home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

Помещение в полицейском управлении освещалось единственным окном, забранным решеткой. В нем находились видавший виды облезлый стол, около десятка стульев, три большие медные плевательницы на резиновых ковриках. И только.

Это была унылая комната, явно предназначенная служить одной цели: ввергнуть человека в отчаяние. В ней ничто не радовало глаз. Люди, которых содержали в этом помещении, уподоблялись скотине, обреченной на убой. Они должны были покорно ожидать того часа, когда те, кто решает их участь, соблаговолят ими заняться.

Делла Стрит и Кэрол Бербенк сидели за столом возле окна. Напротив, в противоположном углу, между ними и дверью, устроился полицейский, которому было поручено «не спускать с них глаз». Он уперся локтями в стол, поставил ноги на перекладину, соединяющую ножки соседнего стула, и застыл, повернувшись к ним довольно одутловатым профилем уже немолодого человека.

Прожитые годы сделали его равнодушным к женской красоте, а долгая служба в полиции – абсолютно бесчувственным к человеческим горестям. Было совершенно очевидно, что мыслями он далек от этого мрачного помещения, составной частью которого сам является. Он отгораживал собой задержанных от двери, в чем, собственно говоря, и заключались его обязанности. Мысли его были заняты математическими подсчетами вероятности того, что в следующее воскресенье он наверняка выиграет на бегах. И мечтами о том счастливом времени, когда он уйдет на пенсию.

Однако эти приятные мысли то и дело прерывались воспоминаниями о ссоре с супругой, которая произошла утром. Он не без зависти думал, что у жены хорошо подвешен язык, что она ловко умеет нанести ему удар в самое больное место, в то время как ему приходят на ум нужные выражения лишь тогда, когда поезд ушел. В этом отношении у его жены был несомненный дар.

Да нет, черт возьми, она научилась всему у своей маменьки. Он до сих пор не мог забыть скандалы, которые ему закатывала теща, умершая десять лет назад. В то время Мейбл из кожи лезла вон, чтобы не допустить вспышек гнева у матери. Тогда она не была еще такой бесформенной толстухой. В молодости она обладала хорошей фигурой.

Ну, уж если говорить начистоту, то и он тоже здорово обрюзг. «Потерял форму», как принято теперь выражаться, после того как перестал играть в гандбол. Сейчас он уже забыл, как это случилось. Кажется, после того, как он переболел гриппом, а потом изменилось время тренировок…

Неожиданно Делла Стрит заявила:

– Я настаиваю на своем праве воспользоваться телефоном.

Полицейский нахмурился, так как ее слова прервали ход его мыслей.

Даже не повернув головы, он пробормотал:

– Когда они вас зарегистрируют, у вас будет время позвонить своему адвокату.

– Я требую, чтобы мне разрешили связаться с ним прямо сейчас!

Полицейский ничего не сказал. Он хмурился, пытаясь припомнить, из-за чего же в конечном итоге он перестал заниматься гандболом. Кажется, это было связано с его служебными обязанностями. Вроде бы это произошло в то время, когда одна скандалистка накляузничала на капитана в связи с якобы необоснованным арестом.

Делла Стрит все так же требовательно продолжала:

– Я настаиваю на своем праве связаться с мистером Перри Мейсоном, который является и моим начальником, и моим адвокатом.

– Это вам не поможет, сестренка!

– Вы слышали мои требования. И мы еще посмотрим, поможет это мне или нет. Я знаю, что по этому вопросу существуют определенные законы.

– Вы можете поговорить с лейтенантом.

– Хорошо, давайте я поговорю с лейтенантом.

– Он примет меня, когда будет готов.

– Он «примет вас»? Ну а нам-то что от этого?

– Извините, оговорился… Он примет вас, когда будет готов к этому.

– Я готова сейчас и разговариваю не с лейтенантом, а с вами.

– Я всего лишь выполняю распоряжения.

Делла Стрит покачала головой:

– Вы можете оказаться в затруднительном положении. Мистеру Перри Мейсону эта история очень не понравится.

