home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

В офисе Мейсона Кэрол Бербенк, усевшись в кресло, сразу же перешла к делу:

– Я слышала, что вам сказал лейтенант Трэгг, когда мы выходили из его кабинета. Сколько у меня времени?

– Не знаю, – ответил адвокат, – все зависит от того, арестован ли уже ваш отец и что он сказал полиции.

– Я не думаю, что им удалось заманить папу в ловушку, но только…

– Только что? – спросил адвокат, когда Кэрол замолчала.

– Он в затруднительном положении.

– Расскажите мне о том, чего я не знаю, и только правду на этот раз. Вранье лишь затруднит мою задачу.

– Я боюсь…

– Черт возьми! – возмутился Мейсон. – Я же ваш адвокат. Что бы вы мне ни сообщили, это конфиденциально!

– Я боюсь, что, если я расскажу, вы откажетесь нас защищать.

– Не глупите. Я не могу отказаться. Вы уже втянули Деллу в эту историю, я должен любой ценой ее вытащить. А для этого я должен быть в курсе решительно всего, от начала до конца.

– Мистер Мейсон, я предвижу, все это покажется вам ужасным. Пожалуйста, не осуждайте меня, пока я не закончу.

Мейсон нетерпеливо махнул рукой:

– Говорите же!

– Все это уходит корнями в то, что случилось с моим отцом много лет назад и преследует его всю жизнь. Об этом знала Дафна Милфилд, она использовала свои знания для того, чтобы вынудить папу финансировать ее мужа в Скиннер-Хиллзском проекте.

– Шантаж? – деловито спросил Мейсон.

– Не так грубо, но… Да, конечно, в сущности, это был самый настоящий шантаж.

– Вот и давайте называть вещи своими именами! – усмехнулся адвокат.

– Внешне все выглядело очень мило. Дафна Милфилд позвонила отцу, она якобы «просто хотела восстановить старое знакомство». Она, конечно, уважает его тайну. Он может полностью полагаться на ее скромность.

А через пару недель к папе явился с визитом Фред Милфилд. Он сообщил об этом скиннер-хиллзском деле, которое требовало крупных капиталовложений. Этот проект значил для него очень много, да и Дафна мечтала о его осуществлении. Ну, конечно, если затевается такое крупное дело, приходится все планы держать в тайне до тех пор, пока все решительно не будет взято тобой под контроль…

Фреду Милфилду были известны всевозможные лазейки и увертки, и он сумел договориться по поводу стратегии и тактики с еще одним человеком, по имени Ван Ньюис, с которым я ни разу не встречалась. Они делали вид, что разводят особых каракулевых овец, поэтому скупают земельные участки под пастбища. На самом же деле им откуда-то стало известно, что в этих местах может быть нефть. Надо было произвести детальную разведку.

Действительность превзошла все ожидания. Отец под предлогом рытья очень глубокого колодца на одном из приобретенных угодий начал бурение нефтяной скважины и наткнулся на нефтяной слой гораздо ближе, чем предполагалось.

– Значит, Милфилд и Ван Ньюис обманули Бербенка?

– В этом и заключалась вся трудность. Им необходимо было отыскать богатого партнера, чтобы осуществить их грандиозные планы… Надо сказать, что отец совершенно не переносит обмана и надувательства, он привык полностью полагаться на своих партнеров решительно во всем. А тут он узнал, что Фред Милфилд его систематически обкрадывает.

– Каким образом?

– Предполагалось все покупки оформлять соответствующим образом, – объяснила Кэрол, – но иногда с владельцами приходилось расплачиваться наличными, иначе они не желали расставаться со своей собственностью. Или же сколько-то доплачивалось сверх суммы, указанной в контракте, чтобы уменьшить сумму налога с продажи. Фред принялся врать отцу. К примеру, он заплатил всего тысячу долларов, а отцу сказал – пять. Поскольку все эти выплаты нигде не регистрировались, проверить правильность расчетов было крайне сложно.

– Как ваш отец это выяснил?

– Сначала он заподозрил какую-то фальшь. Поэтому днем в пятницу отправился навестить некоего Фрэнка Палермо. Он представился еще одним покупателем. Палермо он избрал потому, что тот уже заключил один контракт, значит, без колебаний подпишет другой, если тот окажется более выгодным для него.

– Ну и что он выяснил?

– Что Палермо получил наличными всего тысячу долларов.

– А сколько назвал Милфилд?

– Четыре.

– Та-ак. Ясно. Что было потом?

– Отец страшно рассердился. Он попытался связаться с Милфилдом, не застал его дома и попросил передать, чтобы тот обязательно позвонил ему в яхт-клуб.

