home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Низкий плотный туман навис над ночной водой. Звезды сквозь туман казались едва заметными булавочными головками.

Мейсон помог Делле выйти из машины. Их шаги гулко раздавались по дощатому настилу, ведущему к домику сторожа яхт-клуба. Силуэты небольших увеселительных яхт, привязанных к причалу, выглядели призрачными в смутной прохладе ночи.

В конце пирса горел огонь, и когда Камерон в своем теплом офисе услыхал увесистые шаги адвоката, сопровождаемые стуком каблучков Деллы Стрит, он вышел навстречу и приветствовал их широкой улыбкой.

– Хелло, Камерон! – сказал Мейсон.

– Добрый вечер!

– Все в порядке?

Глаза Камерона весело блеснули. Короткая толстая курительная трубка была крепко зажата у него в зубах. Вынув ее изо рта, он заговорил:

– Зайдите в дом на минутку и согрейтесь. На воде будет страшно холодно. В каюте яхты есть печка, но вы замерзнете, пока будем туда добираться. У меня на плите стоит чайник и найдется немного рома. Если пожелаете выпить по рюмочке горячего рома…

Мейсон не дал ему закончить:

– Чего же мы ждем?

Камерон улыбнулся и, взглянув на Деллу, осведомился:

– Два или три стакана?

– Ой, три! – воскликнула Делла.

– Крепость делайте по своему вкусу, – добавил Мейсон.

Камерон положил в три толстые фаянсовые кружки по большому куску масла, добавил кипятка, сахара, пряностей, после чего налил рому.

– У меня брат работает на молочной ферме, – пояснил он, – он не забывает обеспечить меня хорошим маслом, знает, что я большой любитель такого напитка… Может, вы снимете пальто?

– Нет, – сказал Мейсон, – мы отправимся, как только допьем ром, а хорошенько разогреться перед стартом не мешает.

Делла и Мейсон молча чокнулись друг с другом и принялись пить маленькими глоточками.

– Это целебный напиток, настоящий бальзам! – воскликнул Мейсон.

– Угу. Сегодня здорово подморозило. У воды по ночам бывает зябко восемь-десять месяцев в году. А мне приходится частенько обходить свое хозяйство. Сами скоро поймете, как приятно возвращаться в мой маленький уютный дом.

– Вы не чувствуете себя здесь одиноким? – спросила Делла.

Камерон несколько раз пыхнул трубкой.

– Нет, – покачал он головой, – у меня есть книги. Да и потом, сам не знаю… Чувствуешь себя одиноко в большом доме, а не в такой малюсенькой хижине, как эта, где все как в настоящей каюте. Мне скучать не приходится. К тому же сам с собой поладишь скорее, чем с посторонним человеком.

– За сколько времени мы доберемся до яхты? – поинтересовалась Делла.

– Минут за десять. Как я понимаю, вы хотите, чтобы я доставил вас туда на своей лодке с подвесным мотором и оставил на яхте. Затем около двух часов я снова приеду за вами, верно?

– Верно.

– О’кей, – сказал Камерон, – можете быть спокойны. Просто хотел уточнить время, потому что терпеть не могу оставлять свое хозяйство без присмотра, Вообще-то этого делать не полагается, но короткая отлучка повредить не сможет. Однако договоримся: вы будете готовы к отплытию, как только я появлюсь. Вы отыскали какой-то ключ к загадке?

Адвокат улыбнулся:

– Дело не в ключе. Мы хотим все как следует проверить.

– Так я и поверил!

– Конечно, мы можем что-то еще обнаружить.

– Вот это верно… Кстати, как я сегодня выглядел на месте свидетеля?

– Превосходно!

– Это хорошо, я вам не повредил, нет?

– Ни капельки.

– Прекрасно. Надеюсь, что вы выручите их обоих. Мистер Бербенк мой хороший друг. А что касается его дочери, то сразу видно, что это воспитанная и очень умная молодая леди, не какая-нибудь вертихвостка! Предупредите меня, когда будете готовы отправиться.

Перри Мейсон и Делла Стрит одновременно поставили пустые кружки на край раковины.

– Пошли! – скомандовал адвокат.

Подвесной мотор зачихал, затарахтел, пробужденный от спячки. Лодка устремилась вперед, рассекая воду и оставляя за собой расходящийся в обе стороны пенящийся след. Холодный вечерний воздух был пропитан влагой, больно бил их по лицам. Лодка добралась до канала и стала бороться с приливной волной в черных водах эстуария.