– Мадам, лейтенанту ровным счетом наплевать, понравится это Перри Мейсону или нет!

– А когда ему что-то не нравится, – не обращая внимания на его слова, продолжала Делла Стрит, – он непременно реагирует должным образом. Возможно, он предъявит обвинение именно вам.

Полицейский с грохотом опустил ноги на пол и повернулся, чтобы посмотреть на Деллу.

– Мне? – переспросил он.

– Естественно.

– На каком основании?

– За отказ разрешить мне связаться с адвокатом, за то, что вы не согласились без проволочек отвезти меня к судье.

– Обождите минуточку! Вы ведь не арестованы!

– Тогда на каком основании вы нас здесь держите?

– С вами хочет побеседовать окружной прокурор.

– А я не желаю с ним беседовать!

– Значит, вам не повезло!

– Вы хотите сказать, что я здесь в качестве свидетеля?

– Ну, отчасти. Расследуется преступление.

– Если я задержана как свидетель, – заявила Делла Стрит, – вы должны предъявить мне судебное решение по соответствующему делу. Если же я арестована, вы обязаны незамедлительно отвезти меня к судье.

– Вот мы как раз и ждем судью! – с улыбкой заявил полицейский.

– Можете поступать по-своему, – холодно заявила Делла Стрит. – Но когда вам предъявят обвинение, не жалуйтесь и не говорите, что вас не предупреждали, у вас вид человека, прослужившего много лет в полиции. Было бы очень обидно, если бы вы сейчас сделали что-то такое, что лишило бы вас пенсии.

– Послушайте, о чем вы говорите?

– Всего лишь о том, что вы сознательно ущемляете мои права.

– Постойте! Я всего лишь выполняю приказ.

– Вам приказали держать меня за решеткой, не дав возможности связаться с моим адвокатом?

– Нет, просто велели держать… сказали, что вы должны находиться здесь.

Делла Стрит победоносно улыбнулась:

– Вы не хуже меня знаете, как будет вести себя ваше начальство. Оно непременно заявит: «Мы же просто проинструктировали данного офицера усадить женщин в приемной. Мы ему не говорили, что они арестованы. Мы считаем, что они остались там добровольно, чтобы помочь правосудию разобраться в совершенном преступлении. Мы, само собой разумеется, не говорили ему, будто они не имеют права связаться со своим адвокатом. Мы имели все основания предполагать, что, поскольку он уже давно служит в полиции, он знает, что запрещается кого-либо лишать его конституционных прав. Так что если он и нарушил закон, то исключительно по собственной инициативе. Мы ему подобных указаний не давали!»

Полицейский переполошился.

– Обождите минуточку! Ну вы совсем как моя жена: не даете мне даже рта раскрыть. Видать, все женщины одинаковы!

Он отставил зад и с хмурым видом неуклюже двинулся к двери.

Кэрол Бербенк прошептала:

– Молодец, мисс Стрит! Он перетрусил…

Полицейский закричал:

– Эй, Джим!

Минут пять девушки оставались в одиночестве, затем дверь снова отворилась, и он сообщил:

– Лейтенант вас сейчас примет.

– Мне не о чем с ним говорить.

– Но вы же хотели позвонить по телефону, верно?

– Да.

– Ну, так вы желаете пройти в комнату с телефоном или нет?

– Желаю.

– В таком случае пройдите.

Девушки поднялись, прошли следом за полицейским по коридору, в котором гулко отдавались их шаги… Полицейский распахнул дверь и с явным облегчением заявил:

– О’кей, лейтенант, вот они!

Лейтенант Трэгг сидел за простым дубовым столом с некоторыми претензиями на письменный. Перед столом полукругом были поставлены три стула.

– Садитесь, пожалуйста! – вежливо предложил он им.

Делла Стрит заявила:

– Я хочу позвонить мистеру Мейсону.

– Сначала я хочу задать вам несколько вопросов.

– Я хочу позвонить мистеру Мейсону.

– Послушайте, мисс Стрит, я не хочу вам докучать, но, когда Перри Мейсон начинает использовать вас для тоro, чтобы вы ему таскали каштаны из огня, у меня не остается иного выхода. Я намерен доказать связь Перри Мейсона с тем, что произошло, а сделать это я могу только через вас.

