home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

В аптеке на углу висел телефон-автомат. Опустив монетку, Мейсон набрал тот номер своего офиса, который не был напечатан в телефонном справочнике. Аппарат с этим номером стоял у него на письменном столе.

Делла Стрит ответила сразу.

– Хелло, – бодро заговорил адвокат. – Ты поела?

– Нет, конечно. Вы же велели мне ждать.

– А я побывал на ленче.

– Вот и прекрасно!

– У нас есть убийство.

– Новое?

– Правильно.

– Кого убили?

– Фреда Милфилда.

– Шеф, как это случилось?

– Не знаю.

– Кто же наш клиент?

Мейсон расхохотался:

– Такового не имеется. Не будь рабыней условностей, Делла. Почему мы не можем иметь убийство без клиента?

– Невыгодно.

– Да, конечно. В этом ты права. Передай-ка Полу Дрейку, чтобы он принимался за дело, связался с ребятами из газеты и постарался побольше выяснить про убийство Милфилда.

– Шеф, – запротестовала она, – я должна знать какое-то имя, хотя бы для того, чтобы оформить свой гроссбух.

– О’кей, пусть нашим клиентом будет миссис Кингсмен.

– Что именно Дрейк должен выяснить об этом убийстве?

– Решительно все. Ты сходи перекуси, а я скоро подъеду.

Мейсон поймал такси, приехал в офис и обнаружил, что Делла Стрит его дожидается.

– Хелло! – удивился адвокат. – Я был уверен, что ты ушла на ленч.

– Я уже совсем было собралась, когда увидела хорошо одетую молодую женщину, отчаянно пытающуюся проникнуть в ваш офис. Я ее пожалела и объяснила, что вас не будет до утра понедельника. Она и без того была бледной как мел, а тут пришла в такое отчаяние, что только могла без конца повторять, что ей необходимо с вами увидеться.

Мейсон нахмурился:

– Сейчас у меня нет времени кого-либо принимать. Прежде всего – дело об убийстве Милфилда. Его жена была…

– Молодую женщину, – прервала его Делла Стрит, – зовут Кэрол Бербенк.

– Мне безразлично, кто она такая… Погоди! Ты сказала – Бербенк?

Делла Стрит кивнула.

– Она имеет какое-то отношение к тому Бербенку из каракулевой компании?

– Возможно. Поэтому я ее и впустила.

Мейсон присвистнул.

– Поговорим с Кэрол Бербенк, – сказал он. – Она взволнована?

– Не то слово. Она в отчаянии.

– Так она сейчас в офисе?

Делла молча кивнула.

– О’кей, отправляйся к Полу Дрейку. Сообщи ему об убийстве Милфилда, а также о том, что полиция об этом знает. Он сумеет раскопать для меня подробности. Пускай немедленно займется именно этим, остальное может подождать. Пока ты будешь у него, я выясню, связана ли эта Кэрол Бербенк с тем Бербенком, который нас интересует.

Делла Стрит побежала по коридору, ее каблучки четко отстукивали в субботней тишине здания. Мейсон же прошел через правовую библиотеку в приемную.

Кэрол Бербенк сидела в напряженной позе, крепко сжав колени. Ее лицо походило на застывшую белую маску, на которой выделялись лишь подмазанные красным губы.

Она вздрогнула, когда Мейсон вошел. Это показывало состояние ее нервной системы. Большие глаза впились в Мейсона. В них не было паники, разве что капелька страха. А так – твердая решимость.

– Мистер Мейсон?

– К вашим услугам.

– Как я понимаю, вы вчера занимались дорожно-транспортным происшествием, в котором участвовал грузовик «Скиннер-Хиллзской каракулевой компании»?

– Совершенно верно.

– Мой отец считает, что вы все уладили очень быстро и эффективно.

– Благодарю вас.

– Он сказал, что, если у нас когда-нибудь будут неприятности, было бы желательно иметь вас на нашей стороне.

– Ваш отец имеет какое-то отношение к компании каракулевых овец? Или как она в точности называется?

– Лишь косвенное.

– Его имя?

– Роджер Бербенк.

– И, как я понимаю, у вас возникли неприятности?

– Мистер Милфилд, партнер моего отца, был убит на борту папиной яхты.

– Вот как! И что вы хотите от меня?

– У моего отца особое, я бы даже сказала, сомнительное или ненадежное положение. Я хочу, чтобы вы ему помогли.

– Он находился на борту яхты в момент убийства?

– Господи, нет! В этом и заключается основная трудность. Он хотел, чтобы все считали, что он находится на яхте. На самом деле его там не было.

– Где он сейчас?

– Я не знаю.

Мейсон заговорил осторожно:

– Прежде чем вы мне что-либо сообщите, мисс Бербенк, я хочу вас предупредить, что едва ли смогу представлять вашего отца.

– Почему?

– У меня противоположные интересы.

– В каком смысле?

– Аделаиды Кингсмен, законной владелицы восьмидесяти акров земли, которые…

– На самом деле этим участком владеет Фрэнк Палермо! – прервала его она.

– Сожалею, но вы ошибаетесь.

– Он же ею пользуется!

– Вот именно, по контракту о продаже. Но контракт давно утратил силу. Палермо владеет этой землей свыше пяти лет.