– Здесь трудно продвигаться? – заметил Мейсон.

– Постепенно ко всему привыкаешь и уже действуешь автоматически. Сначала следи за тем, чтобы край этого мыса четко вырисовывался на фоне светлого противоположного берега. Они должны находиться на одной линии. В настоящий момент они у меня точно за кормой.

Мейсон рассмеялся:

– Кажется, вы хотите, чтобы я получил лоцманские права?

Делла закричала:

– Ой, что-то там впереди! Мотор заработал потише.

– Это же яхта, – объяснил Камерон.

Они обогнули яхту и приблизились к самому борту.

Камерон спросил:

– Сумеете сами подняться на борт?

Мейсон кивнул, привстал, ухватился за холодные скользкие поручни и оказался на борту. Камерон бросил ему веревку и обратился к Делле:

– А теперь, мисс, я вам помогу.

Они вдвоем подняли Деллу Стрит на палубу яхты. Камерон тоже взобрался наверх, ухватившись за поручни, и подтащил свою лодку к самой яхте.

– Она уже легла на грунт, – заметил он.

– Точно.

– Будьте осторожны, когда она накренится. Еще какое-то время она постоит прямо, а потом уступит напору воды и резко накренится… Так вы хотите, чтобы я вернулся за вами в два часа?

– Совершенно верно.

– О’кей. Будьте осторожны, чтобы не ушибиться.

– Не беспокойтесь, все будет в порядке.

Казалось, Камерону ужасно не хотелось уходить. Он постоял еще несколько секунд, держась за поручни, мотор на его лодке монотонно постукивал, в воздухе стоял запах бензина.

– Ну так я отчаливаю. В два часа, да?

– Да, точно в два.

– Считаете, что к этому часу вы успеете все сделать?

– Наверняка.

– Тогда до встречи.

Камерон оттолкнул лодку от судна и занял свое место. Мотор ожил, заурчав громче и энергичнее, и в считаные секунды суденышко скрылось из глаз, хотя сквозь туман до них долго доносился стук мотора.

– Ну, – произнес Мейсон, доставая из кармана фонарик, – пошли вниз. Только иди осторожно, палуба очень скользкая.

Мейсон достал ключ, отомкнул замок, отодвинул задвижку и помог Делле спуститься по трапу в главную каюту.

– До чего же уютно! – воскликнула девушка.

– Да, тут неплохо, – согласился адвокат, зажигая свечу.

– А каким образом они обогревались?

– Тут есть небольшая печурка, ее можно топить дровами или углем. Она служит и для приготовления пищи, и для обогрева. Я предупредил Камерона, чтобы он загрузил ее топливом. Ага, все готово. Остается только чиркнуть спичкой.

И Мейсон действительно зажег спичку и поднес к бумаге в топке. Сразу же занялось веселое пламя.

– А теперь будем дожидаться малой воды, – заметил он.

Делла посмотрела на свои часики:

– Яхта сейчас опустилась на грунт?

– Да, она стоит килем в иле.

Судно едва заметно покачивалось.

– Ага, через несколько минут начнет постепенно крениться вбок. Так что ждать нам недолго. Я хочу точно выяснить, как тело покатится в нижнюю часть каюты и как яхта накренится при отливе.

Делла поежилась.

– Нервничаешь? – усмехнулся Мейсон.

– Немножко, – призналась она. – Тут очень промозгло и неприятно. Давайте, шеф, задуем свечу и посидим в темноте, хватит света от печки… Меня слишком хорошо видно… Любой мог бы… Вы понимаете? Через иллюминатор…

Она засмеялась, не закончив фразу. Мейсон сразу же задул свечу.

– Трусиха!

– Так гораздо приятнее! – заявила Делла. – Знаете, у меня ощущение, что за мной наблюдают через иллюминаторы.

Мейсон обнял ее за плечи.

– Выбрось эти глупости из головы. Никто не знает, что мы здесь.

Она смущенно засмеялась и прижалась к его плечу.

Огонь весело потрескивал, изредка из топки вылетали яркие искорки, отблеск пламени окрасил стены. Оба молчали, тишину нарушал только шум воды, стремящейся прочь от севшей на грунт яхты.

Яхта накренилась, но уклон пока был едва ощутим.

Мейсон взглянул на светящийся циферблат своих часов и пробормотал:

– Ну, скоро мне придется улечься вон там, на это место на полу, и притвориться трупом.

Делла Стрит с опаской посмотрела на буро-красное пятно на ковре и вздохнула:

– Мне очень не нравится, что вы туда ляжете!