– А что произошло? – спросила Делла Стрит.

– Вы знаете это не хуже меня. Вы и Перри Мейсон пытались скрыть от правосудия вещественное доказательство.

– Какая ерунда! – воскликнула Делла.

– Вы же помчались на вокзал, чтобы забрать там мисс Бербенк и спрятать ее в таком месте, где ее невозможно отыскать.

– О чем это вы толкуете? Я отвезла мисс Бербенк в гостиницу и зарегистрировала ее под собственным именем… Это похоже на то, что я скрываю свидетеля? Все, что вам требовалось сделать, это заглянуть в регистрационный журнал, и…

– Да, правильно. Все проделано в высшей степени умно, но целью данной операции было спрятать свидетеля.

– Попробуйте доказать! – предложила Делла.

– К сожалению, не могу.

– Тогда на каком основании вы меня задержали?

– На том, что вы пытались скрыть вещественное доказательство.

– Какое еще доказательство? – спросила Делла.

Жестом, полным драматизма, лейтенант Трэгг выдвинул ящик письменного стола и вытащил из него пару женских туфель.

– Полагаю, вы заявите, что никогда раньше их не видели?

– Точно, не видела! – с уверенностью сказала Делла Стрит.

Трэгг насмешливо улыбнулся:

– К несчастью, ваши слова расходятся с фактами. Перри Мейсон дал указание мисс Кэрол Бербенк забрать эти туфли, завернуть их в коричневую бумагу и сдать в камеру хранения ручного багажа Юнион-терминал, получив квитанцию. Она это сделала и квитанцию передала вам. Вы взяли ее, положили в конверт и надписали на нем имя Перри Мейсона.

Делла Стрит усмехнулась:

– И все это по пунктам вы можете доказать?

Лейтенант Трэгг благоразумно промолчал.

Делла Стрит спросила:

– Ну и что случилось с этими туфлями?

Лейтенант взял в руки лупу и исследовал с ее помощью кусочек кожи чуть повыше подметки.

– С ними ничего не случилось, мисс Стрит. Туфли в порядке. Неприятности будут у вас. Эти туфли…

Внезапно широко распахнулась входная дверь, и Перри Мейсон ворвался в кабинет.

– О’кей, лейтенант, кончайте с этим!

Полицейский опасливо заглянул из коридора:

– Вы посылали за этим человеком?

– Нет! – рявкнул Трэгг.

Полицейский вошел в кабинет.

– Вон отсюда! – рявкнул он.

Делла Стрит поспешно объяснила:

– Лейтенант Трэгг, мистер Мейсон мой адвокат, говорю на тот случай, если вы собираетесь обвинить меня в чем-то. Мне абсолютно нечего сказать как свидетелю, да я и не стану ничего говорить, если только мне не вручат повестку, как того требуют правила.

Заговорил Мейсон:

– Как адвокат обеих этих молодых особ я требую, чтобы их немедленно отвели к ближайшему судье.

Трэгг сухо улыбнулся:

– К сожалению, Мейсон, сегодня воскресенье. До понедельника вы не найдете ни одного судьи.

– Не заблуждайтесь, – прервал его Мейсон. – Судья Роксман согласился заняться этим делом сегодня. Он сидит в приемной.

Трэгг медленно поднялся из-за стола и устало вздохнул:

– Ну что ж, ол райт…

Мейсон махнул Делле и Кэрол.

– Вы хотите сказать, мы можем уйти? – спросила Кэрол.

Трэгг промолчал.

Мейсон сделал пару шагов и распахнул дверь. Делла первой вышла из кабинета, за нею двинулась Кэрол.

Когда Мейсон закрывал дверь, Трэгг мстительно произнес:

– Она вернется сюда еще до полуночи, Мейсон, и тогда уже надолго останется.

Мейсон плотно закрыл за собой дверь, словно не слышал слов лейтенанта.


Глава 13 | Дело об искривленной свече | Глава 15