Кроме того, отца вывел из себя еще один инцидент. Милфилд перевозил в фургонах каракулевых овец, эти фургоны были зарегистрированы на имя папы. По дороге произошла небольшая авария, пострадавший записал номер грузовика, Милфилд же не соизволил ничего предпринять в этом отношении. Отец распорядился, чтобы его адвокаты все уладили, не считаясь с затратами. Он опасался, что какой-нибудь проницательный адвокат… сделает то, что как раз сделали вы: заинтересуется номерным знаком машины, проверит, что происходит под вывеской овцеводческой компании, история с нефтью попадет в печать, и в ту же минуту подскочат цены на еще не приобретенные земельные участки.

Мейсон попросил:

– Давайте вернемся к взаимоотношениям Милфилда с вашим отцом. Что там произошло?

– Милфилд позвонил папе поздно утром в пятницу. Отец выложил ему все, что удалось установить. Понимаете, папе ничего не стоило доказать, что Милфилд мошенничает и присваивает чужие деньги. Милфилд пришел в панику.

– Что он сказал?

– Сказал, что доставит Палермо на яхту и заставит его признаться, что он солгал. Конечно, это отца не обмануло. Он понимал, что Палермо за деньги подтвердит все, что угодно.

– И Милфилд отправился на яхту? – спросил Мейсон.

– Да, но попал он туда лишь к вечеру.

– Почему?

– Милфилд скандалил, бушевал, угрожал отцу, а под конец ударил его. Отец сбил его с ног, отвязал гребную лодку Милфилда, сел в ялик и добрался до берега. Он намеревался добиться ареста Милфилда.

– Почему он этого не сделал?

– Он позвонил мне. Я вскочила в машину и помчалась в яхт-клуб, убедила отца не обращаться в полицию, пока мы не выясним, каково состояние Милфилда. Ялик был привязан у плота, я села в него и направилась к яхте.

– Что вы там обнаружили?

– Мертвый Милфилд лежал на полу. По всей вероятности, при падении он ударился головой о порог каюты на яхте.

– Почему же вы сразу не известили полицию?

– Побоялась… из-за папиного прошлого.

– А что в нем особенного?

– Несколько лет назад в Новом Орлеане папа подрался с одним человеком. Тот при падении ударился головой о железную подставку для дров у камина и умер. Свидетелей не было. Папа выпутался из этой истории, но сейчас, если полиция узнает об этом, они заявят, что в обоих случаях было совершено преднамеренное убийство. Что папа сперва сбил этого человека с ног, а потом специально ударил его головой о подставку и убил. И на этот раз проделал то же самое.

Мейсон принялся ходить взад и вперед по комнате.

Кэрол продолжала:

– Остальное вам известно. Я вернулась и сообщила папе, что Милфилд умер, папа от отчаяния ночью чуть не покончил с собой. Потом я придумала схему того, как обеспечить его алиби. Я знала, что Лэссинг с компанией находились в мотеле «Санрайз». Поздно вечером в пятницу и рано утром в субботу он звонил, пытаясь связаться с отцом. Я попросила Джадсона Белтина как можно быстрее отвезти меня в этот мотель, но, к сожалению, Лэссинг уже успел оттуда уехать вместе со всеми участниками совещания.

– Ну и что вы тогда сделали?

– Белтин заплатил за коттедж еще за сутки вперед, назвавшись одним из гостей Лэссинга.

– А вы подбросили «вещественные доказательства»?

– Да.

– Где находился в это время ваш отец?

– Скрывался в том ресторане, где мы с ним повстречались.

– Откуда полиции стало известно о том, что он там?

– Мы договорились с Белтином, что в точно условленное время он позвонит в полицию и анонимно их предупредит. Я хотела, чтобы полиция нашла папу там именно тогда, когда и мы туда приедем. И ключ от коттеджа, и все остальное было заранее продумано…

Мейсон усмехнулся:

– Вам почти удалось их провести.

– Знаю.

– Вы пытались оказать на Лэссинга давление?

– Да. И вот тут я допустила серьезную ошибку. Я позвонила Лэссингу и попросила его в качестве личного одолжения никому не говорить ничего о тех людях, которые находились с ним в коттедже. Притвориться, будто это были «большие шишки», а если кто-нибудь заинтересуется, находился ли среди них папа, не лгать, а просто отказаться отвечать на вопрос, причем так, чтобы создалось впечатление, будто отец и его деловые партнеры были там, а Лэссинг не желает давать о них информацию.