– Правильно, именно по этому контракту. – Она с минуту колебалась. – Сколько вы хотите? – спросила она наконец.

– Много.

– Как пастбище для овец, мистер Мейсон, это…

– …практически непригодная земля, – прервал ее Мейсон. – Но как нефтеносный участок ценится очень дорого.

– Кто говорит о нефти?

– Я.

Вся она напряглась.

– Боюсь, я не улавливаю связи.

– Аделаида Кингсмен, – отчеканил Мейсон, – желает получить сто тысяч долларов наличными за свою собственность.

– Но это же абсурд, мистер Мейсон! Это даже не смешно!

– Вот поэтому, – продолжал невозмутимо адвокат, – я боюсь, что не смогу представлять вашего отца.

Она прикусила губу.

– Такая цена абсолютно неоправданна! Мистер Мейсон, уверяю вас…

Тот весело ответил:

– Сожалею… Вы сказали, что ищете адвоката, который взялся бы представлять вашего отца? Но ведь сегодня суббота, так что едва ли вам удастся найти…

– Мы хотим только вас, мистер Мейсон!

– Вы сами понимаете, что с моей стороны было бы крайне неэтично согласиться на ваше предложение, поскольку я имею…

– Послушайте, договоримся таким образом. Если вы будете представлять моего отца, вы сможете заниматься и вопросом собственности этой Кингсмен, а когда встретитесь с отцом, уверена, вы с ним обо всем договоритесь. Поторгуетесь, так сказать…

– Договориться будет непросто.

– Ничего, договоритесь.

– Вы имеете право решать за своего отца?

– Да… в экстренных случаях вроде этого. Я знаю, что он со мной согласится.

Мейсон поднялся.

– Мне бы не хотелось, чтобы в этом вопросе оставались какие-то неясности или недопонятость.

– Не сомневайтесь, ничего такого не будет.

– Так что же вы хотите? Что я должен сделать?

– Я хочу, чтобы вы отправились вместе со мной к отцу. Нам необходимо его увидеть.

– Чем он занимается?

– Он работает над чем-то настолько важным, что требует абсолютной секретности. Никому не разрешается знать, что именно он делает и где находится… Вы представляете, в каком положении он из-за этого оказался?

– Вы имеете в виду убийство?

– Ну да. Фреда Милфилда убили на его яхте. Обычно каждую пятницу отец уходит на яхте и бросает якорь где-то в устье реки. Так он привык отдыхать. В эту пятницу он, как всегда, поставил яхту на якорь, но сам там не остался.

– Вы знаете, где он находится?

– Более или менее представляю. Надеюсь, что сумею его отыскать. И мы должны там оказаться раньше полиции. Надеюсь, вы понимаете, мистер Мейсон?

– Нет, не понимаю. Почему?

– Чтобы сообщить ему о случившемся.

– Это сообщит ему и полиция.

– Но они сначала вынудят его сделать необдуманные заявления.

– Какие, например?

– Неужели вы не понимаете, мистер Мейсон? Отец работает над чем-то настолько важным, что без колебаний угодит в первую же ловушку, которую они ему подстроят!

– Вы имеете в виду, что он поклянется, будто находился на яхте как раз в то время, когда было совершено убийство?

– Именно так.

– А если мы приедем к нему раньше полиции?

– Тогда мы успеем ему объяснить, что к чему.

– Ну и что?

– У него будет возможность обдумать, что он может сказать полиции.

– То есть придумать правдоподобную ложь?

– Нет, конечно. Он им скажет правду, но, скорее всего, не полностью…

– Думается, мне все же необходимо знать больше о вашем отце. Чем он все-таки занимается?

– Это имеет какое-то отношение к политической ситуации. Кажется, они хотят свалить какую-то крупную фигуру в нефтяной промышленности. Отец закладывает фундамент. Вы понимаете, это было бы равносильно самоубийству, если бы все выплыло наружу до того, как планы будут детально разработаны.

– Понятно.

– Так что нам необходимо срочно его разыскать.

Пальцы Мейсона стали выстукивать какой-то мотивчик на крышке стола.

– Но вам придется работать значительно больше, чем мне. Кстати, каков мой статус?

– Вы должны защищать интересы моего отца.

– И только?

– Ну, можно сказать, что вы будете действовать в качестве семейного поверенного.

– Что мы конкретно собираемся предпринять?

– Поедем по разным местам.

Она посмотрела на свои часики.

– Когда я вернусь?

– После того, как мы отыщем отца.

Мейсон прошел в свой кабинет за пальто и шляпой, достал их из стенного шкафа и повернулся к Кэрол Бербенк:

– Вы готовы?

Она опять бросила взгляд на часы, хотела было что-то сказать, но передумала, ограничившись простым «да».

Когда они проходили мимо детективного агентства Дрейка, Мейсон приоткрыл дверь и позвал:

– Делла!

Делла Стрит показалась в коридоре. Мейсон подмигнул левым глазом:

– Я уезжаю. Отправляйтесь перекусить. Меня не ждите.

– Когда вы вернетесь, шеф?

Ей ответила Кэрол Бербенк:

– Сейчас это трудно сказать.


Глава 3 | Дело об искривленной свече | Глава 5