угодно господам? — проскрипел человечек, низко кланяясь.

Вера, однако, видела, каким взглядом он окинул и гостей, и в особенности их коней. Она могла ручаться, что он уже составил мнение.

— Мы, — начал Керр, глядя на него сверху вниз, — явились в поместье Эдор, чтобы исполнить волю Императора, да пребудет с ним Великое Солнце!

— Ничтожный слуга не ошибется, если предположит, что господа — императорские дознаватели? — прошелестел тот.

— Доводилось сталкиваться? — ласково спросил Лио, наклонившись к нему, и Вера удивилась тому, насколько переменилось его лицо. Обычно приветливая улыбка превратилась в недобрый оскал, глаза сделались холоднее льда, а прищур не сулил ничего хорошего. — Ты угадал. Доложи хозяевам о нашем прибытии. И покажи, где здесь конюшни, — мы сами позаботимся о лошадях.

Он похлопал ладонью по плечу своего скакуна, и пустотелый металл отозвался глухим гулом. Учитывая то, что конь стоял неподвижно, а Вера незадолго до прибытия вспомнила о Дикой Охоте и заставила пустые глазницы вспыхнуть ледяным огнем, выглядело это достаточно впечатляюще в наступивших сумерках.

— Конюшни здесь, господа… Как прикажете доложить?

— Ты ведь уже угадал, кто мы такие, — ответил Керр, — так и доложи. Имена мы способны назвать и сами.

— Напутаешь чего доброго, — добавил Ран, когда слуга рысцой помчался прочь и вряд ли мог его расслышать.

— Знаешь его?

— Конечно. Это Тики… Ну, сами видите, какой из него привратник. Прежде он при кухне служил, подай-принеси…

— Интересно, куда прежний делся, — пробормотал Керр. — И охрана… У вас же была охрана?

— Была. — Ран, прищурившись, оглядел стены. — Но я что-то никого не вижу. Странно, почему…

— Это все интересно, но не пора ли нам познакомиться со здешними обитателями? — перебила Вера.

— Да, госпожа… Кстати, как вас называть-то? — спохватился Керр. — Нам вы имена сочинили, а свое не назвали.

— М-м-м… Цеви Таш, — придумала она на ходу. — И довольно называть меня госпожой! Проговоришься — отлучу от сочинения трактата, так и знай!

В конюшне нашлись свободные денники, а конюхи кинулись было взять лошадей у господ, но замерли на полушаге под недобрым взглядом Керра.

— К ним — не прикасаться, — приказал он, когда железных коней разместили и тщательно осмотрели на предмет повреждений. Таковых не было, конечно же, но следовало вести себя как подобает. — Благо кормить не надо. А вещи мы сами заберем…

Рослый конь (на него Вера могла вскарабкаться, только если ее подсаживали) выразительно грохнул тяжелым копытом в каменный пол — только звон пошел — и пустил пар из ноздрей. У него не было легких, но удержаться и не снабдить его такой функцией Вера не смогла.

— Конечно, господин, как прикажете, — пробормотал конюх и отступил.

Дорогу указал Ран. Впрочем, несложно было сориентироваться в таком поместье — все они строились по одному принципу.

— Господа… — встретил их молодой человек приятной наружности, и Керр, замерев на полушаге, отрекомендовался:

— Рами Кесс, старший императорский дознаватель. Это мои спутники — Дар Нио, Данно Йен и, — тут он выразительно поморщился, а Вера потупила взгляд, — Цеви Таш.

Он вытянул руку, и поддельная печать на массивном перстне (Вере не сложно было замаскировать кольца Гайя) ярко вспыхнула.

Это произвело должное впечатление: очевидно, никто из присутствующих не мог и помыслить о том, что подобный знак отличия могут присвоить самозванцы! Но Вера как-никак была Искрой Кометы (если переводить в привычные понятия — крестной дочерью Императора и вдобавок его дальней родственницей), а потому не опасалась сурового возмездия за свои выходки.

— С кем имею честь? — спросил Керр.

— Эдор Ланг, — отрекомендовался юноша, глядя на них с опаской.

Вера дала бы ему лет двадцать, если бы не понимала, что ему как минимум вдвое больше. Впрочем, по сравнению с Соль Вэрой он и впрямь мог считаться мальчишкой.

Видно было, что Ланг по меньшей мере удивлен вторжением чужаков, однако спорить с императорскими дознавателями, явившимися по срочному делу (а Тики наверняка доложил, на каких конях прибыли гости), было попросту опасно.