– Почему?

– Это выглядит слишком зловещим. А вдруг это вызовет… Разве нельзя найти другое место?

– Нет, – покачал головой Мейсон, – я намерен провести эксперимент.

Адвокат растянулся на устланном ковром полу каюты, его голова находилась в нескольких дюймах от обитого медью порога в конце яхты.

– Нормально, Делла?

– Ну, мне как-то не по себе. Невольно начинаешь думать о призраках…

– Ох, если бы только Милфилд вернулся сюда и поведал мне о том, что и как произошло! Как бы это нам помогло!

Делла подошла к Мейсону и села рядом с ним на полу. Ее пальцы отыскали руку адвоката.

Мейсон потрепал ее по плечу и сказал:

– Не забывай, что я сейчас покойник.

Она рассмеялась:

– Ни за что не поверю, что вы чувствуете себя покойником!

– Верно, не чувствую.

Яхта слегка покачнулась, ее крен стал заметнее.

– Наклон пока слишком незначителен, чтобы я покатился к противоположной стене, – заметил Мейсон, – а вот когда это случится, мы посмотрим на часы и запишем точное время. Делла, а где фонарик?

– На столе.

Мейсон устало вздохнул:

– Да, день в суде оказался не из легких, так что сейчас мне даже этот твердый пол кажется мягким и уютным.

Делла погладила его по голове.

– Вам следует спокойнее относиться к происходящему, шеф.

– Угу, – сонным голосом согласился Мейсон. Потом спросил: – Который час?

Она взглянула на часы:

– Почти час сорок.

– Ну что же, минут через десять-пятнадцать начнется представление.

Делла Стрит изменила позу.

– Ну чего ради вы так неудобно лежите? Ну-ка, приподнимите голову! – Она положила его голову себе на колени. – Ведь так гораздо лучше! А на результаты ваших наблюдений это не повлияет.

– Нет, – запротестовал Мейсон, – голова должна находиться на полу… Я хочу выяснить все абсолютно точно… Ох, вообще-то мне просто необходимо… полностью расслабиться…

Ее пальцы гладили его брови, закрытые глаза, убрали со лба волосы.

– Лежите спокойно и ни о чем не думайте! – шепнула она с нескрываемой нежностью.

Мейсон поймал ее руку, прижал ее к губам, задержал на минуту, потом отпустил.

И через секунду ровное дыхание показало, что он заснул.

Шли минуты, ситуация не менялась, Делла Стрит боялась шевельнуться. Яхта, теперь плотно севшая на ил, казалось, перестала крениться.

Девушка сама подремывала. Тепло и полнейшая тишина, убаюкивающий шум воды снаружи, возможность дать полный отдых нервам после напряженного дня в суде в сочетании с поздним часом заставили ее тоже закрыть глаза и прижаться спиной к стене каюты.

Внезапно пол каюты закачался. Яхта какое-то мгновение как бы поколебалась в нерешительности, затем резко накренилась. Застигнутая врасплох Делла была слишком напугана, чтобы что-то сказать. Она инстинктивно вцепилась в сходни, обмякшее тело адвоката катилось вниз.

Очнувшись от недолгого сна, Мейсон чисто рефлекторно вцепился было в ковер, но тут же выпустил его, и Делла услышала сильный стук, когда Мейсон ударился о правую стену каюты.

А в следующее мгновение раздался его громкий смех:

– Ну, Делла, по всей вероятности, ты убаюкала меня, и все получилось само собой. Время вроде бы точно один час сорок три. По моим подсчетам, это случилось ровно через четыре часа и одну минуту после полной воды. Конечно, существует разница в высоте приливов, которую следует принять во внимание. Но это всего лишь несколько дюймов и…

– Что это? – испуганно спросила Делла, когда Мейсон резко замолчал.

– Слушай! – предупредил он шепотом. Они оба прислушались.

Из полнейшей темноты доносился ритмичный глухой звук, постепенно усиливающийся. В этом звуке улавливался специфический призвук, который, казалось, ударялся о корпус яхты.

– Что это? – прошептала Делла.

– Гребная шлюпка, – тихонечко ответил адвокат.

– Идет сюда?

– Да.

– Вы предполагаете, что Камерон уже возвращается за нами? Может быть, у него испортился мотор, и он…

– Слишком рано! – покачал головой Мейсон. – Сиди тихо, Делла. Где ты?

– Возле печки. Наверху, – сказала она. – А если это убийца?