Мейсон вздохнул:

– Ол райт, вернемся к тому, что произошло на яхте… Как скоро после ссоры вашего отца с Милфилдом вы туда прибыли?

– Приблизительно через час.

– А где находился ваш отец?

– Дома. Вернее, остался в офисе.

– В котором часу вы прибыли в яхт-клуб?

– Не знаю. Еще днем. Засветло.

– Вы прыгнули в ялик, завели подвесной мотор и поплыли на яхту?

– Да.

– И обнаружили там Милфилда?

– Да.

– Где он лежал?

– Тело лежало на полу, голова находилась в паре дюймов от обитого железом порога.

– Полиция обнаружила тело в другом месте.

– Знаю, но ведь яхта накренилась, когда отхлынула вода при отливе, ну и тело перекатилось к правому борту.

– Что вы скажете про этот кровавый след?

– Я не знала, что наступила на кровь, пока не стала подниматься по лестнице. Я почувствовала характерный запах крови и увидела, что случилось.

– Что вы сделали?

– Сняла обе туфли, поднялась по трапу наверх в чулках.

– Дальше?

– Усевшись в ялик, я вымыла туфли. Мне казалось, что я чисто вымыла их. И лишь потом я сообразила, что это не так. Немного крови просочилось под подошву. А как от нее отделаться, я не знала. Поэтому-то и решила завернуть туфли в бумагу и сдать их в камеру хранения ручного багажа на Юнион-терминал.

– Пока вы находились на судне, яхта стояла ровно и тело Фреда Милфилда оставалось на месте?

– Да, как я уже сказала, оно лежало в каюте на полу, головой почти касаясь порога.

– Да-а. Необходимо найти какой-то выход из этой заварухи. Если не ради вас и вашего отца, то ради Деллы Стрит.

Мейсон продолжал расхаживать взад-вперед по кабинету. Кэрол молча за ним наблюдала.

Неожиданно Мейсон резко остановился и взял телефонную трубку.

– Они следили не за Деллой Стрит, – сказал он. – Они следили за вами. Следили в полном смысле этого слова за каждым вашим шагом. Наблюдение вел не один детектив, а несколько. Эта квитанция на сданный на хранение пакет выпала из вашей сумочки. Кто-то поднял ее и отдал Делле. Вы не заметили, как это происходило?

– Да, действительно. Припоминаю, что какой-то мужчина ей что-то передал.

– Как он выглядел?

– Лет пятидесяти, в сером костюме… На физиономии услужливая улыбка и…

– Про улыбку забудьте. Какого цвета у него глаза, волосы?

Кэрол неуверенно покачала головой:

– Нос странноват. Мне он показался неестественно широким…

– Перебит?

– Возможно. Да, весьма возможно.

– Рост?

– Средний.

– Сильный с виду?

– Широкоплечий.

Мейсон тут же позвонил Полу Дрейку.

– Пол, – сказал он, – мне нужны все данные о полицейских детективах, которые могли бы быть связаны с отделом по расследованию убийств. Конкретно меня интересует человек, который в прошлом мог быть борцом, сейчас ему лет пятьдесят, разбитый нос, широкоплечий, бледный, в сером костюме. Брось все дела, займись им.

– Почему он тебя интересует?

– Он протянул Делле Стрит бирочку на получение багажа, которую уронила Кэрол. Я попытаюсь доказать, что он относится к числу полицейских детективов и что полиция сама сунула эту квитанцию в руки Деллы. Типичная полицейская ловушка… Понял меня?

– Понял, Перри, – с сомнением в голосе произнес Дрейк, – но это будет трудно сделать, если ты…

Раздался громкий стук в дверь кабинета Мейсона.

Мейсон неслышно опустил трубку на рычаг и раскрыл дверь.

В коридоре стояли лейтенант Трэгг и двое офицеров в форме. Трэгг скромно улыбался.

– Я предупредил, что приеду за ней, Мейсон, – сказал он. – Мы готовы хоть сейчас предъявить обвинение.

– Не надо спешить, лейтенант, – серьезно посоветовал адвокат, – спешить никогда не следует, особенно в таких делах… – Потом он повернулся к Кэрол Бербенк. – Все в порядке, сестренка, – произнес он угрюмо. – Пора!

– Пожалуйста, отыщите отца и скажите ему, что…

– Не глупите, – покачал головой Мейсон. – Причина того, что Трэгг намеревается предъявить вам обвинение, заключается в том, что…

– Я взял вашего отца! – не без злорадства заключил Трэгг.

– Вот именно, – сказал Мейсон.


Глава 14 | Дело об искривленной свече | Глава 16