— Я внук и сын… — добавил он, но Керр перебил:

— Внук Эдора Сатта? И сын, полагаю, его старшего отпрыска? Я вижу, все семейство в сборе?

— Вовсе нет, господин Рами, — покачал головой Ланг, — мои тетушки не смогли прибыть, их сыновья тоже. Мы рассудили: чем ждать, лучше будет, если я представлю интересы кузенов.

— Каким образом вы это согласовали? — поинтересовался Керр.

Ран с Лио рассредоточились по гостиной. Здесь было еще четверо не поспешивших представиться, и Вера заняла свободное кресло рядом с симпатичной молодой женщиной. Она так встревоженно смотрела на Ланга, что можно было предположить: это его жена или сестра.

— У меня есть их распоряжения, подтвержденные мужьями, господин Рами. Зеркальная связь быстрее и проще, конечно, но, — Ланг покачал головой, — не оставляет письменных доказательств. Вдобавок у нас не осталось связных зеркал, а купить новые мы пока не… не озаботились.

— Наслышан. Скорблю о вашей утрате, — несколько запоздало произнес Керр, и присутствующие кивнули, давая понять, что заметили формулу вежливости.

«Не оставляет доказательств, надо же! — явственно читалось в глазах Лио, который не мог не вспомнить „изобретение“ Веры. — Они совсем отстали от прогресса!»

— Господа, — средних лет темноволосая женщина поднялась из кресла возле камина, — я мать Ланга и вдова Ларта, Эдор Алойя. Позволите поинтересоваться, с какой целью вы прибыли в это поместье? Императорские дознаватели не являются, когда умирает обычный человек, каким был мой свекор… Вероятно, вам известно что-то, чего не знаем мы?

— Я не вправе обсуждать это с кем бы то ни было, — отрезал Керр, и Вера невольно залюбовалась им. Нужно было сделать профиль более чеканным, тогда Гайя стал бы вовсе неотразим! Хотя он и так неплохо смотрелся. — Мы здесь, чтобы проследить за исполнением последней воли Эдора Сатта.

— Как… последней воли? — поразилась Алойя. — Но разве…

— Вот копия его завещания, заверенная Императорской канцелярией, — негромко сказал Ран, продемонстрировав футляр со свитком. — Полагаю, наследники знали, что кому причитается?

— Судя по тому, что если не все, то многие собрались здесь, — вставил Лио, — они рассчитывали решить это в поединке, не иначе.

— Отставить шутки, — зыркнул на него Керр. — Я повторю вопрос моего подчиненного, господа и дамы: вы осведомлены об условиях завещания Эдора Сатта?

Судя по выражению лиц, о завещании они слышали впервые.

— Господин Рами, — шепнула Вера, — может быть, стоит собрать всех наследников, чтобы огласить последнюю волю покойного?

— Пожалуй, ты права, — подумав, согласился Керр. — В любом случае я хочу отдохнуть с дороги. Господин Эдор, распорядитесь приготовить комнаты для меня и моих подчиненных, а вы, Цеви, осмотрите их на предмет… гхм… неприятных неожиданностей. Должна же от вас быть хоть какая-то польза!

— Как прикажете, господин Рами, — вздохнула Вера, усмехнувшись про себя: он вошел в роль даже слишком хорошо.

— И соблаговолите оповестить всю родню, которая прибыла в поместье или только собирается явиться, что завтра я оглашу завещание покойного, — добавил Керр. — Пускай не опаздывают к завтрашнему обеду!

— Вы хотели сказать — к завтраку, господин? — уточнил Лио.

— Нет, к обеду. После путешествия под этим клятым дождем я хочу выспаться как следует. И перекусить бы тоже не помешало.

— Мы уже отужинали, господин, — сказал Ланг, — но вам подадут в комнаты.

— Благодарю, — кивнул Керр и вышел, увлекая за собой «подчиненных».

Вера готова была ручаться: задолго до вечера каждого из них попытается расспросить кто-то из домочадцев и слуг Эдора. В этом смысле Керр поступил правильно, дав им время до завтрашнего дня… С другой стороны, о явлении дознавателей с завещанием мог узнать и Зазеркальщик, и что он предпримет, оставалось только гадать. И не подходить к зеркалам без большой на то необходимости!


Глава 8 | Злые зеркала | * * *







Loading...