– Тише! – Мейсон перебрался к ней в темноте. – Давай-ка отыщем фонарик.

– Я уже его искала. Когда судно накренилось, он, очевидно, свалился со стола… Вот, шеф, возьмите кочергу. Она тяжелая и…

Внезапно они ясно расслышали, как шлюпка ударилась о корпус яхты.

У них над головой раздались тяжелые шаги по палубе, заскрипела отодвигаемая вбок задвижка.

Мейсон потянул Деллу к проходу в заднюю каюту.

– Быстрее! Туда!

Едва они успели скрыться, как луч электрического фонарика на мгновение осветил первую каюту и тут же исчез. Несколько секунд незваный гость постоял неподвижно на месте, затем его шаги загрохотали по наклонной палубе, кто-то грузно спрыгнул в шлюпку. Заскрипели весла.

– Быстро! – крикнул Мейсон, устремляясь к сходному трапу. – Найди фонарик, Делла. Пошарь по полу в нижней половине каюты, он должен был скатиться туда.

Мейсон побежал вверх по трапу, высунул наружу голову и плечи и сразу же почувствовал, какой сырой и холодный ночной воздух.

Плотный туман вился над водой, как покрывало, приглушая все звуки, искажая перспективу.

В молочной мгле было слышно, как кто-то с панической суетливостью бестолково работает веслами.

– Эй, вы! – закричал Мейсон. – Возвращайтесь назад!

Скорость гребков удвоилась, никакого иного ответа из залитой туманом темноты не последовало.

– А вот и фонарик, шеф!

Делла сунула металлический цилиндр в протянутую руку адвоката. Он нажал на кнопку и направил луч света в туманную завесу. Это оказалось не более эффективным, чем если бы этот самый луч попытался проникнуть сквозь разбавленное водой молоко.

Шум весел все заметнее ослабевал.

Мейсон едва слышно выругался.

– Что его спугнуло? – удивилась Делла. – Мы же сидели тихо как мыши.

– Печка, – объяснил Мейсон. – Он отодвинул задвижку над спусковым трапом, навстречу ему пахнуло теплом. Он понял, что на яхте кто-то есть.

– Господи, шеф, до чего я напугалась! У меня до сих пор коленки дрожат!

Мейсон притянул ее к себе. Он выключил фонарик и стоял, прижимая к себе девушку и чутко прислушиваясь.

Единственное, что можно было ясно различить, – это падение капель сконденсировавшегося тумана с борта яхты. Других звуков не было слышно.

– Очень может быть, – сказал Мейсон, – что он перестал грести и пустил свою лодку по течению. Господи, как мне хочется, чтобы поскорее появился Камерон со своей лодкой!

Они стояли, чутко прислушиваясь. Делла забеспокоилась:

– Шеф, мне кажется, что я опять что-то слышу.

Они напрягли слух.

Едва различимый звук постепенно усиливался, превратившись, несомненно, в стаккато подвесного мотора.

– Звук доносится с той стороны, куда скрылась гребная лодка, – заметил Мейсон. – Камерон может столкнуться с ней. Только бы он поспешил!

Он включил фонарик, поднял его над головой и описал им несколько окружностей, подавая лодке сигнал увеличить скорость.

Через пару минут лодка выскользнула из тумана, мотор прекратил пульсацию, когда опытная рука Камерона направила ее к опущенному борту яхты.

– Пошли, Делла, – сказал Мейсон. – Надо спешить.

Он подхватил ее под локти, приподнял над палубой и опустил прямиком в лодку. А секундой позже стоял рядом с ней.

– Быстрее, – сказал он Камерону, – здесь только что побывала гребная лодка. Попробуем ее догнать. Она скрылась в том направлении, откуда вы появились. Минуты на две запустите мотор на полную мощность, потом заглушите… Послушаем…

– Гребная лодка? – переспросил Камерон. – У меня не брали напрокат ни одной лодки. Я…

– Не имеет значения. Запускайте же мотор!

Мотор вновь взревел, вода запенилась за кормой. По мере того как лодка набирала скорость, насыщенный влагой воздух все сильнее бил в лицо.

– Ол райт, – сказал Мейсон, – давайте остановимся и прислушаемся.

Камерон выключил мотор. Лодка заскользила по воде по инерции, урчащий звук, сопровождавший ее движение, в первый момент заглушил все остальные. Но постепенно, когда ход лодки замедлился, их охватила тишина, заполненная туманом тишина, нарушаемая лишь едва различимым плеском воды, бившейся о борта. Никаких посторонних звуков не было слышно.

Через две или три минуты Камерон сказал:

– Нет, таким путем мы ничего не добьемся, разве что случайно наткнемся на него. Он услышит, как мы приближаемся, как только мы выключим мотор, перестанет грести, а когда включим, снова заработает веслами.

– Да, конечно, – согласился Мейсон. – Мы можем предпринять единственное – прочесать это место зигзагами. Он должен находиться где-то поблизости.

Камерон сразу же включил мотор и начал прочесывать лагуну, то и дело меняя направление. Мейсон сидел на носу, вглядываясь в темноту, надеясь различить неясные очертания какого-нибудь постороннего предмета на поверхности воды.

Но он ничего не видел.

И вновь мотор смолк. Камерон сказал:

– Я больше не решаюсь заниматься поисками, боюсь сам потерять направление, отсюда не видны мои береговые ориентиры. Я совершенно не представляю, где мы находимся в данный момент.

– Ладно, – сказал Мейсон, – это равносильно поискам иголки в стоге сена. В каком направлении находится яхта? Я бы хотел к ней вернуться.

– Вообще-то я не вполне уверен, – поскреб затылок Камерон, – но попробую ее разыскать. Она должна стоять где-то неподалеку.

Он повернул лодку в обратном направлении.

– Откровенно говоря, я не имею права так долго отсутствовать на своем посту, – пробормотал он. – Ну кому может понадобиться эта яхта?

– Вот и я начинаю думать об этом… С какой целью он туда приезжал? Едва ли намеревался что-то там прихватить. Может, он знал, что мы на борту? Постойте минуточку… Так-так… Знаете, не стоит туда возвращаться. Ведь он мог…

Где-то в четверти мили от них справа вспыхнуло пламя и раздался оглушающий грохот взрыва, нарушившего тишину. Взрывная волна бросила их на дно лодки. На какое-то мгновение они оглохли.

Кормчий инстинктивно выключил мотор. Лодка какое-то мгновение плыла в тишине, которая показалась им вполне осязаемой стеной, отгородившей их от реального мира звуков.

Высоко над их головами родился непонятный воющий звук, закончившийся плеском воды в сотне ярдов левее. Затем эти плески участились.

– Обломки яхты, – пояснил Мейсон.

Камерон сунул трубку в рот.

– Надо полагать, вы как раз и подумали о взрыве, когда сказали, что возвращаться на яхту не стоит.

– И не ошибся, – угрюмо произнес Мейсон. – Давайте на берег.

Подвесной мотор завел свою песню, Камерон довел скорость до максимальной. Маленькая лодка едва не выпрыгивала из воды, затем описала большой полукруг. Мокрый туман на лицах пассажиров превратился в подобие моросящего дождя. Холодный сырой воздух пронизывал до костей, никакая одежда от него не спасала.

– Теперь уже недолго, – сказал Камерон, – будем надеяться, что я не сбился с пути в тумане.

Три человека в маленькой лодке почувствовали себя слишком замерзшими и промокшими, чтобы поддерживать разговор. Почти прямо перед ними из темноты возник береговой сигнальный огонь. Камерон взял чуть влево и уже через несколько минут повернул к берегу.

Внезапно туман поредел, и на фоне бледных звезд обрисовалась смутная громада земли. Маленькая лодка описала кривую, и как-то уж совсем неожиданно темнота впереди расступилась, появились очертания яхт, пришвартованных к пристани.

Поездка вообще-то длилась недолго, но холод в полном смысле сковал руки и ноги Мейсону, он с большим трудом вылез на дощатый причал.

Камерон выключил мотор, привязал лодку к чугунному кольцу на пристани.

– Как себя чувствуете? – спросил он участливо Деллу Стрит.

– Бр-р-р-р! – замотала она головой и рассмеялась.

Они зашагали по пристани, Камерон распахнул дверь своего скромного жилища. Их обдало теплом. Уютно тикали настенные часы, напоминая мурлыканье кошки, свернувшейся клубком в кресле.

Камерон молча включил свет, налил в три кружки воды из не успевшего совсем остыть чайника, положил специи, сахар и масло, добавил порядочно рома.

– Это именно то, что сейчас необходимо! – заявил Мейсон.

– Это спасет мне жизнь! – воскликнула Делла. – Мне казалось, я не выдержу больше. Одежда совершенно намокла и не спасает от такого пронизывающего ветра.

Камерон закурил трубку.

– Да, продувает насквозь, – согласился он.

Он открыл дверцу печки, сунул в топку пару дубовых поленьев и стал заваривать свежий чай, но вдруг замер, уставившись в окно.

– Сюда идет машина.

– Который час? – спросил Мейсон.

– Два пятнадцать.

– А мне казалось, что пролетел целый век! – засмеялась Делла.

Мейсон достал бумагу и карандаш из кармана.

– Я хочу взглянуть на ваш график, – сказал он Камерону, – интересно узнать, какая разница между сегодняшним приливом и в ночь убийства.

– Идут сюда, – сообщил Камерон, – двое. Похоже, что полицейские.

Шаги загрохотали по доскам причала как-то особенно громко и требовательно.

– Как барабан, – сказала Делла Стрит и нервно закашлялась. – Зловещий барабан.

Дверь распахнулась без стука. На пороге появились два человека. В первую минуту они не обратили внимания ни на Мейсона, ни на Деллу. Их глаза были прикованы к Камерону.

– Что это был за взрыв? – спросили они.

– Яхта Бербенка взлетела на воздух.

– Именно это мы и предполагали. Вы сегодня туда кого-нибудь возили?

Камерон жестом указал на Перри Мейсона и Деллу Стрит.

– Можете присягнуть, что они находились на борту яхты?

– Разумеется.

– Через сколько времени после того, как они оттуда уехали, произошел взрыв?

– Через пять или десять минут. Не более чем через десять.

Полицейский враждебно посмотрел на Перри Мейсона:

– Собирай свои вещи, приятель. Едем в управление.

– Не глупите, – сказал ему Мейсон. – Завтра мне надо быть в суде. Я – Перри Мейсон.

– Мне ровным счетом наплевать, что ты Перри Мейсон. Вы немедленно поедете в управление.

Мейсон спокойно объяснил:

– Когда мы были на яхте, к ней подплыла гребная лодка. Я сначала подумал, что туда кто-то явился с целью что-то забрать. Но посетитель испугался, когда открыл дверь каюты и увидел в печке огонь. Теперь-то мне ясно, что его целью было подбросить на яхту взрывное устройство с часовым механизмом. Он не знал, как скоро мы покинем яхту, и, очевидно, решил, что ему представился благоприятный случай взорвать вместе с яхтой и нас. Бомбу он наверняка подсунул, как только оказался на борту, а потом постарался поскорее скрыться.

– Как выглядел этот человек?

– Мы его не видели.

– Что за лодка у него была?

– Этого мы тоже не видели. Без мотора.

Офицер усмехнулся с видом превосходства:

– Вам следовало бы придумать что-нибудь поубедительнее. А еще адвокат…

Мейсон нахмурился:

– Бога ради, соединитесь с управлением по радио. Пусть они перекроют весь район порта. Попытайтесь задержать всех, кто сейчас тут бродит, не имея на то оснований. Возможно, вам удастся обнаружить лодку, когда человек высадится на берег, если только он уже это не сделал.

– И стать общим посмешищем, поверив в такую небылицу и подняв на ноги весь департамент? Нет, Мейсон, извините. Что касается вас, то мы свой выбор сделали. Вы и эта леди ездили на яхту. Для чего вы туда ездили?

– Изучать действие прилива.

– Интересный материал! – насмешливо произнес офицер. – Почему бы вам не сказать правду, что вы прихватили с собой эту бомбу, дождались того момента, когда вам надо было возвращаться назад, нажали на кнопку часового механизма и пустили его в ход? Рассчитали все так, чтобы вовремя смотаться.

– Не говорите глупостей! – рассердился Мейсон.

– Зачем это кому-то пускать яхту на воздух? У вас-то как раз было больше оснований, чем у других. – Офицер повернулся к Камерону: – Он сразу же возвратился назад или придумал какой-то предлог, чтобы задержаться поблизости, пока не взорвалось?

Камерон растерялся.

– Отвечайте! – повысил голос офицер.

– Все было не так, – ворчливо ответил Камерон, – мы разыскивали в тумане эту гребную лодку, прочесывали весь участок.

– Неподалеку от яхты?

– Примерно в четверти мили от нее.

Офицер обменялся взглядом со своим напарником, громко фыркнул и посмотрел на пустые чашки.

– Что в них было разлито? – спросил он. – Ром?

– Ром, – сухо ответил Камерон и демонстративно убрал полупустую бутылку в шкаф.

Офицер кивнул Перри Мейсону:

– Ладно, поехали с нами. Вы и леди, оба.


Глава 17 | Дело об искривленной свече | Глава 19